Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » В плену у Судьбы » Авантюристы


Авантюристы

Сообщений 41 страница 60 из 141

41

- Я собирался предоставить тебе выбор: стать моим любовником или разделить судьбу Александра. Заодно и хотел сообщить, что твой Сир сидит в оной из соседних камер. Он все признал. В отличие от Дэвидсона попыток изменить показания не сделал. Он будет... скорее всего казнен.
Лантьер больше не вырывался, а сидел молча, позволяя Рочестеру держать себя. Сказанное князем на миг оглушило маркиза и по началу он не мог определить, какое из сообщений затронуло его больше. Предложение князя или известие о том, что Жермен арестован и вероятно будет казнен. Он, должно быть, должен был быть испуган и броситься умолять князя о помиловании для Сира, но вместо отчаяния он чувствовал радость и непередаваемое чувство освобождения от всех своих бед. Если бы Георг сообщил, что вместе с Жеромом арестован еще и Бернар, маркиз чувствовал бы себя самым счастливым вампиром на свете.
Жермена тоже пытали? - неожиданно спросил он, испытывая ни с чем не сравнимое чувство мстительной радости.
Георг поднялся и Лантьер жадно наблюдал, как этот только что изнасиловавший его мужчина двигается по камере, разыскивая свою одежду. Маркиз тоже поднялся, но одеваться не торопился, все еще переваривая сказанное Георгом.
- Теперь же... Теперь у тебя тоже есть выбор. Остаться со мной или уехать. Мы сейчас поднимемся наверх и я дам тебе подумать. Много времени не дам. Только пока мы будем пить чай, а потом ты мне ответишь. Хочешь ли ты остаться со мной, узнав на что я способен, если ты предашь меня еще раз, или предпочтешь уехать. Я не стану преследовать тебя, но путь в Англию и Шотландию для тебя будет навсегда закрыт. Если решись остаться, то мы попытаемся начать наше знакомства с начала, но тебе придется помнить только одно. Останешься со мной даже в мыслях не смей держать мысли о том что бы предать меня снова. Тогда то, что ты видел здесь окажется тебе детским утренником.
- Могу я спросить вас кое о чем, прежде чем дам ответ? - Антуан поднял с пола свои брюки и медленно застегивал их, все еще не отрывая напряженный взгляд от Георга. Пальцы еще не слушались, а он не хотел, чтобы Георг это заметил.
О подобном предложении Лантьер не смел даже мечтать. И если не ответил Георгу сразу, то лишь потому, что все еще был переполнен ощущением свалившегося на него счастья и ему надо было осознать, что все это не сон.
Поднятая с пола рубашка оказалась разорвана и в крови. Лантьер зашвырнул ее в угол, где уже валялась груда окровавленного тряпья - кажется одежда бедняги-Александра, полуобнаженный подошел к двери и прислонился к стене, ожидая, когда Георг выпустит его из этого жуткого места. Где-то глубоко в душе он все еще не мог поверить, что выходит из этого подвала живым.

42

Жермена тоже пытали?
Рочестер замер с недонадетым пиджаком и пристально посмотрел на маркиза.
- Только не говори, что ты расстроен этим фактом. - Предупреждающе проговорил вампир, и в голосе проскочили рычащие нотки. Это Георг вспомнил что этот мерзавец рассказывал о молодости своего потомка. Если бы он мог, он бы свернул шею и Жермену и Бернару, но если смерть Жермена еще будет понята, учитывая в чем он признался, то де Бонне все равно ускользнет. Это Георг понимал, тот слишком широко раскинул свои сети, ловя в них весьма и весьма внушительную добычу. Среди них были и Архонты Камариллы и их Юстициарии, Регенты Саббата и Кардиналы, Альфы оборотней и просто вожаки. Вампиры, оборотни, демоны. Казалось, нет числа должникам старого мерзавца или его деловым партнерам, запутавшихся в его паутине и тех, кто пользуется пойманный этим ублюдком в сети жертвами.
А если не убивать главного виновника, то смерть д'Амори становится просто проявлением бессилия. Впрочем, посадить его на кол или отрубить голову никогда не поздно. Закончив высказывать свое предложение, Георг вернулся к одежде.
- Могу я спросить вас кое о чем, прежде чем дам ответ?
Это было встречено Князем с пониманием. Если бы Лантьер согласился сразу, то у Рочестера возникли бы сомнения в искренности принятого решения.
- Конечно, спрашивай. И я постараюсь ответить на все вопросы, на которые смогу. И можешь не сомневаться - ответы будут честными. Или их просто не будет, но лгать я тебе не буду, но и тебе не позволю. - Прислуга, если и удивилась возвращению Лантьера или его внешнему виду, то никак не показали и быстро сервировали чайный стол на двоих. Рочестер хотел было предложить Антуану одну из своих рубах, но потом решил, что ему нравится смотреть на это тело и передумал. Он занял свое место и с наслаждением поднес чашку ароматного чая у губам. Старинные часы пробили пять раз, оповещая о времени традиционного чаепития.

43

- Только не говори, что ты расстроен этим фактом. - интонации в голосе князя слегка напрягли маркиза и он решил, что сегодня будет говорить с Георгом о своем Сире в последний раз
- Я бы соврал, если б ответил "да", - немного грустно улыбнулся Лантьер, невольно вспоминая все, что ему пришлось испытать от того, кто одарил его бессмертием, но забрал намного больше, чем его смертная жизнь. И если все сложится так, как говорит Георг, он больше не увидит Жермена. Никогда.
Немного напряженно он ждал ответа на свой вопрос и Георг его не разочаровал.
- Конечно, спрашивай. И я постараюсь ответить на все вопросы, на которые смогу. И можешь не сомневаться - ответы будут честными. Или их просто не будет, но лгать я тебе не буду, но и тебе не позволю.
Маркиз кивнул, но не стал задавать свои вопросы, решив не начинать разговор, пока они не покинут этот подвал. Здесь вся атмосфера все еще была словно пропитана предательством его и его Сира, болью ни в чем неч повинного Александра и прошлой жизнью Лантьера, о которой он, наконец, сможет забыть.
Они возвращались по коридорам назад и Антуан старался не замечать изумленных и изучающих взглядов придворных и офицеров охраны, от некоторых из которых его невольно бросило в дрожь.
Лантьер не сел в кресло, а продолжал стоять, прислонившись к камину, с удовольствием принимая обнаженным торсом идущее от него тепло, пока слуга разливал в чашки чай. А когда тот ушел, посмотрел на князя и осторожно взглянул на стоявший на подносе кувшин:
- Можно мне просто воды? - как истинный француз он так и не приучился к вкусу этого травяного напитка, так любимого англичанами, а, получив разрешение, утолил мучившую его жажду, выпив залпом два полных бокала, и только тогда решился продолжить начатый в камере разговор.
- Заранее прошу прощения, если чем-то задену вас. Вы дали мне понять, что ждете от меня честности, Ваше Высочество. Это такая редкость в нашем обществе в наши дни, что я хотел бы кое- что для себя прояснить. Например то, какого рода отношения вы желаете получить? Я знаю, что вы изучили мое досье и знаете все о том, чем я раньше был... Учитывая же мою вину перед вами, вы в любой момент можете превратить меня из маркиза в раба. Чего мне ждать, Ваше Высочество? Могу ли я рассчитывать хотя бы на какую-то долю равноправия в отношениях? И как мне быть с теми, кто в силу своего положения или иных каких-то причин рано или поздно может предъявить на меня права? - говоря это, он думал о Уэйне, немало не сомневаясь, что временно исчезнувший старый лис не приминет в скором времени появиться на горизонте.

44

- Можно мне просто воды?
- Конечно. - Рочестер указал рукой на кувшин с холодной водой. Привыкнуть к этому благородному напитку, привезенному из колоний, Антуан еще успеет, а если нет... что же, каждый имеет право на свой вкус.
- Заранее прошу прощения, если чем-то задену вас. Вы дали мне понять, что ждете от меня честности, Ваше Высочество. Это такая редкость в нашем обществе в наши дни, что я хотел бы кое- что для себя прояснить.
Георг приподнял бровь, словно говорил: тебе ли говорить о честности? Но вслух ничего не сказал. Потому что это было бы подло, причины поступков Князь уже знал и знал истинного виновника. Легко огульно обвинять всех и запальчиво кричать: все равно! Так нельзя! Я бы на его месте никогда! Легко и глупо. Как правило так заявляют только те, кто понятия не имеют о жизни и тех трудностях, которые подчас приходится претерпевать.
Например то, какого рода отношения вы желаете получить? Я знаю, что вы изучили мое досье и знаете все о том, чем я раньше был... Учитывая же мою вину перед вами, вы в любой момент можете превратить меня из маркиза в раба. Чего мне ждать, Ваше Высочество? Могу ли я рассчитывать хотя бы на какую-то долю равноправия в отношениях? И как мне быть с теми, кто в силу своего положения или иных каких-то причин рано или поздно может предъявить на меня права?
Рочестер задумчиво покрутил ложкой варенье в высокой вазочке. Он не торопился отвечать, подбирая слова и выискивая ответы на заданные вопросы. Потому что вопросы Лантьер задал правильные и очень актуальные. Актуальные для них обоих.
- Начнем с того, что я сам не знаю какие у нас с тобой получатся отношения. Потому и предлагал начать все с чистого листа, перечеркнуть все что было раньше. В том числе, и то что сегодня случилось в подвале. Наверное, мне следовало попросить за это прощения, но не стану. Потому что... потому что мне хотелось это сделать давно. Мне хотелось получить твое тело, а после того, как я узнал о тебе, мне захотелось растерзать тебя. Поэтому извинений не будет. Мы просто квиты. Теперь же мы начнем с чистого листа. Твое досье, как ты видел, я сжег. Не хочу знать о тебе со слов ищеек. Ты будешь сам рассказывать о себе. То что захочешь и когда захочешь. И уверен, я узнаю тебя лучше, чем если бы заучил наизусть ту папку. - Вампир задумчиво отправил ложку с вареньем в рот и прожевав продолжил. - И ты не прав совсем. Я не собираюсь делать из маркиза раба. Наоборот. Я планирую из раба сделать маркиза. Ты сам-то кем себя больше считаешь  в этот миг? Их рабом? Или свободным дворянином? Уверен, что знаю ответ. И уверен, что тебе это положение очень не нравится. И я готов помочь тебе, и это как раз и ответ на последний вопрос, о правах на тебя. Они есть только у твоего Сира, все остальное... лучше бы никому более не сметь заикаться об этих мистических правах на моего... фаворита. Мы с тобой сами определимся с нашими отношениями, а вот им полезно будет узнать о твоем именно таком положении рядом со мной. На все надо время, Тони... А твой Сир... я собираюсь дать тебе подданство, а он... его права действуют только пока он жив, вот пусть и не забывает об этом. О том, что жизнь хрупкая, даже жизнь вампира. И в любой момент его все права могут прекратиться вместе с его жизнью. Об этом мы с ним побеседуем еще на днях. Уверен, он поймет аргументы, а если не поймет... Значит, он сам виноват.
Рочестер допил чай и отставил чашку в сторону, а сам пристально смотрел на Лантьера и ожидал теперь его ответа.

45

После слов о честности выражение лица князя изменилось. Лантьер понял почему и опустил голову, понимая, какое мнение у Георга сложилось о нем. В чем-то Георг был прав и маркиз изо всех сил душил в себе вспыхнувшее недовольство от несправедливости мира. Он предпочел бы быть честным с князем с самого начала, но уж как получилось, так получилось.
- Начнем с того, что я сам не знаю какие у нас с тобой получатся отношения. Потому и предлагал начать все с чистого листа, перечеркнуть все что было раньше. В том числе, и то что сегодня случилось в подвале. Наверное, мне следовало попросить за это прощения, но не стану. Потому что... потому что мне хотелось это сделать давно. Мне хотелось получить твое тело, а после того, как я узнал о тебе, мне захотелось растерзать тебя. Поэтому извинений не будет. Мы просто квиты. Теперь же мы начнем с чистого листа. Твое досье, как ты видел, я сжег. Не хочу знать о тебе со слов ищеек. Ты будешь сам рассказывать о себе. То что захочешь и когда захочешь. И уверен, я узнаю тебя лучше, чем если бы заучил наизусть ту папку.
Антуан поднял голову и подавил тяжкий вздох. И ему, и князю сложно будет забыть то, что произошло. Грязь легко липнет, но смывается тяжело. Но он вполне оценил благородный жест Георга и был ему благодарен. Больше того, он и сам хотел все забыть. Если б это было возможно. Но какой-то умный человек сказал, что без прошлого нет будущего. Каким бы не было прошлое, его нельзя выкидывать, как старый башмак.
- И ты не прав совсем. Я не собираюсь делать из маркиза раба. Наоборот. Я планирую из раба сделать маркиза. Ты сам-то кем себя больше считаешь  в этот миг? Их рабом? Или свободным дворянином? Уверен, что знаю ответ. И уверен, что тебе это положение очень не нравится. И я готов помочь тебе, и это как раз и ответ на последний вопрос, о правах на тебя. Они есть только у твоего Сира, все остальное... лучше бы никому более не сметь заикаться об этих мистических правах на моего... фаворита. Мы с тобой сами определимся с нашими отношениями, а вот им полезно будет узнать о твоем именно таком положении рядом со мной. На все надо время, Тони... А твой Сир... я собираюсь дать тебе подданство, а он... его права действуют только пока он жив, вот пусть и не забывает об этом. О том, что жизнь хрупкая, даже жизнь вампира. И в любой момент его все права могут прекратиться вместе с его жизнью. Об этом мы с ним побеседуем еще на днях. Уверен, он поймет аргументы, а если не поймет... Значит, он сам виноват.
- Жермен не глуп. - проговорил тихо Лантьер, с удовлетворением представляя себе д'Амори в подвале на пыточном столе, - Он все отлично поймет, если вопрос будет поставлен именно так. Не знаю, как выразить вам свою признательность, Ваше Высочество, но я клянусь, что стану достойным того доверия, что вы мне оказали. Вы обещаете мне равноправие в отношениях, а для меня это очень много значит. Бог видит, как мне хотелось бы быть идеальным для вас, но к сожалению это не так. Я такой, какой есть. Из меня не получится идеала и, как бы мы оба не хотели забыть, с чего все началось, это всегда будет стоять между нами. Я благодарен за все, что вы пытаетесь сделать для меня, но позвольте мне сказать вам одну вещь. Это всего одно условие, при котором я перестану быть честен с вами и перестану быть вашим покорным слугой. И ваше право, принять это условие или отвергнуть и сейчас же выгнать меня с позором. Если когда-нибудь вы станете относиться ко мне так же, как относился Жермен, я оставляю за собой право возненавидеть вас так же, как сейчас ненавижу его, и сделаю все возможное, чтобы разорвать нашу связь. И уйду, даже если на кону будет стоять моя жизнь...
Антуан подошел к князю, опустился перед ним на колени и коснулся губами его руки. Он был вымотан так, словно это его, а не Александра пытали сегодня всю ночь напролет и чувствовал насущную необходимость хотя бы на несколько часов остаться одному.
- А сейчас, вы позволите мне на некоторое время уйти к себе? Мне надо подумать обо всем и прийти в себя.

46

- Жермен не глуп. Он все отлично поймет, если вопрос будет поставлен именно так. Не знаю, как выразить вам свою признательность, Ваше Высочество, но я клянусь, что стану достойным того доверия, что вы мне оказали. Вы обещаете мне равноправие в отношениях, а для меня это очень много значит.
- Это в его интересах - понять правильно. - Очень жестко ответил вампир, про себя же подумал, что Лантьер слишком высокого мнения об умственных способностях своего Сира. Тот, кто пытался влезать в интриги против Уэйна, не имея хотя бы половины его опыта, не мог считаться умным. Заявления и клятвы Рочестер выслушал очень внимательно, принимая их без слов.
Я такой, какой есть. Из меня не получится идеала и, как бы мы оба не хотели забыть, с чего все началось, это всегда будет стоять между нами. Я благодарен за все, что вы пытаетесь сделать для меня, но позвольте мне сказать вам одну вещь. Это всего одно условие, при котором я перестану быть честен с вами и перестану быть вашим покорным слугой.
На миг глаза Князя потемнели при упоминании условий, но лишь на миг. Тот самый миг, которого вентру хватило чтоб понять справедливость требований молодого маркиза и задавить гнев в зародыше. А когда услышал это условие, то и вовсе устыдился своей вспышки.
Если когда-нибудь вы станете относиться ко мне так же, как относился Жермен, я оставляю за собой право возненавидеть вас так же, как сейчас ненавижу его, и сделаю все возможное, чтобы разорвать нашу связь. И уйду, даже если на кону будет стоять моя жизнь...
- Это справедливое условие. Даже не могу назвать это условием, скорее это то, что ты чувствуешь и предупреждение мне. Спасибо... Тони... - Теперь называть этого тореадора холодным, как греческие статуи полным именем "Антуан" Георгу казалось невозможным, словно выстроить между ними барьер из ледяных блоков. Имя "Тони" же казалось теплым и родным. Когда Лантьер склонился и поцеловал Принцу руку, то он воспринял это как окончательный ответ "да", и в свою очередь в ответ, принимая это "да", провел тыльной стороной другой ладони по щеке и шее маркиза. Там, где все еще были видны следы недавнего злого и страстного укуса.
- А сейчас, вы позволите мне на некоторое время уйти к себе? Мне надо подумать обо всем и немного прийти в себя.
- Нет... - Георг покачал головой и поторопился объяснить свой отказ. - Тебе сегодня лучше не покидать замок. Дело даже не в отсутствии рубашки, те мог бы взять одну из моих, но, поверь мне, лучше остаться в замке. Слуги проводят тебя в одну из гостевых комнат, можешь остановиться рядом здесь, а хочешь, можешь занять одну из дальних комнат, где тебя никто не побеспокоит, а потом, когда ты захочешь, приходи, и мы начнем наше знакомство. 
Георг позвал слуг и приказал проводить гостя куда тот пожелает, и выполнять его приказы как выполняли бы приказы самого Принца. Когда Лантьер вышел, секретарь, мявшийся уже несколько минут у дверей поторопился изложить свои новости. Выслушав, Георг решительно поднялся и поторопился в кабинет.

47

http://img-fotki.yandex.ru/get/6620/46858852.30/0_95c4c_a2d4acd0_XXL.jpg

48

Дамиан сидел в кабинете Георга, поглаживая небольшую шкатулку красного дерева. Смуглые пальцы скользили по резной крышке, осторожно касаясь выполненного искусным резчиком затейливого рисунка, изображавшего королевский герб. Потемневшая от времени монограмма тонкой золотой вязью оплетала узоры герба. В шкатулке лежала баснословной цены брошь, принадлежавшая некогда высокородной любовнице короля...
Что только не придумывал Бернар, чтобы оставить эту вещь у себя, казалось еще немного и старого проходимца хватит удар, но Дамиан на этот раз был не преклонен и, уходя, забрал шкатулку с брошью с собой, оставив дворецкого жалостливо стонать, прикладывая к лысой голове смоченный в холодной воде платок...
Ничего, впредь ему будет урок... - подумал про себя Дамиан, оглядываясь на страдальца через плечо и вышел, громко захлопнув дверь. А сейчас, он улыбался, вспоминая выражение лица покинутого де Бонне. Похоже, тот действительно сильно переживал свой вынужденный скорый отъезд из Лондона.
Ненавижу быть миротворцем... тем более, что демону такая роль не пристала...
- Дамиан откинулся в кресле в ожидании Георга и поднял глаза вверх, в который уже раз изучая лепку на потолке и сцены, изображающие мифологических персонажей. Бернару путь в Лондон теперь, похоже, будет закрыт. Его приятель Жермен Дамиана не интересовал. Он был слишком мелкой сошкой и использовался демоном лишь для некоторых щекотливых поручений, которые он, впрочем, недурственно выполнял. Куда сложнее была проблема с Робертом Уэйном. И именно ее Дамиан собирался решать в первую очередь и независимо от того, что там себе надумал Георг... Ну и, разумеется, Александр... Этот парень, по мнению демона, пострадал уж совсем ни за что...
Князь где-то задерживался и демон гадал, какие чувства сейчас могут владеть Георгом.

49

Если бы Дамиан нарочно пытался найти самый благоприятный момент для предстоящего разговора, то вряд ли бы смог найти иной.
Георг как раз обдумывал как бы повести разговор со страдающим на дыбе Жерменом так, что бы тот уперся и отказался принимать условия Князя Лондона. Если откажется и упрется, то Рочестер с легкой душой отдаст приказ о казни. И тут останется только решить, устроит ли Тони просто сообщение о состоявшейся расправе или лучше подарить тому голову мерзавца?  А может, пригласить на казнь?
- Дамиан. Добрый вечер. - С порога поздоровался Принц и прошел в свой кабинет, где уже вполне освоился демон. - Если ты пришел говорить об этом лысом скользком змее, то даже не начинай. Ноги его не будет в Британии, а все его "школы" и "увеселительные заведения" уже закрыты. Пусть радуется что не сожжены к чертям собачьим.
Рочестер привык брать быка за рога и сразу переходить к делу. Тут, и правда, было все предельно просто. Добраться до лысой башки лягушатника чтоб открутить ее просто не получится, а все остальное - тут Князь в своем праве, и пусть даже не пытаются спорить. А домам этого прохиндея, двор найдет более подходящее назначение.  Сложнее был вопрос с Уэйном. Точнее, таковым он был вчера, пока воинствующий Принц был на взводе и настроен махать мечом направо и налево. Теперь же он успел перевести дух. Георг иногда казался слишком наивным и даже глупым, но как раз дураком-то он не был, и понимал что если бы не его жесткая рука, то община давно бы уже перегрызлась - тому есть примеры, но, если бы не хитрость и изворотливость Уэйна, то она бы и вовсе перестала существовать. Да и понимал Князь, что успехи в договоре с шотландцами не на пустом месте возникли. Что не просто так они упирались два года, а сейчас, внезапно стали сдавать позиции. И знал что причиной тому отказ Парижа поддержать их, а еще ранее было прекращение торговых соглашений с Брюсселем и Нюрнбергом. И благодарить за все это следует проходимцев Уэйна и Кера. Но, понимать-то Рочестер понимал, а злиться меньше не переставал.
- А его дружка я, и вовсе, думаю казнить. Не велика потеря, а дышать всем легче станет. - Выдохнул Георг и тяжело опустился на стул. Только сейчас он заметил что демон что-то держит в руках и тут же его начало грызть любопытство, что же именно притащил Дамиан? Ну, не скальп же Бернара! А жаль!

Отредактировано Георг Гордон Рочестер (Понедельник, 31 августа, 2015г. 17:40)

50

- Дамиан. Добрый вечер. Если ты пришел говорить об этом лысом скользком змее, то даже не начинай. Ноги его не будет в Британии, а все его "школы" и "увеселительные заведения" уже закрыты. Пусть радуется что не сожжены к чертям собачьим.
- Нет. Конечно же нет... - улыбнулся, поднимаясь, Дамиан самой наирадушнейшей улыбкой и, подойдя к Георгу, приобнял его за плечи и крепко прижал к груди. - Должен тебе сказать, что мой дворецкий уже наказан и пребывает в глубочайшем раскаяньи за все, что он тут натворил. И в доказательство этого он просил меня передать вот эти бумаги с выражением его нижайшей преданности и почтения.
С этими словами Дамиан извлек жестом фокусника пачку бумаг и с добродушной улыбкой передал их в руки Георга, - Здесь все документы, передающие права на его заведения твоему благотворительному фонду. Я думаю, ты найдешь им лучшее применение, чем Бернар. Поверь мне, друг мой, идея конфисковать имущества такого известного человека, как Бернар де Бонне, не может быть хороша и правильней будет сделать все по закону. Согласись, ни мне, ни тебе не нужны проблемы, а тронуть Бернара, значит тронуть тех, кто посещает его развлекательные дома...
Бернару, должно быть, сейчас крепко икалось у себя в апартаментах, потому как мысли демона о нем были далеки от того благодушия, что выражало его лицо.
- А его дружка я, и вовсе, думаю казнить. Не велика потеря, а дышать всем легче станет.
Дамиан умиротворяюще улыбнулся и сжал князю плечо.
- Согласен. Вполне согласен. У д'Амори отвратительная репутация и еще более отвратительные манеры. Совсем не то, что у его потомка, ты ведь заметил это, Георг?
С этими словами Дамиан развернул бархатную тряпицу, в которую была завернута драгоценная шкатулка и положил ее перед Георгом на стол.
- Кровь - удивительная штука и никогда не знаешь, где она проявит себя. Эта вещица некогда принадлежала матери Антуана де Лантьер. Бернар очень давно купил ее у прежних хозяев Лантьера и когда-нибудь хотел лично вручить ему. Но мне кажется будет намного лучше, если ты вручишь ее сам... А теперь, когда мы закончили с этим, думаю, нам стоит перейти к более важным вещам. Первая из них - Александр... Если ты не против, я заберу парня с собой...
Дамиан замолчал и выжидательно посмотрел на Георга. Сейчас многое зависело от него.

51

- Нет. Конечно же нет...
Радуше и приветливость Дамиана обезоруживали и Рочестер почувствовал себе обескураженным. Но, в то же время, она и ободряла и успокаивала. С демоном лучше было дружить, а не ссориться. Не тот противник, чтоб с ним играть в такие игры.
- Должен тебе сказать, что мой дворецкий уже наказан и пребывает в глубочайшем раскаяньи за все, что он тут натворил. И в доказательство этого он просил меня передать вот эти бумаги с выражением его нижайшей преданности и почтения.
- Кто? Ты о ком сейчас? - На миг растерялся вампир, но тут же понял и оценил хитрый ход Дамиана. Он одним махом и прикрыл задницу этого мерзавца и, в то же время, укоротил его руки, не в меру шаловливые.
- Здесь все документы, передающие права на его заведения твоему благотворительному фонду. Я думаю, ты найдешь им лучшее применение, чем Бернар. Поверь мне, друг мой, идея конфисковать имущества такого известного человека, как Бернар де Бонне, не может быть хороша и правильней будет сделать все по закону. Согласись, ни мне, ни тебе не нужны проблемы, а тронуть Бернара, значит тронуть тех, кто посещает его развлекательные дома...
- Здесь они у меня развлекаться не будут. Пусть плывут через Ла Манш. - Упрямо ответил Рочестер, но бумаги взял с огромным облегчением. Несомненно, такой выход был намного более красивым. Чувствовалась рука опытных интриганов... Кстати, об интриганах. Странно, что еще ни разу не прозвучало имя Роберта. Очень странно. Или Дамиан и ему нашел должность? И тут-то Георг почувствовал не просто растерянность, а страх. Нет, определенно, он был не готов потерять советника Уэйна, чтоб ему, хитрому лису, икалось неделю! Хотя, ладно, пусть, пару дней поикает и возвращается... Но если еще раз посмеет мне в постель своих диверсантов совать!
- Согласен. Вполне согласен. У д'Амори отвратительная репутация и еще более отвратительные манеры. Совсем не то, что у его потомка, ты ведь заметил это, Георг?
Тут оставалось только усмехнуться. Даааааааа уж... Вот паразиты! Но, о чем это он? Не только же о простецком происхождении этого дурня Жермена?
- Кровь - удивительная штука и никогда не знаешь, где она проявит себя. Эта вещица некогда принадлежала матери Антуана де Лантьер. Бернар очень давно купил ее у прежних хозяев Лантьера и когда-нибудь хотел лично вручить ему. Но мне кажется будет намного лучше, если ты вручишь ее сам...
Вампир взял брошь в руку, просил короткий взгляд и тут же растерянно поднял голову. Не узнать эту вещь было невозможно для представителя любой королевской семьи Европы. Но задать все вопросы, мгновенно родившиеся в голове Рочестер не успел.
А теперь, когда мы закончили с этим, думаю, нам стоит перейти к более важным вещам. Первая из них - Александр... Если ты не против, я заберу парня с собой...
Минуту Князь смотрел на Дамиана, а потом покачал головой.
- Знаешь, что меня больше всего удивляет, это то, сколько же у тебя денег, чтоб содержать такой штат шпионов. Ведь, если только в моем дворце их целая толпа, то сколько же их у твоих врагов? - Рочестер усмехнулся и поднялся, разлив по бокалам арманьяк, он протянул один Дамиану. Брошь уже заняла место в кармане Георга, плотно завернутая в бархат. - Знаешь, стоило бы не отдавать его. Запереть в камере и забыть о нем. Как урок чтоб перестали совать мне в постель своих...
Георг не смог сразу подобрать правильное слово, а другие, крутившиеся в голове не подходили. Они или не передавали отношения Князя к ситуации и участникам, или были слишком грубыми.
- Казнить его я, конечно, не буду. Но вот не вижу причин идти на уступки после такой подлости. Парня, конечно, положа руку на сердце, жалко, но, согласись, уступлю я сейчас, ведь надумают вскоре снова повторить, решив, что все это сойдет с рук. - Вампир покачал головой. Он, действительно, не знал как поступить. И приди Дамиан вчера, ответ был бы совсем иной. Не исключено, что в виде ответа была бы голова этого незадачливого интригана.

Отредактировано Георг Гордон Рочестер (Понедельник, 31 августа, 2015г. 19:45)

52

Георг так и не спросил про Роберта, но Дамиан видел, что он очень хотел. Ничего. Демон тоже пока молчал, предлагая князю самому задуматься о судьбе своей страны, брошенной без его серого кардинала на растерзание разным врагам.
Пусть. Думать иногда очень полезно. Дамиан был высокого мнения о Георге, но его вспыльчивость и горячность не раз осуждал.
А Уэйну тоже будет хороший урок. Надо было лучше изучать своего не в меру любвеобильного князя, прежде чем подсовывать разную шантропу. Под шантропой демон имел в виду Антуана, сильно жалея сейчас, что когда была такая возможность, не выкупил его у Бонне и не отдал в руки талантливых мастеров.
- Знаешь, что меня больше всего удивляет, это то, сколько же у тебя денег, чтоб содержать такой штат шпионов. Ведь, если только в моем дворце их целая толпа, то сколько же их у твоих врагов? Знаешь, стоило бы не отдавать его. Запереть в камере и забыть о нем. Как урок чтоб перестали совать мне в постель своих... Казнить его я, конечно, не буду. Но вот не вижу причин идти на уступки после такой подлости. Парня, конечно, положа руку на сердце, жалко, но, согласись, уступлю я сейчас, ведь надумают вскоре снова повторить, решив, что все это сойдет с рук.
Дамиан улыбнулся и принял из рук князя отливающий темным янтарем арманьяк.
- Не жаль мальчика? - внимательно посмотрел Георгу в глаза и, салютуя, приподнял бокал, - Он ведь в сущности и виноват лишь в том, что выполнял чужую волю, которую не исполнить никак не мог. Возможно... даже мою... - неторопливо проговорил, задумчиво посмотрел сквозь бокал на свет и с удовольствием сделал глоток. - Открою тебе одну маленькую тайну, Георг. Алекс у меня на Узах. Это к слову о тех шпионах, о которых ты говорил. Оставишь его у себя в тюрьме и мальчишка без моей крови умрет ровно через четыре недели. Я слишком хорошо тебя знаю. Вряд ли ты сможешь после этого спокойно жить. Как ни как, но вы с ним довольно долго были близки...
Демон сделал еще глоток и отставил бокал на стол. Подался вперед, скрестив пальцы перед собой...
- Мне бы очень не хотелось напоминать, друг мой, чьим потомком является Александр. Перемирие над Ла-Маншем в большей степени зависит в наши дни от тебя и Андреса. Тронь Андреса и это хрупкое перемирие рухнет. К тому же... напомни-ка мне, чьим подданным в данный момент является Антуан де Лантьер? Что если в бедах своего потомка он сочтет виновным этого молодого вампира? Как бы Андрес не затребовал выдачи тореадора или чего доброго... не подослал к нему наемных убийц...
Дамиан замолчал и сокрушенно покачал головой, неторопливо допивая свой арманьяк.

53

- Не жаль мальчика? Он ведь в сущности и виноват лишь в том, что выполнял чужую волю, которую не исполнить никак не мог. Возможно... даже мою...
Георг онемел и молчал не одну минуту, а потом все же покачал головой, но высказать вслух результат своих размышлений не успел. Последовал еще один удар.
- Открою тебе одну маленькую тайну, Георг. Алекс у меня на Узах. Это к слову о тех шпионах, о которых ты говорил. Оставишь его у себя в тюрьме и мальчишка без моей крови умрет ровно через четыре недели. Я слишком хорошо тебя знаю. Вряд ли ты сможешь после этого спокойно жить. Как ни как, но вы с ним довольно долго были близки... Теперь Рочестер думал дольше, он неторопливо пил арманьяк, погрузившись в свои мысли.
- Мне бы очень не хотелось напоминать, друг мой, чьим потомком является Александр. Перемирие над Ла-Маншем в большей степени зависит в наши дни от тебя и Андреса. Тронь Андреса и это хрупкое перемирие рухнет. К тому же... напомни-ка мне, чьим подданным в данный момент является Антуан де Лантьер? Что если в бедах своего потомка он сочтет виновным этого молодого вампира? Как бы Андрес не затребовал выдачи тореадора или чего доброго... не подослал к нему наемных убийц...
А вот теперь вампир вскинулся и посмотрел на Дамиана очень нехорошим взглядом.
- Не надо только угрожать мне, Дамиан. Мне известно, что ты не очень доволен что твой старый друг продвинул меня на это место. У тебя был другой кандидат. Знаю. Но и тебе должно быть понятно, что он не удержал бы эту общину. И Роберт один не удержит. Не все можно уладить интригами. То же сейчас можно сказать не только про Андреса. Мир на грани очередной войны и все это отражается на общинах. Мальчишку, ты прав, мне жалко, но и просто так это я спускать не собираюсь. Никому. Извини, Дамиан, но ни Роберту, ни Андресу, ни тебе решать кто входит в мою личную жизнь. И попытки так влиять на меня я расценивал и расцениваю как нападение. Если что-то надо от меня - просто скажите, а не устраивайте всего этого.
Потом Георг снова замолчал, он задумался о том, что уже второй раз Дамиан так настойчиво говорит о Лантьере, словно он настолько дорог Лондонскому Князю, что этим его можно склонить к уступкам. Будь тут тот же Роберт или кто-то еще, Рочестер бы только отмахнулся и подписал бы тореадору приговор, избавившись от этого источника шантажа и давления, но это был демон, а тот мог знать и понимать то, что сам Георг еще не понял, разобраться в тех чувствах, в которых вентру сам не разобрался. И в этом разрезе, такие ультиматумы приобретали совершенно иное значение.
- Лантьер останется у меня и станет моим подданным. Если для этого нужна жизнь Александра - забирай. Вот только скажи... когда ты успел его посадить на Узы? Готов спорить, еще на днях он был свободен от них... - Вампир допил арманьяк и, подумав, плеснул еще. - А теперь, скажи мне, Роберт так и собирается и дальше прятаться у тебя в тропиках? Я его, кстати, не отпуск не отправлял. И мне советник нужен не для того что бы решать за меня какую симпатичную задницу мне хочется видеть в своей постели, а  совсем для других вопросов. И их накопилось немало после поездки в Эдинбург. Одни кадровые вопросы чего стоят. Уже то, что Саббатиты настаивают на назначении своих кандидатов на ключевые должности, пытаясь сосредоточить реальную власть оружия именно в своих руках. Вот это должны решать эти великие умы!
Рочестер смотрел в лицо Дамиану, ожидая ответа. И вопрос был не праздный, уступить здесь, значит, вскоре потерять Лондон и тогда успех договоренностей обернется крахом. И если сейчас Дамиан и эти его умники решат поддержать сторону Эдинбурга... Нет, об этом лучше и не думать.

54

- Не надо только угрожать мне, Дамиан. Мне известно, что ты не очень доволен что твой старый друг продвинул меня на это место. У тебя был другой кандидат. Знаю. Но и тебе должно быть понятно, что он не удержал бы эту общину. И Роберт один не удержит. Не все можно уладить интригами. То же сейчас можно сказать не только про Андреса. Мир на грани очередной войны и все это отражается на общинах. Мальчишку, ты прав, мне жалко, но и просто так это я спускать не собираюсь. Никому. Извини, Дамиан, но ни Роберту, ни Андресу, ни тебе решать кто входит в мою личную жизнь. И попытки так влиять на меня я расценивал и расцениваю как нападение. Если что-то надо от меня - просто скажите, а не устраивайте всего этого.
Дамиан выслушал внимательно и кивнул. Во многом, в очень многом Георг был прав. Но во многом - нет. Сейчас демон не угрожал. Георг вообще не был в курсе того, каким бывает демон, когда собирается угрожать. Спокойно допив арманьяк, Дамиан отставил бокал и с теплой улыбкой взглянул на Георга.
- Даю слово, я никогда не угрожал тебе, друг мой. Ни ранее, ни теперь. Ты прав, я был против твоей кандидатуры на место Князя, но ты с честью выдержал этот экзамен и я вынужден признать, что ошибался. Вы с Робертом отлично сработались. Из вас получился прекрасный тандем и я не намерен его нарушать. Напротив. Я лично снесу голову всякому, кто посмеет рискнуть вас разделить.
- Лантьер останется у меня и станет моим подданным. Если для этого нужна жизнь Александра - забирай. Вот только скажи... когда ты успел его посадить на Узы? Готов спорить, еще на днях он был свободен от них...
Демон прищурился и улыбнулся своей особенной улыбкой, словно наевшийся сметаны довольный кот.
- Вчера. Он не выдержал бы повторых пыток, если бы не моя кровь. А теперь я ответственен за него и увезу к себе. Кстати, мальчишка действительно влюблен в тебя, Князь, а так ему проще будет тебя забыть.
Дамиан поднялся и поднял с соседнего кресла свой темный плащ, совсем не современный, а словно затянутый сюда из старых времен, и, накинул его на плечи, став в миг словно выше ростом.
- А теперь, скажи мне, Роберт так и собирается и дальше прятаться у тебя в тропиках? Я его, кстати, не отпуск не отправлял. И мне советник нужен не для того что бы решать за меня какую симпатичную задницу мне хочется видеть в своей постели, а  совсем для других вопросов. И их накопилось немало после поездки в Эдинбург. Одни кадровые вопросы чего стоят. Уже то, что Саббатиты настаивают на назначении своих кандидатов на ключевые должности, пытаясь сосредоточить реальную власть оружия именно в своих руках. Вот это должны решать эти великие умы!
Выслушав князя, усмехнулся и снова кивнул.
- Я передам ему твои слова, друг мой. Роберт вернется к тебе на днях и я надеюсь, что между вами больше никогда не будет недосказанностей и проблем. Что же касается твоего нового протеже...
Дамиан указал на шкатулку и задумчиво прищурил глаза.
- Он слишком бурно вошел в твою жизнь и ты уже сейчас готов на многое идти ради того, чтобы оставить его рядом с собой. Подумай об этом, пока не поздно, Георг. Если поймешь, что мысли о нем мешают тебе править твоими подданными, отдай его мне.
Демон улыбнулся и накинул капюшон, опустив его на глаза.
- Я тебе хорошо за него заплачу... - добавил полушепотом и стал растворяться в сгустившихся вокруг него серых тенях, а через минуту князь был в кабинете уже один.

55

- Даю слово, я никогда не угрожал тебе, друг мой. Ни ранее, ни теперь. Ты прав, я был против твоей кандидатуры на место Князя, но ты с честью выдержал этот экзамен и я вынужден признать, что ошибался. Вы с Робертом отлично сработались. Из вас получился прекрасный тандем и я не намерен его нарушать. Напротив. Я лично снесу голову всякому, кто посмеет рискнуть вас разделить.
Такая поддержка дорого стоит. Во всех смыслах, но Георга такое положение дел не могло не радовать, учитывая не простое положение дел. Он не преувеличивал, говоря что мир стоит на пороге войны.
Что же касается твоего нового протеже... Он слишком бурно вошел в твою жизнь и ты уже сейчас готов на многое идти ради того, чтобы оставить его рядом с собой. Подумай об этом, пока не поздно, Георг. Если поймешь, что мысли о нем мешают тебе править твоими подданными, отдай его мне. Я тебе хорошо за него заплачу...
Чтооооооо? Рявкнуть вампир не успел, пока он переживал все в своих мыслях, демон просто растворился, продемонстрировав как он обеспечил пленнику свою кровь и теперь стала понятна причина такой смелости и упорства молодого лассомбры. Ну, что же. Свою свободу он заслужил.
Немного успокоившись, Георг достал из кармана брошь и еще раз ее внимательнейшим образом рассмотрел. Не было ни каких сомнений, что эта вещица когда-то принадлежала королю Франции. Лет сто пятьдесят, или около того,  назад поговаривали об интрижке французского величества, шла речь о каком-то чудовищном мезальянсе, последовавшем скандале и потом все стихло. А вот брошь, принадлежавшая ранее царственной матушке пропала. Вот, значит, как... Не маркиз, но принц крови.  Причудливые дороги выкладывает судьба.
Не раз еще и не два, Рочестер доставал броши за эти дни, рассматривал, размышлял и ждал. Ждал, но Лантьер оставался в своих комнатах, а Георг понял, что не хочет больше ждать.
- Доброй ночи. А могу войти? - Князь собирался зайти намного раньше, но все никак не получалось вырваться, и теперь, казалось, с визитами уже поздно идти, но еще раз отложить встречу Принц просто был не в силах. - Но только, если я не помешал твоим планам.
Спохватился Рочестер, показывая, что Тони здесь не пленник, а желанный гость, с чьим и интересами считаются.
- У меня есть дня тебя кое-что... - Проговорил вампир, получив разрешение войти, он вытащил бархатный лоскут и положил на стол, кивком подбородка Георг предложил Лантьеру самому распаковать принесенный сверток и посмотреть что там.

Отредактировано Георг Гордон Рочестер (Вторник, 1 сентября, 2015г. 02:07)

56

Все это время Лантьер превратился в добровольного пленника князя, безвылазно оставаясь в отведенных ему комнатах.  Антуан ждал, но Георг не звал его и не шел. Измучившись ожиданием, маркиз так и уснул, не добравшись до спально, а разметавшись в гостиной, прямо на сброшенных на ковер диванных подушках. Сон был прерывистый и беспокойный. Лантьеру снился Жермен. Он угрожал из своей тюрьмы, а потом за ним пришли люди князя и Жермена повели на публичную казнь. Антуан проснулся в холодном поту, приподнялся и сел на полу, уронив голову на диван... и в этот момент кто-то тихо вошел в комнату. Маркиз вздрогнул и поднял глаза. Перед ним стоял Князь.
- Доброй ночи. Я могу войти? Но только, если я не помешал твоим планам.
Одним тягучим хищным движением Лантьер поднялся с ковра и низко склонился перед вошедшим.
- Вы здесь у себя дома, Ваше Высочество. А мои планы... Я пока еще не начал планировать свою жизнь... - улыбнулся маркиз, не став говорить Георгу, что все его планы кончились с арестом Жермена, а собственной жизнью он пока еще не привык управлять и теперь боялся, что рискует превратиться в обыкновенного наложника князя, единственным занятием которого было бы ждать своего венценосного... хозяина? с утра до ночи и с вечера до утра.
- У меня есть дня тебя кое-что...
Лантьер посмотрел на выложенный на стол сверток в бархатном лоскуте и неожиданно побледнел. Медленно подойдя к столу и развернув дорогую тряпицу, откинул крышку шкатулки и с бешено бьющимся сердцем некоторое время смотрел на лежащую на атласной подушечке брошь.
- Откуда у вас это? - наконец произнес он и голос выдал владевшее им волнение.
Лантьер напряженно смотрел на князя, но шкатулку больше не брал, словно опасаясь, что это лишь сон.  Он столько раз видел ее у Бернара, а когда однажды заикнулся, чтобы выкупить принадлежавшую некогда ему вещь, Бернар его тогда едва не прибил.

57

- Вы здесь у себя дома, Ваше Высочество. А мои планы... Я пока еще не начал планировать свою жизнь...
- Самое время начинать. Мне казалось, что ты не из тех, кто способен дни напролет изучать лепнину потолка. - В голое Рочестера не было укоризны, скорее, слышались немного шутливые нотки. Он вспомнил как ему рассказывал один из слуг старого дворца, что там чтоб только осмотреть все не повторяющиеся узоры потребовалось три человеческих жизни. Тогда юный принц очень был впечатлен этим. Жизнь казалось такой долгой... до тех пор, пока он не узнал о том, что может быть и еще дольше, но на детских впечатлениях Рочестер останавливаться не стал, а перешел к тому, что было поводом прийти сюда самому, а не пытаться дождаться пока маркиз сделает первый шаг.
- Откуда у вас это?
- Ты знал кому она принадлежала раньше? - Тут же задал вопрос Князь, но и без ответа вопрос Лантьера не остался. - А это... Это выкуп. Дамиан выкупил жизнь Жермена. Вчера он покинул Лондон и никогда сюда не вернется. Бернар, кстати, внезапно заделался филантропом и пожертвовал все имущество приютам, детским домам и так далее. Не совсем, конечно, все, а только то, что успел приобрести здесь. Его планы изменились.
Георг почти не смотрел на Лантьера, боясь, что его жадный взгляд испугает и оттолкнет тореадора, напомнит о произошедшем в подвалах, но стоило молодому вампиру отвести взгляд, как Князь тут же принимался буквально пожирать его взглядом, представляя все более и более жаркие сцены, и в то же время, ему было очень приятно и комфортно просто сидеть вот так вот и рассказывать о происходящем. И он разлив им обоим вино в бокалы принялся рассказывать о визите Демона, об их разговоре. Рассказчиком Князь был неплохим, особенно, когда происходящее затрагивало лично его, пробуждая разные эмоции. Он описывал без стеснения и собственное смятение и испытанную радость, делился пережитым. Он уже собрался было начать рассказывать о предстоящем договоре, и начал уже, но спохватился, что мало того, что время уже позднее, так и пришел-то он поговорить не о своих победах и горестях, а о Тони.
- Ну... вот она и вернулась к законному владельцу... - Несколько невпопад вернулся к теме Георг, маскируя смущение теплой обезоруживающей улыбкой. Вот теперь он мог спокойно смотреть в лицо Лантьеру, не боясь, что тот воспримет это как приказ и просто подчинится, как его приучили. Единственное, о чем умолчал Георг так это о последнем предложении Дамиана. Не потому что хотел утаить, а просто до сих пор злился на демона.

Отредактировано Георг Гордон Рочестер (Вторник, 1 сентября, 2015г. 10:46)

58

- Самое время начинать. Мне казалось, что ты не из тех, кто способен дни напролет изучать лепнину потолка.
С трудом оторвав взгляд от шкатулки, Лантьер посмотрел на Георга и серьезно кивнул. Ему предстояла большая работа. Например, доказать окружающим, что он не просто дорогая подстилка для отправления некоторых физиологических нужд. И в первую очередь доказать это Георгу и самому себе. Все его попытки доказать это Бернару и своему Сиру наталкивались на стену и его безжалостно опускали с небес на землю, давая понять, что от него требуется совсем иное.
Он снова посмотрел на шкатулку, отводя взгляд от Георга. Всю ночь и весь последующий день он вспоминал их не слишком мирный разговор в камере и то, что было потом... а сейчас он заметил, как Георг смотрит на него и это делало разговор более напряженным.
- Ты знал кому она принадлежала раньше? А это... Это выкуп. Дамиан выкупил жизнь Жермена. Вчера он покинул Лондон и никогда сюда не вернется. Бернар, кстати, внезапно заделался филантропом и пожертвовал все имущество приютам, детским домам и так далее. Не совсем, конечно, все, а только то, что успел приобрести здесь. Его планы изменились.
Дамиан выкупил жизнь...
Антуан замер, застигнутый врасплох словами князя. Где-то очень глубоко в душе он все же надеялся, что тот подпишет д'Амори смертный приговор и сейчас заледенел, услышав, что его Сир останется жив. Надо было постараться не выдать своих эмоций маркиз старался, что было сил. Значит, Жермен все еще будет иметь над ним полную власть. Мало кто из их знакомых знал, пожалуй разве что кроме Бонне, что Жермен обладает сильнейшей способностью внушения молодым вампирам своего клана и может от них добиваться всего, что захочет. Антуан исключением не был, скорее в силу некоторых причин, наоборот...
- Да... знал... - растерянно ответил он на вопрос князя, открыл шкатулку и взял в руки брошь. Воспоминания нахлынули разом, немного ослабив впечатление от известия о Жермене, - Это вещь принадлежала моей матушке. Она была дочерью короля. Революция смела законную власть и моей матушке, которая тогда была на сносях, пришлось бежать из страны. Ее муж и мой отец, маркиз де Лантьер, был казнен на Гревской площади под улюлюканье толпы и ничем не мог ей помочь. Она долго скиталась. Некоторые из оставшихся у нее драгоценностей пришлось продать, чтобы оплатить переезд через Ла Манш и добраться до Лондона, где она смогла укрыться от тех, кто когда-то ее хорошо знал. Потом у нее кончились деньги, но появился я и ей пришлось...
Антуан ненадолго умолк. Историю жизни матушки рассказывать не хотелось, но Георг скорее всего ее уже знал.
- Моя матушка стала одной из самых известных куртизанок Лондона в те неспокойные дни. Эту брошь - единственное, что у нас осталась от прошлой жизни - она сохранила, чтобы со временем отдать ее мне. Ей хорошо платили и мы ни в чем не нуждались. Я рос в публичном доме в окружении восхитительных женщин с очень сложной судьбой. Мне было лет семь или восемь, когда случилось несчастье. Потом я узнал, что матушку из ревности зарезал один из ее постоянных клиентов. На следующий день ее схоронили, а еще через день в доме появился Бернар де Бонне... Его интересовала брошь, а заодно он у хозяйки купил и меня.
- Ну... вот она и вернулась к законному владельцу...
Лантьер недоверчиво поднял на Георга потемневшие до грозовой синевы глаза, в которых застыла боль.
- Вы дарите ее мне?

59

Георг был не только хорошим рассказчиком, но и отличным слушателем. Он умел молчать, и действительно, слышать то, что говорят, воспринимать чужую боль и чужую радость, сопереживать и разделять пережитое. Если, конечно, хотел. В данном случае, он не просто хотел, он нуждался в этом. Князь жаждал узнать о Тони все, узнать не просто то, что было с молодым тореадором, а то что тот пережил. Каким был и каким стал.
- Моя матушка стала одной из самых известных куртизанок Лондона в те неспокойные дни.
Там, в сожженной папке этот факт был просто набором букв, сплетенных в слова и вызывал брезгливое пренебрежение к падшей женщине, а теперь, в обрамлении звуков голоса Лантьера, вызывавшего картинки прошлой жизни, поступок виделся подвигом женщины, отдавшей за жизнь своего сына все, что у нее осталось - свою жизнь и свою честь, за право ему сохранить себя, память о том кто он и право занять свое место. Все то, что бесцеремонно было сметено чьей-то преступной волей и смятой грубой рукой де Бонне.
- Вы дарите ее мне?
- Нет, Тони... - Рочестер покачал головой. - Как я могу подарить то, что мне не принадлежит? Я просто возвращаю тебе твою вещь. Она твоя. Просто возьми ее. Твою матушку воскресить никто уже не в силах, а вот не дать памяти о ней погибнуть и истлеть, это в наших силах.
Георг поднялся со своего кресла и подошел к маркизу, что бы просто положить ему руку на плечо. Жест, не требующий ничего в ответ, лишь дружеское желание поддержать и передать частицу тепла.
- И вот что ты еще должен знать. Ты больше не принадлежишь парижскому двору. Теперь, ты мой подданный. Пока что  де факто, а немногим позже, мы ладим формальности, сделав твое положение при дворе таковым и де юре. А пока, мне бы хотелось что бы ты подумал и сказал чем бы ты хотел заняться. Завтра вернется Фердинанд и он введет тебя в курс дел вашего клана, но, признаться, мне бы хотелось, чтоб ты помог бы мне с нашим новым проектом... - Рочестер подвинул стул и сел так, что бы теперь ему хватало только протянуть руку и можно было бы коснуться Тони. Его руки или колена. Или без труда взять в пальцы прядь светлых волос и отвести ее в сторону. Рочестер теперь рассказывал о проекте объединения с Эдинбургским Саббатом, уже совершенно забыв, что за окном глубокая ночь, но спать не хотелось, и не хотелось уходить.

Отредактировано Георг Гордон Рочестер (Вторник, 1 сентября, 2015г. 13:12)

60

Они еще долго так сидели. Лантьер рассказывал о своем детстве, о каких-то забавных и веселых случаях, перемежая их не слишком простыми историями из жизни в Раю.  А затем о том, как Бернар приказал его обратить. Пожалуй впервые после того, как он меньше года назад встречался и разговаривал с Фердинандом, он смог настолько полно выговориться тому, кто слушал его с настоящим и нескрываемым интересом.
- Вы даже не представляете себе, что сделали для меня, отослав Бернара и д'Амори прочь... - мягко улыбнулся он, сходил за вином и, вернувшись назад, опустился у ног князя, подавая ему бокал, - А если бы не герр Фишер, вы вряд ли бы смогли меня увидеть живым. После обращения я еще много дней чувствовал себя слабым и потерянным, как бездомный щенок. А потом все наладилось. Жаль, что герр Фишер не смог стать моим так называемым отцом. И я безумно завидую тому мальчишке, которого он не так давно обратил...
С грустной улыбкой отпив из бокала, Антуан поставил недопитое вино на каменную приступку камина и, внезапно откинулся назад, на ковер, закинув руки за голову и вытянувшись во весь рост на белом ковре. Отливающие золотом светлые волосы разметались по полу вокруг него, а он, улыбаясь, пристально смотрел снизу вверх на Георга...
- А вы не расскажете мне немного о себе, Ваше Высочество? Ненавижу питаться слухами, но о вас столько всего говорят...


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » В плену у Судьбы » Авантюристы