Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Клеймор


Клеймор

Сообщений 41 страница 60 из 69

1

http://sa.uploads.ru/13U68.jpg

41

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Джон Рэнфилд Барр (Суббота, 4 июня, 2016г. 16:05)

42

Не отвечая на вопрос вампира, молча сглотнула, снова раскрывая книгу. Дрогнула от прикосновения чужих ладоней к бедрам, замерла на секунду, тут же заставляя себя расслабиться. Она ненавидела чужие прикосновения, не выносила буквально, каждый раз заново ломая себя, пытаясь каждый раз представить, что с ней именно Батори, никто другой. Вот и сейчас, когда опять была вынуждена глянуть на слишком выразительные картинки, мучительно залилась краской, краснея даже сквозь смугловатую кожу, не желающую скрывать ее смущения. Это было не для нее!
- Н-нравится.
Запнувшись, солгала все же, как обычно выдавая то, что от нее желали слышать. Рабыне должно было нравиться это, рабыня должна была любить все эти … извращения. Она не имела права ни на единую ошибку, если хотела и далее продолжать быть возле Батори, никем не узнанная, в полном спокойствии, насколько позволял статус.
- Не отпускали? Но… Да, конечно, я не хотела бы к столбу, прошу вас, господин…
Нервно облизнула сразу пересохшие губы, пересохшие от одного прикосновения его вставшего уже члена сквозь тоненькую ткань юбки, от мысли о том, что сейчас он может взять ее в любой момент, и это будет не Батори! Это будет чужой, неприятный ей мужчина. Все были неприятны, кроме одного. Снова дрогнула, ощущая прикосновение к груди, тут же автоматически отреагировавшей на болезненные игры с собой, соски напряглись, низ живота заныл, опустила голову, упираясь ладонью рядом с книгой, чтобы выдержать его давление сзади, второй рукой, подрагивающими пальцами, перевернула страницу. Взгляд сразу приковала новая изображенная поза, в легком шоке пару секунд рассматривала, позабыв даже ответить на его вопрос… Не выдержала, снова заливаясь краской, чувствуя, что еще немного – и просто сгорит со стыда прямо здесь, перед этой невозможной книгой!
- Господин… господа могут делать со мной все, что им заблагорассудится, как до танца, так и во время, так же и после него.
На секунду снова пришлось замолчать, грудь болезненно заныла, его пальцы оставляли уже не ласки – синяки, однако отстраниться не посмела, да и некуда было бежать сейчас. Снова глянула машинально на распахнутые перед ней страницы, краснея все сильнее…
- После того, как я заканчиваю танец, я обязана предложить своему Господину свою кровь, себя, свое тело, любым угодным ему способом удовлетворить его, выполнив все его пожелания…
Он не отпустит меня сейчас, пока не возьмет, он возбужден и желает продолжать мои мучения, он ясно чувствует, как неприятно и мучительно это все для меня!
Еще ниже опустила голову, волосы черной волной плеснули по плечам, закрывая лицо непроницаемой занавесью.

43

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

44

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

45

Расти ооочень не хотелось заходить в библиотеку, пока там торчал этот дьявольский Барр. В замке о нем ходили слухи, что он редко пользуется услугами палачей при допросах, а предпочитает делать все сам.
Прижавшись ухом к двери, гном некоторое время слушал происходящий внутри разговор. Было ясно, что там происходит, и Терро не стал бы прерывать "беседу" этого кровососа с танцовщицей даже под страхом смерти. Только после того, как Рэндфилд закончил, Расти облегченно выдохнул и, постучав, сунул голову в приоткрытую дверь.
- Господин, лорд велел мне вас разыскать. Он вас ждет у себя.
Поклонился прямо так, стоя за дверью, и бросил заинтересованный взгляд на Лилит. Девушка, похоже, была слегка не в себе. Как и многие в Клейморе, гном искренне восхищался ей, был немного влюблен, а иногда и просто жалел. Вот как сейчас.

46

Не отрывая холодный взгляд от прекрасного женского лица и слушая сбивчивые объяснения, Рэнфилд деловито приводил в порядок одежду, а, закончив, снисходительно похлопал девушку по щеке.
- Да, ты будешь вести себя идеально, иначе очень скоро снова окажешься у столба. Будь умницей и не расстраивай меня, Лилит...
Сверху Барра позвали. Он оглянулся и кивнул сунувшемуся в дверь гному.
- Уже иду.
Оглянулся еще раз на Лилит, смерил ее с ног до головы жестким взглядом и указал на книгу, раскрытую на самой провокационной картинке.
- Пусть Расти отнесет ее в твою комнату. Скоро я загляну к тебе и ты расскажешь, какие главы из нее тебе понравились, а какие нет...
Вампир усмехнулся и стал подниматься по леснице, велев гному спуститься вниз.
- Помоги ей, бездельник.
Хмыкнул и насмешливо оглянулся.
- И не смей засматриваться на Лилит.

47

Наибольших усилий стоило почему-то именно не дернуться, когда чужие пальцы коснулись щеки, небрежно хлопнули, как собаку, которая хоть и нашкодила, но все еще остается полезной. Удалось и сдержаться, и послушно склонить темноволосую голову, и кивнуть молча, показывая, что поняла и выполнит – уроки пирата не прошли даром, и Лилит отлично научилась сдерживать эмоции, показывая только то, что от нее желали видеть.
- Буду, господин, и сделаю все возможное, чтобы не расстроить вас…
Прошептала одними губами, пытаясь действительно сделать все возможное. Чтобы он сегодня и в ближайшее время вообще забыл о ее существовании и не вспоминал до тех пор, пока ее снова не призовет к себе Батори… Мельком глянула на дверь, успокоенно снова опустила глаза. Это был Расти, а менее опасного для себя существа она не видела в целом замке.
- Конечно, господин.
Услышав, что ненавистная ужасная книга последует за ней, в ее комнату, снова невольно покраснела, заливаясь краской смущения, изо всех сил не желая даже слышать больше о книге, о картинках, выражающих чьи-то ненормальные фантазии, воплощать которые она могла только с Батори, ни с кем больше! И то… И только когда вампир целиком скрылся за дверью, облегченно выдохнула и позволила себе подняться, быстро одергивая платье, отвернувшись от гнома, тщательно поправляя на себе не слишком скрывающую что-то ткань. Пусть так, но это была хотя бы какая-то одежда…
- Я сама справлюсь, не надо мне помогать, отдыхайте, господин.
Решительно захлопнула книгу, снова перевела дыхание, брезгливо коснулась обложки, быстро накидывая на нее кусок ткани, стянутой со стола. Даже просто нести эту книгу в руках было стыдно. Помолчала, закусила губу, посмотрела на гнома, вздохнула, осторожно обхватила книгу обеими руками и подняла, прижав к себе, чтобы не выронить. Хотя даже касаться ее не хотелось!
- Спасибо, но…
Развернулась и , нетвердо еще держась на подгибающихся после недавнего «урока воспитания» ногах, направилась к двери.
Хотя бы мне удалось убедить его, что не стоит пока… беспокоить господина Хейли! Это главное.

48

- Помоги ей, бездельник. И не смей засматриваться на Лилит.
Легко сказать не засматривайся...
Расти изобразил поклон и провожал Барра взглядом, пока тот не исчез в глубине коридора, и лишь только после этого обернулся к Лилит, тем самым давая девушке время привести одежду в порядок. Тогда он стал спускаться вниз, к девушке, прыгая со ступеньки на ступеньку.
- Спасибо, но…
Похоже, та не собиралась принимать помощь от гнома и он догадывался, почему. Расти был отличным стрелком и, как стрелок, обладал зрением сокола, а потому успел увидеть название книги, которую Лилит поспешно заворачивала в тяжелую скатерть и что означает это нездешнее название, он хорошо знал. Может Терро и был по рождению гномом, но воспитывался он среди людей, а его воспитателя, старого священника, имевшего слишком широкие взгляды, лет двадцать назад обвинили в еретичестве и с чистой душой отправили на костер.
- Не могу же я не выполнить приказ господина, - улыбаясь, поговорил он, осторожно потянув завернутую книгу у танцовщицы из рук, забрал и сунул подмышку.
- К тому же, если кто-нибудь остановит вас по пути, будет лучше, если эта книга окажется не в ваших руках.
Расти стал подниматься обратно и с полдороги задумчиво обернулся к Лилит, словно раздумывая, стоит ли ей говорить. Решил, что стоит.
- Там в гостиной сидят эти двое... Герцог Равента и граф Мариани. Лорда Анджея пока нет и они, чтобы скрасить ожидание, просили слуг разыскать вас. Если вы не хотите идти, можете посидеть у меня в комнате, пока не явится лорд, а к ним в гостиную я отправлю каких-нибудь музыкантов.
Чтоб эти господа вконец там не позеленели от скуки... - подумал он ппро себя.

49

Когда гном мягко, но решительно распорядился книгой по-своему, на минутку замерла, напряженно, затем отдала все же, сначала неохотно, затем – с явным облегчением. Судя по всему, он совершенно не планировал ее осуждать, скорее, сочувствовал… и Лилит поверила ему, отдавая, кивнув молча, следуя за ним по лестнице. Все так же молча раздумывая о том, что ей делать дальше.
- Да, спасибо вам большое.
Все же негромко поблагодарила, представляя себе, как, ну как сможет посмотреть в глаза кому-то с этой вот книгой в обнимку. И не сгореть при этом со стыда.
- Что?
Расти снова остановился, вынудив остановиться и ее следом. Удивленно вскинула глаза, слушая информацию, которую он совершенно не обязан был передавать ей. Скорее, наоборот – совершал сейчас служебное преступление, мало того, что предупреждая рабыню о неприятном, так еще и предлагая ей выход из положения, тем самым показывая, что отлично осведомлен о ее личном, недопустимом отношении к гостям лорда Батори.
- Герцог и граф… они там… сразу вдвоем?!
Изо всех сил пытаясь скрыть замешательство и растерянность, беспомощно глянула на гнома. Она допускала, что сами по себе эти двое были вполне выносимыми гостями, а для многих рабов и рабынь в замке – так и вовсе предел мечтаний, однако…
Сейчас я не могу появиться перед ними, не могу просто физически! Они прикажут танцевать, затем начнут касаться, закармливать сладостями, которые я ненавижу, увешивать украшениями, которые я сниму тут же, оказавшись в своей комнате, а после, напоив вином, предлагать все блага мира, лишь бы я добровольно согласилась уйти с ними, ответить на их ненормальные, невыносимые, вдруг проснувшиеся чувства и ужасную страсть! За что мне это?!
Внезапно в ушах зазвучал мягкий, холодный, предупреждающий голос того, кто развлекался с ней только что. Того, кто предупреждал и о герцоге Равента, и о его доброте, и о ее недопустимом невнимании к гостю. И о господине Хейли, который вполне может снова притащить ее к столбу, на потеху себе – окружающие не развлекались тогда. Почему-то, несмотря на ее постоянную отстраненность и избегание обычных сборищ рабов, ей сопереживали и, кажется, относились хорошо…
- Можно? Правда можно посидеть у вас?
Выход, предложенный им, был настолько хорош и приемлем, что от облегчения едва не расплакалась. Улыбнулась, благодарно коснулась руки гнома, кивнула тут же, соглашаясь. Никто никогда не додумается искать ее в его комнате, а пересидеть следовало всего пару часов – до появления лорда Батори, который, обычно, предпочитал видеть свою танцовщицу рядом с собой.
- Благодарю вас, господин. И с удовольствием принимаю ваше предложение. Я не обяжу вас своим присутствием слишком уж надолго, обещаю!
Коротко оглянулась в  коридоре, осторожно поправила ткань, сползающую с книги, и заспешила за гномом.

50

- Это уж как получится. Сдается мне, господин герцог готов прождать вас  там не один час, а иных дел у него в замке нет. Хотя нет, есть. Но похоже, его племянник прячется от него так же, как вы.
Расти пошел вперед, осматривая коридор. Но никто не попался им на пути, кроме спешащей по своим делам мелкой прислуги, обратившей на них не больше внимания, чем на пристроившихся у окна, на солнце, котов.
Лесница, по которой они спускались к комнатушке гнома, была очень крута и Расти подал девушке руку, предлагая опереться на нее.
- Жаль будет, если вы поломаете здесь свои ножки, - пробормотал гном, невольно бросив взгляд на мелькающие под тонким платьем стройные ножки танцовщицы. От зрелища того, что скрывал полупрозрачный наряд девушки, кружилась голова, а воспоминание о том, что он подглядел в библиотеке, заставляло мысли гнома идти в неправильном русле. Но Лилит была для него недостижимой тайной мечтой и он это отчетливо осознавал, что, впрочем не мешало ему давать порой свободу богатой фантазии и развивать самые порочные мысли.
В комнатке гнома царил привычный "творческий беспорядок", но здесь было тихо и сюда редко, кто заходил. Заглядывала правда одна служанка, которой Расти как-то помог, и добрая женщина с тех пор в благодарность, считала своим долгом подкармливать гнома чем-нибудь вкусным. Вот и сейчас на столе лежали свежие яблоки с персиками из сада, которые Расти и придвинул Лилит.
- Вот, теперь вы знаете, где живет Расти Терро. Здесь немного неубранно, но зато спокойно и тихо. Угощайтесь. Вы, должно быть, голодны, а на кухне вам сейчас появляться опасно.
Сидеть здесь было особо негде и гном усадил девушку на свою кровать, сам же устроился напротив, на невысокой скамье, положив на стол книгу.
- У меня к вам просьба, Лилит, - поговорил, улыбаясь, гном, - Не называть меня "господин". Я ведь здесь такой же слуга, как и вы.
Разница была и очень существенная, но гном предпочел о ней умолчать.
Он продолжил ненавязчиво болтать о всяких там пустяках, давая девушке успокоиться, рассказывал разные истории из жизни гномов и о своем беспутном брате, который все пытается отыскать себе такую работу, чтоб "пять дней дома и два выходных". Впрочем, болтать языком Расти мог бесконечно, главное, чтоб было кому его слушать.
- А этот юноша, граф Мариани... Он молод, красив, богат и сразу видно, что в вас влюблен. Неужели он совсем не нравится вам? - внезапно спросил он, хрустнув яблоком и весело взглянув на Лилит.

51

- Господин герцог… очень милостив ко мне и слишком терпелив…. особенно в своих ожиданиях.
Негромко, почти неслышно пробормотала себе под нос, невольно ускоряя шаг. Даже от мысли о том, что ее ожидают для того, чтобы раздеть, уложить и получить от ее тела все возможные удовольствия, и что этот человек – не сам Батори, холодные противные мурашки бежали по нежной коже спины. И хотелось буквально упасть в ноги этого сейчас спасающего ее гнома…
- Вы можете оказаться у столба, если узнают… что вы предложили мне укрыться у вас. Хотя бы на минуту. Конечно, я никогда не расскажу об этом, я благодарна вам, но…
Замолчала, принимая его руку, осторожно, почти невесомо опираясь, легко скользя за ним по крутой лестнице, внимательно глянула в его лицо.
- Я не хочу, чтобы у вас были неприятности из-за меня. Вы итак слишком добры ко мне.
Тем временем они уже входили в его комнатку, и, едва попав туда, Лилит облегченно выдохнула  и заулыбалась, что делала очень редко и только для Батори.
- Здесь очень мило, что вы. Здесь… здесь куда как более приятно и спокойно, чем в любой из богатых и совершенных спален этого замка!
Кроме одной единственной, конечно.
Поблагодарив улыбкой, взяла персик, откусила кусочек, чувствуя, что и правда за всеми этими проблемами забыла о еде, а ведь ее Господин приказал ей отдыхать и приходить в форму. Присела на кровать, машинально разглаживая свободной рукой покрывало, снова улыбнулась, согласно кивая.
- Конечно, как вам будет угодно. Я могу звать вас просто Расти, хорошо?
С ним действительно было легко. Так легко и хорошо ей не было давно ни с кем, поэтому она тоже предпочла не углубляться в разницу в их статусах. Пусть ей будет хорошо хотя бы еще немного, потому что рано или поздно из этой чудесной комнаты придется выйти…
- Влюблен? Что вы, Расти!
В темных глазах мелькнул откровенный испуг. С трудом проглотив кусочек персика, принялась нервно вертеть половинку в руках.
- Не надо. То есть, нет, конечно, я не отрицаю, что он красив и богат и… но у меня уже есть Господин, Расти! И я не имею права увлекаться еще кем-то, как бы красив он не был.
И не хочу. И это главное – как же мне все равно, и как же я не желаю ничьей любви. Даже действительно очень привлекательного графа Мариани...

Отредактировано Лилит (Воскресенье, 3 июля, 2016г. 20:15)

52

С тех пор, как он впервые увидел танец Лилит, герцог, как последний болван, перестал есть и спать. До сих пор он считал рассказы о подобных вещах дикой блажью, пока теперь не испытал это сам. Ненормальная, по его мнению, страсть, что он стал испытывать к какой-то рабыне, публичной девке, которую Батори имеет, как хочет, сам, и подкладывает под своих людей, сделала его слабым и до отвращения сентиментальным.
И теперь, он, как последний влюбленный юнец, постоянно искал общества танцовщицы, что ему, герцогу Равента, совершенно не пристало ни по рождению, ни как одному из высших вампиров клана.
Прибыв сегодня в Замок и узнав, что Батори убрался из Клеймора по делам, герцог ничуть не расстроившись, расположился в гостиной, сообщив, что он будет ждать лорда столько, сколько будет нужно, и попросил разыскать Лилит, чтобы скрасить возможно долгое ожидание. Танцовщицу послали искать, ему же подали вина, а спустя полчаса к нему присоединился еще один почитатель таланта Лилит.
Герцог молча пил вино и в упор рассматривал соперника, если можно было так назвать этого, вспыхивающего, как порох, юнца.
Вернулся растерянный слуга и сообщил, что они не могут найти Лилит, но если господа пожелают, им пришлют других девушек, чтобы развлечь гостей танцами и беседой.
- Благодарю, любезный, но я желаю только ее, - презрительно скривившись, ответил герцог и, решив, что, если гора не идет к Магомету... То ему ничего не остается, как отправиться искать ее самому. Так он и сделал, оставив юнца Мариани в гордом одиночестве наслаждаться великолепным вином.
На ту половину, где жили слуги, он не собирался идти. Наверняка, в поисках девушки там прошерстили все комнаты и не один раз. Но, поймав  в коридоре одну из смазливых горничных, вынул из кармана золотой и повертел перед ее лицом. Девушка покраснела.
- Скажи, милая, где я могу отыскать Лилит, и эта монета будет твоей, - интимным шепотом сообщил он, не приминув потрогать красотку за грудь. Грудь была упругая, а девица сговорчива.
- Я видела, как четверть часа назад они вместе с Расти черной лесницей шли куда-то по коридору, похоже в его комнату, господин.
Герцог одобрительно улыбнулся и сунул монету в вырез платья девицы, между двух соблазнительных полушарий. Служаночка зарделась и, показав ему, куда идти, убежала.
Через пару минут он стоял у заветной двери, раздумывая, как правильней поступить. То, что рабыня посещает комнаты разных мужчин, это конечно вещь вполне заурядная и красноречиво демонстрирует доступность прелестной девицы. Поэтому герцог решил не стучать, а застать эту пару вдвоем. Он толкнул дверь, шагнул внутрь и застыл на самом пороге. Может, он и не застал эту парочку в чем мать родила, но открытие было более, чем удивительным. Любовником этой шикарной девки был гном?
- Прошу прощения, если помешал. - сухо проговорил он, - Лилит, вы знаете, что прислуга сбилась с ног, разыскивая вас?

53

Впервые ей было хорошо и спокойно. Впервые ей было хорошо, пока ее обожаемого и любимого Господина не было рядом. Лилит уже узнала от Расти, что Батори отлучился куда-то по делам, и эта новость заставила еще крепче вцепиться в покрывало кровати гнома, используя каждую минутку для того, чтобы без проблем и нервов провести время до возвращения Господина…
- Расти, если вам мое присутствие здесь может доставить хотя бы малейшие затруднения, давайте договоримся сразу.
Серьезно глянула на гнома, снова машинально укусила персик, облизывая губы от сладкого сока.
- Давайте решим, что если охрана и слуги найдут меня здесь, вы позволите мне сказать, что именно я сама ворвалась к вам в комнату, что именно я прикрыла дверь и заставила буквально силой слушаться себя. Хорошо?
Глядя на нежную, хрупкую фигурку танцовщицы, трудно было вообще представить, что к ней можно применить любое определение, связанное с насилием или силой. Однако судя по настойчивому взгляду темных бархатных глаз из-за персика, она не собиралась сдаваться просто так.
- Я не желаю подставлять вас, Расти. Только не вас. Вы и без того были слишком добры ко мне. Поэтому…
Дверь распахнулась так тихо и внезапно, что девушка вздрогнула, роняя персик, испуганно белея – кто мог догадаться войти сюда, если никто, ни единая душа не знала, куда она отправилась после библиотеки??? При виде появившегося на пороге побледнела еще сильнее, даже сквозь тепло смугловатой кожи было заметно – Лилит смертельно напугана. На пороге стоял именно тот из гостей, от которого, по сути, она и скрывалась сейчас…
- Добрый день, господин…
Мгновенно оказавшись на ногах, низко поклонилась, стиснув дрожащие пальцы покрепче.
- Я… я выполняла приказ и возвращалась в свою комнату, а Расти помогал мне донести некоторую…вещь, я не знала, что меня кто-то ищет, иначе бы… иначе бы поспешила и не осмелилась задержаться…

54

Терро чувствовал себя на седьмом небе и раздумывал, как оставить здесь Лилит на подольше. Правда это было вряд ли возможно. Ему непременно найдут работу, да и Лилит будут искать. Плохо будет, если ее найдут у него. Пойдут разные слухи.
- Расти, если вам мое присутствие здесь может доставить хотя бы малейшие затруднения, давайте договоримся сразу. Давайте решим, что если охрана и слуги найдут меня здесь, вы позволите мне сказать, что именно я сама ворвалась к вам в комнату, что именно я прикрыла дверь и заставила буквально силой слушаться себя. Хорошо?
- Ну, по-крайней мере в то, что я охотно вытерпел такое насилие, они очень легко поверят, - хохотнул гном, пытаясь представить себе картину, в которой тоненькая танцовщица врывается в его комнату и берет его в плен. Расти хоть и был мал ростом, но обладал достаточной силой, чтобы неплохо владеть мечом. Но такой девушке, как Лилит, он сдался бы без сопротивления и всяких условий.
- Я не желаю подставлять вас, Расти. Только не вас. Вы и без того были слишком добры ко мне. Поэтому…
- Лилит... - Расти перестал смеяться и постарался казаться серьезным, - Давай будем на ты, хорошо? Я очень благодарен тебе за заботу, но если бы нам обоим грозила порка, я бы сдедал все возможное, чтобы выпороли меня. Мне-то не привыкать. Охрана в замке часто отыгрывается на мне, а вот портить шрамами твою спину...
Гном перестал улыбаться и, не сумев сдержаться, скользнул жадным взглядом по телу Лилит, демонстрируя, что он ничем не отличается от прочих мужчин. Правда тут же смутился и отвел взгляд.
- Прости. Но на твою красоту больно смотреть...
Гном замер, словно пес, почувствовав, что за дверью кто-то стоит. И точно, дверь распахнулась и на пороге возник тот самый тип, от которого скрывалась Лилит.
- Прошу прощения, если помешал. Лилит, вы знаете, что прислуга сбилась с ног, разыскивая вас?
Гном засопел, спрыгнул со скамьи, на которой сидел, и поклонился незваному гостю.
- Простите, ваша милость. Мы не знали, что Лилит ищут. А я пригласил ее зайти и подкрепиться свежими фруктами из сада. Она не успела позавтракать. Совсем сбилась с ног...

55

- Добрый день, господин…  Я… я выполняла приказ и возвращалась в свою комнату, а Расти помогал мне донести некоторую…вещь, я не знала, что меня кто-то ищет, иначе бы… иначе бы поспешила и не осмелилась задержаться…
Герцог молча взглянул на склонившуюся перед ним танцовщицу сверху вниз. Принадлежи она ему, сейчас давно ползала бы в ногах, но она принадлежала его лорду и он был вынужден терпеть пренебрежение этой девки. Надо признаться, великолепной девки.
- Мне кажется, девушке не пристало находиться в комнате наедине с мужчиной, если только это не приказал твой господин,- надменно произнес герцог, бросив презрительный взгляд в сторону гнома, а заодно оглядев комнатушку в поисках какого-то беспорядка.
- Простите, ваша милость. Мы не знали, что Лилит ищут. А я пригласил ее зайти и подкрепиться свежими фруктами из сада. Она не успела позавтракать. Совсем сбилась с ног...
- Ну тебя-то, гном, я прекрасно могу понять, - усмехнулся герцог, нисколько не сомневаясь в намерениях этого маленького мужчины, и сопроводил свою усмешку откровенно пошлым взглядом, переведя его затем на Лилит.
- А от тебя, моя прелесть, я подобного не ожидал. Меня все уверяли, что Лилит девушка чистая и не позволяет себе лишних связей. И я, признаться, этому верил.
Он подошел ближе и прикоснулся к ее плечу, чуть сдвинув с него край платья и лаская пальцами смуглую кожу.
- Так что же... Меня обманули? Ты не такая чистая, как мне обещали?
Мужчина нехорошо улыбнулся и опустил руку с плеча Лилит на ее грудь и чуть сжал, чувствуя, как бешено бьется сердечко маленькой лгуньи.

56

Она только только успела согласиться быть с Расти на ты, она едва едва ощутила, что, кажется, вполне может назвать этого маленького человека своим другом, одним из немногих, почти единственным в замке. Она едва успела отрицательно мотнуть темноволосой головой, не соглашаясь с ним по поводу возможного наказания – и улыбнулась понимающе, прощая ему невольные жадные взгляды на свое полуобнаженное, как и у всех рабынь, тело. Он был мужчиной, а для Лилит – так и более мужчиной, чем многие здесь, потому что мужественность измеряется совсем не размерами того, что между ног, совсем нет…
- Конечно, господин.
Тут же поспешила торопливо согласиться, мысленно уже горячо ругая себя за то, что позволила минутную слабость и согласилась на такое заманчивое предложение всего лишь немного… отдохнуть. Она не должна была забывать, кто она, не должна была забывать, что больше не имеет права ни на какие слабости…
- Однако Расти приказали помочь мне дотащить некоторые вещи, поэтому я и нахожусь сейчас… в его обществе. Мне жаль, что я не смогла соответствовать в ваших глазах всем слухам и мнениям обо мне, господин.
Поклонилась еще ниже, мысленно пытаясь вызвать хотя бы действительно тень вины или смущения перед ним. Не было ни-че-го. Она не ощущала себя виноватой, потому что виноватой не была, и, самое главное, ей было совершенно все равно, что же этот высокопоставленный гость думает о ней.
Господи, может, это и к лучшему, что он застал меня здесь? Что сейчас думает, как же я бегаю от койки к койке, не пропуская ни слуг, ни, может, даже рабов? Может быть, это не так уж и плохо, и он накажет меня сейчас, а после начнет брезговать, предпочитая других, более недоступных рабынь? И я смогу спокойно уделять все свое внимание только тому, кому действительно хочу, хочу уделять его!
Прикосновение оказалось слишком внезапным, чтобы спохватиться и отреагировать на него надлежащим образом. Невольно дрогнула и сделала машинальный шаг назад, тут же останавливаясь, выдавливая из себя напряженную улыбку – она должна была быть с ним любезной, иначе…
Как он сказал там, в библиотеке? Снова к столбу… нет! Хуже! Воспитанием займется этот…. зверь во плоти! Нет, нет, лучше потерпеть этого гостя немного, чем…
Улыбка стала еще более вымученной, но с бледного личика не сошла. Глядя в пол, чувствуя, как его пальцы переместились на грудь, закусила губу, не представляя, каких ответов он ожидает на ТАКИЕ вопросы?!
- Это могут решать только господа, которые общаются со мной… только те, к которым меня посылает мой Господин, к сожалению отсутствующий сейчас. Я не могу ответить вам на вопрос, господин, извините.
Выдерживать его ласки становилось все труднее, глубоко вдохнула, прикрывая глаза.
Быть может, он рассердился и оставит меня в покое сейчас?! И не потащит снова прислуживать ему, танцевать, не заставит…
Медленно и мучительно покраснела, прекрасно представляя в деталях, до чего могут дойти фантазии этого слишком увлеченного обычной рабыней мужчины, которого явно злила вся текущая ситуация.

57

Говарда одновременно догнали два сообщения, одно о том, что уважаемый вампир, взявший моду едва ли не жить в "Клейморе", герцог Равента не нашел то, за чем и таскался сюда как стряпчий в контору, а именно - девку-вертихвостку, недавно уже поротую рабыню Лилит.
Вторая новость, принесенная на хвосте смазливой служанкой, была как раз, кстати, девка доносила что наглый недомерок Терро притащил к себе в логово рабыню Лорда и сейчас обжимается с ней вовсю у себя. Новость вызвала у Говарда недоумение и радость. Вовремя болтливая сплетница возжелала настучать на гнома. За это она удостоилась крепкого поцелуя от оборотня и шлепка по упругой заднице, а Говард поторопился в комнаты Терро, застать за нарушениями эту парочку было бы очень кстати. Не позволить им преступить черту тоже было бы кстати. Главное, не опоздать. Подойдя к неплотно закрытой двери, оборотень понял, что все же опоздал, но не в том смысле, как опасался. Из комнаты доносились голоса. Голосов было не два, а три.
Герцог оказался не любителем сидеть и ждать когда удача свалится ему в руки. Хейли остановился у стены и прислушался. Судя по всему, вампир и сам только что явился сюда. Говард был благодарным слушателем, ловившим не только каждое слово из сказанных собеседниками, но и интонации. Жаль, не видел выражения их лиц, но их можно было додумать.
- А от тебя, моя прелесть, я подобного не ожидал. Меня все уверяли, что Лилит девушка чистая и не позволяет себе лишних связей. И я, признаться, этому верил. Так что же... Меня обманули? Ты не такая чистая, как мне обещали?
- Это могут решать только господа, которые общаются со мной… только те, к которым меня посылает мой Господин, к сожалению отсутствующий сейчас. Я не могу ответить вам на вопрос, господин, извините.

- Пожалуй, ответ на этот вопрос теперь оказался открытым. - Раздался голос оборотня. Он исправил ошибку Ассанти и дверь закрыл плотно. - Добрый вечер, Ваша светлость.
Говард поклонился герцогу.
- В отличие от Вас, Ваша светлость, до меня доносили совершенно иные сведения. И я, признаться, не верил. И вот, оказывается, зря... - Оборотень прошелся по комнате, подошел к гному, ухватил его за ухо и пребольно вывернул, и дернул вверх, вынуждая коротышку не только запрокинуть голову и смотреть в лицо Хейли, но и приподняться на цыпочки. - Что касается тебя, греховодник и паскудник, то с тобой мы разберемся позже. И наш разговор о твоем поведении и привычке распускать руки с девками и неумении держать свои штаны крепко зашнурованными будет долгим и вдумчивым. И пройдет он не здесь. Сейчас тебя отведут в подвал, где примерят приготовленный для тебя специальный пояс... хе-хе... верности. А я позже подойду и мы обсудим твое поведение за последние недели.
Так же за ухо Говар вытащил гнома из комнаты, а там пронзительным свистом окликнул дежурившего в коридоре гвардейца и отшвырнул Расти тому в руки.
- Коротышку в подвал, там его ждут уже. - Передав нахала в надежные руки, оборотень вернулся в комнату, и не его губах снова играла недобрая улыбка.
- Я так понял, многоуважаемый герцог, эта рабыня вызвала Ваше недовольство?   - Улыбка пропала совсем, и взгляд, устремленный на Лилит был холодным и жестоким. Спасти от немедленной расправы рабыню мог только Равента, но вот хотел ли он этого?

58

Удивительно, насколько сильное желание убивать вызвал этот ворвавшийся в его комнату герцог. Обладая миролюбивым характером, Расти тем не менее был воином и не раз участвовал в схватках. Сейчас же все привычное хладнокровие слетело с гнома в кае-то пару секунд. Достаточно было только заметить, каким взглядом герцог шарит по телу Лилит, и как напугана сама девушка. Впрочем, ее Гном как раз понимал...
Он уже хотел что-то обратиться к герцогу с осьбой отпустить Лилит, когда на пороге комнаты возник его личный враг.
- В отличие от Вас, Ваша светлость, до меня доносили совершенно иные сведения. И я, признаться, не верил. И вот, оказывается, зря...
Расти следил за ним исподлобья, но не стал отдергиваться, только сморщился от боли, когда тигр схватил и выкрутил его ухо.
- Что касается тебя, греховодник и паскудник, то с тобой мы разберемся позже. И наш разговор о твоем поведении и привычке распускать руки с девками и неумении держать свои штаны крепко зашнурованными будет долгим и вдумчивым. И пройдет он не здесь. Сейчас тебя отведут в подвал, где примерят приготовленный для тебя специальный пояс... хе-хе... верности. А я позже подойду и мы обсудим твое поведение за последние недели.
-  Уж кто из нас двоих греховодник... - попытался произнести гном, но его слова потонули в стоне боли. Казалось, ухо Хейли вырвал ему вместе с добрым куском головы.
Расти зарычал от боли, едва доставая до пола кончиками кривоватых коротких ног.
Дьявол... Что он еще там задумал? Расти попытался вывернуться и взглянуть на Лилит, но Хейли выволок его в коридор и швырнул в руки стражников.
- Коротышку в подвал! Его там ждут уже.
- Чтоб тебя черти в аду сожрали, Хейли! - не сдержавшись, выкрикнул гном, но его схватили за воротник и волоком потащили по коридору.

59

- Это могут решать только господа, которые общаются со мной… только те, к которым меня посылает мой Господин, к сожалению отсутствующий сейчас. Я не могу ответить вам на вопрос, господин, извините.
- Пожалуй я бы поверил в твои слова, если бы не застал тебя здесь, - задумчиво проговорил Лоренцо. Вид полуобнаженной красавицы, которую он желал уже так много недель, и которая сейчас была так близко от него, возбудил его сильнее, чем он хотел показать. Не будь тут рядом этого... гнома, он не стал бы церемониться и удовлетворил свою страсть, даже если бы пришлось взять танцовщицу силой. Впрочем, он уже раздумывал над тем, как услать из комнаты коротышку под любым благовидным предлогом, как вдруг за спиной послышался голос.
- Пожалуй, ответ на этот вопрос теперь оказался открытым. Добрый вечер, Ваша светлость. В отличие от Вас, Ваша светлость, до меня доносили совершенно иные сведения. И я, признаться, не верил. И вот, оказывается, зря...
Лоренцо обернулся с независимым видом и ответил кивком на поклон.
- Добрый вечер, сэр Хейли. Вы говорите, что эта девушка пытается представляться более невинной, чем есть? Я ничуть не против женского кокетства, тем более, что это ничуть не умаляет ее красоты...
Вампир улыбся, ничуть не скрывая, что это открытие ничуть его не разочаровало. Скорее наоборот. Так будет легче добиться благосклонности танцовщицы. Возможно, девица просто набивает себе цену. А если и нет, он сможет отлично обойтись и простым насилием, как обходился всегда, все равно, с рабынями или нет.
Впрочем, он был так же склонен предполагать, что сэр рыцарь не слишком благоволит танцовщице и желает ее очернить. Как бы то ни было, но сейчас он был доволен приходом Хейли и тем фактом, что из комнаты удалили противного гнома.
- Я так понял, многоуважаемый герцог, эта рабыня вызвала Ваше недовольство? 
- Неудовольство?
Вампир с хищным видом обошел вокруг Лилит, все ниже стягивая то, что было надето на ней, потому что платьем это назвать было нельзя. В результате девушка оказалась обнажена почти до пояса и герцог вызывающе пялился на ее грудь, а пальцы, чуть дрожащие от возбуждения, легко скользили по смуглому женскому плечу, обрисовывая клеймо.
- Скорей недоумение, сэр Хейли. Меня озадачило, что она находится одна в комнате у мужчины, тем более... У такого! мужчины.. - он брезгливо поморщился и бросил взгляд на стол, где лежала какая-то книга. Взгляд из брезгливого стал озадаченным, а затем возмущенным и он указал на расписанный откровенными изображениями фолиант...
- У меня есть опасения, что отношения между этими двоими зашли далеко.. Могу я вас попросить об услуге, сэр Хейли?
Он взглянул на тигра, а затем тяжело уставился на Лилит.
- Если девушка заслужила наказание за то, что здесь... произошло... Или предполагалось произойти... могу ли я просить вас наказать ее прямо тут и при мне? Я бы хотел понаблюдать, как эта юная прелесть умеет переносить боль.

60

Краснеющая, смущенная, пытающаяся сгореть от стыда перед гномом, перед тем, как ее трогают прямо при нем, Лилит, не успела даже толком испугаться герцога и его обвинений, как дверь снова распахнулась. Увидев того, кто присоединился к их компании, сдавленно ахнула, прижала руку ко рту и побелела так, как не бледнела до сих пор. Этого зверя в человеческом обличье она боялась больше всех в замке, и именно он стоял сейчас в комнатке гнома.
- Не трогайте его, я вас прошу, он не виноват!
Не выдержав, даже вопреки собственному страху, не могла не заступиться за Расти, вся вина которого заключалась лишь в попытке помочь ей!
- Он действовал по приказу господина Барра, который приказал ему помочь мне донести книгу, не больше! Я … мы ничего не делали вместе, вы…
Осеклась, понимая, что ни единого ее словечка не доходит до ушей ни герцога, ни Хейли, и оставалось только мучиться от собственного бессилия, наблюдая, как наказывают гнома – точнее, как только только начинается его наказание…
Штаны? Пояс верности?? Господи, да он с ума сошел, почему этого никто не видит, кроме меня??? Почему нет сейчас Господина здесь, на месте, я бы вымолила прощение Расти, он не заслужил этого!
Поймав холодный, жестокий и беспощадный взгляд Хейли, невольно сделала шаг назад, едва не налетев на герцога. Прикосновение к последнему, пусть и невольное, заставило остановиться, снова замереть. Взгляд метнулся к двери, к кровати, снова к двери, поняла, что страх не дает сосредоточиться, а ведь нужно было еще выбраться из компании этих двух зверей – сейчас она и герцога причисляла к компании Хейли – целой и хотя бы немного невредимой, чтобы поговорить со своим Господином, чтобы хотя бы увидеть его…
- Не надо, Расти, не надо!
Выдохнула одними губами, машинально сделала шаг за гномом, огромным усилием воли заставив себя остановиться. Бегство здесь, в этом отлично охраняемом замке, да еще и рабыне, которая была куплена за такую баснословную цену, не принесло бы ничего, кроме заживо содранной кожи… и, судя по взгляду Хейли, он с удовольствием бы занялся этим лично. После того, как Расти увели, заставила себя поднять взгляд на герцога, вымученно улыбнуться.
- Я объяснила вам свое присутствие здесь, господин. И ни я, ни Расти ничем не провинились ни перед вами, ни перед господином Хейли… Мы не занимались ничем предрассудительным, и даже слухи не могут опровергнуть это. Извините, если я огорчила вас своим отсутствием, я бы поспешила, если бы узнала… что вы ожидаете меня.
Я прекрасно это знала. Но я никогда, ни за что, ни разу не поспешу ни к кому, кроме своего Господина. Даже если для этого придется ползти после общения… с вами двумя
Учащенно дыша от страха и напряжения, стояла неподвижно, пока герцог стягивал то, что до сих пор так или иначе прикрывало ее грудь. Оказавшись полуобнаженной, дрогнула всем телом от прикосновения к клейму, заставляя себя стоять неподвижно, глядя перед собой…
- Боль….?
Очнулась, снова вздрогнула, невольно попятилась, с ужасом понимая, что ни один, ни второй не собираются отказываться от удовольствия сделать все, чтобы она испытала как можно больше боли, той самой, о которой они говорили сейчас.
- Я рассказала вам правду, господин Барр приказал нести эту книгу ко мне, я не выбирала ее сама! Прошу вас, не надо наказывать меня, я не виновата ни в чем!
В темных глазах отразился настоящий, неподдельный ужас… Лилит боялась боли, несмотря на все воспитание пиратом. И ненавидела ее, с трудом вынося даже частично.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Клеймор