Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Между клыками и топором


Между клыками и топором

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

http://s3.uploads.ru/8DZ6X.png

2

Пыточная =====>

- А мне нечего предложить Вам, милорд. У меня нет ничего, что Вы и Ваши подручные не смогут взять и без моего согласия... разве что, собственно оно - мое согласие и моя добрая воля...
Батори помолчал, некоторое время просто наблюдая за молодым человеком. А затем снял с себя длинный плащ и накинул на плечи Фонтейну. Распахнул дверь и выглянул в коридор.
- Сообщите господину Морану, что этого пленника я забираю с собой.
Охранник не посмел возразить лорду и молча кивнул, надеясь, что Моран не снимет с него голову за подобный поступок, но не позволить Батори забрать этого мальчишку, которого, как он знал, прочили в потомки лорда, он просто не мог.
- Можете ехать верхом, Фонтейн, или отправитесь в замок в повозке? - Батори насмешливо оглядел молодого вампира, когда им во дворе подвели двух коней. Эдвард выглядел не лучшим образом. Оруженосец подержал лорду стремя и Анджей легко вскочил на коня.
- Мы отправляемся в Клеймор. Хьюго, передайте лордам Тальену и Морану, что в ближайшие дни я буду там.
Хьюго поклонился, неодобрительно наблюдая за действиями лорда. Он бы этого мальчишку не выпустил из Равелона живым...

3

- Сообщите господину Морану, что этого пленника я забираю с собой.
Эдвард машинально посильнее закутался в плащ. Его знобило, а плащ давал тепло. Тепло и защиту. Хоть какую-то, теперь его тело было скрыто от похотливых взглядов.
Его куда-то повели. Куда? Зачем? Какая разница! Подальше от пыточной! На казнь? Пусть даже и так! Маркиз переставлял ноги, не чувствуя ни холода камней, ни боли, когда наступал на что-то. Он не был привычным к ходьбе без обуви, но сейчас подобно селянину, надевающему онучи-то по праздниками, шел и шел не разбирая дороги и не обращая внимания на то, куда встает нога. Конечно, сбил он свои ноги в кровь сразу, но после пыточного подвала это не казалось чем-то значимым.
- Можете ехать верхом, Фонтейн, или отправитесь в замок в повозке?
Постепенно отупление проходило и Эдвард начинал различать детали окружающего мира, а когда они добрались до двора уже вполне пришел в себя. А услышав слова Батори, пожалел об этом. Предложение было унизительным. Любое из двух. На повозке можно было завернуться в плащ, свернуться подобно коту клубком и подремать... если получится, когда подвода будет подскакивать на камнях. Но, если и не будет, это позор для маркиза! Признание трусости и... Черт! Как будто ехать голым это не унижение? Но, уж лучше верхом!
С трудом, сдерживая ярость и приступ стыда, все равно вылившийся красными пятнами, разметавшимися по щекам и шее, Рассел молча подошел к коню, раздумывая как бы это получше завернуться в одолженный плащ, ну и подтянул его под  зад. Не хватало еще сиять голыми ягодицами на всю округу! Оказалось, что гадать не придется. Подошел старый калечный слуга, видать из бывших стражей, но после травмы оставшийся в "Равеллоне" в другой должности и без лишних слов протянул парню одежду.
-Спасибо! - С искренней признательностью проговорил маркиз и торопливо оделся. В тонкой рубахе было холодно, но теплый плащ он хотел было тут же повесить на шею лошади вампира, но потом подумал, что тот это примет как оскорбление и может вернуть обратно в камеру. Да и теплее было в плаще! И молодой человек снова завернулся в него и вскочил на лошадь, закусывая губу от прошившей все его тело боли. Поездка ожидалась не самая приятная.
- Мы отправляемся в Клеймор. Хьюго, передайте лордам Тальену и Морану, что в ближайшие дни я буду там.
Никогда ранее Фонтейн и подумать не мог, что обрадуется сообщению, что они едут в Клеймор... Чертов кровопийца! Прошипел сквозь зубы Эдвард, злясь на то, как быстро Батори перевернул весь его мир с ног на голову, и в ужасом представляя ожидающую их дорогу. Лишь бы не свалиться!
- Я готов. Мы можем ехать. - Стараясь казаться невозмутимым проговорил Эдвард, словно это его, маркиза Фонтейна разрешения ожидали.

Отредактировано Эдвард Рассел Фонтейн (Суббота, 14 мая, 2016г. 13:31)

4

Метания нежной души сеньора Фонтейна ничуть не волновали Батори и, пока Эдвард бледнел, краснел, а потом одевался в то, что ему принесли, лорд спокойно восседал на коне и о чем-то негромко беседовал с одним из своих людей.
Как бы тихо не произнес мальчишка возмущенное "Чертов кровопийца", обернувшийся в этот момент Батори, если и не расслышал слов, то вполне мог прочесть по губам  и улыбнулся, скользнув по телу смертного пронизывающе темным взглядом.
- Я готов. Мы можем ехать.
Батори кивнул и, закончив разговор, тронул коня.
- В таком случае, Эдвард, поезжайте возле меня.
Мимо них охрана Равелона провела нескольких молодых людей в порванной, покрытой кровью одежде, схваченных сегодня среди остальных на охоте. Некоторые из них были сильно избиты. Их лица осветились растерянностью, когда они увидели Фонтейна, спокойно садящегося на коня. Стражники пустили в ход плети и под раздирающие душу стоны и крики поволокли пленных в подвал. Батори проводил их взглядом и вновь посмотрел на Фонтейна.
- Вас не угнетает мысль, что вашими с Гонзагой усилиями столько народу очень скоро отправится на эшафот?

5

- В таком случае, Эдвард, поезжайте возле меня.
Эдвард как раз предпочел бы место позади вампира, тогда можно было бы тяжело приникнуть к шее лошади, главное, удерживать ее, не давая принять жест как предложение пуститься в галоп. Но,  конь был умным и ему доводилось возить раненых, понимая когда всадник приникает к шее, чтоб слиться с ней, чтоб ветер обтекал ставших единым коня и всадника, а когда обессиленный седок прижимается к шее, в поисках опоры, утешения и помощи. Расселу было достаточно едва-едва шевельнуть коленями и конь двинулся неспешным шагом, занимая место слева от вороного Анджея.
Руки, сжимавшие повод от напряжения подрагивали и заметив это, Эдвард просто опустил повод, уложив руки на луку седла. Так и держаться было легче. Не хватало еще упасть с коня!
- Вас не угнетает мысль, что вашими с Гонзагой усилиями столько народу очень скоро отправится на эшафот?
- Не надо перекладывать на нас свои преступления, Лорд Батори! Не наши палачи будут держать топоры, отсекая головы тем, кто просто хотел нормальной жизни, отличной от той, какую они влачат сейчас! - Огрызнулся Эдвард, говоря машинально, ни в малейшей мере не ощущая того подъема, который испытывал ранее, когда они с Генри и Бартом строили планы на будущее. Потому что этого будущего уже никогда не будет.
Не желая смотреть на несчастных, Эд снова тронул коня коленями, понукая двинуться вперед, борясь с желанием закрыть глаза и рухнуть на холку коня. Впрочем, закрыть глаза никто ему не мешал, что молодой человек и проделал, оставляя но волю лошади выбирать маршрут.

6

- Не надо перекладывать на нас свои преступления, Лорд Батори! Не наши палачи будут держать топоры, отсекая головы тем, кто просто хотел нормальной жизни, отличной от той, какую они влачат сейчас!
- Мои преступления? Это какие?
Батори резко остановил коня, а вслед за ним остановились и все его люди, почувствовавшие недовольство лорда и все взгляды направились на молодого маркиза.
Анджей некоторое время сидел, перебирая поводья в руке и тоже тяжело смотрел на него.
- Значит, хотели нормальной жизни... Неужели ваши друзья, купающиеся в золоте, до отвала пьющие кровь и берущие в свою постель любую женщину, какую они захотят, чувствовали себя так скверно, что решились на этот бунт? Очнитесь, Фонтейн! Ведь это не вы и не ваши избалованные друзья дрались за эти земли во время войны. Вы родились в мирное время, жили, не зная ни в чем отказа, а затем внезапно почувствовали, что вам не хватает того, что вы имеете на сегодняшний день. И возжелали абсолютную власть...
Люди Батори окружили их плотным кольцом. Они молчали, но их чувства несложно было прочесть.
- Лорд Батори... - не выдержал кто-то один, подъехал поближе к лорду и указал на Эдварда, - Если желаете, мы отвезем мальчишку назад.
Батори молчал, не отвечая рыцарю и без улыбки смотря на Фонтейна, затем прервал молчание и сказал
- Больше я не предоставлю вам выбора, Эдвард. Мы отправляемся в Клеймор и теперь, если вы не "очнетесь", вас будут допрашивать мои люди, не делая скидок на вашу смертность...

7

- Мои преступления? Это какие? Ответа на этот вопрос он не знал сейчас. Он хотел... когда-то хотел... чтоб люди, коих большинство на землях Лотианы, а прав куда как меньше, эти самые права получили. Вот только... Эдвард молчал, слушая отповедь вампира и краска заливала щеки уже сплошняком.
И возжелали абсолютную власть...
- Я просто хотел, чтобы люди не были просто кормом! - Рассел думал, что выкрикнул это, на самом деле, горло перехватило и это был глухой и тихий всхлип. Но это единственное, что мог противопоставить маркиз высказанным обвинениям.
- Лорд Батори... Если желаете, мы отвезем мальчишку назад На какой-то миг Фонтейну показалось, что Батори согласится и... это будет правильным и справедливым. После таких-то обвинений! Маркиз до боли вцепился в луку седла, готовясь принять это решение смело, не унижаясь до постыдных и унизительных просьб о помиловании.  Тех самых, в которых рассыпался там, в пыточном подвале. И как же велико было облегчение, когда Лорд Батори не принял предложение своего сопровождающего. Хотя, милостивыми его слова никто не назвал бы.
- Больше я не предоставлю вам выбора, Эдвард. Мы отправляемся в Клеймор и теперь, если вы не "очнетесь", вас будут допрашивать мои люди, не делая скидок на вашу смертность...
Эдвард понял, что хуже уже не будет, итак никто из сопровождающих его ни во что не ставил, так что наплевав на остатки гордости, молодой человек, уткнулся лбом в конскую гриву, пережидая очередной приступ слабости.
Выбор... Вы мне его итак не предоставляли, выдернув из привычной жизни! Притащив в свой чертов замок! В последней попытке оправдаться перед самим собой начал свои размышления маркиз и тут же понял, что это не то, что он думает на самом деле. Как раз Батори-то выбор ему предоставлял всегда. Может, выбор ему и не нравился, но был всегда. Вот и сейчас, вопреки сказанному опять есть выбор.
- Я понял, милорд. - Тихо проговорил Эдвард, снова выпрямляясь в седле. - Я не доставлю Вам больше беспокойства.
Пообещать-то это было легко, а вот выполнить? Этого Рассел пока не знал.

8

- Я просто хотел, чтобы люди не были просто кормом!
Батори долгим взглядом посмотрел на молодого маркиза.
- Да? И Гонзага хотел того же, что вы?
Ему ли не знать, что как раз многие молодые вампиры ни в грош не ставили смертных людей, считая себя исконно выше других. Гонзага во всяком случае был таким.
Батори замолчал. Он не ждал ответа на свой вопрос, догадываясь, что Эдварду нечего будет ответить, и не собирался сам  продлевать этот, начатый не им разговор. Если мальчишка продолжит играть, он с легким сердцем вернет его в Равелон, в тесные объятия лорда волков.
- Я понял, милорд. Я не доставлю Вам больше беспокойства.
- Пороли вас мало в детстве... - прорычал тихо Батори, поглаживая гриву коня, не глядя в сторону Фонтейна, потому что не хотел сорваться в очередной раз. И это были последние слова, что он произнес до прибытия в замок. Тронув поводья, он шагом поехал вперед.

Вскоре они были под сводами Клеймора. Батори поручил Фонтейна заботам старого дворецкого, решив сегодня больше не трогать его и не доводить до нового срыва. Эдварда поместили в его прежней комнате, только под надежной охраной и самостоятельно выйти он бы не смог. До вечера его не трогали, утром принесли завтрак, а потом снова была тишина. Батори словно забыл о нем и не давал о себе вестей.
Охрана не разговаривала с пленником. Им было приказано не отвечать, если тот попытается вызвать на разговор. Других приказов не было. Батори велел только сообщить ему, когда маркиз сам захочет увидеться с ним.

9

- Да? И Гонзага хотел того же, что вы?
Буквально пару месяцев, да что там месяцев, пару недель назад Эдвард не задумываясь и с жаром ответил бы: "Да! Конечно!" Но теперь многое изменилось. Слишком многое. И Рассел лишь пожал плечами, точнее, дернул ими и тут же скривился от боли. Плечи за время прогулки отекли и каждое движение было напоминанием о испытанных пытках. Впрочем, молодой человек уже и без движений не мог о них забыть. Каждый шаг коня был пыткой. Маркиз мечтал только о том, что бы сползти с него, можно пот прямо здесь, на землю и больше не двигаться. А еще, очень хотелось пить.
Спасибо, вампир, в дороге не продолжил своих наставлений, оставив своего спутника самому переживать о своем позоре и прочем. А к концу дорогу, Эдвард обо всех унижениях уже и не думал.
Как они прибыли в Клеймор, Фонтейн не помнил, кажется, его стянули с коня и он поплелся за кем-то. И куда-то... Потом был провал. Не то, что бы молодой человек потерял сознание, но рассудок молодого человека уже не в силах перенести все выпавшие испытания просто отказался обслуживать этого глупца и лишь изредка подавал сигналы телу, подсказывая что надо делать.
Утро принесло с собой облегчение. Эдвар улыбнулся, потягиваясь в кровати. Мягкой, чистой, пахнущей луговыми травами. Потянувшись, Эд испуганно вздрогнул, помня чем пришлось вчера расплачиваться за попытку пожать-то плечами, а тут размахался руками, но боль не пришла. Кажется, вчера его сначала запихали в ванну, а потом кто-то что-то долго втирал в плечи, не обращая внимания на поскуливания пациента и не бессильные попытки вырваться из крепких рук. Потому что тогда, кажется, это все казалось новыми пытками, которыми угрожал вампир. Нет, оказалось врачеванием, да еще и успешным! Эдварду стало стыдно. И за свое малодушное поведение и за то, что Батори, после всех его выходок продолжает заботиться. А чем еще кроме заботы можно назвать произошедшее? Дрессировкой и приручением. Тут же сам себе ответил маркиз и помрачнел еще больше. Непонятно было чем хуже было себя ощущать: дураком, предателем, трусом или диким животным.
Эдвард оделся и прошелся по комнате, сидеть взаперти не хотелось, завтрак придал сил, но выйти в сад не получилось. И это было неприятным открытием. У дверей стояла охрана, выйти маркизу не позволили, а на вопросы не ответили. Эдвард с грохотом захлопнул дверь, выплескивая негодование, и пометался по комнате, не находя себе занятия. Предаваться самоуничижительным мыслям не хотелось. Итак было тошно. Фонтейн распахнул окно, третий этаж сам по себе был защитой от несанкционированных прогулок, но... под окном тоже стояли охранники. Громыхать и бить окна маркиз не стал. Напротив, он уселся на подоконник и стал изучать сад. Это было хоть какое-то занятие. Ему, с небольшими перерывами на сон и попытки думать, Рассел и посвятил большую часть дня. Он все ждал, что Лорд вампиров придет и тогда тоскливое и неприятное ожидание закончится. Нет, не приходил, словно забыл о своем пленнике. Именно пленнике, потому как какими бы роскошными не были комнаты, но охрана за дверями и под окнами ясно показывали статус маркиза. Наконец, Эд не выдержал и распахнул дверь.
- Я понял, со мной вы разговаривать не намерены, но, может быть, хотя бы напомните своему Лорду о моем существовании? - Стражи не ответили. Эд побродил по комнате. Прошел час... другой... Начало смеркаться, обеда не было, ужина тоже... Хорошо хоть вода была в изобилии. Судя по всему, слова или не были донесены до Батори или... были не теми словами, что "дрессировщик" ожидал услышать от своего двуногого животного. Гордость оклемалась было и требовала не поддаваться и терпеть, но... Эдвард снова распахнул дверь.
- Передайте Лорду Батори мою просьбу о встрече... пожалуйста... - Скрипнув зубами, Рассел захлопнул дверь, слишком резко, чем следовало бы, но он боялся, что охранники увидят вскипевшие на глазах злые слезы. Маркиз не знал последует ли реакция и на эту просьбу и если последует, то когда, поэтому снова устроился на окне, вглядываясь в темные силуэты кустов и деревьев.

10

Как и следовало полагать, на первый зов пленника никто не пришел. Охранник даже не шолохнулся и сделал вид, что не заметил Фонтейна. Прошло несколько часов и дверь комнат снова распахнулась.
- Передайте Лорду Батори мою просьбу о встрече... пожалуйста...
Стражник обернулся и холодно кивнул головой.
- Вашу просьбу лорду передадут.
Прошло несколько минут и на пороге возник сам Батори собственной персоной в костюме для верховой езды.
- Пожалуй, я не буду тешить себя надеждой, что вы скучали без моего общества. Что-то случилось, Эдвард?
Пройдя мимо Фонтейна в глубину комнат, он стянул тонкие замшевые перчатки и бросил их на стол. Налил из кувшина воды и сделал пару глотков, после чего повернулся к маркизу и несколько мгновений молча его изучал.
- Вам хорошо спалось, Эдвард?
Скрестив на груди руки, вампир ждал ответа на свой вопрос. Его интересовало, чувствует ли Фонтейн разницу между тем, как отнеслись к нему, и то, что происходит в это время с его друзьями. Допросы в Равелоне не прекращались не на миг. Некоторых Моран допрашивал сам, за других взялся Хьюго, время от времени его подменял Джон Рэнфилд Барр. Допросы проводились жестко. Никто больше не смотрел на крайнюю молодость заговорщиков. Мальчишек пытали и под пытками в конце концов те выдавали все, чтобы хоть ненадолго прекратить боль.

11

Эд чуть не упал с подоконника. Так быстро прихода Анджея он не ожидал. Еще один метод дрессировки? Смотри, сказал правильно, унизился как положено, вот и я! Как черт из шкатулки! Злыми мыслями маркиз попытался скрыть свое смущение и... радость. Как бы то ни было, но появление вампира его обрадовало. Умирать в одиночестве от голода, пусть и в удобной комнате не хотелось. Разные мысли терзали Эдварда все это время, заставляя то радоваться тому, что удалось спастись, то сгорать от стыда, понимая, что ему-то повезло, а остальным? Терзаться неизвестностью, не имея возможности узнать что с его приятелями и... что их ждет дальше.
- Пожалуй, я не буду тешить себя надеждой, что вы скучали без моего общества. Что-то случилось, Эдвард?
- Ну... - Маркиз смутился, осознав что... да, скучал. В некотором роде. Он встал с подоконника и поклонился, приветствуя вампира. - Мне бы хотелось узнать... свое будущее... в смысле, каков теперь мой статус... и что тебе будет со мной?
Эдвард решил не торопиться и не поминать пока что друзей. Кажется, Генри, будучи вампиром, больше всего вызвал гнев Батори. Ведь Гонзага метил на его, Батори, место.
- Вам хорошо спалось, Эдвард? Вопрос радушного хозяина требовал соответствующего ответа, уверявшего в том, что гость спал преотлично. Но Рассел не был гостем, да и Анджей выступал сейчас отнюдь не в роли гостеприимного хозяина. В вопросе маркиз почувствовал провокацию и завуалированный подтекст, но он слишком много передумал самых разных мыслей, причем они часто противоречили друг другу, так что, в итоге, молодой человек запутал сам себя, поэтому ответил предельно искренне: - Не знаю, я не помню как оказался в постели, ничего не помню. Знаю только то, что боль отпустила и мне сегодня гораздо лучше, чем было перед сном, так что, видимо, и правда, спал хорошо.
Выпалив это признание, Эдвард опустил голову, чувствуя новый прилив стыда за то, что он-то здесь, ему хорошо, тепло и не больно. Что сетует он на несильный голод и скуку, а его друзья...

12

Батори кивнул, вроде бы удовлетворенный ответом. То, что юный маркиз спал хорошо, он знал наверняка, потому что сам велел добавить снотворное снадобье ему в питье ибо вчера мальчишка был не в себе, а после пыток и всех треволнений ему вряд ли удалось бы уснуть.
- Хотите поговорить о вашем будущем? Что ж, хорошо...
Вампир помолчал, некоторое время размышляя и откровенно разглядывая юношу своим смущающим темным взглядом с головы до ног.
- Скажу откровенно, Эдвард, я не очень понимаю, на что надеялись вы с Генри, когда впутались в эту затею... На то, что все мои вампиры и оборотни Морана бросятся вам в объятия, лишь только узнают о том, что вы пытаетесь захватить власть?
Костяк кланов составляет отнюдь не молодежь вроде вас с Гонзагой, хотя конечно, вас большинство, но ваши силы ничтожны. Никто из них за ним не пойдет. Я слышал, Гонзага собирался взять в жены Магду, пусть и насильно, и тем самым упрочить свое положение в нашей стране. Учитывая характер леди первой волчицы, это было бы очень забавно и я не отказался бы на это взглянуть. Думаю, жить ему осталось бы не более суток. Что касается вашего положения в этом раскладе, я его совершенно не понимаю. Что вы собирались делать в дальнейшем? Убить лорда Тальена и с помощью Генри занять его трон?

Батори сделал паузу, вроде бы дожидаясь ответа. Отчасти его вопрос был риторическим, потому что он знал, что ответить на него Эдварду будет тяжело. С другой стороны... что ж... он с удовольствием выслушает, если тому есть, что сказать.
- Итак, вы хотели бы узнать свою судьбу. Но позвольте сперва спросить, какую судьбу в случае победы вы бы уготовили нам?

13

- Хотите поговорить о вашем будущем? Что ж, хорошо...
Не понравились Эдварду интонации вампира, и он уже пожалел, что позвал. Ну поголодал бы еще, поскучал бы, тоже мне - горе!
- Скажу откровенно, Эдвард, я не очень понимаю, на что надеялись вы с Генри, когда впутались в эту затею... На то, что все мои вампиры и оборотни Морана бросятся вам в объятия, лишь только узнают о том, что вы пытаетесь захватить власть?
Первые же слова Анджея оправдали неприятные предчувствия маркиза: ничего хорошего и приятного он не услышал. Казалось, Батори спрашивал собеседника, но в этом вопросе не было вопроса - просто насмешливое утверждение: дураки! Ничего бы у вас, бестолочей не получилось бы!
Поэтому Эд и отвечать ничего не стал, понимая, что ответа на это и не ждут, тем временем Анджей продолжал свою воспитательную беседу, и Эдвард помрачнев углубился было в свои недобрые мысли, мол, не обязательно возить меня носом по моей глупости, итак уже понял, что идиот! Незачем напоминать-то каждую минуту, но тут до него донеслись новые слова Батори: Я слышал, Гонзага собирался взять в жены Магду, пусть и насильно, и тем самым упрочить свое положение в нашей стране. И Эд вскинулся, на его лице было написано такое удивление, что подделать его не было никакой возможности. Об этом молодой человек слышал впервые, и теперь, смотря в лицо Батори не сомневался, что тот говорит правду. Как он ее узнал? Не важно! Важно то, что друзья... друзья????!  многое от него скрывали. Очень многое, строя свои планы, разыгрывая свои игры, а ему... ему, судя по всему, предназначалась такая же формальная роль, какая была у Тальена в действующем Триумвиате. От этого понимания стало еще хуже. А он-то помогал им... до последнего, даже понимая, что ничего у них не получится, и из-за этого отчаянного глупого поступка оказался в пыточной камере!
Что вы собирались делать в дальнейшем? Убить лорда Тальена и с помощью Генри занять его трон?
- Нет, не собирались. Мальчишка не готов был принять власть. - Упрямо проговорил маркиз, на сей раз его слова были более уверенными, в этих-то словах он не сомневался. - Просто сместили бы и отправили в ту же глушь откуда он выбрался. Там ему и место. Еще и спасибо сказать был бы должен!
Начал было снова заводиться Фонтейн, но Батори уже продолжал. На сей раз это было не поучение, а новый вопрос: - Итак, вы хотели бы узнать свою судьбу. Но позвольте сперва спросить, какую судьбу в случае победы вы бы уготовили нам?
И этот вопрос заставил его снова замолчать и потупиться. Он не интересовался судьбой Батори.
- Сослать... - Неуверенно проговорил молодой человек и запнулся. Генри любил бахвалиться, расписывая что они и как будут делать после победы, но это не волновало Рассела, вампиры были бы заботой Генри, он бы, как новый Лорд и решал судьбы своих кровососов. И теперь лишь выдвигал предположения. Исходя из собственных представлений о том, что должен был бы планировать Гонзага, хотя уже и сам понимал, что победи они, на самом деле, изгнанием бы не удалось ограничиться, потому как... нельзя было бы оставлять таких сильных врагов. Да и тюрьма тоже не слишком-то надежное место для ТАКИХ! врагов. Снова покрывшись красными пятнами, маркиз продолжал стоять, изучая свои босые ноги.

14

- Сослааать... - насмешливо повторил Анджей, пронизывая молодого маркиза темным до черноты взглядом.
- Либо вы мне сейчас просто лжете, либо ваши друзья были с вами не слишком-то откровенны. Оставить нас в живых было бы слишком опасно и Гонзага это не мог не понимать. Странно, что еще не поняли вы. Нет, Эдвард, нас, меня, Морана и Рикардо убили бы так быстро, как только смогли. Даже не стали бы устраивать суд, потому что у нас быстро  нашлись бы сторонники, что устроили бы побег.
Что же касается лорда Тальена... Вы еще очень молоды, маркиз, и судите слишком поверхностно обо всем. Несмотря на свою внешнюю простоту, Риккардо старается, учится и хочет быть полезным своему клану во всем даже ценой собственной гордости и кое-чего еще. Почти уверен, что вы, мальчик мой, несмотря на ваше благородное происхождение, прекрасное образование и великолепные связи так бы никогда не смогли. Вы слишком избалованы с детства, неблагодарны и привыкли думать лишь о себе. И вы, и все ваши друзья...
Теперь скажите мне, господин маркиз де Фонтейн... После того, что вы совершили. Какую судьбу заслужили вы?

15

- Либо вы мне сейчас просто лжете, либо ваши друзья были с вами не слишком-то откровенны. Оставить нас в живых было бы слишком опасно и Гонзага это не мог не понимать. Странно, что еще не поняли вы. Нет, Эдвард, нас, меня, Морана и Рикардо убили бы так быстро, как только смогли.
Пусть и так! Но не стали бы пытать! Это тоже было уже спорно, даже по представлениям оказавшегося на поверку слишком наивным маркиза. Но он упрямо продолжал цепляться за остатки этой самой наивной надежды. Понимал уже, что это просто глупо, но и признать безоговорочно правоту кровососа не мог.
Эдвард слушал восхваления в адрес наглого выскочки Тальена и злился. Не на кого-то или на что-то, а просто так. Безадресно.  Просто злился. Эта злость помогала не утонуть в болоте унижения, в котором он плескался последние дни, захлебываясь позорными и уничижительными репликами Батори, оттого еще более унизительными, что были справедливыми.
Вы слишком избалованы с детства, неблагодарны и привыкли думать лишь о себе. И вы, и все ваши друзья... Эти слова и вовсе выглядели как пощечина. Маркиз стоял уже не поднимая головы, и кусал губы, боясь, что просто сорвется и что-нибудь выкинет, бросит какие-нибудь оскорбительные и злые слова в адрес своего тюремщика и его окружения. Не потому что так думает, а просто из последней попытки защититься от этого нестерпимого позора, из желания перестать себя чувствовать так плохо. В бесплодной попытке сделать так же больно и плохо этому кровососу!
Но держался, все же унижение было немногим но лучше чем унижение и боль. А угрозу Анджея маркиз помнил отлично. И не сомневался, что тот ее приведет в исполнение стоит только Эдварду дать повод. Маркиз надеялся, что на этом словесная экзекуция закончена, готовился пробормотать что-нибудь покаянное, мол, да, да, понимаю, был не прав, раскаиваюсь. Потому что иначе все равно эти слова из него вырвут, и последовавшего вопроса никак не ожидал.
Теперь скажите мне, господин маркиз де Фонтейн... После того, что вы совершили. Какую судьбу заслужили вы?
Удивился Фонтейн настолько, что перестал терзаться и злиться,и вскинул удивленный взгляд на Батори. Вопрос выбил его окончательно из равновесия. Из того, что от этого равновесия оставалось. Издевается, гад!  Было первой мыслью, когда удивление прошло, но присмотревшись в лицо вампира, Эдвард понял, что нет, не издевается. И от этого понимания стало еще хуже. Тоска пронзительно полоснула по сердцу. Он понял все. Это приговор, спасибо что перед приговором позволили прийти в себя. Видимо, чтоб не слишком истерзанная жертва вышла на эшафот, показывая тем самым, что они, нелюди, не чудовища какие, вот смертного не тронули, хотя он бунтарь, мятежник и вообще, сволочь распоследняя. Эдвард медлил, он снова сжал руки, унимая дрожь и собираясь с духом. Нет уж, хватит сегодня с него унижения и позора. Последний свой приговор и последние дни он встретит как положено дворянину, что бы там этот вампирюга не говорил про него, как бы не позорил!
- Видимо, смерть, милорд. Я угадал? Приговор уже вынесен? Как дворянина, полагаю, меня ожидает плаха... - Маркиз был доволен собой. Голос не дрогнул, даже удалось произнести это с легким оттенком понимания. - Завещание мне будет позволено написать? Или все будет реквизировано?
Эдвард надеялся, что удалось спросить это равнодушно, мол, мне уже это без разницы, обойдутся мои дальние родственники без моих замков и денег.

16

Батори внимательно наблюдал. Чувства и мысли, мелькавшие на выразительном лице юноши, были ясны и понятны. Эдвард был сильно напуган, но обвинения Батори задели его за живое, пристыдили, и теперь он держался вполне прилично.
- Видимо, смерть, милорд. Я угадал? Приговор уже вынесен? Как дворянина, полагаю, меня ожидает плаха... Завещание мне будет позволено написать? Или все будет реквизировано?
Батори улыбнулся одними глазами. Он все еще раздумывал, что сделать с этой мятежной командой, но в эту минуту, окончательно похоже решил... Осталось только обсудить это с Мораном. Тот может воспротивиться решению вампира, но Батори сможет настоять на своем.
- Не будет вам наказания, как дворянину. Большая часть ваших земель и замков отойдет в казну. Вас же... всех... Выпорят на главной площади при скоплении народа, как порят обычных бродяг. Тех, у кого есть родители, вернут в семью, под пристальный надзор родных. А тех, у кого родителей нет...
Батори подошел к молодому маркизу и провел рукой по его плечу, несильно сжал.
- Те будут отправлены под более плотный надзор. Что же касается конкретно вас, Эдвард... вы оказались в очень незавидном положении, мальчик мой. Клан смертных передал вашу жизнь мне, а поскольку вы так и не стали вампиром, вас ожидает судьба раба. Будете служить мне пищей и доставлять удовольствие телом. Надеюсь... для вас это будет не так страшно, как смерть.

17

- Не будет вам наказания, как дворянину. Большая часть ваших земель и замков отойдет в казну. Вас же... всех...
Эдвард так сдавил пальцы, что прорвал кожу, но не обратил внимания, он старался сохранить остатки мужества. Замки и земли? Черт с ними! Его же, кажется, собирались повесить. Унизительная казнь, но маркиз собирался вынести и это. Все свои эмоции пока что припрятав подальше, не желая показать Батори своего отчаяния. Но, услышав продолжение пришел в ужас. Такой, что удержать эмоции под контролем оказалось невозможно.
- Что? Нет! Вы не посмеете этого сделать! - Будь Рассел менее шокирован он бы просто бросился на вампира, стремясь разорвать ему горло, пусть даже голыми руками!
Те будут отправлены под более плотный надзор. Что же касается конкретно вас, Эдвард... вы оказались в очень незавидном положении, мальчик мой. Клан смертных передал вашу жизнь мне, а поскольку вы так и не стали вампиром, вас ожидает судьба раба. Будете служить мне пищей и доставлять удовольствие телом. Надеюсь... для вас это будет не так страшно, как смерть.
- Нет! Я не стану вашим рабом! - Ноздри маркиза раздувались, а в глазах горел огонь. - От Тальена этого и следовало ожидать. Предатель и ублюдок! Все Ваши слова просто пусты! Как я жалею, что нам не удалось задуманное! Может быть, Вы правы, и вас бы убили. Но не стали бы унижать!
Эдвард уже жалел что вспылил, не сомневаясь что теперь его отправят, как обещали в камеру пыток, но это было лучше, ему обещали не делать скидок на то что он человек, а не монстр, как эти все нелюди! Чудовища, маскирующие свою натуру красивыми словами! Пусть и не делают! Он умрет там, на пыточном столе! Умрет, но рабом нелюдя он не станет!
Вспышка прошла мгновенно, и испытанная ранее  боль словно напомнила о себе, возвращая в реальность и  эта реальность привела в такой ужас, что маркиз резко замолчал и ухватился за подоконник, оставляя на на нем кровавые следы.
Следовало молить Батори о милости, выпрашивать снисхождения, это Фонтейн уже понимал, но не находил в силы сделать это и, напротив, продолжал цепляться за опору, не позволяя себе рухнуть на колени.

18

- Что? Нет! Вы не посмеете этого сделать!
- Посмею и сделаю. Более того, родители тех, чьи жизни я сберегу, останутся по гроб жизни мне благодарны и их преданность увеличится во сто крат.
Не обращая внимание на возмущение молодого маркиза, Батори оставался спокоен и холодно разглядывал своего пленника и будущего раба.
- Нет! Я не стану вашим рабом!  От Тальена этого и следовало ожидать. Предатель и ублюдок! Все Ваши слова просто пусты! Как я жалею, что нам не удалось задуманное! Может быть, Вы правы, и вас бы убили. Но не стали бы унижать!
- Вы сами отказались от той доли, что была вам уготована по началу. Будьте благоразумны хотя бы сейчас, Эдвард. Жизнь стоит дорого и вы расплатитесь за нее так, как я захочу. Пожалуй, я пощажу ваши чувства и не прикажу выжечь на вас клеймо. Но во всем остальном вы будете моим личным рабом. Сейчас я вас оставлю, чтобы вы осознали все, что я только что вам сказал. Но вечером я снова приду и тогда вы сделаете все, что я захочу.
Батори посмотрел Фонтейну в глаза, а затем развернулся и быстро вышел, оставив маркиза в полной растерянности. Тут же снова раскрылась дверь и в комнату Эдварда вошли с подносами два слуги, быстро принимаясь накрывать на столе обед...

19

http://s3.uploads.ru/8DZ6X.png

20

Прогулки в окрестностях озера Лашерон =====>

Вернувшись в замок после прогулки с Тальеном, Батори прошел сначала к себе, чтобы переодеться, а через полчаса распахнул дверь комнат, куда поместили Фонтейна, вошел, огляделся и, никого не найдя, устроился на диване, откинувшись на удобную спинку и прикрыв глаза. Очевидно, Эдвард был где-то в соседней комнате и Анджей не сомневался, что тот слышал, как он вошел.
Вампир словно чувствовал дыхание молодого человека сквозь стену. Слышал, как сбивается ритм сердца, как бешено пульсирует кровь. Можно было не сомневаться, что после их разговора, Фонтейн испуган, возможно взбешен. Батори почувствовал сильный голод и мысленно позвал Эдварда подойти...


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Между клыками и топором