Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Таверна. Флуд Менестрельский » Библиотека клейморского замка


Библиотека клейморского замка

Сообщений 21 страница 40 из 55

1

http://s5.uploads.ru/guODw.jpg

21

- Вы не можете... Я дворянин!
Батори усмехнулся
- Я помню. Похоже, тебя никогда не секли в детстве, малыш...
Действительно, было похоже, что плеть никогда не касалась этого тела. Тем лучше... Первый раз - всегда первый раз...
Опустив ладонь на бедро юноши, рывком развернул его на зазвеневших цепях так, чтобы было удобней. Отступил назад и, размахнувшись, не слишком сильно, но чувствительно, на пробу, ударил его по спине. Жесткие хвосты плети на одно мгновение обвили ребра, оставив на них несколько красноватых полос.
Оставшись доволен результатом, Батори перехватил поудобней плеть и принялся бить, соизмеряя силу, нанося новые удары через равные промежутки, давая смертному маленькую передышку и тут же причиняя новую боль. На двадцатом он остановился. Спина юноши пылала, словно большой ожог, так что прикосновение ладони вампира должно было казаться болезненным и охлаждающим одновременно.
Убрав руку, Анджей обошел своего пленника кругом и сжав его подбородок, c усмешкой вздернул его голову вверх.
- Смертные такие хрупкие... Живы, Эдвард? Я могу продолжать?

22

- Я помню. Похоже, тебя никогда не секли в детстве, малыш...
От снисходительного "малыш" Эдвард дернулся, края кандалов тут же не преминули наказать за эту вольность, сильнее врезавшись в тело, Батори был прав, никогда не секли. Фонтейн дорого был готов в данный момент заплатить за то, чтоб все так и осталось как прежде. Вот только в это "дорого" не входило просить снисхождения у Батори. Первая боль, почувствованная Эдом была не от плети, а от собственных зубов вцепившихся в губу, и очень вовремя, потому что, боль в спине заставила вздрогнуть и если бы не предусмотрительность, то крик бы не заставил себя ждать. Рассел сильнее сцепил зубы и попытался ухватиться за собственные путы, ища там поддержку и опору. С каждым новым ударом молчать становилось все труднее и труднее, но маркиз был упрям, по ица стекал пот, смешиваясь со слезами, стекавшими из глаз, и с ними Эдвард ничего не мог поделать, и это осознание собственного бессилия перед своим организмом, заставляло сильнее держаться, он уже пытался увернуться от жалившей его плети, но получалось только хуже. Наконец наступила передышка, и Фонтейн облегченно перевел дух, мысленно поздравив себя с победой. Ему удалось выдержать эту пытку, выдержать и не кричать, чтоб там себе вампир не воображал. И даже новая боль от рук Батори не погасила триумфа, она была куда слабже, чем от плетей.
Эдвард прямо встретил взгляд, и тут же, дернул подбородком, силясь вырваться из сильных пальцев вампира, когда он понял, что тот не собирался на этом останавливаться. Рассел задыхался от боли и негодования, но подобную насмешки над собой не мог просто так пропустить.
- Разве я могу Вам помешать? Тем более, скованный. - Фонтейн исхитрился не выдать отчаяния, овладевшего им, и брошенные слова из-за запальчивости молодого человека могли показаться вызовом, хотя им и не являлись.

23

- Разве я могу Вам помешать? Тем более, скованный.
Вампир улыбнулся, следя за тем, как злость и бессилие борятся в голове молодого маркиза, ища выход, и находя его только в слезах.
- А вы думаете, что слабые руки смертного могут чем-то мне навредить, Эдвард?
Батори взялся ладонью за одну из цепей, свисающих прямо перед глазами  Фонтейна и сдавил, сминая порыжевший металл. Одно из звеньев сломалось и обрывок цепи, звеня, упал на каменный пол.
- Так мы можем продолжить или вы все поняли и готовы просить сделать вам скидку на первый раз? Если Эдвард Рассел попросит меня о милости, возможно я соглашусь. Но, думаю, нет... пока вы еще не готовы...
Анджей обошел молодого маркиза кругом, неторопливо касаясь рукой живота, спины, ребер - всех мест, где плеть оставила след. Остановившись позади него, опустил руку вниз, скользнув пальцами под пояс брюк, обвел бедро и задержал горячую ладонь на сжавшихся ягодицах. Клыки вампира прохладно касались уха и шеи, действуя одновременно и на страх, и на более глубинные чувства. Дыхание овеяло щеку теплом.
- Еще раз спрашиваю вас, Эдвард. Мне продолжать?

24

А вы думаете, что слабые руки смертного могут чем-то мне навредить, Эдвард?
Маркиз побледнел, приобретая нездоровый серый цвет лица. Увидев что руки вампира сделали с металлом он живо представил что было бы с ним, если бы этот мерзавец был его в полную силу. От этого понимания вмиг горло пересохло окончательно, и то, что рот был полон крови из прокушенных губ никак не могло помочь.
- Так мы можем продолжить или вы все поняли и готовы просить сделать вам скидку на первый раз? Если Эдвард Рассел попросит меня о милости, возможно я соглашусь. Но, думаю, нет... пока вы еще не готовы...
Слова "просить милости" мгновенно придали сил Эдварду у он вскинулся и дернул головой. Движение тут же отдалось болью, он пронзил вампира взглядом, словно это был клинок.
И тут же пожалел об этом, потому что прикосновения рук вампира хоть и не приносили той боли, что приносила плеть несколько минут назад, но все же это была боль, но не столько она вызывала острейшее беспокойство молодого мужчины, наоборот, это в данный момент его волновало меньше всего. Движения Батори были расчетливо умелыми,  он знал что делает, вызывая состояние близкое к панике.
- Еще раз спрашиваю вас, Эдвард. Мне продолжать?
Говорить мешало пересохшее гордо, и Рассел понял, что просто ничего не может сказать. И был даже рад этому, потому что был уже почти готов принять все условия Батори, готов был умолять его и сам просить дать становление, вот только в то же самое время не был готов. Ему теперь казалась смерть едва ли не единственный выход после такого унижения, когда его как нашкодившего мальчишку высекли. А потом еще и... Что там пытался намекнуть своими действиями Рассел понял, но продолжал с упорством барана гнать очевидное от себя прочь. Он не в силах ничего сказать отчаянно замотал головой. И даже выдавил из себя хриплое "Нет". Но он и сам не мог понять, это было "Нет, не надо продолжать." Или  "Нет, маркиз Фонтейн не будет унижаться и просить милостей."  На миг взгляды Рассела и Батори встретились, и Эдвард тут же опустил взгляд, понимая, что вампир без проблем разглядит в них и страх и мольбу.

25

http://s5.uploads.ru/guODw.jpg

26

Вернувшись от Морана, Анджей ушел в библиотеку и на нкоторое время заперся там напару с Хьюго. Через несколько дней должна была состояться так называемая казнь, вернее то, чем они собирались ее заменить. Правда о том, что преступникам вместо топора светит помилование, знали лишь очень немногие. Впрочем, ни Анджей, ни Моран не собирались слишком играть в благородство и собирались сделать экзекуцию максимально жестокой. Этого же требовали и оба клана. Смертных в таких случаях, как обычно, не принимали в расчет.
Закончив свои дела с Хьюго Батори затребовал обед на двоих прямо в библиотеку и велел разыскать Фонтейна, предупредив его, что лорду требуется его кровь. Вскорости принесли обед, а на вопрос о Фонтейне растерянный слуга лишь развел руки... "Ищут..."

27

Эдвард в гостиной задремал, ухитрившись устроиться на кресле так, что его не было видно. Дважды дверь в комнату открывали, осматривали ее и... закрывали. Здесь не было признаков жизни, камин не горел, как и свет, в комнате было прохладно и не уютно было бы даже вампиру, тем более, смертному.
Охрану подняли на ноги, последним, как выяснилось, маркиза видел Хьюго, более двух часов назад. В подвалах. Их снова обыскали. Обыскали комнаты прислуги, особенно, комнаты девчушки, в обществе которой видели пропажу. Сад тоже тщательно обыскали.
Рассел проснулся именно из-за того, что в комнате стало за прошедшие часы еще холоднее. Молодой человек сонно протер глаза, поежился. На столе стоял кувшин, утолив жажду, он вышел в коридор и нарвался на охрану. Недоумение вампира было столь велико, что тут же передалось Эдварду.
- Да, пропасть тебя забери! Мы с ног сбились, разыскивая тебя! - Охранник был в ярости, он схватил юношу и поволок по коридору, а затем втолкнул его в библиотеку. Эд был слишком дезориентирован чтобы сопротивляться, от толчка он рухнул на пол к ногам Батори. Гнев стражника напугал Рассела, но он старался не показывать его, а просто поднял лицо, помятое со сна, со следами смятой диванной подушки и недоуменно посмотрел на Батори.
- Милорд? - Голос Эда был хриплым, и от того, что он еще не проснулся и от страха. Стоять вот так на коленях было неуютно, но Фонтейн был слишком напуган напором вампира-охранника и не рискнул подниматься без разрешения.

28

К Батори дважды заходили сообщить, что маркиза Фонтейна все еще ищут. Анджей снова углублялся в свои бумаги, а когда пропажу наконец разыскали и не слишком вежливо доставили к нему, рассмеялся, кивнул охраннику и, отложив папку, взглянул на доставленного таким своеобразным способом маркиза.
- Чего же вы так испугались, Эдвард, что мои люди с ног сбились, разыскивая вас по всему замку? Я сказал им, что мне нужна ваша кровь. Смотрите... В следующий раз, будете прятаться, мои вампиры поймают и выцедят из вас все до капли... Поднимайтесь и идите сюда. Пообедайте со мной. А о крови поговорим позже).

29

- Чего же вы так испугались, Эдвард, что мои люди с ног сбились, разыскивая вас по всему замку? Я сказал им, что мне нужна ваша кровь. Смотрите... В следующий раз, будете прятаться, мои вампиры поймают и выцедят из вас все до капли... Поднимайтесь и идите сюда. Пообедайте со мной. А о крови поговорим позже
- Но, я не прятался! - Тут же возмутился Рассел, поднимаясь на ноги, - А испугаться тут было чего...
Маркиз бросил через плечо взгляд на закрывшуюся за охранником дверь. От обеда он и не подумал отказываться.
- Спасибо, милорд. - Эдвард почувствовал что голоден. Тот пирог уже, казалось, был вчера, а если вампиру нужна кровь... или... в любом случае, лучше было как следует насытиться. Рассел устроился за столом и вопросительно посмотрел на Анджея. Вряд ли тот пригласил его просто для компании.

30

Вампир внимательно посмотрел на маркиза. Тот действительно был сильно испуган. Анджей успокаивающе улыбнулся и приглашающим жестом указал на уставленный закусками стол.
- Угощайтесь. Надеюсь, вы умеете обслуживать сами себя? Слуг здесь, как видите, нет...
Юноша точно был не в себе. Батори подумал было, что его испугал охранник, но похоже этот страх шел из другого источника и очевидно следовало его нащупать.
Показывая пример молодому маркизу, Батори положил себе на тарелку холодное мясо и сам откупорил бутылку вина, плеснул немного себе в бокал, пристально наблюдая за молодым человеком.
- Ну а теперь расскажите мне, чего же вы так испугались? Неужели действительно необходимостью подставить лорду Батори шею? - вампир насмешливо улыбался, разглядывая мальчишку сквозь тонкое, покрытое легкой вязью, стекло, - Я же знаю, что вас это заводит. Пусть даже и против воли...

31

- Угощайтесь. Надеюсь, вы умеете обслуживать сами себя? Слуг здесь, как видите, нет...
- Конечно, милорд. - Эдварда нисколько не смущала необходимость налить себе вина или положить в тарелку гарнир. Наоборот, отсутствие посторонних успокаивало. Эдвард даже мысленно усмехнулся, осознав, что чувствует себя спокойнее в компании Батори, особенно, наедине с ним.
- Ну а теперь расскажите мне, чего же вы так испугались? Неужели действительно необходимостью подставить лорду Батори шею?
- Да, нет... - Несколько озадаченно ответил маркиз. Батори был прав, может, его и не заводила необходимость отдавать кровь, но... что-то в процессе было, что заставляло кровь бежать по венам быстрее. Скорее всего дело было в вампирьих штучках и сейчас Лорд просто издевался над ним, но заострять внимание на этом не хотелось. Рассел задумался. Он, и правда, был на взводе. Конечно, слуга напугал, но... его поведение просто упало на благодатную почву. Эдвард был готов пугаться. Ему хватило просто мелочи, чтоб прийти в ужас. - Не необходимость... И даже не этот неотесанный бол... Ваш слуга. Нет, пожалуй... пожалуй, меня напугали сегодняшние встречи. Беседа с Вами... Явление Морана... беседа с Хьюго...
И не смотря на страх, Эд улыбнулся. Он вспомнил в череде этих мрачных личностей небольшой просвет - девчушка, запуганная еще больше, чем он, но готовая броситься на помощь, накормить страждущего.

32

Вампир внимательно наблюдал за молодым человеком, а затем отставил бокал.
- Мне кажется, я знаю истинную причину вашего страха. Все то, что вы перечислили, возможно, и является раздражающим фактором, но не до такой степени, чтобы кого-то так напугать. Вы постоянно думаете о предстоящей экзекуции и это вас выбивает из колеи? Я прав, юноша?
Вампир покачал головой, поднялся и, обойдя стол, оказался за креслом маркиза.
- Знаете, Эдвард, я не большой любитель утешать тех, кто несет заслуженное наказание, но очень советую взять себя в руки и думать не о наказании, а о том, как вы собираетесь жить после него...

33

Эдвард поковырялся вилкой в овощах, запах от них шел отменный, но... аппетит пропал, молодой человек с силой запихал в себе немного и отложил вилку. Вино пошло лучше. Маркиз не торопился отвечать, он думал, потом покачал головой.
- Пожалуй, в этот раз Вы не правы... - Эдвард отпил вина, он медлил не потому что не знал что сказать, но подбирал слова. Слишком все было... неправильным и непривычным. То, что с ним сейчас происходило, Фонтейн не мог себе предположить даже в самом страшном сне, а это был отнюдь не кошмарный сон,  от которого можно очнуться и оказаться в своей постели. - Как раз именно это самое "после" и пугает меня больше всего. Экзекуция это... период боли и унижения на потеху толпе, брошенная им кость. Да, не скрою, она меня пугает, но куда меньше, чем мое так называемое будущее.

34

Анджей облокотился на кресло Фонтейна и, улыбаясь, несильно стиснул его плечо.
- Что же именно пугает вас в этом будущем? Что вас будут использовать, как раба? Скажите, Эдвард, сколько раз вы уже пожалели о том, что не захотели стать моим потомком и устроили тот демонстративный демарш?  Даже если бы я мог простить вам это и ваш последующий бунт, мне сложно извинить вас за откровенное пренебрежение моим кланом. И если вы хотите в будущем жить спокойно, вам стоит искупить вашу вину. Как, я пока еще не решил. Попробуйте начать с малого. Например, с вашей крови. Каждый раз, когда я беру ее, вы делаете такое лицо, словно имеете дело с насильником и убийцей. Попробуйте поступать по-другому. Пусть это будет первым шагом на пути примирения и последующей вашей спокойной жизни...

35

Эдвард напрягся под рукой вампира, но не шелохнулся, а это напряжение помогло не выдать себя, когда он услышал слова Батори: - Что же именно пугает вас в этом будущем? Что вас будут использовать, как раба? Одно упоминание о такой участи могло заставить молодого человека вспылить. Но он лишь еще сильнее окаменел. Близость Лорда вампиров сейчас заставляла паниковать, отнюдь не потому что тот мог впиться клыками в шею. И, правда, это такая мелочь на фоне прочих неприятностей. Подумаешь, короткий укол, легкая вспышка боли и... И странное ощущение от всех этих вампирских штучек.
Скажите, Эдвард, сколько раз вы уже пожалели о том, что не захотели стать моим потомком и устроили тот демонстративный демарш?  Даже если бы я мог простить вам это и ваш последующий бунт, мне сложно извинить вас за откровенное пренебрежение моим кланом.
Маркиз заставил себя успокоиться и погасил готовую прорваться наружу вспышку гнева и возмущения. То есть им, кровососам, можно пренебрегать нами, а нам - нет, за это, видите ль, наказывают! Эти мысли остались при Эдварде, как и признание что жалел он постоянно.
И если вы хотите в будущем жить спокойно, вам стоит искупить вашу вину. Как, я пока еще не решил. Попробуйте начать с малого. Например, с вашей крови. Каждый раз, когда я беру ее, вы делаете такое лицо, словно имеете дело с насильником и убийцей. Попробуйте поступать по-другому. Пусть это будет первым шагом на пути примирения и последующей вашей спокойной жизни...
Маркиз резко развернулся на стуле, рука вампира, закономерно, слетела с его плеча. Целью Эда не было скинуть ее, а повернуться так, чтоб было видно лицо Батори.
- Вы хотели знать как часть я жалел? Да, да, черт возьми, жалел. И сейчас жалею. Нет не потому что жажду стать Вашим потомком или одним из вас. - Рассел на миг закусил губу, справляясь с собой и заставляя себя продолжить не самое простое признание. - Что касается демарша... А не было его. Просто я не мог поступить иначе. Да, я помог своим приятелям, но иначе... иначе проще было бы сразу пустить пулю в висок, не дожидаясь пока это сделают люди Морана. И... знаете, Батори, я в чем-то даже завидую им... Генри и прочим... Им будет проще выдержать эту пародию на казнь. Они продолжают верить. А я...
Снова пришлось сделать передышку, Эдвард отпил вина, справляясь с волнением и заставляя себя успокоиться, потому что слышал как в его голосе появились истерические нотки. Не хватало еще этого!
- А я потерял все. Идею. Друзей. Себя. Вот цена Вашего предложения, милорд. И... того, что Вы передумали. Так какое у меня может быть лицо? Полное радости? Учитывая, какое теперь будущее Вы мне напророчили. Раб... Слово-то какое...
Рассел снова сделал глубокий вдох и следом большой глоток вина.
- Давайте попробуем поговорить на чистоту, Лорд Батори. - Юноша допил остатки и отставил бокал, боясь, что не справится с руками и хрусталь разлетится в пальцах. - Нет, это не ультиматум, прошу Вас понять это. Это... реальность. Рабом я не буду. Лгать Вам, изворачиваться, пресмыкаясь и играя что-то, пытаясь вымолить поблажки... могу, но не хочу. Это почти тоже самое, только без рабского клейма и ошейника. Вы можете предложить альтернативу?
Фонтейн смотрел прямо в лицо Батори, он успокоился, переживания остались где-то в стороне, они вернутся, но сейчас им было не место, надо было решить ситуацию. И помочь мог только этот вот вампир.
- А со своей стороны... Моя кровь? Да, она полностью в Вашем распоряжении. - Эдвард не отводил взгляда от лица Батори.

36

Эдвард резко обернулся, скинув с плеча руку лорда. Батори нахмурился, но помолчал, слушая горячие оьъяснения молодого маркиза. А потом на его лице заиграла улыбка.
- Я рад, что вы расстались со своей разрушительной идеей, но вы зря думаете, что остальные сохранили свои прежние фантазии о смене власти. Могу поручиться, что ваши друзья ближайшие пару десятков лет и думать забудут о каком бы то ни было бунте. Палачи Морана умеют работать с буйными головами и я этому очень рад. Не хотелось бы лишать жизни столько молодых глупцов, которых подвели безнаказанность и их шальной нрав. Что же касается вашего вопроса, юноша...
Батори укоризненно посмотрел на едва неразлетевшийся в руке мальчишки бокал и покачал головой.
- Предложить альтернативу? Нет, юноша, не предложу. Я мог бы сделать вас рабом, настоящим рабом клана после вашего отказа и уже несколько раз делал попытки облегчить вашу жизнь. А вы в результате оказались у Морана в Равелоне. Больше поблажек для вас не будет. Пусть все идет своим чередом. В конце недели вас ожидает экзекуция, а дальше.. Дальше посмотрим. Ведите себя достойно и я постараюсь пересмотреть свои намерения насчет вас. Будете непослушны, больше я вас не прощу...
Батори говорил, глядя в глаза. И совершенно точно не собирался его отпускать, потому что кровь смертного и он сам полностью принадлежали ему.
Церемониться вампир не стал. Маркиз не потрудился расстегнуть рубашку и Батори рванул ее у ворота, заставляя порваться тонкую ткань. Шея парня была открыта и клыки вампира жестко пронзили плоть. Выпив достаточно, чтобы утолить голод, он выпустил Фонтейна, давая ему снова упасть на стул.
- Скоро вы привыкнете и даже будете испытывать удовольствие от укуса. Впрочем... - усмехнулся вампир, что-то увидев в его глазах, -  Впрочем, уже...

37

- Я рад, что вы расстались со своей разрушительной идеей, но вы зря думаете, что остальные сохранили свои прежние фантазии о смене власти. Могу поручиться, что ваши друзья ближайшие пару десятков лет и думать забудут о каком бы то ни было бунте.
Эдвард не стал спорить и перебивать вампира. Дело было не в бунте, но сейчас это уже не имело никакого значения. Палачи Морана умеют работать с буйными головами и я этому очень рад. Не хотелось бы лишать жизни столько молодых глупцов, которых подвели безнаказанность и их шальной нрав. Что же касается вашего вопроса, юноша...
А вот с тем, что палачи в "Равелоне" знают свое дело спорить было бесполезно, оставалось только посочувствовать приятелям.
- Предложить альтернативу? Нет, юноша, не предложу. Я мог бы сделать вас рабом, настоящим рабом клана после вашего отказа и уже несколько раз делал попытки облегчить вашу жизнь. А вы в результате оказались у Морана в Равелоне.
Фонтейн  тяжело вздохнул и прикусил язык, заставляя себя не перебивать Батори. Взгляда он по-прежнему не отводил. Неужели, этот умный и рассудительный вампир, проживший не один человеческий срок не понимает, что он просто не мог поступить иначе? Он был обязан помочь Генри. Вне зависимости от того, что он уже сам думал об их идеях и планах. И вне зависимости от того, что понимал, что ничего не получится. Знал, понимал, но отвернуться от них не мог.
Больше поблажек для вас не будет. Пусть все идет своим чередом. В конце недели вас ожидает экзекуция, а дальше.. Дальше посмотрим. Ведите себя достойно и я постараюсь пересмотреть свои намерения насчет вас. Будете непослушны, больше я вас не прощу...
Маркиз особенно обрадовался тому, что вовремя отставил бокал, потому что сейчас от него точно ничего бы не осталось. Маркиз все-таки отвел взгляд и отвернулся. Незачем Батори было видеть боль и отчаяние, отразившиеся в глазах молодого человека.
Понадобились усилия, чтоб не шелохнуться, когда вампир рванул ворот, обнажая шею Эдварда. Но тот был достаточно упрям, чтоб выдержать это, ни на миллиметр не отстранился ни в этот миг, ни в следующий, когда клыки прорвали кожу на шее. Только вновь поднял голову и посмотрел на вампира, оказавшись опять на своем стуле.
- Скоро вы привыкнете и даже будете испытывать удовольствие от укуса. Впрочем... Впрочем, уже...
- Да, милорд, Вы правы. - Поторопился ответить маркиз с максимальной покорностью, которую смог из себя выдавить. Действительно, если не сопротивляться ни физически, ни этим вампирским замашкам, дать им достигнуть своей цели, то ощущения, на самом деле, приятные. А вот то, что осознание этого факта, маркиза способно было довести до белого каления, тот счел разумным оставить при себе, не дал злости прорваться наружу. Батори намекнул на шанс. И Эдвард собирался им воспользоваться. А если обманет... Ну, что же, последний выход у него будет всегда. Главное, не сорваться! Анджею нужена послушная игрушка? Что же, он ее получит.

38

- Прав? В чем?
Насытившийся вампир смотрел на молодого маркиза изучающе. Подцепил пальцами его подбородок и не дал отвести глаза.
- В том, что вы чувствуете волнение от укуса, что боль перестает быть просто болью, а ваше тело требует большего? Что же в этом плохого? Чего вы боитесь, Эдвард? Почему пытаетесь защищаться?
Батори тронул юношу за плечо, вынуждая его подняться и повернуться к нему. Смертный стоял прижатый к столу, а Батори, не отпуская взглядом взгляд юноши, спокойно расстегнул его рубаху и бесцеремонно выдернул ее из брюк. Прошелся рукой по смуглому торсу, внимательно следя за реакцией парня. Эдвард пытался бороться с собой и прилагал все силы, чтобы сдержаться. Напряженные мышцы и прерывистое дыхание выдавали его с головой.
- Хорошо, что я не вернул вас вашему бывшему лорду, маркиз де Фонтейн. Боюсь он не стал бы церемониться с вами так, как это делаю я. Риккардо быстро вошел во вкус свалившейся на него власти и вероятней всего начал бы появлять это на вас. Когда вы решались на бунт, Эдвард, какая часть вашей неприязни была направлена на Риккардо за то, что он отдал вас мне, как какую-то вещь?
Батори улыбнулся, явно ожидая ответа, но не прекратив касаться тела юноши, опуская руку и переходя к ласкам более интимным...

39

- Прав? В чем? В том, что вы чувствуете волнение от укуса, что боль перестает быть просто болью, а ваше тело требует большего? Что же в этом плохого? Чего вы боитесь, Эдвард? Почему пытаетесь защищаться?
Эдварду очень хотелось отвести взгляд, а лучше, и вовсе отвернуться, но он смотрел в лицо Батори и негромко отвечал ему.
- Плохо в этом то, что это не мои желания, а Ваши, милорд. То есть.. я хотел сказать... - Молодой человек запнулся, понимая, что его слова могут быть неверно истолкованы и теперь лихорадочно подбирал слова. - То есть, плохо не то, что они Ваши, а то, что не мои. Не важно чьи, но они... навязаны мне... Простите милорд....
Эдвард все же ухитрился опустить взгляд ненадолго, но закончив говорить, юноша уже снова смотрел в глаза Анджею.
- Мне сложно привыкнуть к этому, но я пытаюсь... - И словно, в подтверждение своих слов, не пошевелился, пока вампир разбирался с рубашкой, только вцепился пальцами в край столешницы, к которой прижимал его Батори.
- Хорошо, что я не вернул вас вашему бывшему лорду, маркиз де Фонтейн. Боюсь он не стал бы церемониться с вами так, как это делаю я. Риккардо быстро вошел во вкус свалившейся на него власти и вероятней всего начал бы появлять это на вас. Когда вы решались на бунт, Эдвард, какая часть вашей неприязни была направлена на Риккардо за то, что он отдал вас мне, как какую-то вещь?
Эдвард по-прежнему не шевелился и не отводил взгляда, позволяя делать с собой все, что хочется Анджею, хотя ему приходилось прилагать немало усилий, чтоб не дернуться прочь, отстраниться или, и вовсе, сбежать.
- Я ненавижу его. - Спокойно ответил Фонтейн,  не пытаясь анализировать, бунт они начали планировать, когда у власти еще был старший Тальен, но старый лорд был Расселу просто неприятен и являлся лишь докучливой помехой на пути, а вот Риккардо... этого выскочку маркиз ненавидел всеми фибрами своей души. Губы молодой человека дрогнули и изогнулись в презрительной усмешке. Эдвард хотел промолчать, но не смог. - И презираю. Он смешон в своей ревности. А Вам я признателен, что бы не ждало меня здесь, это будет лучше, чем у этого... лорррррррда...
Пришлось сильнее сжать пальцы, потому что ненависть к выскочке оказалась катализатором к действиям Батори и тело ответило на них вполне определенно, и Эдвард тут же замолчав, прикусив язык.

40

- Плохо в этом то, что это не мои желания, а Ваши, милорд. То есть.. я хотел сказать...То есть, плохо не то, что они Ваши, а то, что не мои. Не важно чьи, но они... навязаны мне... Простите милорд... Мне сложно привыкнуть к этому, но я пытаюсь...
Фонтейн сбивался, нервничал и Анджею это было приятно. Во всяком случае показывало, что молодой человек не лжет.
- Видно, что вы воспитывались в богатстве и довольстве, Эдвард. Любой простолюдин даже не обратил бы внимания на подобные вещи, потому повиноваться их приучают с детства. Но если вас смущает не это, а реакции вашего тела, то в чем-то вы, разумеется правы. Но только отчасти, потому что сейчас я не применял свои возможности, чтобы привести вас к повиновению или же обольстить. Просто ваше тело лучше вас знает, что оно хочет. Оно не связано эмоциями, как связаны вы.
Признайтесь... Будь все иначе, вы и сейчас без всякой жалости прикончили бы меня...

Рука вампира опустилась к паху молодого человека и спокойно развязывала шнуровку, иногда сжимая откликающуюся на его действия плоть.
- Что же касается вашего бывшего лорда Риккардо...
- Я ненавижу его. И презираю. Он смешон в своей ревности. А Вам я признателен, что бы не ждало меня здесь, это будет лучше, чем у этого... лорррррррда...
- Признателен? Правда? Не торопитесь с такими признаниями, мой дорогой... Я думаю, будет правильно, если я вам расскажу... Лорд Тальен пытался защищать вас и ни за что не хотел отдавать. Но я хотел получить вас и поэтому  настоял на своем. Может быть, слишком грубо и жестко по отношению к этому мальчику, но настоял. Ему пришлось вас отдать. Так что жесткость иногда посто необходима. Со смертными...
Шнуровка была распущена и вампир резко развернул маркиза и с силой нагнул к столу. После относительно спокойного разговора его действия были похожи на нападение, но сколько бы смертный не сопротивлялся, хватка вампира была железной. Одним движением сдернув с мальчишки штаны, вампир грубо вошел, пригвождая маркиза к столу. Замер, давая ему привыкнуть к раздирающей боли внутри, и принялся неторопливо и методично вбивать в него напряженную плоть, внимательно следя за ним и готовясь жестко пресечь любую попытку бунта.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Таверна. Флуд Менестрельский » Библиотека клейморского замка