Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Долина Святых Камней. Флуд Менестрельский.


Долина Святых Камней. Флуд Менестрельский.

Сообщений 21 страница 40 из 66

21

Вот за что Кейрос не любил Морана, так это за его удивительный талант задевать его за живое. Так что вполне отчётливый оскал, лишь номинально замаскированный под улыбку в тон его издевательству волк продемонстрировал.

На счастье смертных, лорд Батори придержал Морана за шкирку, тем самым заставив и самого Кейроса уняться. Ох и много идиотских слов, которые были готовы сорваться с языка, удалось удержать. Он вообще не любил поступки и слова под влиянием эмоций, чревато.

— Не бойтесь. Пожалуйста, помогите мне...  Сварить вина с травами и специями, или налить душистого меда.

Много ли власти было у этой девушки, чтобы брать на себя смелость это утверждать, волк не знал. Впрочем, вампир поддержал, и тем самым поставил подтверждающую печать на просьбу женщины. Кейрос спокойно и очень медленно кивнул, давая понять запуганным смертным, что пока не стоит дёргаться. И вообще не стоит. Поскольку без шансов.

—  Благородным сэрам нечего беседовать стоя и хватаясь за оружие, верно...

— Здесь не бывают столь высокие гости, поэтому придётся культурно стоять, присесть некуда.

Кейрос покосился в сторону Морана, успевшего некультурно посидеть на столе.

— Ну что ж, Кейрос... вы нам обещали какой-то диковинный лесной мед. Попробуете уговорить хозяев им нас напоить?

Для начала, волк не обещал им мёда, но это, право слово, были уже такие мелочи. За такую малость, как сохранение жизни беглецам, Кейрос мог бы сейчас не только мёд пообещать.

В ответ на вопросительный взгляд Батори Кейрос шумно потянул носом воздух и покачал головой:

— Не моё, — он просто шагнул в сторону и бросил взгляд за окно, засёк буйные кудри и смешливо фыркнул. По пути взял хозяина этого временного убежища за плечо и подтолкнул вглубь хижины.

— Спокойно и без резких движений, достань кувшин из тех, что пару дней назад приносили, — он аккуратно провёл смертного мимо Морана так, чтобы оставаться между ними, нечего было зря пугать того, кто и так еле дышал.

— Понимаю, господин Моран, понимаю… Охота и всё такое, досадно оставлять своих без ого, чего они так хотят. Не хотите выйти и посмотреть, кто там прячется под окном? Я не могу, обещал побыть телохранителем лорда Батори и Эрин.

Саркастическую усмешку волк спрятал. Безуспешно. Как раз будет, куда поставить кувшин — смертный элементарно боялся приблизиться к столу, подступы к которому ему перекрывал не кто-нибудь, а Ангел Смерти.

Отредактировано Кейрос (Воскресенье, 28 сентября, 2014г. 22:52)

22

- Нет-нет, Энджел. Мы пришли сюда с миром и не собираемся проливать кровь. Мы не воюем с женщинами и детьми...
Лорд мог себе позволить считать этих смертных кем угодно и видеть в них женщин, детей, испуганных людишек, кого ему захочется. Это было право Великого Лорда. Как и помиловать их. А вот Моран мог видеть только преступника и семью, которых надлежало казнить. Однако, заступничество Лорда Вампиров дарило им надежду на помилование или на отсрочку приговора.
- Все в порядке, Кейрос... Господин Моран, как обычно, при исполнении, но на сегодня у него есть приказ отдыхать...Никто никого больше не будет пугать. -
В ответ на это стражник мог только поклониться Батори, благодаря за "выходной", а про себя подумал, что было бы неплохо, чтоб бы кто-то из этих трясущихся выродков все же попытался сбежать. Он-то "отдыхает", а вот его люди в лесу продолжают нести свою службу.
Менестрель бросилась к этим несчастным, торопясь встать между ними и Энджелом. Моран не пошевелился, чтоб прекратить ее самоуправство. Было очевидным, что что бы она сейчас не сделала, вампир встанет на ее сторону. И его в этом нельзя было винить. Моран понимал что будет дальше и только кивнул головой, когда Анджей высказался в поддержку ее слов и действий.
Затем речь зашла о каком-то меде и эти разговоры вызвали некоторое недоумение у стражника, но его это пока что не касалось, им виднее кого и чем поить.
— Понимаю, господин Моран, понимаю… Охота и всё такое, досадно оставлять своих без ого, чего они так хотят. Не хотите выйти и посмотреть, кто там прячется под окном? Я не могу, обещал побыть телохранителем лорда Батори и Эрин.
Чтооооооооооо? Брови Ангела Смерти дернулись и изогнулись придавая оборотню недоуменно-удивленное выражение. При делании он оставался невозмутимым не выражая никаких эмоций, а сейчас он и не пытался их скрывать. Наоборот продемонстрировал всем свое удивление, а затем и возмущение и негодование наглостью этого мерзавца, которому место а подвале на дыбе, но с которым вынужден считаться... пока. Ничего. Еще посмотрим что будет дальше, наглец. Ответишь за все. И за слова, и за дела и даже за мысли.
Моран посмотрел на Батори, а потом решительно, ничего не отвечая Кейросу вышел за дверь. Определить где там  "засада" было не сложно, рукой в грубой перчатке, предназначенной для верховой езды, оставшейся на левой руке, правая была снята чтоб ответить на рукопожатие Лорда Батори, оборотень сгреб рыжие кудри и вздернул девицу вверх и вместе с ее добычей втолкнул в хижину.
- Кажется к меду сегодня будет мясо. Слышал, что нежное мясо готовят как раз в меду и со специями. Сам, правда, ни разу не пробовал. Предпочитаю более традиционно приготовленное мясо. Но готов попробовать. -  Слова Морана могли быть восприняты двояко, учитывая, что все внимание было сосредоточено сейчас на девушке, которую оборотень втолкнул на центр комнаты. И сделав небольшую паузу, давая каждому достроить свои умозаключения относительно источника мяса, Моран выхватил из рук Сентии затихшего кролика и одним движением свернул ему голову и уже мертвое тело всунул в руки Кейросу, нехорошо ухмыляясь.
- Кажется, ты взялся обеспечивать гостей питьем и едой? Вот и займись. Это не потребует от тебя покидать жилище. - Энджел оставил Керому разбираться с кроликом, а Лорду - с нимфой, а сам решительно снова вышел прочь из хижины, вытолкнув впереди себя мужчину-беглеца, и не дав никому оспорить свои действия. Вернулись они довольно скоро, смертный сгибался под тяжестью нескольких пней, а Энджел нес в руках охапку сухих листьев. Задыхаясь и кряхтя мужчина уронил свою ношу и тут же спохватился и принялся их расставлять, а затем и устилать принесенной стражником травой.

23

- Абсолютно с вами согласин, Эрин. Воевать будем завтра, если придется. А сегодня мы все здесь гости и... надеемся на гостеприимство хозяев...
Ох, с какой нескрываемой благодарностью драконолюд сделала следующий вдох-выдох, мимолетно оборачиваясь на Анджея!
Спасибо. Даже если я чего-то, наверняка, не знаю... Спасибо.
Девушка намеренно успокаивающе обняла всхлипывающую женщину. Всего на какую-то долю минуты, но это, плюс самый мягкий, самый бархатный шепот, призывающий взять в себя в руки, да так и обволакивающий уши... Этого будет достаточно, чтобы напрочь задушить истерику. Неважно, в чем увидит спасение эта смертная, и увидит ли она его вообще - но немного лучше и легче ей станет. К тому же, "лесной волк", определенно, старался подать им примерно те же знаки. О том же. Чтоб без чрезмерного страха и глупостей, и вообще...
— Здесь не бывают столь высокие гости, поэтому придётся культурно стоять, присесть некуда.
Серьезно?! Слушай, телохранитель... Специально, что ли?
Валлирийка недоумевающе скользнула взглядом по оборотню. Хотя... Вероятно, его ирония не предназначалась никому, кроме мистера Морана. Потому как... Эхм. Тушка здоровенного мужика, действительно, являла собой самое что ни есть практическое препятствие для любых манипуляций относительно единственного стола в данном помещении.
Между тем, пока мужчины продолжали играть в "обмен любезностями", выяснилось - видимо, для полного счастья - что снаружи кто-то есть, и этот кто-то не то следит, не то подглядывает. Впрочем, на этот счет оставалось только ждать, что будет дальше, попутно разбирая нехитрый скарб этой хижины вместе с... Видимо, временной хозяйкой этого жилья.
- Кажется к меду сегодня будет мясо. Слышал, что нежное мясо готовят как раз в меду и со специями. Сам, правда, ни разу не пробовал. Предпочитаю более традиционно приготовленное мясо. Но готов попробовать. Кажется, ты взялся обеспечивать гостей питьем и едой? Вот и займись. Это не потребует от тебя покидать жилище.
Эрин совершенно обалдевше подтолкнула мальчишку-крестьянина к Кейросу, дабы тот забрал кролика. Причем, сделала она это на автомате, из чистой логичности действий - сама она взирала на сцену с участием рыжей "шпионки" исключительно удивленно.
- Однако...
А с напитками-то надо поторопиться. Что ж все так... Не слава этому их местному богу!

24

Синтия только и успела испуганно вскрикнуть, прижать к себе не менее испуганного кролика. Трудно было определить кто из двоих наяда или ушастый зверек успел уронить сердце в пятки из-за столь неожиданного разоблачения. Думала же, что оставалась незамеченной, а вот те на, раскрыли, а потом еще не щадя оторвали от земли, да втолкнули внутрь.
- Больно сеньор, за что?
Так вот чей это бы силок? Вот же дура, нашла кого обворовывать! А испугалась надо сказать не на шутку, чуяла же, что поймал ее далеко не человек, а оборотень, да еще старик поди, а с такими шутки плохи.
- Кажется к меду сегодня будет мясо. Слышал, что нежное мясо готовят как раз в меду и со специями. Сам, правда, ни разу не пробовал. Предпочитаю более традиционно приготовленное мясо. Но готов попробовать.
Упоминание же о мясе приготовленном в меду и вовсе заставило побледнеть и без того не блещущую загаром Синтию. Непроизвольно попятившись назад от напугавшего ее зверя обряженного в человеческие одежды, медленно, как если бы видела перед собой ядовитую гадину. Дичь украденная из чужого силка похоже тоже не смела пискнуть, даже вырываться перестала.
- Ох! 
Сжимаясь, ожидая что схватят не ушастого, а ее, но шею в этот раз свернули мелкой ушастой дичи, можно было перевести дух. Пусть лучше кролика берет, а не меня. Решив, что лучше не протестовать об утрате уже мертвой тушки.
- Кажется, ты взялся обеспечивать гостей питьем и едой? Вот и займись. Это не потребует от тебя покидать жилище.
Потом поймавший наяду оборотень вышел куда-то, как надеялась рыжеволосая навсегда.
- Сеньоры, можно мне уйти? Я честно, честно, не буду больше разорять чужие силки.
Как выяснилось, надежда оказалась ложной, тот страшный тип вернулся и едва ли теперь можно будет уйти восвояси.

Отредактировано Синтия (Понедельник, 29 сентября, 2014г. 00:04)

25

— Здесь не бывают столь высокие гости, поэтому придётся культурно стоять, присесть некуда.
Батори скинул плащ и накинул его на какой-то выступ внутри этого импровизированного жилья, очевидно служившего здесь скамьей.
- Ничего страшного. Для дам место найдется, а остальные в походных условиях могут и постоять. Мы же не ночевать здесь будем? Во всяком случае я на это надеюсь... - Батори непринужденно улыбался. Казалось, эта ситуация его забавляет единственного из всех.
Забавно было наблюдать и за двумя волками, один из которых явно собирался рано или поздно устроить второму веселую жизнь.
— Понимаю, господин Моран, понимаю… Охота и всё такое, досадно оставлять своих без ого, чего они так хотят. Не хотите выйти и посмотреть, кто там прячется под окном? Я не могу, обещал побыть телохранителем лорда Батори и Эрин.
- Похоже на лисий хвост... - весело подтвердил Анджей, неподдельно развлекаясь необычностью обстановки. - Сейчас увидим, кого нам доставит господин Моран. Вот заодно и будет ему охота...
Тем временем начальник Стражи вышел и вернулся, втолкнув перед собой девицу, действительно мастью похожую на лису. Что любопытно, в руках девицы был ужин, которого на их компанию хватило бы лишь на один зуб...
- Кажется к меду сегодня будет мясо. Слышал, что нежное мясо готовят как раз в меду и со специями. Сам, правда, ни разу не пробовал. Предпочитаю более традиционно приготовленное мясо. Но готов попробовать.
Батори с интересом посмотрел на Ангела Смерти, а затем на девицу... Подошел поближе и коснулся ее волос.
- Сеньоры, можно мне уйти? Я честно, честно, не буду больше разорять чужие силки.
Вопрос был риторический и на него никто не ответил.
- Вы имели в виду кролика или... его хозяйку, Энджел? - игнорируя ее вопрос, спросил Морана, c хищной ухмылкой обойдя рыжую лису кругом и с хирургической точностью определяя ее истинную сущность. - Русалка... Я не против жареной рыбки, но сейчас не отказался бы от хорошо прожаренного кабана... Все эти люди вызывают у меня аппетит. Кажется, у вас тоже, Энджел?
Батори усмехнулся и успокаивающе посмотрел на Кейроса:
- Не беспокойся, лесной страж. Я обещал никого не трогать...)
Моран вывел из избушки беглеца, но быстро вернулся назад, заставив лесного жителя слегка потрудиться и обеспечить их необходимыми удобствами. Очень кстати...
- Кажется, ты взялся обеспечивать гостей питьем и едой? Вот и займись. Это не потребует от тебя покидать жилище.
Батори с интересом посмотрел на Кейроса. Выполнит или нет? Как бы то ни было, но Моран был и оставался альфой клана волков. Шаткая ситуация требовала от Кейроса подчиниться. Не выпуская из виду волков, Батори отошел к Эрин, вместе с беглянкой трудившейся у маленького очага. C любопытством принюхался к ароматному вареву в котелке, пахнущему медом и отваром душистых трав.
- Все в порядке, дамы? Примете в помощницы вон ту лису?) - словно ненароком коснулся бедра валлирийки и прижал палец к губам, когда заплаканная женщина рядом с ней отшатнулась от вампира, едва не опрокинув котелок в очаг.
На какое-то время в избушке стояла абсолютная тишина. Лишь потрескивал огонь да время от времени всхлипывала женщина, помешивая варево в котелке.
Внезапно снаружи послышался странный шум, а затем с грохотом распахнулась дверь и на пороге появилась странная маленькая фигурка, тащившая на себе огромную кабанью тушу, покрытую бурой шерстью...
- Керк! Принимай! - громко прокричал хорошо знакомый Батори голос и на какой-то миг из под туши показался согнувшийся под непомерной тяжестью гном, из-за своей ноши не имевший возможности видеть, что творится вокруг. Вдруг его нога соскользнула с коряги, игравшей здесь роль ступеньки, поехала вниз и через минуту он, потирая задницу и в панике озираясь, сидел на полу посреди избушки, переводя взгляд с Кейроса на Морана, а узрев Батори, закрыл руками глаза...
- День добрый, Расти... Не знал, что ты служишь не только мне... Кейрос, кого только не встретишь в этих лесах)

Расти Терро

http://s6.uploads.ru/yZK1A.jpg

Расти Терро

Гном на службе у Анджея Батори.  Умный, рассудительный, трогательно-беззащитный в своем стремлении помочь всем и каждому.

26

Чудесная, поистине чудесная реакция Морана. Да, он потом, конечно, припомнит и счёт выставит, Кейрос это прекрасно понимал, но как же можно отказать себе в удовольствии макнуть как следует ого, кто так откровенно над ним издевался. Но чертовски приятно было смотреть, как Моран, не встретив поддержки Батори, послушно исчезает за дверями. В глазах Кейроса заплясали развесёлые черти.

Добыча Морана оказалась прехорошенькой, рыжеволосой и испуганной. Что касается кролика со свежесвёрнутой шеей, Кейрос чисто автоматически перехватил тушку. Не до гонора было, когда Моран вытащил смертного наружу. Волк метнул острый взгляд на Батори, стиснул зубы, намертво припечатав к губам слабую улыбку.

Не беспокоился бы так за своих слабых подопечных, было бы даже интересно собственными глазами увидеть чёткость граней обещания лорда Батори. Так что Кейрос на автомате, как и кролика до этого, поймал в объятия мальчишку, которого послала к нему Эрин, ободряюще улыбнулся девушке через макушку подростка.

Плошек для мёда принеси. Чашек, что найдёшь, — подтолкнул подростка в сторону крохотной кладовой. — Будешь наливать, это твоя работа на сегодня.
Рыжая похитительница кролей залепетала просьбы отпустить, волк только бровь изогнул. Нашла у кого просить, тут впору молиться, чтобы живой уйти.

Моран вернул смертного на место живым и здоровым, только совсем перепуганным. Позаботился, чтобы всем было куда присесть, как же это мило оказалось со стороны Ангела. Кейрос с трудом придержал язык за зубами.

Не беспокойся, лесной страж. Я обещал никого не трогать...

— Я помню, лорд Батори, — Кейрос неторопливо вытянул из-за пояса нож. На разделку кролика требовалось ровно две минуты и минимум движений. Поддеть ножом шкуру на ляжках и стянуть чулком, выпотрошить и того быстрее.

Потрошёную тушку Кейрос неторопливо натирал солью и травами, не спешил, но всё равно уложился в считанные минуты.

Рыжую встретил плечом и вручил ей тёплую тушку.

Это — жарить. Мёдом обмажь, господин Моран хочет попробовать чего-то экзотичного.

Только Кейрос хотел сказать, что кабана ещё добыть бы надо, как дверь хрястнула, распахиваясь, и кабан появился на пороге. Не по своей воле, конечно, но факт остаётся фактом.

— Однако, лорд Батори, — в крайнем изумлении протянул Кейрос, вытирая руки чистой тряпкой, висевшей возле очага. — Вот не ожидал в вас пророческих талантов. Но Расти служит только вам. Признаться, все мои попытки уговорить его бросить Альтерру на произвол судьбы и перейти ко мне не увенчались успехом. и мне это весьма досадно, знаете ли, я тоже хочу сказать «предпочитаю хорошо прожаренного кабана» — и вот, как по волшебству. Вот встретить бы в этих лесах… как бы я рад был.

Спокойный и крайне доброжелательный тон маскировал банальный испуг за Расти. Более добрых и чудесных личностей Кейрос не встречал в своей жизни, вся эта доброта прекрасно сочеталась с умом и жизненным опытом, что делало Расти уникумом в своём роде. Вернувшийся с глиняными плошками мальчик начал разливать хмельной мёд из кувшина, Кейрос не глядя взял первую попавшуюся, пригубил, демонстрируя отсутствие яда.

27

- Больно сеньор, за что?
Моран только усмехнулся, нечасто он попадал в ситуации, когда его не сразу узнавали, если не в лицо, то по знакам на куртке.
Вы имели в виду кролика или... его хозяйку, Энджел?  Русалка... Я не против жареной рыбки, но сейчас не отказался бы от хорошо прожаренного кабана... Все эти люди вызывают у меня аппетит. Кажется, у вас тоже, Энджел?
Моран молча поклонился, эти люди у него вызывали отнюдь не голод, но при всей этой разношерстной шушере перечить Великому Лорду даже в мелочах не стоило.
— Это — жарить. Мёдом обмажь, господин Моран хочет попробовать чего-то экзотичного.
Как раз они вернулись с импровизированными табуретами, и Энджел хмыкнул.
- Экзотическое блюдо у меня скоро будет обязательно. И отнюдь не из кролика.
Договорить вервольф не успел. Проблема кролика и меда отошла на второй план, выдвинув на первое место - кабана и доставившего тушу слугу Лорда вампиров.
- День добрый, Расти... Не знал, что ты служишь не только мне... Кейрос, кого только не встретишь в этих лесах)
Энджел нахмурился и навис над гномом и доставленной им добычей.
Но Расти служит только вам. Признаться, все мои попытки уговорить его бросить Альтерру на произвол судьбы и перейти ко мне не увенчались успехом. и мне это весьма досадно
- Милорд Батори, Вы позволите потом побеседовать с этим милейшим малышом? На Ваше усмотрение у Вас, в Вашем присутствии или просто в присутствии Хьюго. - Моран говорил очень вежливо и уважительно, но в голосе звучали стальные ноты, не подразумевавшие отрицательного ответа. Компромисс Начальник Стражи был готов принять, а вот отказа нет.

28

А этот вампир… Безошибочно определяя природу мужчины, что кружил вокруг нее коршуном, на счастье русалки не желающим на данный момент разъяснять, где чье место в цепочке пищевой среды. Замерев на месте перепуганной ланью, готовой во весь опор припустить под защиту лесной кроны от опасности.
- Русалка... Я не против жареной рыбки, но сейчас не отказался бы от хорошо прожаренного кабана... Все эти люди вызывают у меня аппетит. Кажется, у вас тоже, Энджел?
- Сеньор… кабанчик ушел к югу от этого места… Следы свежи, не более трех часов как появились. Его что-то напугало.
От одной только мысли стать «жареной рыбой», Синтия побледнела, сердце бедной девушки забилось быстрее, и захотелось кричать, что и не рыба она вовсе, а наяда. Совершенно разные живые существа, только вот подобная отповедь едва ли имела бы успех, большинство упорно считало, что русалка приравнивается к многочисленному рыбьему семейству, упорно не желая признавать, что девушки, живущие в воде просто другие по рождению, существуют и дышат по-иному.
- Не беспокойся, лесной страж. Я обещал никого не трогать...
Ко мне это тоже относится? Загорелся огонек надежды, это же имелся хотя бы один крошечный шанс вернуться в воды озера живой, зализывать истрепанную нервную систему. Посмотрев настороженно на вышеуказанного лесного стража, припоминая, пересекались ли хоть раз их тропки, что прокладывались зверьем и людом меж вековых деревьев. Как оказалось нет, даже к озеру этот мужчина не приходил за водой в присутствие Синтии, впрочем, может это и к лучшему. Не хотела бы видеть в подобной ловушке своих знакомцев ушедших на постоянное проживание в леса.
— Я помню, лорд Батори
Лорд Батори?! Слышать то о таком лорде слышала русалка, чай не совсем в глухомани жила, но собственными глазами видела впервые, следовательно, и не знала о нраве. Слухам то верить дело дурное.
— Это — жарить. Мёдом обмажь, господин Моран хочет попробовать чего-то экзотичного.
- Да, сеньор, - беря послушно тушку кролика, чувствуя раздражающий запах крови, - потроха выкинуть или можно сварить?
Посмотрев вопросительно на то, что осталось от бедного животного, представляющего не меньшую ценность, чем мясо.
- Все в порядке, дамы? Примете в помощницы вон ту лису?
Вышеупомянутая лиса молча смотрела на своих товар по несчастью и ждала, когда дадут и ей выделят место для честного труда.

29

Валлирийка ответила на улыбку Кейроса совершенно однозначным взглядом и кивком, полным облегчения: она, в общем, того и ждала, что оборотень быстренько придумает, что делать со "своим" мальчишкой и пристроит его к какому-нибудь занятию. Слава богам, он именно так и поступил. Логика тут была очень простой: они же не хотят чьей-нибудь новой истерики, верно? А то... Кто его знает, этого сэра Морана. Вдруг ему даже сдавшие нервы ребенка покажутся  достаточным поводом, чтобы прикончить этих несчастных? И пока у жертв будет хоть какое-то отвлекающее дело - есть все шансы так и не проверить тих мрачных предположений.
Между тем, разговоры с пленницей и о ней же перетекали в новое русло. Оказывается, местная (?) тут обворовывала силки...
И это все ради несчастной кроличьей тушки?
Нет, не то что бы Эрин не уважала чувств голодающего, но проблема в том, что рыжая не выглядела... Гм... Настолько страждущей и нищей. В общем, менестрелю показалось, что все это как-то странно и, уж конечно, крайне неосторожно.
- Все в порядке, дамы? Примете в помощницы вон ту лису?)
Приход Анджея, равно как и его тихое прикосновение сереброволосая встретила понимающей, не слишком заметной улыбкой. Во-первых, разве может она отказать ему? А, во-вторых, разве можно позволить себе хоть как-нибудь, хоть чуть-чуть обострить ситуацию? Вот уж нет! Если это кто-то и сделает, то пусть уж точно не драконолюд.
- Разумеется, примем. Мы уже почти закончили, но... Нам все равно пригодится...
Вот тут и случилось новое "явление", да какое! Как будто до этого все и без того не выглядело почти удивительным...
Мать честная... Гном? В услужении?! Как жаль, что я не умею достаточно хорошо рисовать. И еще, вдобавок, быстро.
- О... Беру свои слова обратно. Нам _очень_ пригодится помощь по кухне.
Глаза, плавно сменившие свой цвет с оттенка серой стали на удивительную глубину яркой морской волны, красноречиво остановились на медноволосой незнакомке. Мол, ну ты поняла, какое веселье нас ожидает, да?
- Меня зовут Эрин. Идемте, милая барышня, нас ждут отнюдь не великие дела...
Кабан! Черт побери, да вы издеваетесь... Надеюсь, у кого-нибудь найдется приличный охотничий нож и умение снимать шкуры.
А, хотя... Что она, в самом деле. Мужчины тут желали кабана? Ну... Вот пусть с этой тяжеленной тушей и начнут возиться. Но вот на самого гнома валлирийка все равно неприкрыто поглядывала. С исключительно добрым и теплым любопытством, конечно.

30

Не ожидавший увидеть то, что увидел, Расти даже не пытался подняться с пола под тяжестью принесенной им туши, он только в ужасе замахал руками, затряс головой и поднял глаза на Батори
- Господин... поверьте, я не... - тихо начал, замер, переводя взгляд на приближающегося Морана, - Я никогда вас не предавал...
- Не хотел, Расти. Знаю... - Анджей вздохнул и перевел взгляд на Керка, как назвал гном прятавшегося в лесу беглеца, прижавшегося к стене рядом с огромной бочкой. С появлением Терро обстановка незаметно накалилась. Беглецы явно занервничали и Батори кажется начал догадываться, почему.
Между тем Эрин приняла рыжеволосую девушку в свою компанию. Женщины суетились у плиты, создавая в этой комнате небольшой круг, пронизанный мирной, домашней атмосферой, за границей которого собиралась гроза.
- Разумеется, примем. Мы уже почти закончили, но... Нам все равно пригодится... Меня зовут Эрин. Идемте, милая барышня, нас ждут отнюдь не великие дела...
Бросив благодарный взгляд в сторону валирийки, вампир подбадривающе ей улыбнулся и, достав из ножен свой охотничий нож, протянул его девушке, чтобы той удобней было разделывать мясо.
- Не пораньтесь, Эрин. Здесь слишком многие любят кровь...
Предоставив женщинам продолжать возиться с готовкой, Батори прошелся по лесному жилищу, разглядывая нехитрый скарб беглецов. Остановился у большой бочки, и, сдернув с нее замасленную тряпицу, откинул в сторону. Позади, где-то рядом с Эрин, громко загремела и разбилась на полу глиняная тарелка. Помогавшая валлирийке готовить женщина, присела подобрать дрожащими руками осколки и, не отрываясь, следила за вампиром...
— Однако, лорд Батори. Вот не ожидал в вас пророческих талантов. Но Расти служит только вам. Признаться, все мои попытки уговорить его бросить Альтерру на произвол судьбы и перейти ко мне не увенчались успехом. и мне это весьма досадно, знаете ли, я тоже хочу сказать «предпочитаю хорошо прожаренного кабана» — и вот, как по волшебству.
- Хотите сказать, Кейрос, что переманиваете к себе моих людей? Вот уж не ожидал от вас подобных признаний. И кого же еще, кроме Расти, вы пытались переманить?
Продолжая сидеть на полу, полупридавленный огромной кабаньей тушей, гном так же тревожно следил за своим господином, как и жена беглеца. А когда к нему подошел Моран и навис сверху гигантской скалой, сжался и откинулся назад, закрываясь руками.
- Милорд Батори, Вы позволите потом побеседовать с этим милейшим малышом? На Ваше усмотрение у Вас, в Вашем присутствии или просто в присутствии Хьюго.
Анджей задумчиво посмотрел на перепуганного Терро. Он не собирался отдавать гнома на растерзание Морану. Для этого у него были свои палачи, но представить себе на дыбе добряка Расти... Батори примирительно улыбнулся, но неопределенно покачал головой.
- Посмотрим, Энджел. Думаю, Хьюго будет не очень доволен, если вы станете отнимать его хлеб... Посмотрите-ка лучше сюда...
Батори запустил в бочку руку и извлек компактный, в отличном состоянии арбалет со связкой болтов. Тронул наконечник одного и тут же отдернул палец - жглось, серебро. На древке арбалета стояло клеймо одного из оружейников Батори. Анджей вздохнул и с грохотом бросил арбалет на стол.
Не говоря уж о том, что это оружие  было явно украдено из его замка, подобные вещи предназначались для убийства оборотней и вампиров, и простым людям, не имевшим отношения к государственной службе, не военным, иметь их было запрещено. Оглянувшись на Кейроса и начальника стражи вампир улыбнулся.
- Что вы там говорили об экзотических блюдах, Энджел? Я бы сейчас с огромным удовольствием обсудил с вами меню...
Положил руку на плечо одного из возможных кандидатов в это меню, Кейроса, только что закончившего разделывать кролика, и мягко подтолкнул его к кабану.
- Займитесь теперь этим зверем. Для всех будет лучше, если разговор продолжится на сытый желудок. Все здесь немного голодны, а господин Моран больше всех... а как только закончите с тушей... в качесте жеста гостеприимства... не предложите ли нам с Энджелом своей крови, Кейрос?
Батори выжидательно посмотрел в глаза беглеца-волка, прищурился и улыбнулся. Он не исключал, что где-то поблизости бродят так же и люди Морана, а если они явятся сюда неожиданно, то не исключено, что нервы Кейроса не выдержат, и он сделает попытку вырваться и увести в лес своих людей. И вот тогда начнется кровавая мясорубка. А подвергать Эрин опасности он не хотел...

31

Если уж совсем на чистоту, то кроме Кейроса кабаном просто некому было заняться. Расти явно был занят тем, что пытался собрать в кулак мужество — а у него было это качество, волк прекрасно это знал. Керку не стоило давать нож, нервы у смертного расходились, а Моран только и ждал, пока ему дадут повод.

Повод. Вот именно поводов для резни Кейрос не хотел давать. Слово лорда Батори против веского повода — тут ещё подумать надо, что перевесит, а потом Моран с чистой совестью скажет, что выполнял свой долг, и будет прав.

Кейрос снова задумчиво вытер руки, наблюдая политику устрашения — а кто бы не испугался, если над головой стоит Ангел Смерти, изъявляя желание поработать? — и демонстративно повернулся к действу спиной. Ему нужно было подумать, что волк и сделал — он аккуратно обхватил ладонями точёные плечи Эрин и очень интимно прошептал в аккуратное ушко:

— Я могу попросить вас об одолжении? Нож лорда Батори не оставляйте на столе. Держите у себя. У людей нервы, а глупости на подходе.

На смертную цыкнул, рыжую наяду смерил взглядом, призывающим к спокойствию и порядку, и сдвинул осколки тарелки к очагу, подтолкнув ногой. Заодно затёр совсем потерявшуюся женщину Керка в угол, чтобы сидела там. Мальчишка-подросток встопорщился, встал, прикрывая тощей спиной мать, за что получил от Кейроса отрезвляющего тумака.

Волк обернулся как раз на вопрос лорда Батори.

—  Хотите сказать, Кейрос, что переманиваете к себе моих людей? Вот уж не ожидал от вас подобных признаний. И кого же еще, кроме Расти, вы пытались переманить?

О, я страшный злодей. Не терял надежды сманить у вас вот господина Морана, да он сделал вид, что не понимает моих намёков, — волк спокойно улыбнулся, хотя это спокойствие давалось дороговато. — Я убедителен, лорд Батори. Все, кто хотел вас предать, уже сделали это. Можно сказать, что я прекрасный чистильщик среди ваших людей. Что до Расти, не судите его строго — милостыня не должна осуждаться, она угодна богу. Любому, должен заметить.

И такой насмешкой на стол тяжело грохнулся арбалет. Это было поражение по всем фронтам, Кейрос испытал адское желание закатить глаза и прошипеть сквозь зубы что-то про нерасторопных идиотов. Это должны были убрать отсюда ещё вчера, но где тонко, там и рвётся, он не мог уследить за всем лично.

— Что вы там говорили об экзотических блюдах, Энджел? Я бы сейчас с огромным удовольствием обсудил с вами меню...

На плечо легла рука вампира, и Кейрос замаскировал в улыбку желание оскалиться, но плечами не передёрнул и руку не сбросил.

— Ох, — голосом, полным сожалений, отметил волк, — что я могу сказать. Это подарок.

И честнейшими глазами уставился сперва на Батори, потом на Морана. Лгать его учил старый лис, большой мастак в этом деле. Немало рыжий пройда посмеялся над прямым, как мачта, волком, но научил. Вот только публика попалась искушённая, что жаль.

— Займитесь теперь этим зверем. Для всех будет лучше, если разговор продолжится на сытый желудок. Все здесь немного голодны, а господин Моран больше всех.

Это было кстати. Кейрос хотел было перевести дыхание, но вампир продолжил:

— ... а как только закончите с тушей... в качестве жеста гостеприимства... не предложите ли нам с Энджелом своей крови, Кейрос?

Плечи волка закаменели. Не для этого он уходил в лес, вдрызг разругавшись с Эвандером, ох не для этого.

За окном, глубоко в лесу, радостно заверещала сойка. Керк вскинулся и уставился в окно, и Кейрос в сердцах прошипел:

— Дали боги идиота, никак назад забрать не могут, — зато эта глупость разрядила обстановку, и волк вернул вампиру взгляд, потом неторопливо посмотрел на Морана. — Нет, никто не появится. И с места не сдвинется, а если и сдвинется, то не в эту сторону. Ведь вы в гостях. И законы гостеприимства… да, предложу.

Кейрос подкинул на руке нож, примеряясь, как бы удачно лишить эту землю присутствия Батори и Морана одновременно, но любые расчёты доказывали, что это сейчас не просто невозможно, но и донельзя глупо.

— Итак, о кабане, — усмехнулся он и наклонился к туше, заодно подал руку гному и помог ему убраться из сектора недоброжелательности. Он подтащил тушу ближе к очагу и сноровисто начал разделывать, сбрасывая печень и сердце в объёмистую миску. Заодно и рыжей наяде ответил на вопрос:

— Да, потроха можно сварить с травами. Займёшься этим, красавица?

Спускать шкуру с кабана труднее, чем с зайца, но у Кейроса были свои приёмы. Скоро он приставил к делу и Керка, и его жену, а мальчишку подтолкнул, чтобы слил воды на руки.

Сойка за окном снова разоралась, и Кейрос спрятал усмешку. Не все вокруг были идиотами — его молчание и отсутствие ответа на сигнал поняли правильно. Одной проблемой стало меньше, одной больше — баланс не изменился. Вряд ли Моран пришёл бы сюда один, чай не кретин.

На огне зашипело мясо, для скорости готовки тонко порезанное, и волк подошёл к вампиру.

— Лорд Батори, позвольте, — ох, не гнулась шея под укус, Кейрос себя буквально изнасиловал, — предложить вам крови. В ожидании угощения это улучшит вам настроение, а аппетита не испортит, я думаю.

Морану не предложил, только выстрелил коротким взглядом, как болтом арбалетным. Вряд ли тот нуждался в реверансах и особых приглашениях, но и поперёк лорда не полез бы.

32

Видя немое порицание во взгляде одной из женщин присутствующих в помещение, Синтия лишь вздернула гордо носик, насколько это вообще было возможно сделать в состояние стрессовой ситуации. Срабатывала защитная реакция, девушка начинала закрываться морально, становилась похожая на колючий репей, одновременно с этим превращаясь в саму покорность и все ради одной единственной цели – увернуться от нависшего дамоклового меча, зависшего над головой.
- Разумеется, примем. Мы уже почти закончили, но... Нам все равно пригодится...
Почему-то казалось, что хотели произнести что-то другое, но не решались во избежание зарождения дополнительных проблем. Да наяда и сама была не дура чтобы понимать, присутствовало не так уж много мужчин, чтоб возникла трудность с готовкой. Впрочем… может ранее и не нужны были дополнительные руки в помощь, то с приходом гнома, принесшего тушу кабанчика подмога товаркам все же понадобится.
- Меня зовут Эрин. Идемте, милая барышня, нас ждут отнюдь не великие дела...
- Лия.
Называясь первым попавшимся именем, пришедшим в голову, благодарно посмотрев на девушку, которую искренне приняла за благородную леди, волею судьбы попавшую в такой неприятный переплет. Чтобы не наделать еще больших глупостей, необходимо было чем-то себя отвлечь от происходящего, хлопоты у очага вполне подходили для этого.
- Сеньора, а этот вампир, правда, лорд?
Тихо спросив девушку, представившуюся Эрин, робко бросив мимолетный взгляд на кровососа, все еще не веря, что птицы столь высокого полета вдруг решили совершить прогулку в такую глухомань, в представление городских жителей. Обмазывая проворно тушку ушастой дичи медом, как просили, хотя не очень понимала, зачем угождать утробу какого-то господина Морана? И кто это вообще такой? Далее мясо обмазанное медом отправилось на жарку под чутким присмотром. Слушать шкварчание готовящейся дичи успокаивало немного нервы, а вот разговоры мужчин наоборот тревожили. Не слишком ли много узнавала за короткий промежуток времени лишней информации? «Не обращай внимание!» Много, и потому старалась как можно меньше вникать в суть чужих разговоров.
— Итак, о кабане.
А что о кабане? Он недавно еще бегал, - прикусывая язычок по больнее, чтоб лишнее не сболтнуть. Наблюдая, как потрошат крупную тушу, признавая в который раз, что и от шумных мужчин бывает польза, с неохотой.
— Да, потроха можно сварить с травами. Займёшься этим, красавица?
- Конечно.
Цепляясь с готовностью за возможность сохранить те крохи спокойствия, которые еще оставались. Подобрав юбки этого стесняющего движения человеческого одеяния, закатав рукава, Синтия присела на корточки около ведра воды и принялась выполнять обыденную работу… Поскольку ножа в пределах видимости обнаружить не удалось, то и пришлось пускать в ход свой собственный, припрятанный в голенище сапога сшитого из мягкой коши. Маленький, острый, надежный, еще ни разу ни подводивший свою хозяйку. Заметив настороженный взгляд одной из женщин, лишь фыркнула, беря еще теплое сердце в руку.
- Сети им режу рыбакам.
Пара четких уверенных движений рукой, блеснуло лезвие небольшого охотничьего ножа и наяда разреза сердце кабанчика надвое, промыла в чистой воде, в ведре вымывая застоявшуюся кровь, и бросила в котелок. Затем принялась за скользкую печень, ее-то разделывала в миске, вырезая прожилки, пузыри, в последствие дающие горечь, затем так же промывала в ведре и по кускам бросала все в тот же котелок.

Отредактировано Синтия (Среда, 1 октября, 2014г. 21:06)

33

- Посмотрим, Энджел. Думаю, Хьюго будет не очень доволен, если вы станете отнимать его хлеб... Посмотрите-ка лучше сюда...
Начальник Стражи быстро осмотрел оружие в руках Великого Лорда и без того не самое радужное настроение вервольфа стало еще хуже.
Ох, что я могу сказать. Это подарок.
- Там стоит Ваше клеймо, милорд, а тут стоит Ваш слуга.  А вот этот вот... покрывает преступников и воров, и утверждает, что это подарок. Сложив все вместе я даже могу предположить кто именно сделал ему этот подарок.  - Ангел смерти очень тяжелым взглядом смерил Расти и перевел взгляд на Батори. - Уверен, что Хьюго с пониманием отнесется к тому, что подобные преступления расследуются Стражей. Это не ммм... семейное дело о том кто украл столовый сервиз.
Моран говорил очень спокойно, даже мирно, но во взгляде, а, порой, и в интонациях проскакивали жесткие ноты. Ссориться с Лордом Вампиров Моран не собирался, но и отступать в некоторых вопросах не считал нужным, однако... эти вопросы они выяснят потом. Один на один. А пока, Энджел только обозначил позицию Стражи.
Крики псевдо-сойки продолжали вклиниваться в разговор, перешедший от кабанчика с кроликом к более живой пище.
Кейросу пересилить себя было явно не так просто, но он все же сделал то, что от него требовалось, и Моран с усмешкой подошел ближе, остановился плечо к плечу с Батори и выразительно посмотрел на обнаженную шею волка.
- Что-то птицы встревожились к вечеру. Нетипично для них, да, Кейрос? - Интонации теперь были откровенно-насмешливые. - Боюсь как бы мои ребята там не заскучали и не решили поохотиться а неимением другой дичи на этих птиц.  Ведь добро бы просто подстрелят, а то расставят силки, поймают и от скуки начнут выдирать перья или пятками, ой, то есть, крыльями в костер запихают.
Моран с деланным негодованием покачал головой.
- Кстати, думаю, не только Кейрос мог бы предложить свою кровь. - Энджел скользнул взглядом по русалке, а потом его взгляд невольно перебрался дальше и задержался на менестреле, не то, чтоб Моран действительно собирался покуситься на собственность Великого Лорда, но гибкая необычная красота девушки привлекала. Энджел не отказался бы от глотка крови этого удивительного создания, хотя и говорил вовсе не о ней, однако, все получалось так, словно именно о ее крови и шла речь.

34

- Там стоит Ваше клеймо, милорд, а тут стоит Ваш слуга.  А вот этот вот... покрывает преступников и воров, и утверждает, что это подарок. Сложив все вместе я даже могу предположить кто именно сделал ему этот подарок Уверен, что Хьюго с пониманием отнесется к тому, что подобные преступления расследуются Стражей. Это не ммм... семейное дело о том кто украл столовый сервиз.
Батори помолчал, оглядывая всех, кто находился в избушке. Расти, так и оставшийся сидеть на полу,  молчал, тяжело дыша и боялся поднять на лорда глаза. Ему было не привыкать получать нагоняй за мелкие пакости от дворецкого Батори, но с арбалетом дело было не шуточное. За серьезную кражу могли отсечь правую руку, а за кражу оружия вполне и повесить.
Прервав затянувшуюся паузу Анджей подошел к гному и протянул ему руку, смотря Морану прямо в глаза - откровенный жест защиты, против которого начальнику стражи было нечего возразить. Расти вцепился в протянутую ему руку, приник к ней губами и, словно еще не веря глазам, поднял на лорда побитый щенячий взгляд.
- Совершенно верно, Энджел, Расти именно мой слуга и решать его судьбу буду я сам, когда вернусь в замок. Вы сможете с ним поговорить, именно поговорить, но не сейчас и не здесь.
Напряжение в избушке все возрастало и произошедшее ослабить его не могло. И если Батори вел себя довольно миролюбиво, то Моран одним своим присутствием подливал масла в огонь, а после того, как ему отказали в расправе над гномом, легко мог сорваться. Присутствие же Кейроса и вовсе докрасна накаляло воздух. Особенно сейчас, когда на горизонте у начальника Стражи замелькала корона Лорда.  Кейрос же являлся живым примером неповиновения, который следовало задавить.
Казалось между волками пробегают искры, в любую секунду готовые полыхнуть... И хотя бы одну из этих искр нужно любым способом притушить. Телохранитель Трейи все еще не дал вампиру ответ, но Батори не собирался его торопить, давая время оценить обстановку...
Керк был на нерве, в любую минуту готовый схватиться за нож, чтоб защитить семью, если дело дойдет до крови, а судя по поведению его жены легко было догадаться, что если хорошо пошерстить по углам, тут можно найти еще немало "подарков" подобных тому, что был спрятан в бочке. Больше всех нервничал их мальчишка, словно нарочно лезущий на рожон и в любой момент готовый сорваться "в бой". Но здесь положение спас Кейрос, слегка разрядивший обстановку дав парню хорошего тумака.
Вампир одобрительно кивнул и не убрал улыбку, когда разбойник склонился к Эрин..
— Я могу попросить вас об одолжении? Нож лорда Батори не оставляйте на столе. Держите у себя. У людей нервы, а глупости на подходе.
Батори не слышал, что тот сказал, но по выражению лица девушки смог примерно представить, о чем именно у них шел разговор.
Волк медлил с ответом о долге гостеприимства, но Батори ему ничуть не мешал, с легкой улыбкой наблюдая за тем, как тот перемещается по избушке, разбираясь с кабаньей тушей, оттирая от Батори и Морана своих людей, а заодно стараясь оттянуть ответ. Зря. Деться ему было некуда. Отказаться - значило дать волю Морану поступить на свой вкус.
И в этот миг где-то снаружи прозучал настойчивый свист. Сойка. Да... Если бы только сойки совались в глухую лесную чащу... Очевидно об этом же подумал и Керк, вздрогнувший и тревожно взглянувший в окно.
Моран тоже не остался в долгу...
- Что-то птицы встревожились к вечеру. Нетипично для них, да, Кейрос? Боюсь как бы мои ребята там не заскучали и не решили поохотиться а неимением другой дичи на этих птиц.  Ведь добро бы просто подстрелят, а то расставят силки, поймают и от скуки начнут выдирать перья или пятками, ой, то есть, крыльями в костер запихают.
Батори скрестил на груди руки и, подперев плечом стену избушки, улыбнулся и продекламировал куплет из веселой песенки, весьма популярной в народе:
- "Много, много птичек
   Запекли в пирог:
   Семьдесят синичек,
   Сорок семь сорок..."

Обернулся к девушкам, хлопочущим у плиты, и, смеясь, спросил:
- Эрин... вы умеете печь пирог? - и какой бы веселой шуткой не прозвучал этот вопрос, на фоне реплики Морана и излишне спокойного поведения Батори он смотрелся двояко.
— Дали боги идиота, никак назад забрать не могут. Нет, никто не появится. И с места не сдвинется, а если и сдвинется, то не в эту сторону. Ведь вы в гостях. И законы гостеприимства… да, предложу.
- Законы гостеприимства... Это хорошо, что они здесь тоже в чести. - улыбнулся вамир, - Мне бы не хотелось проливать невинную кровь...
Батори пристально смотрел на Кейроса, словно давая понять, что его кровь к таковой он не относит. Волк медлил с долгом гостеприимства, но Батори ему ничуть не мешал, лишь отчасти подталкивая к "правильному ответу".
Наконец, волк решился и подошел. Было видно, что слова даются ему с трудом, особенно под пристальным взглядом подошедшего вплотную Морана...
— Лорд Батори, позвольте предложить вам крови. В ожидании угощения это улучшит вам настроение, а аппетита не испортит, я думаю.
- Ни в коем случае не испортит... - улыбнулся Анджей.
- Кстати, думаю, не только Кейрос мог бы предложить свою кровь. - взгляд, брошенный волком на Эрин был достаточно красноречив. Батори усмехнулся и предупреждающе покачал головой:
- Мы гости, Энджел. А  угощать будут хозяева. Не будем нарушать закон...
А потом повернулся к Кейросу и придвинул волка к себе. Провел пальцем по напряженной с выступившими венами шее...
- Обещаю, что оценю по достоинству ваше гостеприимство, Кейрос. Надеюсь, и господин Моран тоже...
Клыки вошли в набухшую вену и в рот горячей волной брызнула кровь с легким привкусом древнего леса. Не отпуская Кейроса и продолжая медленными, но полновесными глотками вытягивать кровь, Батори стиснул пальцами плечи вервольфа и повернул его так, что тот оказался между ним и начальником стражи. Клыки сжались сильнее, предупреждая, что дергаться в эти минуты не стоит... От места укуса по телу волка вместе с толчками крови текло тепло, словно вампир впрыснул в него сладкий, лишающий силы яд.
Анджей выпил ровно столько, чтобы оборотень покачнулся от накатившей слабости, а затем выпустил его, передавая эстафету Морану, сопроводив взгляд хищной улыбкой...
- Нужно ответить на долг гостеприимства, Энджел... Выпейте за здоровье всех, кто принимает нас в этом доме...
У Кейроса не было фактических оснований для бунта, а если сорвется... ну чтож... последствия всецело будут лежать на нем...

35

Начальник Стражи смотрел на разыгранную специально для него сцену, не в силах удержать немого восхищения тем как этот вампир без слов продемонстрировал текущее положение дел, а заодно и сделал несколько намеков. И все одним единственным жестом. Моран криво усмехнулся, наблюдая порывистость малыша, приникшего к руке своего хозяина.
- Совершенно верно, Энджел, Расти именно мой слуга и решать его судьбу буду я сам, когда вернусь в замок. Вы сможете с ним поговорить, именно поговорить, но не сейчас и не здесь.
- Милорд, кажется, именно это я и говорил. Побеседовать в Вашем присутствии или присутствии Хьюго. - Энджел был сейчас рад уже этой уступке и не собирался настаивать ни на чем большем.
- "Много, много птичек
   Запекли в пирог:
   Семьдесят синичек,
   Сорок семь сорок..."

Распевающего подобные песенки Лорда Вампиров не часто увидишь. И тут есть чему удивиться и запечатлеть момент в памяти.
- Кажется, я слышал еще одну версию этой песенки и там очень любопытное продолжение.
Едва пирог поставили
И стали резать вдоль,
Как все дрозды запели:
"Да здравствует король!"
- Голос у Ангела Смерти был густой низкий и на удивление оказался мелодичным. Закончив пение он выразительно посмотрел на Батори, возвращая ему намек. Вообще все получилось более чем двусмысленно. Те, кто не были в курсе недавнего разговора Морана с Лордом Вампиров, а именно, все кроме участников, могли воспринять словно Стражник их обвиняет в попытке переворота, это с одной стороны, с другой, сплетни ходящие вокруг Королевы Дриад и короля Весталии - это еще одно обвинение. А есть и еще одна сторона. Сам Кейрос, о нем тоже ходили слухи, что он не просто телохранитель нимфы.
Энджел улыбнулся вампиру и склонил голову в легком поклоне.
- Мы гости, Энджел. А  угощать будут хозяева. Не будем нарушать закон...
Моран улыбнулся еще шире.
- О, Лорд Батори, я запомню этот пункт в правилах этикета. - Еще один намек-отсылка к прошлому, и одновременно... к будущему.
Кейрос наконец был зажат между двумя нелюдями, жаждавшими его крови. Лорд Батори миндальничать с телохранителем Дриады не стал и выпил от души. Моран почувствовал что-то еще, кажется, вампир использовал свои способности и что-то "подарил" своему виз-а-ви. 
- Нужно ответить на долг гостеприимства, Энджел... Выпейте за здоровье всех, кто принимает нас в этом доме...
У Энджела таких возможностей не было, он обошелся проще. Ухватив обессиленного немалой кровопотерей сородича, Стражник буквально впечатал того в стену и придавал собственным тяжелым телом. Оборотень, сжал пальцы на плече до боли и синяков, даже до легкого хруста, и только когда увидел в глазах преступника отражение испытываемой им боли резко развернул вервольфа к стене лицом и тут же вгрызся в его шею с другой стороны. Отстраняться Моран не собирался, наоборот, он еще сильнее навалился грузным телом на Кейроса, прижимаясь к его спине и заднице, и именно ей-то мятежный оборотень не мог не почувствовать что плоть Начальника стражи напряжена и он прижимается стоящим членом к своей жертве. И казалось, что слои одежды не преграда для возбужденного зверя. Ко всему он еще и, продолжая пить, свободной рукой облапал бедра Кероса. Почувствовав, что тот ослаб так что едва держится на ногах, Моран с сожалением выпустил свою жертву я облизнувшись отошел в сторону, не преминув провести рукой по спине и заднице оборотня.

36

Рыжая, наконец-то, разговорилась. Точнее, вообще, заметила, что в этом скромном жилище-укрытии кроме "страшных и ужасных" (хотя, нет, местами, может, и без кавычек) мужчин присутствуют, например, беглецы с ребенком-подростком. Ну и так, совсем уж сбоку, натуральный драконолюд - из тех самых существ, которые во многих странах считаются давно и безвозвратно исчезнувшими. Нимфу, похоже, либо слишком сильно напугали, либо она слишком уж юна и много каких легенд и историй еще не слышала.
А представляешь, если ее вдруг, вообще, одни люди воспитывали, а не свой род и клан? Может, она и племени своего толком не знает. Вот где, если это могло быть так, бедняжке не позавидуешь...
- Лия. Сеньора, а этот вампир, правда, лорд?
"Сеньора", выглядевшая, надо сказать, лишь немножечко старше молоденькой нимфы, удивительно весело улыбнулась, убирая каскад ярко-серебряных волос назад и перевязывая их лентой, снятой с собственного прогулочного платья:
- Он? Самый настоящий, Лия. Лорд всех вампиров Лотианы.
К слову, этот самый лорд вскоре передал валлирийке свой охотничий нож. Очевидно, конечно, что для работы с мясом и прочих хозяйственных манипуляций, но...
- Не пораньтесь, Эрин. Здесь слишком многие любят кровь...
...но кивнула ему девушка, благодаря и соглашаясь одновременно, с некоторой тревогой. Нет, пусть даже не думает, будто она забыла, где и в какой ситуации они находятся. Кейрос, надо сказать, думал явно о том же и в том же ключе; волк очень скоро улучил момент, чтобы шепнуть менестрелю благоразумную мысль на предмет ножа лорда Батори.
- Не волнуйтесь. Я не оставляю без присмотра... Вверенное мне.
Ответ невольно получился не только тихим, но и как будто двусмысленным. Честное слово, она не хотела - да вот... Положение сейчас такое.
Между тем, кабанью тушу все-таки освежевали, и теперь, казалось бы, все должны быть ну очень мирно и плотно заняты делом - но, черт побери, нет! Надо же было им поднять тему о крови и, гм, "гостеприимстве"! Уу, бедный Кейрос... Хотя, подождите-ка... Это что, Моран на нее _так_ пялился?
- Кстати, думаю, не только Кейрос мог бы предложить свою кровь.
Чег... Иди ты к вашему дьяволу, или в кого ты там веришь, Зверь!
- Эрин... вы умеете печь пирог?
- Немного, сэр. Уроки знахарства и травничества я любила несколько больше.
Опешившая певица очень быстро, но уже испуганно посмотрела на Анджея: ну неужели устроит из драконьей крови "разлив" для всех желающих? Он может, конечно. Но, может быть, все же не захочет? И лорд-вампир, похоже, не захотел. Сказать, что с изящных плеч свалился Эверест или целая Мория - это, пожлуй, все равно что не сказать ничего.
"Лесному волку", как и ожидалось, сильно не повезло. Однако, у него, похоже, не было выбора. Видя, как немилосердно из него вытягивают кровь, драконолюд решила воспользоваться крохотной "зацепкой" для своих дальнейших действий:
- Однако, благородные сэры обладают неплохими голосами. И знакомы с народным творчеством. Я и не знала...
И тут же, будто бы очень приятно удивленная, девушка вернулась в кухонную зону. Медленно помешивала котелок, медленно перебирала посуду, осматривая ее готовность... И в то же самое время по хижине "поплыл" волшебный, чистый и нежный голос. На этот раз - высокие тона, очень "девичье" пение. И очень старая, много где известная народная баллада о "Ярмарке в Скарборо".
Голос, волей судьбы и рождения сплетенный с драконьей кровью и частицей магического "наследия" Старших, приобретал все более удивительное "эхо", чистоту и... слышимость. Притом, что для каждого уха громкость завораживающего пения будет достаточно комфортной, немало метров вокруг хижины окажутся под "покровом" этого маленького(ли?) чуда.

37

- Он? Самый настоящий, Лия. Лорд всех вампиров Лотианы.
После подтверждения, наяда вновь посмотрела еще раз на вампира, чуть подольше, пристальнее, сравнивая невольно тот образ, что когда-то в детстве был нарисован воображением со слов взрослых и тем не живым существом, что видела собственными глазами. Выходило, что людская молва солгала или на худой конец изменила внешность лорда вампиров.
- Думала лорд вампиров, чем то схож со старым мерином.
Возвращаясь к прерванной работе с прежним усердием, не думая даже, что подобное сравнение может показаться мужчине оскорбительным. Синтия вообще сомневалась, что ее слушают мужчины, очень уж углубились они в свои собственные проблемы, потребности, недосказанности, чтобы обращать внимания на женщин и всякие глупости.
- Эрин, - посмотрев на девушку красотой вышедшей не из этой местности, - а вы кто? Я уверена, что не вампир или оборотень, - не скрывая взгляда, - но вы в то же время не нимфа, ни человек… - печально, - я точно знаю. Наяды и дриады живы в Лотиане, в иных землях всех перебили, как скот, а люди они другие…
Чем отличаются люди от нелюдей тут уж не смогла бы объяснить, как впрочем затруднялась ответить, как научилась отличать одних наземных жителей от других, просто знала и все. И честно пребывала в тупике – какова же истинная природа этой сеньоры Эрин? Как к этой красавице относиться?
- Кстати, думаю, не только Кейрос мог бы предложить свою кровь.
Пошел ты к дьяволу, свою кровь пей! Прикусывая собственный язычок до отрезвляющей боли, почувствовав мимолетный взгляд. Синтию существенно передернуло от самого предположения, что чью-то кровь вообще можно пить с той же легкостью, как охлажденное вино, вынутое из погреба, рука непроизвольно сильнее сжала рукоять ножа, а потом расслабилась. Поблизости и без ее вспыльчивой персоны находились люди готовые наделать глупостей в любой момент, подливать масла в огонь не стоило. Да хотя бы вон тот пацаненок, или та же женщина, осуждающая за ношение холодного оружия.
- Мы гости, Энджел. А угощать будут хозяева. Не будем нарушать закон...
- О, Лорд Батори, я запомню этот пункт в правилах этикета.
Тихо, ты только не смотри на сам процесс, отвлекись на дело… Около озера, на берегу, так же развлекаются иногда… Хорошее это дело самовнушение. Отвлекись. Не смотри на забаву крупного хищника. Но не получалось же. В озере можно было уйти на дно, резвиться с рыбьими косяками кто быстрее плавает – одна русалка или множество небольших гибких тел покрытых серебристой чешуей, здесь же подобное удовольствие по определения недоступно. Стоило только опустить взгляд на собственные окровавленные руки, и все хорошие мысленные образы вмиг исчезали, рассыпались пеплом. И вода в ведре как назло стала кровавой.
- Однако, благородные сэры обладают неплохими голосами. И знакомы с народным творчеством. Я и не знала...
Лучше б были поближе знакомы с добротой сердца. Заканчивая резать печень, оставляя в миске немного сырой, на случай если у Кейроса разыграется аппетит после экзекуции. Ведь насколько помнила, у оборотней после таких неприятностей, как обильная кровопотеря случались дикие приступы голода и раздражительности.
Красиво, - прислушиваясь к пению девушки, напряжение навалившееся тяжким грузом на хрупкие плечи наяды спадало, навевало сладкую тоску по мирному времяпрепровождению с родными людьми.

Отредактировано Синтия (Воскресенье, 5 октября, 2014г. 15:32)

38

Чем бы ни занимались живые, которые сейчас имелись в этих непритязательных стенах, Кейросу на краткое время стало совершенно всё равно. Забот не было, пожалуй, только у кабана и кролика.
Все эти песенки, намёки, скрытые смыслы — всё это нервировало волка, а больше всего раздражал внезапно возложенный на его плечи огромный камень ответственности за всё, за всех. За нерасторопных смертных, не успевших сбежать. За идиотов, не успевших вывезти и спрятать оружие. За тех, кто кричал сойкой в глубине леса. Птичек запекли в пирог? Да полно… Даже за Расти, в недобрый час пожаловавшего сюда.
Больше всего Керос боялся, что у кого-то сдадут нервы, и это моментально оправдает любое зверство со стороны Морана. А лорд Батори при этом останется во всём белом, даже если тут всё утопят в крови, да ещё и сокрушаться будет — вот, хотел миром, а эти неблагодарные твари сами всё испортили.
Обещаю, что оценю по достоинству ваше гостеприимство, Кейрос. Надеюсь, и господин Моран тоже...
Неспособным оценить  не предложил бы.
Кейрос дерзил. Он сделал всё, что мог, для сохранения самообладания, поэтому невольно держался за то, что у него ещё оставалось, раз повязали со всех сторон.
Держался, в принципе понимал, что сейчас будет, но всё равно оказался не готов. Медленно потянул воздух сквозь зубы, закипая от сдержанного бешенства.
Вот именно из-за этого, из-за этой процедуры Кейрос ушёл в лес в своё время. как бы Эвандер не пытался впихнуть в его голову понятие о компромиссе, он не принял это. И вот, пожалуйста — всё равно пришлось.
Пальцы дрогнули напряжённо в порыве вцепиться в глотку лорда, но Кейрос удержал себя от необдуманного порыва, а потом стало томно. С каждым глотком, выпитым вампиром, волк медленно расслаблялся, и чувствовал себя так, будто выпил хмельного.
Всё равно не прощу. Ни за что.
Он качнулся, когда клыки вышли из шеи, с трудом поднял тяжёлые веки и тут же с размаху ударился об стену. Не без помощи Морана, разумеется. Вряд ли начальник стражи ощутил, что волк так же зло вцепился в него ослабевшими пальцами. Кейрос вообще не привык кормить собственной кровью хищников, поэтому не мог приноровиться и соразмерно реагировать на отхлынувшие силы.
Боль от хватки была, но какая-то отстранённая, а потом Моран и вовсе перестал нежничать. Кейрос ткнулся лицом в стену, лишь в последний момент успев избежать сильного удара, который оставил бы след на лице.
Ничего похожего на деликатный укус вампира — Моран именно вгрызся в шею, и вообще позволил себе слишком многое. И слишком красноречиво. Да, что б его черти по ночам драли, это было унизительно, Моран словно ставил его на место слабого молодого самца, вынужденного подтверждать свой подчинённый статус, отдаваясь вожаку. Но Энджел не был вожаком для него, и Кейрос не стал впадать в истерику и устраивать драму с заламыванием рук. Тем более что кровопотеря милосердно сделала его неспособным на бурную реакцию, волк только прерывисто вздохнул, когда ненасытные и кровожадные гости оставили его в покое.
Ужасно хотелось сползти по стенке на пол и там отключиться на пару часиков, а вот этого было нельзя.
Кейрос повернул голову, непроницаемо изучая контингент у очага, словно пересчитывал их, поэтому не пропустил ни пения Эрин — безусловно, красивого, но у него осталось слишком мало крови, чтобы воспринимать прекрасное… ни движения рыжей наяды, бросившей щедрый ломоть сырой печени в миску. Пожалуй, этот сочащийся кровью кусок сейчас привлекал обессилевшего волка больше, чем всё пение мира.
Хуже всего то, что сейчас смертные расценят его слабость как невозможность их защитить, и примутся за самодеятельность, вот тут-то им и наступит конец.
— Керк, иди сюда, — сквозь зубы процедил оборотень, стоило только смертному двинуться с места. Он оперся на его плечи, подтолкнул в сторону очага, на деле просто воспользовался, как костылём. Взял тряпку и полил горячей водой из чайника, быстро вытер шею, и без особого смущения взял миску.
Рыжей наяде достался долгий благодарный взгляд. Волк вообще любил женщин, которым не нужно растолковывать мелочи и нюансы.
Отрезав кусок, Кейрос положил его в рот, отпустил Керка, оперся спиной об стену и начал руководить накрыванием стола. Чем-то ему нужно было заняться, верно? Заодно отгородил зону с потенциальными жертвами от потенциальных хищников. Он не ел, а лишь гарантировал себе успокоительное ощущение свежей плоти во рту, это позволяло вести себя спокойно, усыпляло инстинкты, требовавшие озвереть.
Боюсь, что выпекать пироги этот очаг не приучен, — насмешливо проговорил Кейрос и поморщился. Он думал, что говорит насмешливо, но голос оказался слаб. И кусок печёнки как-то незаметно проглотился сам.
Но мясо не хуже, смею вас уверить. Присаживайтесь, гости дорогие, — он кивнул мальчишке, который уже разливал хмельной мёд, и взглядом показал за печку, куда этому оболтусу и надлежало спрятаться.

39

— Неспособным оценить  не предложил бы.
Злишься, волк...
Да, Кейрос весьма очевидно злился и не счел нужным это скрывать. Батори ничего не сказал, чтобы не подливать масла в огонь. В том месте, где стояли два волка, воздух, казалось, и так накалился до красна, а лесные жители в страшном напряжении ждали исхода. Даже Батори не был уверен, что Моран сможет сдержаться и не растерзает не пожелавшего подчиниться клану собрата. А ведь мог бы. Мог бы вполне...
- Однако, благородные сэры обладают неплохими голосами. И знакомы с народным творчеством. Я и не знала...
Батори тоже ничего не знал о певческих способностях Морана, врочем довольно неплохих, но о собственных был мнения очень среднего и рассмеялся.
- Боюсь, вы нам льстите, Эрин. Менестрелю наши голоса должны казаться чем-то вроде крика ворон...
Эрин в который раз попыталась смягчить напряженную обстановку. Анджей пристально наблюдал за девушкой, уже предполагая, что она может сейчас предпринять. Вспомнит ли она, что ей запрещено петь? Вряд ли... А если и вспомнит, то скорее всего принебрежет запретом.
Рыжая русалка, хозяйничавшая рядом с валлирийкой, смотрела на него слишком пристально, словно впервые увидев вампира. Батори прищурился и хищно улыбнулся, показав ослепительные клыки. Но тут же перестал пугать и подмигнул девушке, указав на вязанки душистых трав, развешанных по стенам избушки, а заодно на истерзавшуюся страхами смертную, то и дело вытиравшую передником слезы. В отличие от нее русалка держалась спокойно.
- Надеюсь, наяды умеют готовить чай? Помоги-ка хозяйке разобрать травы и ягоды. Горячее питье не помешает и в первую очередь дамам...
Между тем Моран очень рьяно взялся за дело и "общался" со своим лесным соклановцем очень по-своему, по-волчьи.
- О, Лорд Батори, я запомню этот пункт в правилах этикета.
Отлично распознав интонации начальника Стражи, Анджей вернул ему улыбку, продолжив:
- Запомните, пожалуйста, Энджел. И еще одно. Это правило касается исключительно вассалов, а не господ.)
С улыбкой наблюдая за обоими волками и предоставив Морану получить свою долю гостеприимства от Кейроса, Батори отошел к девушкам, разделывавшим кабана, и подозвал Керка, чтобы вдвоем водрузить часть туши на огромный вертел. Керк, бледный, как смерть, при виде оказываемого Кейросом гостеприимства этим нежданным гостям, похоже, давно считал минуты до смерти и готов был вот-вот броситься на помощь волку, но пересилил себя и подошел, хоть и чувствовалось, что он натянут, как тетива. Расти поднялся со своего места, тревожно наблюдая за ним и за лордом, но Батори молча пригвоздил его взглядом и тот снова упал на корягу, служившую тут скамьей.
Общими усилиями кабан был водружен на огонь... А мясо на сковородке, нарезанное пластами, давно шкворчало, источая восхитительный аромат.
Батори осторожно вытащил из пальцев Эрин отданный ей ранее нож, и отрезал на пробу небольшой кусок едва прихваченного огнем мяса, неторопясь его прожевал и встал рядом с очагом, привалившись к стене плечом и покручивая в пальцах охотничий нож. Блики пламени отражались от клинка и красноватыми языками плясали на его лице, снова принявшим хищное и одновременно слегка задумчивое выражение.
Он не ошибся, наблюдая за Эрин. Помешивая что-то в подвешенном с краю очага котелке, валлирийка тихо запела.
Скорее всего мало кто понимал, что же произошло...
Сначало пение лилось едва слышно, но после голос окреп. Мелодичный напев Ярмарки в Скарборо не стал громче, но какой-то из глубинных тембров словно усилился и стал накрывать собой все помещение маленькой избушке, в котором собралось столько разных людей... И скоро все до одного почувствуют, как спадает напряжение и агрессия уступает место спокойному течению мыслей, не окрашенных больше жаждой крови врагов...
Батори улыбался девушке, действительно наслаждаясь ее голосом, и, словно ничего не произошло, устраивая ее на своем плаще поближе к огню, наклонился к ней и тихо шепнул:
- Вернемся домой и я напомню о твоем обещании больше не петь там, где собираются люди. По-своему напомню, не обессудь.
Батори не злился, скорее воспринял с юмором эту ее попытку всех примирить.
— Боюсь, что выпекать пироги этот очаг не приучен. Но мясо не хуже, смею вас уверить. Присаживайтесь, гости дорогие. - Моран наконец выпустил Кейроса и тот, заметно ослабевший после двойного кровопускания, пытался держать лицо. Молодец. У него это получалось неплохо.
Кейрос сделал попытку незаметно загнать мальчишку за печь, убрав с глаз Морана и лорда вампиров, но Батори не оценил его жест и заставил сына Керка вернуться назад. Лучше бы тому было оставаться на виду - слишком молод и  легкомысленен. Ведь наверняка полезет искать оружие, если  разговор снова хоть чуть-чуть обострится, и тогда ему точно придет конец. Смертные плохо понимают опасность и первым делом хватают нож.
- Нет, Кейрос...  Пусть сядет с нами, как его мать и отец. В конце концов мы здесь не на Охоте, а они голодны. Тем более, что кабан... - Батори устроился рядом с Эрин, перевел взгляд на притихшего Расти и улыбнулся. - ... Тем более, что кабан ведь изначально предназначался им.
Батори повернулся к старающемуся не отсвечивать Расти и поманил его жестом к себе...
- Ужин великолепен, но к нему явно не хватает хорошего хлеба. Моя лошадь привязана в Долине Святых камней. Возьми ее и отправляйся в ближайший поселок. Привези хлеба побольше и несколько бурдюков вина. Лови! - он отцепил от пояса мешочек с золотом и бросил гному. Тот машинально поймал брошенный ему предмет и поклонился, не веря своим ушам.
- Сию минуту, мой господин... - оглядываясь на остальных и словно боясь от Батори какого-то подвоха, но все же выдавив из себя положенные слова, гном пулей вылетел из избушки.
Посмотрев ему вслед, вампир рассмеялся и кинул взгляд на начальника стражи
- Ну что, Энджел... Давай наконец признаемся, что приняли нас здесь хорошо...

40

- Надеюсь, наяды умеют готовить чай? Помоги-ка хозяйке разобрать травы и ягоды. Горячее питье не помешает и в первую очередь дамам...
- Умею, сеньор.
Посмотрев на вязанки трав, затем на перепуганную плачущую женщину, сердце Синтии сжалось. Откровенно говоря, наяда сомневалась, что сейчас этой бедняжке поможет чье-то пение или же горячий успокоительный отвар, но попробовать все же стоило.
- Вытирай слезы, - как можно мягче, - и помоги мне, пожалуйста, заварить чай.
Заканчивая резать печень, выкидывая последние куски в котелок, то же, что предназначалось для лесного стража так и осталось лежать в миске нетронутым. Головой понимая, что тихая женская истерика дело затяжное, пострашнее резни во время битвы, сердцем же… К черту сердце, оно говорило лишь глупости, подталкивающие к большим бедам. Да перестань же ты плакать! Это может провоцировать не только мужчин. Отмыв руки от свежей животной крови, Синтия почистила свой нож и привычным движением руки вернула его в ножны.
- Сначала сделаем так, - стерев бережно соленый ручек с щеки перепуганной бедняжки, - так лучше, а теперь можно и делом заняться. Это же твой дом, покажешь, где, что искать? - щебетала Синтия, стараясь отвлечь женщину от внутренних страхов хоть немного, - а взамен, я тебе расскажу немного о своем доме, той его части, куда опасно нырять наземным жителям. Слышала про заводь русалок, куда так стремятся попасть колдуны, да ведьмы за благословением водяных духов? – Получив утвердительный кивок, наяда продолжила, как ни в чем не бывало, - этот участок озера невероятно красив и дик, потому как редко кто его находит без помощи отшельников староверов и нас, наяд. Путь к этой тихой заводи долог, тернист, но оно того стоит, правда лошадей в помощники я бы не стала брать. Ноги переломаю понапрасну. – Потянув мягко за руку за собой женщину, и та поддалась, позволила увести себя с места. – Трудно передать словами какой это восторг, встречать восходы и закаты солнца в той заводи. Час волка самый опасный, завораживающий. В лесу, наступающем на озерный берег, кипит активная жизнь. Совы сидят на самых высоких ветвях деревьев, выслеживают свою добычу. Долго, неподвижно словно древние статуи, изредка глухо ухая и получая в ответ подобное же уханье, ожидая едва заметного знака и вот таковой происходит. На земле, в траве слышится едва заметное шебуршание. Миг. Это крыса, может полевая мышь тащит к себе в норку еду. Грозная сова срывается с места, пикирует к земле, хватает добычу и скрывается в звездном небе бесследно. Подобный маневр заставляет всех маленьких жертв затаиться, кажется будто бы и вовсе они пропали, растворились в темноте, зато проявились другие жители ночи. Летучие мыши, возмущенные тем, что их, готовящихся ко сну, кто-то потревожил бесцеремонно. Нет. Они не пищат, как их наземные товарки, просто срываются с выбранного для сна места и перелетают в другое, ленно, наполняя воздух гулким звуком. Ночные бабочки и мотыльки, забывая о забавах, находят свое убежище в укромных уголках и замирают. Кто-то из этих хрупких созданий в дневном свете будет казаться сухим сучком, кто-то корой дерева, а есть такие по раскраске, что ни одна дневная птица не клюнет, испугается. Под водой же в это время кипит не менее активная жизнь, - задумавшись, о чем-то, - только в темное время суток ты ее не увидишь, почувствуешь, как только войдешь в воду. Прикосновения… со всех сторон разные. Это может быть мимолетное прикосновение, раз и нету, пропало, наглое агрессивное подталкивание, ласкающее, царапающее и отовсюду, куда не отплывешь. Это рыба, много рыбы не боящейся людей, ее еще удобно копьем ловить, но… там же и бездна поджидает. Наземные жители в ней и исчезают, без помощи наяд. Постепенно ночь уступает власть дневному времени. Вся суета темноты затихает. Все вокруг покрывается блестящими каплями росы, распускаются цветы, навстречу первым лучам солнца, просыпаются дневные птицы и начинается пение ласкающее слух. Над водной гладью появляется густой туман, скрывающий все вокруг, начинается восход. Страхи в такой момент отступают, рассеиваются. В лесах можно вновь ходить, не боясь попасть в беду. Только вот бездна никогда не открывает своих тайн наземным жителям, позволяя видеть лишь отражения леса, частично дно озера на неглубоководье и всю ту же рыбу не боящуюся людей. В свете дня эти гибкие тела приобретают размеры, краски и форму. Если нырнуть поглубже, с камнем, то можно будет заметить, что-то наподобие подводной скалы с резкими выступами, о которые легко порезаться. Чем глубже опустишься, тем холоднее станет, - улыбнувшись, - а еще в выступах можно найти блестящие побрякушки, что так щедро бросают колдуны и ведьмы только за возможность выманить русалку на поверхность. Есть даже символы веры, пущенные на дно, но они не такие красивые, как перстни и кольца, подвески там какие… наверное это и зовут люди сокровищем. Глупые, - невозмутимо, - это все принадлежит бездне, а она не любит делиться.
Что повлияло на работоспособность товарки по несчастью Синтии, оставалось вопросом. Девичья ли болтовня о гиблом месте собирающем кровавую дань с людей, по легендам, желание отвлечься или же возможность узнать о проклятом золоте, пущенном на дно, но подействовало. Особой радости во взгляде женщины не появилось, зато чай на травах заварен был. Бросив быстрый взгляд на смертного мужчину, заинтересовавшемуся историей, наяда добавила, как ни в чем не бывало.
- Это одна из сказок про золото, а вот место настоящее и рыбы там много, из той, что господам на столы подают.
Если на чистоту, то пока наяда рассказывала о заводи, немного сама себе успокоила нервы, потребности творить глупости существенно поубавилось. Оставалась только тревога за вервульфа отдувающегося одного за всех, в вопросах угощения кровью высокопоставленных господ. С ним точно порядок? Посмотрев вопросительно на Кейроса, и получив в ответ благодарный взгляд, успокоилась, не совсем себя поимая. С какой вообще радости так переживала за целостность шкуры оборотня? Не к месту и ни ко времени. В этом домике вообще творилось черт знает что. Встретились все кому только можно и нельзя ил живущих в Лотиане и не наносили друг другу вреда, пока что. А действо то какое… и готовили у очага женщины, мужчины вели свои беседы, время от времени демонстрируя кто важнее.
— Боюсь, что выпекать пироги этот очаг не приучен. Но мясо не хуже, смею вас уверить. Присаживайтесь, гости дорогие,
При слове – охота, наяда ощутимо вздрогнула, интуитивно посмотрев на дверь ведущую на волю, в лес.
- Ужин великолепен, но к нему явно не хватает хорошего хлеба. Моя лошадь привязана в Долине Святых камней. Возьми ее и отправляйся в ближайший поселок. Привези хлеба побольше и несколько бурдюков вина. Лови!
После этого маленький мужчина, как окрестила для себя гнома рыжеволосая девушка, распрощался с лордом вампиров и скрылся с глаз долой. Везучий, мне бы сейчас уйти.
- Сеньор, - обращаясь к лорду, - чай готов. Вам покрепче подать?


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Долина Святых Камней. Флуд Менестрельский.