Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » В плену у Судьбы » Авантюристы


Авантюристы

Сообщений 101 страница 120 из 141

101

Роберт только прищурился, когда новоиспеченный шериф предложил прогуляться в саду, но Дамиан принял приглашение и они отправились в сад. Судя по тому, что Дамиан шел целенаправленно, он что-то вычитал в мыслях Кристофера и увиденное его заинтересовало.
А когда из взглядам открылась картина произошедшего, то и Уэйну тут же пришлось лихорадочно соображать что же тут такое развернулось. Учитывая что потомок Лурье был тут, не оставалось сомнений, что приглашение шерифа было рассчитано именно на визит в эту часть сада, вот только это ли тот ожидал здесь увидеть?
- Ему срочно необходима кровь... Что здесь произошло?
Роберт собирался был приказать Лантьеру дать кровь, но Натаниэль, поганец, оказался шустрее.
- Моя кровь подойдет? И вот он уже поит своей кровью другого такого же мальчишку.
- Жермен... Сир.... Простите меня, умоляю, простите меня, господин...
Роберт улыбнулся Кристоферу, изобразил сочувствие на лице в адрес раненного потомка шерифа и уже представил себе что следует сказать: Ну, что же? Очевидно, что этот тореадор, просящий прощения, видимо, осознал свою вину. Он напал на сородича. Остается узнать у пострадавшего кто был целью? Он? Или все же сам господин Жермен? Мне видится ситуация так, что неблагодарный выскочка Лантьер попытался напасть на своего Сира, а юный потомок господина Лурье, со свойственной юным порывистостью попытался остановить это преступление и сам пострадал.
Уэйн не сомневался, что каесиды поддержат его и с Антуаном будет покончено. Он займет свое место на цепи у д'Амори и, как и положено, продолжит обслуживать посетителей. Все встанет на свои места. А как уж будет рад Бернар, а Георг, получив такой удар в спину от того кому доверился, станет ручным окончательно, поняв что только Роберт для него опора.
- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож. А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
Роберт даже не смог в первый миг скрыть растерянность во взгляде, переводя его с Лурье на заговорившего потомка шерифа.

102

- Здесь становится душнова-то, не находите? Предлагаю сделать небольшой перерыв и прогуляться в саду, а потом с новыми силами и впечатлениями вернуться к заботам и делам. - Кристофер была сама светскость, и не срывал даже радости, когда Дамиан принял приглашение и то, что Уэйн пошел с ними было только на руку Шерифу. Все складывалось как нельзя более удачно.
В первый миг, когда Кристофер увидел своего потомка, лежащим в крови, он было передумал и решил, что удачным такое назвать нельзя, но колебался лишь мгновение. Он понял, что Брентфорд жив, а даже если бы и нет, то, конечно жаль, но, как получилось бы красиво. Не получилось. Но об этом Лерье узнал несколько позже. Пока что вокруг происходила суета. Дамиан тут же взял все в свои руки и Кристофер не возражал. Задавались вопросы, лилась снова кровь, Лантьер скулил в ногах Жермена. Ах, как же он был хорош в этот миг. Да что там, все хороши. И Жермен, вон как сверкает глазами, да и Квентину идет бледность и упрямство. Может быть, попозже, когда все уладится они с Квеном заедут к Жермену и он попросит отдать Лантьера поиграться своему потомку. Это будет завораживающей игрой, а потом... Нет, Жермен может не удержать язык за зубами. Одно дело отдаваться равному, другое дело быть под своим же потомком, могут пойти лишние разговоры. А жаль, было бы интересно если бы эти двое... 
Фривольные мысли пришлось оборвать, Квентин пришел в себя и поднялся.
- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож. А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
- Что? Да как ты смеешь, мальчишка? Да ты... да я тебя... - Бледное от природы лицо Лурье пошло пятнами гнева, он готов был в этот миг растерзать наглеца, осмелившегося открыть свой рот. Да еще и выдать все это. Да, черт подери этого идиота - правдолюба! Кристоф давно заметил за Брентфордом нездоровую страсть говорить правду. Но, ведь умеет же промолчать когда надо. Вот и молчал бы сейчас! Изображал что при смерти и не может говорить! Не понимаешь ситуации - молчи и не лезь, старшие все сделают за тебя! А что теперь делать? Может, еще не поздно как-то исправить ситуацию?
- Да, определенно, Присутствие... - Раздался голос откуда-то из-за спины.
Да, черт же вас всех дери! Все... теперь не удастся...

103

- Здесь становится душнова-то, не находите? Предлагаю сделать небольшой перерыв и прогуляться в саду, а потом с новыми силами и впечатлениями вернуться к заботам и делам.
Прорицание сработало, фраза, произнесенная Лурье сработала как спусковой крючок. Фердинанд никогда не был ясновидцем, и пророчествами не баловался, избави Боги, нет, просто приходило понимание в каком направлении надо действовать ему и необходимость предпринимать действия потому как в противном случае события пойдут не лучшим образом. Вот и сейчас, стало ясно как день, что ничего хорошего прогулка этой несвятой троицы в сад не приведет, поленись он последовать за ними. И, конечно же нет, не спасителем был Раймар, не обязательно Фишеру было вмешиваться лично. Но в данном случае он решил что если хотя бы не вмешаться, то узнать что происходит необходимо. Это было частью натуры тореадора - он должен был знать все что происходит, а если не все, то как можно больше, и если и не знать, то стремиться узнать.
Уже по запаху крови издалека стало ясно, что что-то определенно случилось. Теперь надо было не торопясь подойти ближе и узнать.
- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож. А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
Фишер одобрительно хмыкнул себе под нос, его удивило что молодой каесид сказал все это. От потомка Лурье ожидалось совсем иное. Может, и не требовалось его вмешательство? Фишер было подумал, что стоит так же тихо уйти, но потом понял, что нет. Вот именно теперь после выступления мальчишки и надо вмешаться.
- Да, определенно, Присутствие... - Раймар вышел из-за высокого куста, и подошел к собравшимся. - Жермен, а ты не хочешь все же отпустить господина Примогена? Мы все понимаем, что он твой потомок, но кроме того, он еще и официальное лицо.
Обращался Фердинанд к д'Амори, а вот смотрел на Дамиана. Теперь представить все в ином свете, заставив молодого каесида-свидетеля замолчать тем или иным способом у этих заговорщиков не было возможности. Но была возможность договориться и оставить произошедшее между присутствующими.

104

Вместе с выпитой у него кровью раненый приобретал вполне естесственный цвет лица и Натаниэль облегченно вздохнул, понимая, что опасность уже позади.
- Благодарю Вас, мистер... Простите, мы не представлены.
- Я думаю, мы это всегда успеем... сейчас не лучшее время... - едва слышно шепнул, улыбаясь, Нат и движением глаз показал на собравшуюся вокруг "стаю акул". Как он уже понял из того, что мог сегодня услышать там, в залах, и дополнить сведения здесь, "акулы" ходили кругами вокруг нового  Примогена. Ламберт его не знал, но кое-что слышал о нем и от Сира, и от нескольких хороших друзей. Полученные с разных сторон сведения радовали абсолютным контрастом, но поскольку дражайший Сир с Дамианом именовали Лантьера не иначе, как шлюхой, Ламберт, со свойственным  ему чувством противоречия, проникся к тореадору глубоким сочувствием и уважением.
Он поднялся, помогая каэсиду встать, и отступив на шаг, поклонился приближавшимся к месту происшествия высоким господам.
- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож. А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
Нет, ты не ошибаешься. Мне так же ползать приходится иногда, если моему Сиру приходит в голову заставить меня его обожать. - подумал вентру, бросив короткий взгляд на старого лорда и с трудом удержал лицо и не прыснул, заметив растерянную физиономию Уэйна.
Почти все присутствующие явно не были довольны произошедшим. Или тем, как это представил им раненый вампир. Ламберт это знал совершенно точно, так как слышал некоторые разговоры и, сложив два и два, сделал собственные выводы о затеянной тут интриге.
К месту происшествия подходил еще один нечеловек. Натаниэль радостно улыбнулся и поклонился подошедшему тореадору, поспешно приводя себя в порядок и застегивая рубашку под гневным и одновременно растерянным взглядом своего Сира.
- Да, определенно, Присутствие... Жермен, а ты не хочешь все же отпустить господина Примогена? Мы все понимаем, что он твой потомок, но кроме того, он еще и официальное лицо.
- Может, у него руки свело... - прошептал едва-слышно Натаниэль так, чтобы это было слышно только стоявшему рядом раненому вампиру, но тут же заткнулся и опустил скромно глаза.

Отредактировано Натаниэль (Понедельник, 21 сентября, 2015г. 13:17)

105

- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож.  А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
- Вот как? Значит, господин д'Амори.
Несмотря на полученную помощь, раненый все еще был слаб и все его мысли были перед демоном, как на ладони, даже самые потаенные. И сколько же тут было тайн...
Дамиан несколько мгновений не отводил темный, проникающий, казалось, до глубины души взгляд от молодого потомка шерифа, а потом, словно случайно мазнул взглядом по самому Лурье.
Неужели же господин шериф был настолько слеп? - задал себе вопрос и, сделав шаг вперед, крепко ухватил молодого каэсида за подбородок, поворачивая к себе его лицо.
- Господин шериф, вы уверены в здравом уме своего потомка? - громко обратился он к Кристофу Лурье, обращая внимание всех присутствующих, - С чего бы это господину д'Амори нападать на него?
Еще не поздно было все переиграть, если молодой каэсид поймет свою ошибку, сошлется на большую потерю крови и на то, что он все напутал. Однако его взгляд говорил Дамиану, что заставить его сделать будет довольно трудно. Ну что ж, тем хуже тогда для него...
- Да, определенно, Присутствие... - Раймар вышел из-за высокого куста, и подошел к собравшимся. - Жермен, а ты не хочешь все же отпустить господина Примогена? Мы все понимаем, что он твой потомок, но кроме того, он еще и официальное лицо.
- Может, у него руки свело...
Нет, сегодня тут все словно сговорились играть против них...
Демон очень ласково улыбнулся подошедшему Фердинанду  и тут же бросил строгий взгляд на Уэйновского мальчишку. Кровь у него хорошая, но характер... Впрочем, пусть с этим разбирается его Сир.
- Раймар, господин д'Амори уже отпустил Примогена... - Дамиан бросил на Жермена выразительный взгляд и небрежно скользнул глазами по коленопреклоненной фигуре.
- Антуан де Лантьер, ваше вступление в должность прошло слишком бурно. Будьте же осторожны впредь и не гневите вашего... Сира... - нахмуренный взгляд демона переместился на д' Амори и он улыбнулся Жермену, поддерживая и одобряя его всем своим видом, а затем направился к Фишеру с  распростертыми объятиями и улыбкой большого паука, радушно приглашающего заглянуть в уютно обставленные силки...
- Раймар, друг мой, давай оставим этих господ побеседовать наедине? Ты ведь понимаешь, долгая разлука совсем подточила нервы обоих. Пар спущен и теперь они не опасны друг другу. Пусть господин де Лантьер выполнит свой долг и хотя бы поделится витэ со своим кровным отцом. Он ведь почти не участвовал в переговорах и не может пожаловаться на усталость, как все мы.
Демон положил сильную руку на плечо старшего тореадора и, крепко сжав, почти потянул его за собой.

106

Жермен растерялся. И только этим можно было объяснить его действия. Этим и инстинктом, в появившемся из зарослей виноградника вампире д'Амори увидел нападающего и тут же атаковал. И теперь молодой идиот истекал кровью.
- Мистер д'Амори, прошу извинить мое вмешательство... Мой сир... мистер Лурье...
Сейчас Жермен вспомнил несколько раз мелькавшего на горизонте Крисовского потомка. Вот как? Надо было помочь истекающему кровью... или добить? Жермен не мог решить как поступить в этой ситуации. Он хотел подставить Антуана, а подставился сам. Но, с другой стороны, это же не чей-то там, а Крисовский потомок, значит, Лурье объяснит ему сам что надо делать, вот только какого черта он влез-то сюда? Пока Жермен метался у них появились зрители. Сначала д'Амори испугался так, что невольно сильнее затянул удавку Присутствия и это тут же отразилось на Лантьере. Он ползал в ногах и молил о прощении.
- Жермен... Сир....  Простите меня, умоляю, простите меня, господин... Тореадор облегченно перевел дух, когда увидел кто пришел и услышал что там на полу всхлипывает этот выб... родок. Все, теперь все будет хорошо. И даже не надо своей шкурой жертвовать. Отлично попался этот как его там? Не важно, Крис все уладит!
Тем временем пострадавшего уже отпаивали кровью, точнее, отпоили и он ухитрился подняться на ноги. Лучше бы, конечно, и дальше валялся без сознания. Но, и так неплохо.
- Я, кажется, спросил, что здесь произошло?
Жермен успел только указать на валяющийся на камнях нож, как вперед вылез этот конченный идиот! Кто его просил раскрывать свой рот? А?
- Меня ранил господин д'Амори. Это его нож. А это, судя по всему, последствия применения... я могу, конечно ошибаться, но все же, рискну предположить, что мистер д'Амори использовал что-то из Присутствия.
Жермен посмотрел с ненавистью на мальчишку, потом такой же взгляд достался его Сиру. Вот что значит не всаживать своему потомку по самые гланды по пять раз на дню и не пороть до кровавых слез! Вот итог! Получил, Крис? Как будем раслебывать?
Господин шериф, вы уверены в здравом уме своего потомка? С чего бы это господину д'Амори нападать на него?
ВОТ! Слава тебе, Демон! На лицо Жермена возвращались краски. А то он уже успел вспомнить проведенные в подвале у Рочестера дни. Повторять этот опыт не хотелось. Когда все это закончится, я попрошу у Криса отдать на воспитание этого кретина! Пусть напару с Тони повисят рядышком. Научится держать язык за зубами, тварь болтливая.
- Да, определенно, Присутствие...  Жермен, а ты не хочешь все же отпустить господина Примогена? Мы все понимаем, что он твой потомок, но кроме того, он еще и официальное лицо.
- Может, у него руки свело...

Лицо Жермена теперь стало уже не бледным, а серым.
- Раймар, господин д'Амори уже отпустил Примогена... Антуан де Лантьер, ваше вступление в должность прошло слишком бурно. Будьте же осторожны впредь и не гневите вашего... Сира...
Повинуясь взгляду Дамиана Жермен убрал давление на потомка и так же взглядом поблагодарил. Говорить сейчас просто не было сил, да и боялся тореадор, что голос будет предательски дрожать.
А победа осталась за ним! Дамиан поддержал его права, а произошедшее... ну, Крис пусть сейчас забирает мальчишку, потом сочтемся.
Но очередные слова Фишера опять разбили надежды француза, вынуждая мысленно проклинать всех, начиная с неблагодарного потомка, заканчивая вот этим вот сующим свой нос всюду сородичем.
Вот только не хватает чтоб тут появился Георг и тогда мне можно будет самому себе этим самым ножом отпилить голову. В отчаянии мысленно зарычал вампир, вглядываясь в темноту, а не несут ли, и правда, черти Князя.

107

- Раймар, господин д'Амори уже отпустил Примогена... Антуан де Лантьер, ваше вступление в должность прошло слишком бурно. Будьте же осторожны впредь и не гневите вашего... Сира...
- Раймар, друг мой, давай оставим этих господ побеседовать наедине? Ты ведь понимаешь, долгая разлука совсем подточила нервы обоих. Пар спущен и теперь они не опасны друг другу. Пусть господин де Лантьер выполнит свой долг и хотя бы поделится витэ со своим кровным отцом. Он ведь почти не участвовал в переговорах и не может пожаловаться на усталость, как все мы.

Фишер от объятий не уклонился, а вот утянуть себя не дал, с поклоном просто развернулся и встал, устремив взгляд в глаза Дамиану.
- Прошу извинить меня, Дамиан, но нет. Мы уйдем отсюда с Туаном вместе. А вот господин д'Амори может остаться, если желает. - Фердинанд обвел всех участников происшествия взглядом, задержался на раненом, после посмотрел на его Сира и тихо, но твердо проговорил. - Не думаю, что для Шерифа в первый же день его вступления в должность пойдет на пользу, если он оставит без внимания и наказания покушение на своего собственного потомка. Получится, что... его вступление в должность кому-то покажется слишком бурным. Если узнают о произошедшем. Георг не оставит это... если не убедить его, что вмешательство его уже не требуется. Предлагать же утаить от него все, как следовало бы утаить от остальных... думаю, не резонно. Он узнает. И право Туана рассказать самому своему Князю это...
Раймар теперь смотрел только на Дамиана, понимал, что вступает в противостояние с самым могущественным здесь нелюдем, но и отступать не собирался. Чувство вины подчас толкает на самые отчаянные поступки.

108

Присутствие отступило и Лантьер медленно, но верно приходил в себя.
Внезапно он осознал, что валяется в ногах д'Амори, а вокруг них собрался народ. Антуан поднялся рывком, едва не толкнув Жермена плечом. Еще медленней приходило понимание того, что с ним произошло. И еще красочней вспоминались собственные недавние мысли о том, как он виноват перед Сиром.
- Черррт... - прошептал он и теперь с ненавистью смотрел на того, у кого только что ползал в ногах.
Он вспомнил, что вот тот темноволосый вампир закрыл его своим телом и получил удар ножом, который должен был предназначаться ему. Или все произошло совершенно не так?
Из отрывочных фраз и разговоров, колючих интонаций демона и недовольного лица Уэйна, наконец была составлена общая картина того, что с ним произошло. Но подстава не удалась и теперь не только ему придется расхлебывать последствия этой прогулки.
- Антуан де Лантьер, ваше вступление в должность прошло слишком бурно. Будьте же осторожны впредь и не гневите вашего... Сира...
- Я постараюсь, господин... Дамиан... - Лантьер с трудом выжал из себя поклон, понимая, что сегодня приобрел слишком могущественных врагов и теперь стоял, ища повод, чтобы покинуть это место и отправиться на поиски Георга. Только бы расцарапанная физиономия Жермена не маячила
перед глазами.
- Раймар, друг мой, давай оставим этих господ побеседовать наедине? Ты ведь понимаешь, долгая разлука совсем подточила нервы обоих. Пар спущен и теперь они не опасны друг другу. Пусть господин де Лантьер выполнит свой долг и хотя бы поделится витэ со своим кровным отцом. Он
ведь почти не участвовал в переговорах и не может пожаловаться на усталость, как все мы.

Нет... Нет. Пожалуйста, нет! - слава богу Антуан не произнес это вслух.  Он только умоляюще посмотрел на Раймара, прося его о помощи и надеясь теперь лишь на него.
- Прошу извинить меня, Дамиан, но нет. Мы уйдем отсюда с Туаном вместе. А вот господин д'Амори может остаться, если желает.
Облегчение, которое почувствовал Антуан, было подобно тому, как гора падает с плеч.
- Да, герр Фишер! Пожалуйста, давайте уйдем... - сейчас он был готов, не обращая на всех этих высокомерных господ, опуститься перед Раймаром на колени и целовать ему ноги.
- Не думаю, что для Шерифа в первый же день его вступления в должность пойдет на пользу, если он оставит без внимания и наказания покушение на своего собственного потомка. Получится, что... его вступление в должность кому-то покажется слишком бурным. Если узнают о произошедшем. Георг не оставит это... если не убедить его, что вмешательство его уже не требуется. Предлагать же утаить от него все, как следовало бы утаить от остальных... думаю, не резонно. Он узнает. И право Туана рассказать самому своему Князю это...
- Я не хочу расстраивать Князя, герр... - начал было протестовать Лантьер, но секунду подумав, осознал, что Фердинанд прав. Умолчи он сейчас, и в будущем вся эта стая пираний, как он ее называл, обернет это происшествие против него, - Впрочем, вы правы.  Я расскажу Георгу обо всем, что произошло.
Собравшись уходить, он на минуту обернулся и быстро подойдя к Квентину, схватил его руку и крепко пожал.
- Спасибо, месье... За все... - и совсем тихо добавил, - Даст бог, я когда-нибудь сумею вам отплатить той же монетой. Благодарю.

109

- Не думаю, что для Шерифа в первый же день его вступления в должность пойдет на пользу, если он оставит без внимания и наказания покушение на своего собственного потомка. Получится, что... его вступление в должность кому-то покажется слишком бурным. Если узнают о произошедшем. Георг не оставит это... если не убедить его, что вмешательство его уже не требуется. Предлагать же утаить от него все, как следовало бы утаить от остальных... думаю, не резонно. Он узнает. И право Туана рассказать самому своему Князю это...
- Я не хочу расстраивать Князя, герр... Впрочем, вы правы.  Я расскажу Георгу обо всем, что произошло.
Дамиан положил руку на плечо Роберта Уэйна, словно давая сил смириться с распущенностью и невежливостью молодежи.
- Вы бы так слушались своего Сира, молодой человек, тогда, возможно, не было бы этих проблем...
Наблюдая, как Лантьер благодарит за помощь молодого потомка шерифа, он обратился к раненому вампиру, чье заступничество по-его мнению сломало им всю игру.
- Как ваше имя, молодой человек? - обратился он к молодому каэсиду, только что распрощавшемуся с Лантьером, но тот не успел ответить, когда к Дамиану склонился высокий охранник в черном и коротко доложил:
- Квентин Брентфорд, Мессир. Недавно обращен шерифом Лурье.
Дамиан мрачно усмехнулся и кивнул головой, долгим взглядом окидывая представленного ему молодого вампира, словно отпечатывая в памяти его образ:
- Я запомню вас, Квентин Брентфорд. Думаю, мы еще встретимся с вами.
Темный до черноты взгляд пронизал каэсида будто насквозь. Дамиан круто развернулся и сделав несколько шагов к Фердинанду, протянул руку, словно для заключения мира:
- Оставь, Раймар, мальчишка сам виноват, - он говорил негромко, но вполне внятно, так, чтобы почти каждый здесь мог слышать его, в то же время полностью игнорируя Антуана, - Ты ведь знаешь, его Примогенство - липовое, и если Георг хотел его защитить, то он лишь ухудшил ситуацию, дав ему этот пост.
Обернувшись вполоборота, демон окинул почти веселым взглядом Лантьера, Квентина и Натаниэля. На последнем немного задержал взгляд...
- Сегодня я буду говорить с Князем и господином Кейном. Надеюсь, и большинство присутствующих меня поддержат. Считаю, что пришло время ужесточить правила поведения для молодых.
Улыбнулся и быстро взглянул на Уэйна
- Серьезно ужесточить...
А потом снова на Фишера:
- Надеюсь, и ты поддержишь меня, Раймар...

110

- Я не хочу расстраивать Князя, герр... Впрочем, вы правы.  Я расскажу Георгу обо всем, что произошло.
Раймар уже подумал было, что придется как-то найти способ оставить Дамиана чтоб прежде всего поговорить с Лантьером, объяснить ему почему надо рассказать, но рассказать не заостряя внимания на деталях, успокоить Георга, а не накалить страсти, но рассказать надо обязательно. Но не пришлось, Туан, всегда был смышленым мальчиком, юношей, а вырос в умного и волевого мужчину и все понял и сам. Ему не потребовалось помощь чтоб понять ситуацию верно и Фишер еще раз улыбнулся и кивнул. Фраза его была не для соклановца уже, а для остальных. Тех, кто не умеют читать мысли и имеют тенденцию интриговать или пытаться это делать.
- Спасибо, Туан. Только ты сможешь сделать так чтоб Князь-рыцарь не воспринял это как личное оскорбление, успокоить его и не дать переговорам зайти в тупик из-за... вспыльчивости некоторых наших собратьев.
- Спасибо, месье... За все... Не смотря на все усилия Бернара Туан вырос благодарным и отзывчивым юношей. Что еще сказал каесиду Лантьер Раймар не услышал, но верил, что это продолжение благодарностей.
- Вы бы так слушались своего Сира, молодой человек, тогда, возможно, не было бы этих проблем...
Как ваше имя, молодой человек?

У Раймара было свое мнение на счет качеств д'Амори в качестве Сира, но их он оставил при себе. Второму юному участнику событий не повезло. Внимание Дамиана означало неприятности. Раньше или позже. Но кем-кем, а Мессией Фердинанд себя не считал и спасать каждого попавшего в беду не собирался. Если у парня хватит характера, сам спасет себя, а не хватит - что же, всех не облагодетельствуешь. А положение потомка Шерифа это совсем не то, что положение пленника в "Раю" у де Бонне. Эти мысли всколыхнули что-то внутри Раймара, какие-то слова затронули тонкие струны Прорицания, связывавшие молодого каесида с этими мыслями, но слишком слабой или далекой была связь и Фишер отмахнулся от лишнего.
- Оставь, Раймар, мальчишка сам виноват. Ты ведь знаешь, его Примогенство - липовое, и если Георг хотел его защитить, то он лишь ухудшил ситуацию, дав ему этот пост.
С ответом Раймар не торопился, только предостерегающе посмотрел на Лантьера, чтоб тот не наделал глупостей, сейчас, когда адреналин еще играет в крови, да еще и помогает ему кипеть чувство избавления от опасности, опасное чувство победы и превосходства.
- Сегодня я буду говорить с Князем и господином Кейном. Надеюсь, и большинство присутствующих меня поддержат. Считаю, что пришло время ужесточить правила поведения для молодых. Серьезно ужесточить... Надеюсь, и ты поддержишь меня, Раймар...
Фишер даже раздумывать не стал.
- В этом вопросе, безусловно, у тебя есть моя поддержка... Но и я надеюсь на твою. Ты сказал, что должность Лантьера фикция. Пока, на сегодняшний день, ты прав, но так будет не всегда. Ближайшее время я проведу в Лондоне. Тореадоры поддержат кандидатуру Антуана Лантьера в качестве своего Примогена. - Фердинанд просто ставил перед фактом. Пойдя на уступки в важном для Дамиана и остальных вопросе, он теперь желал получить ответную поддержку. Пусть она будет выражена хотя бы в невмешательстве. Они справятся сами, это внутреннее дело клана. Просто пусть не вмешиваются. А время - лучший судья и оно покажет кто был прав. И Фердинанд знал. Твердо знал - Туан будет отличным Примогеном. На висках выступила испарина. Чтоб получить эту уверенность Фишеру пришлось обратиться к Дисциплине. И теперь это было еще одним козырем Раймара.
Дамиан. Просто не мешайте мне с Робертом. Туан все равно уже потерян для "Райских" развлечений.

111

- В этом вопросе, безусловно, у тебя есть моя поддержка... Но и я надеюсь на твою. Ты сказал, что должность Лантьера фикция. Пока, на сегодняшний день, ты прав, но так будет не всегда. Ближайшее время я проведу в Лондоне. Тореадоры поддержат кандидатуру Антуана Лантьера в качестве своего Примогена.
Дамиан промолчал. Только посмотрел долгим взглядом на Фердинанда, отмечая между делом и его усталость и мгновенное использование дисциплин. Тореадор ему нравился и это его сопротивление лишь подлило масла в огонь. Молча кивнул, принимая к сведению брошенное тореадором объявление... нет... не войны. Но это был вызов ему и его окружению, прежде всего Роберту Уэйну. Демон переглянулся со старым вентру - им брошен вызов и просто так он никому не пройдет. Даже этому правдолюбцу Раймару. А ему теперь придется обеспокоиться тем, чтобы Уэйн получил, наконец, это вожделенное место в Совете.
- Дамиан. Просто не мешайте мне с Робертом. Туан все равно уже потерян для "Райских" развлечений.
И в самом деле потерян. А жааааль... - в ответ на мысли Раймара и давая понять, о чем он думает, Дамиан плотоядным взглядом оглядел выскочку из пресловутых "Райских кущ".
- Раймар, знаешь поговорку? Рано или поздно, но "Все возвращается на круги своя..." Смотри не прогадай, ставя на такую слабую карту.
И никогда не иди против меня.
Демон несколько мгновений раздумывал, а затем положил руку Фишеру на плечо, мягко разворачивая лицом к себе. И понизил голос, переходя почти на интим:
- Ты позволишь пригласить тебя на мою яхту? Разумеется, после окончания переговоров. Прошу, Раймар, не отказывайся... Когда еще выдастся такой случай? Ко мне на остров ты заглядывать не торопишься. Может, не выносишь жару?)

112

- Раймар, знаешь поговорку? Рано или поздно, но "Все возвращается на круги своя..." Смотри не прогадай, ставя на такую слабую карту.
- Есть еще поговорка - кровь не вода. - Твердо ответил вампир. Он не отводил взгляда, спокойного без нарочитой дерзости, без дерзкого упрямства или, тем более наглого самодовольства.  - Дамиан, ты же знаешь, я не играю в эти игры. Карточные баталии далеки мне, но одно я знаю твердо: Туан не останется без моей поддержки. Да и проект Князя заслужил поддержку.
Вот до этого момента тореадор держался в стороне от интриг вокруг необычного союза. И совершенно не был уверен, что стоит выступать в его поддержку. Теперь же решение он принял.
- Ты позволишь пригласить тебя на мою яхту? Разумеется, после окончания переговоров. Прошу, Раймар, не отказывайся... Когда еще выдастся такой случай? Ко мне на остров ты заглядывать не торопишься. Может, не выносишь жару?
А вот это тоже был вызов и Фердинанд задумался. Принимать это приглашение было опасно. Очень опасно. В том, что Демон не станет его убивать или пытками вынуждать что-то сделать вопреки долгу перед Советом, Раймар был уверен, но в том, что он сам останется в неприкосновенности никто гарантии не давал, а требовать эти гарантии было проявлением неуважения к Дамиану, да и демонстрацией слабости. А демону только покажи эту слабость и он тут же вцепится когтями и клыками и больше не выпустит. Дамиан признает только сильных противников ли, союзников ли, не важно. Слабых он просто растопчет и пройдет дальше.
- С удовольствием нанесу визит на яхту. А что же касается Сантарии... род моих занятий требует от меня быть там, где разворачиваются события, а не предаваться неге на тропических островах.

113

- Есть еще поговорка - кровь не вода. Дамиан, ты же знаешь, я не играю в эти игры. Карточные баталии далеки мне, но одно я знаю твердо: Туан не останется без моей поддержки. Да и проект Князя заслужил поддержку.
Дамиан медленно наклонил голову, вроде бы принимая этот легкий упрек.
- Знаю, знаю, Раймар.
Темный взгляд блеснул опасной ленцой, словно затаившийся внутри у него дракон принял вызов и до поры, до времени погрузился в сон.
- Можешь считать, что моя поддержка у тебя есть. А с Робертом я быстро договорюсь.
- С удовольствием нанесу визит на яхту. А что же касается Сантарии... род моих занятий требует от меня быть там, где разворачиваются события, а не предаваться неге на тропических островах.
Дамиан все дальше уводил Фердинанда по садовой дорожке, но тут остановился и укоризненно покачал головой:
- О, Раймар, не говори так. На далеких заброшенных тропических островах иногда вершатся судьбы более развитых и богатых стран. Кому, как не тебе знать об этом, мой дорогой? И я, как гостеприимный хозяин, готов ждать тебя долго, но... не всегда...
Дамиан рассмеялся, переводя в шутку свой полуинтимный опасный тон.
- Однажды мне надоест ждать и тогда я тебя... украду...
Рука, лежавшая на плече Раймара, мягко, но настойчиво прошлась вниз по спине, задержавшись на талии, чувствуя сквозь тонкую ткань рубашки теплую упругую кожу.

114

- Знаю, знаю, Раймар. Можешь считать, что моя поддержка у тебя есть. А с Робертом я быстро договорюсь.
Фердинанд ни на секунду не поверил что Дамиан сдался и отступил. Не тот это демон. Оставалось понять что тот задумал. Или какую цену хочет получить за свою поддержку?
- Могу считать? Или она, и правда, есть? - Раймар поддержал шутливый тон Дамиана, но вопрос был при всем это задан всерьез.
- О, Раймар, не говори так. На далеких заброшенных тропических островах иногда вершатся судьбы более развитых и богатых стран. Кому, как не тебе знать об этом, мой дорогой? И я, как гостеприимный хозяин, готов ждать тебя долго, но... не всегда...
Предупреждение в словах демона Феринанд не мог не заметить, а, заметив, напрягся, тем более, что руки Дамиана сделали все, чтоб напряжение получило и другой повод для появления.
- Однажды мне надоест ждать и тогда я тебя... украду...
Это, надо понимать, озвучена цена которую Дамиан хочет получить за свою поддержку? - Хладнокровный вид сохранить не удалось, во взгляде вампира блеснуло возмущение, когда он посмотрел в лицо этому... похитителю. Тот веселился. И чтоб не давать тому поводов для еще большего веселья, Раймар не стал отстраняться.
- Что бы ни творилось на далеких островах, какие бы решения не принимались, претворяются они в жизнь здесь. В Париже, в Лондоне, в Конго, в Марокко, в Испании и в Австралии. И моя задача - быть там, где события развиваются и претворяются в жизнь принятые Советом решения. - Раймар колебался не долго, улыбнулся в ответ и... положил руку на бедро демону. - Я не самый удобный пленник, Дамиан.
Если бы Фишер был уверен, что подобное похищение не пройдет бесследно для Дамиана, то ответил  бы резче, но... Он был всего лишь слугой Совета. Хорошим, надежным, удобным и приносившим несомненную пользу, но всего лишь слугой. А Дамиан был одним из главных членов этого Совета, ему могло сойти с рук куда большее чем похищение какого-то вампира. Вот только зачем?

115

- Могу считать? Или она, и правда, есть?
Демон перестал улыбаться и на время стал абсолютно серьезен. Во всяком случае взгляд перестал отдавать лукавством.
- В том, что касается поддержки Георга, разумеется, я на твоей стороне. И если для полного психологического комфорта Георгу потребуется этот...
Дамиан оглянулся на Лантьера
- ... сладкозадый тореадор, то он останется в должности Примогена несмотря ни на какие интриги, что в скором времени возникнут вокруг него.
Лантьер демона больше не интересовал и он продолжил увлекать вампира по узкой тропинке, все дальше в парк. Деревья сгустились и здесь выглядели не такими ухоженными, как в непосредственной близи от особняка. Разговор продолжался и Дамиан каждым нервом чувствовал напряженное, охватившее идущего рядом вампира.
Это, надо понимать, озвучена цена которую Дамиан хочет получить за свою поддержку? - донесся до демона мысленный вопрос. Дамиан промолчал, но в скорости собирался напомнить Фишеру этот их разговор.
- Что бы ни творилось на далеких островах, какие бы решения не принимались, претворяются они в жизнь здесь. В Париже, в Лондоне, в Конго, в Марокко, в Испании и в Австралии. И моя задача - быть там, где события развиваются и претворяются в жизнь принятые Советом решения. Я не самый удобный пленник, Дамиан.
- Да, несомненно, - утвердительно кивнул Дамиан, не оставив без внимания руку, коснувшуюся его бедра, и улыбнувшись, - Но обстоятельства быстро меняются, Раймар, а Совет далеко не однозначно относится к тем, кто взял себе за правило защищать таких, как Лантьер. Ты ведь знаешь, что разные люди занимают кресла в Совете и сейчас обстановка до крайности напряжена. А после соглашения Камариллы с Саббатом у нас появится много общих врагов. Общих, если ты и в других вопросах будешь стоять со мной по одну сторону баррикад. Если же нет, то они тебя... очень быстро съедят. И тебя, и твоего шустрого красавца-потомка. Хочешь уберечь его?
Дамиан развернулся и без улыбки посмотрел прямо в глаза:
- А заодно и себя?

116

- В том, что касается поддержки Георга, разумеется, я на твоей стороне. И если для полного психологического комфорта Георгу потребуется этот... сладкозадый тореадор, то он останется в должности Примогена несмотря ни на какие интриги, что в скором времени возникнут вокруг него.
Останется... Потому что иначе он не проживет и года, да что там года, и месяца у Туана не будет. Георг сыграл ва-банк. С одной стороны, несомненно, помог Лантьеру, а с другой, загнал в ловушку и его, и себя и... оказывается, меня.
- Да, несомненно. Но обстоятельства быстро меняются, Раймар, а Совет далеко не однозначно относится к тем, кто взял себе за правило защищать таких, как Лантьер. Ты ведь знаешь, что разные люди занимают кресла в Совете и сейчас обстановка до крайности напряжена.
Фишер кивнул, предостережение в словах Дамиана он услышал и понял. Логчино, что следующим шагом за предостережением последовало предложение-намек: А после соглашения Камариллы с Саббатом у нас появится много общих врагов. Общих, если ты и в других вопросах будешь стоять со мной по одну сторону баррикад.
Фишер готов был согласиться, но тут было много очень много спорных и сложных моментов. О них следовало говорить никак не на ходу.
. Если же нет, то они тебя... очень быстро съедят. И тебя, и твоего шустрого красавца-потомка. Хочешь уберечь его? А заодно и себя?
А вот такого прямого ультиматума в лоб Раймар не ожидал. И поэтому не успел взять себя в руки, во взгляде полыхнула ярость. Он не был готов устраивать обмен, и Туан и Уилл оба были ему дороги. Да что там не готов. Он не станет ставить их на чаши весов друг против друга.
- Дамиан, я готов договариваться, но не готов выслушивать ультиматумы и угрозы. Как бы мне не были дороги оба этих юноши если я решусь выйти за рамки своих полномочий и начать интриговать с Советом. На любой стороне. На чьей бы я стороне не выступил - мне можно будет сразу прощаться с мальчишками. С ними первыми расправятся.
И ты это знаешь. Что же ты на самом деле хочешь получить за безопасность Уила и Туана? Что творится в твоей голове? Что за интриги там варятся? И что тебе надо от меня?

117

Останется... Потому что иначе он не проживет и года, да что там года, и месяца у Туана не будет. Георг сыграл ва-банк. С одной стороны, несомненно, помог Лантьеру, а с другой, загнал в ловушку и его, и себя и... оказывается, меня.
Дамиан слышал мысли вампира и соглашался с ними. Раймар ему нравился, но он не привык выбирать средства, чтобы получить то, что хотел. А еще внутри зашевелилось хищное любопытство. Желание понаблюдать, как тореадор будет биться в расставленных для него силках.
Но внешне его незаинтересованное лицо могло дать повод к мыслям, что ему совершенно неинтересен этот их разговор.
- Дамиан, я готов договариваться, но не готов выслушивать ультиматумы и угрозы. Как бы мне не были дороги оба этих юноши если я решусь выйти за рамки своих полномочий и начать интриговать с Советом. На любой стороне. На чьей бы я стороне не выступил - мне можно будет сразу прощаться с мальчишками. С ними первыми расправятся.
- А если не выступишь на одной из сторон, то сначала расправятся с тобой, а твоих дорогих подопечных оставят себе на десерт. И кто знает, кому достанутся они тогда? Без защиты, без помощи? Вполне возможно, это буду именно я... Это не угрозы и даже не ультиматум, а всего лишь жестокая правда жизни.
Что же ты на самом деле хочешь получить за безопасность Уила и Туана? Что творится в твоей голове? Что за интриги там варятся? И что тебе надо от меня?
- Присядь... - словно услышав его мысли, Дамиан остановился в паре шагов от пруда и указал тореадору на большой ствол поваленного дерева, ветви которого свисали до самой воды. Место было на удивление красивое и уединенное. Никто, кроме птиц, не нарушал девственной тишины.
- Прости, Раймон, что говорю тебе это, но после сегодняшнего демарша, особого выбора у тебя нет. Я готов ждать твое решение долго, но с условием, что оно будет лишь положительным. Другого ответа я от тебя не приму. И если я получу отказ, в тот же день спущу на тебя всю свору своих верных "псов". Ты сам знаешь, чем тебе это грозит. Тебе останется лишь молиться, а твоим... воспитанникам, если можно их так называть, останется один выбор - вскрыть себе вены и выпустить всю свою кровь или в скором времени пополнить ряды рабов.
Дамиан опустился рядом с деревом на траву и, сорвав травинку, осторожно ее жевал, искоса наблюдая за борьбой чувств на лице Фердинанда. А, помолчав, продолжал:
- Это что касается так называемого делового сотрудничества. Но есть еще одна сторона вопроса. И для меня она так же важна...

118

- А если не выступишь на одной из сторон, то сначала расправятся с тобой, а твоих дорогих подопечных оставят себе на десерт. И кто знает, кому достанутся они тогда? Без защиты, без помощи? Вполне возможно, это буду именно я... Это не угрозы и даже не ультиматум, а всего лишь жестокая правда жизни.
Фердинанд молчал. Тореадор умел не только красиво говорить, умело играя фактами и словами. Он умел еще и молчать. Вот сейчас надо было именно молчать. Слушать, смотреть, запоминать и молчать.
- Присядь...
Это приглашение Раймар принял, и опустился на шершавый ствол, успев даже немного полюбоваться гладью воды.
- Прости, Раймон, что говорю тебе это, но после сегодняшнего демарша, особого выбора у тебя нет. Я готов ждать твое решение долго, но с условием, что оно будет лишь положительным. Другого ответа я от тебя не приму. И если я получу отказ, в тот же день спущу на тебя всю свору своих верных "псов". Ты сам знаешь, чем тебе это грозит. Тебе останется лишь молиться, а твоим... воспитанникам, если можно их так называть, останется один выбор - вскрыть себе вены и выпустить всю свою кровь или в скором времени пополнить ряды рабов.
Фердинанд продолжал молчать. Он искал в словах Дамиана лазейку. Потому что... Тот ответ, что ждал демон он дать не мог. И теперь оставалось просто надеяться, что если дать Георгу немного времени, то он сам сможет защитить Туана. А вот как быть с Уилом? Здесь у Раймара не было ответа.   Сказать, что за себя Фишер не боялся было бы не правильным: боялся. Очень боялся, но несколько десятков лет назад, принимая предложение Совета, Раймару пришлось пережить немало страхов и теперь то, что он испытывал было лишь тенью того. Тогда Глава Совета буквально вывернул душу своего нового слуги наизнанку. За какой-то час, вампир пережил столько ужаса, что до сих пор не хочет и вспоминать, а чтоб не удалось забыть никогда на висках появилась седина и теперь достаточно было посмотреть в зеркало, чтобы все вспомнить.
Но тот ужас остался ужасом, а теперь был просто страх. Обычный страх, который каждый испытывает, когда на кону стоит собственная жизнь и жизнь близких. А стоит ли? Раймар поднял голову, перестав изучать отражения ветвей в водном зеркале.
- Это что касается так называемого делового сотрудничества. Но есть еще одна сторона вопроса. И для меня она так же важна...
- Вот как? Значит, это еще не весь ультиматум? Продолжай, Дамиан. Говоря привычной тебе терминологией: раскрывай уже все карты. - Злость на демона удалось спрятать и теперь взгляд тореадора казался снова спокойным и задумчивым. Что и понятно - выбор перед ним стоит очень непростой. Точнее - невозможный. Выбора ему просто не оставили.

119

Молчание тореадора было весьма красноречивым и жгло посильнее некоторых слов.
Молчишь? Думай, Раймар, думай, но даже не пытайся увильнуть от ответа. И пусть он будет таким, какой я от тебя жду.
Демон тоже молчал, продолжая покусывать сухую травинку, но внимательный темный взгляд не отрывался от тореадора, скользя по его лицу, шее, груди так, словно все это уже принадлежало ему.
- Вот как? Значит, это еще не весь ультиматум? Продолжай, Дамиан. Говоря привычной тебе терминологией: раскрывай уже все карты.
В голосе вампира не было злости, но она, как заноза, сидела у него внутри. Это Дамиан чувствовал и она мешала ему.
- Что ты хочешь услышать, Раймар? Разве еще не понял? Или просто боишься меня понять?
Демон положил ладонь на колено вампира и слегка сжал, поглаживая большим пальцем.
- Ты отлично знаешь, что нравишься мне. Нравился мне всегда. И я не стал бы предлагать тебе этот союз, если бы не желал полного слияния. И не только в делах.
Дамиан убрал руку и поднялся одним плавным движением, рывком вскинув вверх сильное тело. Было заметно, что он чему-то очень доволен, глаза его улыбались.
- Я не заставляю тебя немедленно отвечать. У тебя есть несколько дней до нашего путешествия на корабле. Но потом...
Дамиан сузил темные, как непроглядная ночь, глаза, и плотоядно улыбнулся, оглядывая вампира.
- Потом ... потом берегись... Отрицательный ответ будет означать объявление мне войны.

120

- Что ты хочешь услышать, Раймар? Разве еще не понял? Или просто боишься меня понять? Ты отлично знаешь, что нравишься мне. Нравился мне всегда. И я не стал бы предлагать тебе этот союз, если бы не желал полного слияния. И не только в делах.
Раймар закусил губу и посмотрел в глаза Дамиану. Что означал интерес демона в этом вопросе было слишком хорошо понятно. И Фердинанду меньше всего хотелось оказаться в постели Дамиана под ним и его плетью.
- Я не заставляю тебя немедленно отвечать. У тебя есть несколько дней до нашего путешествия на корабле. Но потом... Потом ... потом берегись... Отрицательный ответ будет означать объявление мне войны.
- Если бы твои интересы лежали только в этой области... - Тихо проговорил вампир. - То положительный ответ ты получил бы сегодня же.
Да, Раймару не хотелось испытывать ничего из того, что означало согласие удовлетворить желания Дамиана, но если не остается выбора: добровольно лечь под демона или дождаться пока тот просто возьмет силой то что хочет, то лучше попытаться согласиться.
- В деловых же вопросах все будет зависеть от того какие именно вопросы. - Голос обрел твердость и уверенность. Тут у Раймара тоже выбора не было. Если он попробует интриговать с Советом, то его убьют быстрее, чем это сделает Дамиан. - Есть очень узкий круг вопросов, в которых я имею право голоса. Своего голоса, а не исполняю роль рупора Совета. И не надо снова упоминать мальчишек. Я их люблю обоих, о есть вещи, которые я никогда не сделаю даже ради них и... ради себя тоже.
Голос Раймара приобрел оттенок легкой грусти.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » В плену у Судьбы » Авантюристы