Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка


Тайны старого особняка

Сообщений 1 страница 20 из 58

1

http://s3.uploads.ru/dp9RH.jpg

http://s7.uploads.ru/YijCf.jpg

2

- Конечно, конечно нам стоит войти туда, мы ведь уже решились и пришли!
Горячим убеждающим шепотком прижалась на секунду к уху одной из своих наиболее доверенных фрейлин, Доминика решительно сделала еще шаг и застыла, задрав голову. Подавленная величием заброшенного, огромного, мрачного замка. Который, казалось, рассматривал в ответ обеих юных девушек и не спешил радушно распахивать перед ними двери.
- Мы решили и мы это сделаем! Да?
Постаравшись вдохнуть в подружку хотя бы часть той смелости, которой обладала сама, сделала еще несколько довольно нерешительных шагов и потянула на себя тяжелые кованые двери. Скрипнув, неохотно подались, поэтому удвоила усилия, пытаясь открыть если не силой, то хотя бы упорством.
- Ну помоги же мне! Ты все равно не вернешься в замок без меня, а я не собираюсь бросать задуманное в самом начале.
Наконец, удвоенными усилиями дверь подалась, закрипела протестующе, распахнув, наконец, перед обеими маленькими хрупкими, но такими целеустремленными леди, одну створку.
- Пойдем. Там может быть что-то, что пригодится матери, понимаешь? Что угодно... пойдем!
Снова зачем-то шепотом, схватила фрейлину за руку и настойчиво потянула, заставляя войти за собой.
- Дверь не закрывай только, хорошо?
И только сейчас чуть-чуть дрогнувший голос показал, что девушка если не боится, то... побаивается того, что может хранить тишина и полутьма старого заброшенного замка. Замка Батори.

3

В старом особняке лорда давно уже никто не жил, кроме огромных крыс в подвалах да летучих мышей на чердаке. Лишь де Сен-Мар заглядывал сюда иной раз, когда на него внезапно нападала тоска. И своими обязанностями он ничуть не пренебрегал, потому что Батори велел ему иногда проверять старый дом, пользующийся в городе дурной славой. И эту славу вампиры усердно поддерживали, напуская тумана в рассказы о призраках и кровавых событиях, произошедших здесь в старые времена.
Впрочем, не все истории были выдумкой... Жан-Клод и сам бы не отказался узнать, откуда взялось огромное кровавое пятно у большой мраморной лесницы в вестибюле особняка. Слухи ходили самые устрашающие. Задавать вопросы лорду, соответствуют ли эти слухи истине, было бы неприлично, хотя сам Жан-Клод все чаще подозревал, что это не кровь, а ржаво-коричневое пятно, образовавшееся в результате сильно раздавшейся в стене трещины и обильных дождей, заливавших по осени их благословенный край.
Жарко растопив камин в маленьком кабинете Батори наверху, вампир сидел в кресле с бокалом вина, которого несмотря на общее запустение дома, здесь все еще было хоть отбавляй. Мертвую тишину дома разбавлял только треск поленьев в очаге и Жан-Клод почти задремал, погруженный в размышления о событиях последних нескольких дней. После осады Невода в городе все еще было неспокойно, люди нервничали, начинали говорить о скорой войне.
Снаружи послышался странный звук. Жан-Клод всегда спал чутко и сейчас мгновенно открыл глаза, вслушиваясь во вновь наступившую тишину, а затем медленно беззвучно поднялся, уверенный, что ему не послышался этот скрип. Тяжелая входная дверь подавалась с трудом - он сам вчера залепил петли землей.
- Ну помоги же мне! Ты все равно не вернешься в замок без меня, а я не собираюсь бросать задуманное в самом начале, - раздался звонкий детский голосок.
Жан-Клод подошел к окну, приоткрыл его и посмотрел вниз. Ну надо же... Дочка Эвандеров с подкреплением. Вот кто, оказывается, пытается взять приступом старый особняк лорда...
- Пойдем. Там может быть что-то, что пригодится матери, понимаешь? Что угодно... пойдем!
Несмотря на владевшее им с утра мрачное настроение, Жан-Клоду стало смешно. Плотно прикрыв окно, он покинул комнату, оставив на столе недопитый бокал, и стал спускаться вниз по узкой боковой леснице, предназначенной в особняках только для слуг.
- Дверь не закрывай только, хорошо?
Вампир был уже на первом этаже, когда две девушки проникли наконец в вестибюль и стояли, осматриваясь, и, вероятно, опасаясь идти дальше. Что ж... стоило их слегка попугать, чтоб не повадно было забираться в чужие дома.
Приоткрытая входная дубовая дверь дарила вестибюлю неяркий свет, еще лучи света пробивались из небольших оконцев вверху. Девушки были уже на середине лесницы, когда вампир, бесшумно ступая и скрываясь в тени, придвинулся к двери и быстро ее закрыл. Резко грохнул, падая тяжелый засов, находившийся так высоко, что нерослым "воришкам" было его не открыть. В вестибюле воцарилась почти полная темнота. Сам же вампир мгновенно вернулся назад на узкую лесницу и из глубокой ниши принялся наблюдать...

4

Мрачная, беззвучная тишина, казалось, даже стены здесь поглощают звуки, и ни один крик не вырвется за их пределы, даже если кричать будет невинная, беззащитная девушка, даже если кричать будут обе.
- Не бойся, слышишь? Нам нужно всего лишь найти кабинет… старый кабинет Батори, заглянуть туда, может, проверить его стол, понимаешь? Сейчас матери понадобится любая помощь, но она никогда не делилась планами со мной, зачем же мы сейчас будем сообщать ей, куда направились?
Голос снова дрогнул ноткой неуверенности. Доминика прекрасно знала характер матери… и не сомневалась, что леди Эвандер придет  в ярость, узнав, что ее любимая дочь, нарушив запрет о выходе куда-то без охраны и доверенных ее лично людей, отправилась в обществе такой же глупой подружки самостоятельно. Да еще куда!
- Господи!
Дверь захлопнулась с грохотом, напоминающим звук рухнувшей гильотины, девушки закричали от ужаса. Впрочем, Доминика замолчала сразу же, белея, но плотно сжимая губки, вторая же продолжала кричать, глядя расширившимися глазами на темный силуэт запертой двери…
- Мы умрем, мы умрем тут, я знаю, тут убивали всех, кто приходил незваным, я хочу обратно, аааааа!
Звонкая пощечина заставила подругу замолчать, Доминика осторожно подула на загоревшуюся ладошку, затем быстро прижала девушку к себе, с силой обнимая, шепча на ушко какие-то ничего не значащие успокаивающие слова срывающимся от страха голоском. Она была напугана не меньше. Но… кровь – не вода, и если сама Магда бы и ухом не повела в данной ситуации, то ее дочь изо всех сил пыталась взять себя  в руки, попутно успокаивая ту, за которую чувствовала ответственность.
- Это ветер. Слышишь? Всего лишь ветер! Все, успокойся, света достаточно, чтобы идти дальше, и мы пойдем! Держи мою руку. Не дрожи, ну все, я обещаю тебе, мы совсем скоро выберемся отсюда, живые и…
Здесь кто-то есть. Ветер не мог захлопнуть дверь с такой силой, и если не ошибаюсь, засов опустился сверху, под чьей-то рукой. Господи, как ужасно. Будем надеяться, призраки не смогут причинить вреда живым, поиграют и выпустят. Все хорошо.
На секунду плотно зажмурилась, а когда снова открыла глаза, они уже привыкли к почти полной темноте, и теперь довольствовались едва заметным светом, льющимся откуда-то сверху. Темнота оставалась темнотой, но сейчас вокруг хотя бы проявились силуэты предметов, что позволяло двигаться дальше, не натыкаясь на все вокруг.
- Пойдем.
Покрепче стиснув руку подруги, настойчиво потянула ее по лестнице вверх.
Назад все равно пока нет выхода. Мама будет меня искать если что! И не будет знать, где именно…
По спине побежали мурашки от одной мысли о том, что она может остаться здесь навсегда. Однако сделала один шаг и еще один, не пытаясь больше говорить – слишком сложно было скрывать дрожащий голос.

5

Упорство девушек, вернее, одной из них, весьма удивило вампира. Что уж греха таить, он рассчитывал, что испуганные девицы бросятся назад к двери и будут пытаться ее открыть, а когда поймут, что силы не те, постараются найти другой выход из особняка.
- Ну, ладно... - весело подумал вампир и направился вверх по узкой леснице почти бегом в то время, как девушки поднимались по широкой мраморной медленно, оглядываясь на каждом шагу.
Коридор на втором этаже был полностью затемнен, лишь дверь в кабинет Батори была приотворена и из-нее выбивался слабый свет мерцающего камина.
Прямо напротив входа с лесницы стояла статуя женщины на постаменте в человеческий рост. Женщина была в длинных одеждах с полузакрытым плащом лицом. Забежав в кабинет, одной рукой вампир стащил со стола легкую полупрозрачную ткань, укрывавшую мебель от пыли, второй взял со стола подсвечник с оплавившейся горящей свечой, которой пользовался сам, и, вернувшись назад, в коридор, поставил подсвечник на протянутую ладонь статуи. Саму же статую с головы до ног укрыл белой тканью, словно укутал в саван. Ткань колыхалась от едва-заметного сквозняка и точно так же трепетала свеча, отбрасывая неровные блики на мертвенно-бледное лицо женщины, создавая вокруг нее неясный таинственный ореол.
На все это вампиру потребовалось не больше минуты и он снова ушел в темноту, укрывшись за статуей. Оттуда было хорошо наблюдать. Даже, если б девчонки подошли очень близко, они не смогли бы слившегося с мраком вампира. Он слышал, как они поднимались. И вот уже одна из них показалась на верхних ступенях лесницы. Повернись она чуть в сторону и увидит жуткую, созданную мрачным светом фигуру, а сразу вслед за этим раздастся тихий, невнятный шепот, не женский и не мужской, похожий одновременно на эхо и на шорох упавших листьев...
- Доминииикаааа...

6

- Посмотри. Вон, это его кабинет!
Радостно и облегченно стиснула руку подруги, пытаясь сдержаться и не тащить ее еще быстрее. Той явно и без того каждый шажок давался с трудом, ноги не держали, а Доминика не представляла, как вытащить бесчувственную тушку, если вдруг что. Она плохо представляла, и что будет с ней лично, но выход сейчас был прочно заблокирован кем-то ужасным в темноте, и оставалось идти только на свет из кабинета.
- Видишь, свет, все хорошо!
Господи, какой там хорошо, если свет горит, значит, там кто-то есть… Я не готова встретиться с духом прадедушки Батори! Судя по урокам истории, у них кровожадность была просто… в крови, в натуре их, я боюсь призраков! Особенно способных зажечь свечи!
- Пойдем, пока я снова…
Сначала они услышали голос… нет, не так, они услышали ГОЛОС, неживой, не от мира сего, голос потусторонний настолько, что даже не слишком понятно было само слово, произнесенное привидением. Она не успела вскрикнуть, закричать или испугаться, потому что совсем рядом раздался грохот – ее спутница, не выдержав испытаний и напряжения, закатила глазки и рухнула в обморок. Доминика ахнула, схватилась за голову и бегом кинулась поднимать подругу, пытаясь дрожащими ледяными пальчиками определить, жива ли та?
- Ппппожалуйста, не убивайте меня и отпустите! Мммммы… заблудились!
Пытаясь одновременно договориться с Голосом и придумать, что врать дальше и как оправдываться, подняла голову недвижимо лежащей подружки и вскинула огромные испуганные голубые глаза, изо всех сил всматриваясь, пытаясь рассмотреть, кто говорит с ней… и снова глухой стук. Голова подруги повторно оказалась на полу, выпущенная из задрожавших рук, Доминика вскочила, в шоке глядя на женскую фигуру со свечой, такую высокую и огромную, шевелящуюся, обращающуюся к ней по имени, попятилась, не отрывая взгляда, соскользнула туфелькой по лестнице, балансируя, едва не полетела вниз, снова замерла. Сердце учащенно билось, едва не выпрыгивая из груди, девушка судорожно сглотнула.
- Вввввввы… кто?!

7

Никогда еще Жан-Клод так не развлекался. А если точнее, то последний раз должно быть это было в далеком детстве. Укрывшись за широкой надежной спиной неизвестной ему мраморной дамы, он искренне веселился, наблюдая, как две девчонки пытаются договориться с попавшимся им на пути призраком. Вернее, договориться пыталась только одна. Ромашка, как он сразу прозвал ее про себя, потому что дочь Магды Эвандер больше всего напоминала ему этот полевой цветок со своей нераспустившейся будущей красотой. Вторая девушка может и обладала более броской внешностью и уже сформировавшейся полнотой форм, но в ней не было непосредственности и смелости ее госпожи. А потом она внезапно и вовсе лишилась чувств.
Жан-Клод покачал головой и решил, что этот спектакль пора кончать, но сначала он еще немного попугает ту, что пришла сюда с совсем не детской целью.
- Ппппожалуйста, не убивайте меня и отпустите! Мммммы… заблудились! Вввввввы… кто?! - обращалась она к статуе и тут, словно по коридору пролетел ветерок, и внезапно задул свечу. Коридор погрузился во тьму, а в следующий момент кто-то мягко толкнул Доминику на пол чуть в сторону, не дав ей сорваться с лесницы, а сверху на девушку упала густая вуаль, покрывавшая статую минуту назад.
Когда Доминика, наконец, выпростается из-под своего покрывала, а ее глаза свыкнутся с темнотой, то обнаружит, что осталась в коридоре одна.
Стараясь не поднимать шум, Жан-Клод поднял с пола потерявшую сознание подругу Доминики и так же беззвучно, пользуясь замешательством, отнес в дальнюю комнату, где привязал к креслу, заодно на всякий случай завязав рот и глаза. Брызнул в лицо холодной водой и, убедившись, что та начала приходить в себя, вытер взмокший от напряжения лоб, глотнул воды сам и тихо вернулся назад, продолжая наблюдать за Доминикой из темноты.

8

- Ох, Господи, что происходит???
Если до сих пор еще удавалось сдерживаться, вспоминая яркий пример матери и держа себя в руках хотя бы ради подруги, так и лежащей без сознания, то после того, как по коридорной площадке пронесся ветер, такой же потусторонний, как и все до сих пор, вскрикнула уже непритворно и снова шарахнулась в сторону от полной темноты, накрывшей все вокруг.
- Не трогайте нас! Мы... мы не хотели нарушить ваш покой и сейчас уйдем, только отпустите!
Голосок пискнул и сорвался, однако когда вдруг полетела на пол, а сверху опустилось что-то жутко мягкое, плотное, накрывая с головой, заставляя запутаться и какое-то время от полной паники просто не дышать, не выдержала и закричала, правда, немного тише, чем подруга до этого – мешала вуаль, глуша звук…
- Ребекка?
Наконец, из ужасного плена удалось выпутаться, прекратить кричать, вдохнуть полной грудью, провести липкими от страха пальчиками по лицу, стряхивая пелену ужаса окончательно. Кто бы там ни был, ее смерти он не желал, иначе она упала бы не на пол – так легко было просто подтолкнуть в другую сторону, не сомневаясь, что мелкая волчица запутается в покрывале и сломает себе шейку, свалившись с  высокой лестницы…
- Милая, ты жива?
Дрожащим голоском уточнила у неизвестно куда пропавшей подруги, которая вот еще секунду как была тут, рядом. Потянулась, зашарила руками по холодному каменному полу, изо всех сил НЕ стараясь представлять, на что она там может наткнуться. Больше всего пугала возможность ощутить руку подруги и понять, что пульс больше не бьется.
- Тебя… нет?!
Несколько минут продолжала настойчиво, в панике шарить вокруг себя, ойкнула, поцарапав нежную кожу запястья, отдернула руку,  морщась, поглаживая расцарапанную руку, машинально растирая кровь, быстро засыхающую из маленькой ранки. Глубоко вдохнула и быстро поднялась. И бегом, не оглядываясь, рискуя споткнуться и все же свернуть себе шейку, полетела по коридору к едва поблескивающим оттенкам теплого света из кабинета Батори. Что бы ни было там, оно было не таким пугающе-жутким, не таким смертельно опасным, как это одиночество и темнота!

9

Как бы ни была напугана всем происходящим девчонка, она  побежала не вниз по леснице искать выход из страшного дома, в, словно мотылек на свет, рванулась в сторону освещенного кабинета.
Жан-Клод не стал придумывать новых игр, а направился скрытый темнотой следом за ней и, когда девушка переступила порог, тоже вошел и закрыл за собой дверь, нарочно громко звякнув запором, заставив и без того испуганную девушку в панике обернуться. Несколько мгновений вампир рассматривал испуганное личико Ромашки, раздумывая над вопросом, как будет правильно поступить. Отвезти девушку к матери, чтоб та всыпала ей пару десятков "горячих", а такого от леди Магды легко можно было бы ожидать. Либо отвезти ее к Батори, чтобы тот сам принял решение и не мучиться самому. Долг подсказывал ему второй выход, но все внутри протестовало против такого поступка. Пусть девочка и принадлежит к вражескому лагерю, но никогда не воевал и не будет воевать с детьми. А в том, что "лагерь враждебен" несмотря на все клятвы Магды, он только что убедился. Девчонка, ничего не подозревая, сама в этом призналась.
- Так что же вы искали в особняке лорда Батори и что собирались найти в его кабинете? - стараясь быть серьезным, после тяжелой повисшей паузы, задал вопрос вампир. Игры кончились.
Вот так, вблизи, Ромашка выглядела еще очаровательнее, чем ему показалось раньше. Еще не девушка и уже не ребенок...
- Чтобы предупредить ваши вопросы, юная леди, скажу только, что ваша подруга жива и здорова. Будем считать, я захватил вас обеих в качестве военнопленных. Советую вам быть честной и откровенной со мной.
Жан-Клод говорил очень мягко, как и положено говорить с ребенком, а внутри грызла тоска. Как он повезет ее своему лорду, понимая, что там с ней может что угодно случиться?

10

Доминика влетела в кабинет, только тут остановилась, переводя сбившееся дыхание, пытаясь успокоиться. Следовало немедленно вернуться, чтобы отыскать подругу, без которой она не собиралась возвращаться. Но сейчас это было выше ее сил! Твердо пообещав себе побыть в этом освещенном месте хотя бы немного, а потом снова вернуться в темноту, вскрикнула и резко обернулась на звук захлопывающейся двери. Встретилась испуганным взглядом с незнакомым мужчиной, зачем-то закрывшим дверь, глаза расширились, невольно сделала шаг назад и снова остановилась. Убегать было некуда, оставалось только понять, что происходит, кто он?!
- Вы… кто?
Откашлялась, чувствуя, что больше ни слова выговорить пока не получится, паника и страх оказались плохими советчиками и еще более отвратительными помощниками. Тишина получилась огромной, длинной и невыносимой, однако сказать еще хотя бы что-то первой не удалось.
- Кто вы?
Не спеша отвечать на его вопросы, тревожно глянула в камин, затем – на дверь, снова уставилась испуганно в лицо мужчине. В такие ситуации она до сих пор не попадала, однако, едва услышав, что Ребекка жива и здорова, немного пришла в себя.
- Вы… не Батори, не так ли?
Помолчала, внезапно закусила костяшку тоненького пальчика и грызнула по-детски, пытаясь сообразить, что ей делать дальше? Страх отодвинулся еще немного, этот мужчина не пытался напасть на нее. И уж конечно он был куда как менее ужасен, чем привидения в коридоре.
- Военнопленных? Разве у нас идет с кем-то война?
Нахмурилась, нюхом чувствуя, что тот, кто сейчас стоит перед ней, никак не относится ни к оборотням, ни к стороне ее матери. Однако лгать она просто ненавидела, не умея совершенно!
- Мы заблудились, случайно попали в этот замок и…
Закусила губу, неохотно выпустив палец, вздохнула, помрачнев еще немного, на светлое личико набежала темная тучка.
- Я специально полезла сюда, однако Ребекка совершенно ни при чем. Отпустите ее, я вас прошу!

11

- Вы… кто? Вы… не Батори, не так ли?
Испуг на лице Ромашки был такой неподдельный и такой детский... Очевидно, девочку ввели в заблуждение длинные темные волосы вампира, так похожие на шевелюру Его лорда. Он повернулся к свету и дал ей себя рассмотреть.
- Нет, юная леди, я не Батори. На ваше счастье... Я всего лишь его телохранитель. Мое имя барон де Сен-Мар. А вы можете не представляться. Я отлично знаю, кто вы...
Жан-Клод вежливо поклонился, видя, как страх девочки отступает на в орой план, а на красивом личике появляется выражение "а как бы поправдоподобней соврать"...
- Военнопленных? Разве у нас идет с кем-то война?
Жан-Клод неторопливо прошел к столу и выдвинув кресло, в котором недавно сидел, предложил девушке сесть.
- Если до сего дня у нас и был весьма шаткий мир, то вы своими действиями сейчас фактически объявили войну лорду Батори и лорду Морану. Вам не приходило в голову, юная леди, что будет, если кто-то прознает о вашем поступке? Положение вашей матушки очень серьезно. Леди Эвандер совершила благороднейший шаг, пойдя на соглашение с лордами и принеся им присягу. Спасла много жизней. Но любое неподчинение или враждебное действие с ее стороны может вызвать гнев лордов и тогда уже настоящей войны не миновать. Как вы думаете, поблагодарит вас матушка за подобную... помощь?
Вампир стоял прямо напротив кресла и мог наблюдать за выражением лица Ромашки. Ему не хотелось растолковывать ей эти прописные истины, но лучше это сделает он, чем лорд Моран у себя в Равелоне.
- Мы заблудились, случайно попали в этот замок и…
Вампир выразительно склонил голову на бок и иронично улыбнулся, показывая, что он не верит девочке ни на грош.
- Простите, юная леди, но я слышал ваш разговор с подругой. И если вы будете продолжать лгать, мне не останется ничего другого, как отвезти вас к своему или к вашему лорду. Для вас было бы лучше попасть к лорду Батори. По-крайней мере, он не отправит вас на пыточный стол...
- Я специально полезла сюда, однако Ребекка совершенно ни при чем. Отпустите ее, я вас прошу!
Вампир улыбнулся и мягко кивнул.
- А вот в это я охотно поверю. Ваша подруга слишком пуглива, чтобы грабить чужие дома. В то время как вы...
Жан-Клод с веселой усмешкой оглядел маленькую волчицу, одним взглядом выражая все свои мысли.
- Вы по характеру настоящий боец. Но мне, право, остается только гадать, как дочь таких родителей решилась на такое неблагородное дело... Что ж..
Вампир протянул девушке руку, но прежде, чем сделать это, взыл со стола листок бумаги, черкнул на нем несколько слов, сложил записку в четверо и сунул себе в карман.
- Идемте освобождать вашу подругу и я отвезу вас домой. Надеюсь, ваша матушка лучше меня вам разъяснит, насколько вы неправы...
Вампир распахнул двери и жестом пригласил девушку в коридор.

12

- Неправда.
Тут же нахмурилась, снова потянулась костяшкой ко рту, спохватилась и убрала руку, выпрямляясь, пытаясь выглядеть так, как обычно ее величественная и невозмутимая мать, примеру которой Доминика всегда старалась подражать. Даже не осознавая этого. Получалось пока отвратительно – девочка была совершенно иного характера, склада ума, манер даже, взглядов на жизнь, в конце концов.
- То есть, не ваше имя неправда, конечно.
Невольно улыбнулась, вспомнила о манерах, чуть склонила голову в ответ, знакомство состоялось, маленькая волчица успокоилась совершенно. Хотя она все еще была заперта в этой комнате, и до сих пор не она контролировала ситуацию.
- Неправда то, что вы сказали о моих действиях сейчас.
В голоске мелькнуло настоящее упрямство. Да, она предполагала, что ее действия могут не понравиться как матери, так и хозяину особняка, но… не с подобными последствиями же!
- Я не собиралась ни причинять вред Батори, ни новому нашему Лорду…
На минутку запнулась. Как и многие в замке ее матери, новым Лордом Моран стал только на словах. С его положением смирились… но не приняли. В точности так же, как и сама Магда Эвандер. И изменить это мог бы всего лишь один факт, один единственный – смерть Ларса Эвандера. Который для всех, практически всех в замке, все еще был жив. По крайней мере, для Доминики ее отец был жив точно и безусловно.
- Этот замок давным давно забыт всеми и заброшен. И то, что я вошла сюда и попыталась что-то найти… Это была глупость, признаю.
Помолчав, тяжело вздохнула, машинально зацепила светлую прядку небрежно собранных длинных волос, принялась машинально накручивать ее на палец.
- Представляю, что мне устроит мама. Но да, вы правы, и… к Лорду??? К Батори?!
Быстро вскинула на него испуганные глазищи, до сих пор даже не представляла, что подобные варианты развития событий возможны.
- Умоляю вас, только не это. Я буду очень благодарна…. мама будет очень благодарна вам, если вы отпустите меня и подругу домой!
Представить себе реакцию Магды, узнавшей вдруг, что ее дочь полезла грабить Батори, да еще и оказалась у него или, упаси Боже, у нового Лорда, было не просто страшно – было невозможно!!! Еще немного – и Доминика, махнув рукой на приличия, коснулась бы дорогого камзола ее нового знакомого, умоляя отпустить! Однако он оказался настолько щедр, что сам решил все правильно.
- Господи, я не знаю, как вас благодарить.
Выдохнула облегченно, с некоторым удивлением наблюдая за манипуляциями с листиком бумаги. Промолчала, не спеша задавать лишние вопросы, он и без того уже делал слишком многое для нее.
- Да… она мне разъяснит…
Поежилась. Судя по всему, Доминика боялась матери ничуть не меньше, чем потенциальных врагов.
- Конечно, а где она?
Быстро выскользнула в коридор, нерешительно замерла, покосилась на фигуру статуи на ее законном месте, закусила губку.
- Пойдемте!

13

- Я не собиралась ни причинять вред Батори, ни новому нашему Лорду… Этот замок давным давно забыт всеми и заброшен. И то, что я вошла сюда и попыталась что-то найти… Это была глупость, признаю.
- Юная леди, - Жан- Клод забрал со стола начатую бутылку вина и бокал, сунул их в руки девушке и плотно прикрыл дверь, - Неужели вы думаете, я поверю, что будь у вас возможность найти здесь нечто полезное для вашей матушки, вы не взяли бы это, даже зная, что лорду Батори это может причинить вред?
Полный иронии взгляд остановился на лице Ромашки.
- Вино для вашей подруги. У этой девушки очень слабые нервы. Что же касается благодарности, то самое большее, о чем я могу вас просить... Не влезать больше в подобные авантюры. Любая из них может кончиться очень скверно. Возможно, сам ваш проступок никакого вреда не принесет, но у вашей матушки есть много врагов, которые воспользуются вашей неосторожностью, чтобы представить все  более чем серьезно и очернить леди Эвандер и вас. Другие же, кому не нужен сильный Триумвират, сделают все возможное, чтобы настроить против вас лордов.
Надеясь, что его слова прозвучали убедительно для девушки, вампир довел ее до комнаты и пропустил туда, где, привязанная к стулу, ожидала ее подруга с завязанными глазами иртом.
- Дайте вашей подруге выпить вина.
Поставив прихваченную из кабинета свечу на стол, он снял с девушки повязки и принялся развязывать веревки. Несколько минут понадобилось на то, чтобы успокоить маленькую фрейлину Доминики и убедить ее в том, что никто ее не убьет. Жан-Клоду пришлось признаться, что напугавшим их призраком был именно он. Затем они спустились вниз, он усадил обеих девушек на своего жеребца и повел его в поводу.
Проходя по одной из улиц он заметил знакомого стражника из замка Батори, передал ему записку и что-то шепнул. Тот кивнул, вскочил верхом на коня и поскакал галопом в сторону замка.
- Мне нужно было сообщить моему лорду, что я задержусь, - улыбнулся своим двум феям Жан-Клод, повел коня дальше и очень скоро постучал в ворота особняка Волчицы.
- Передайте леди Эвандер, что телохранитель лорда Батори доставил домой ее дочь, - сообщил выбежавшей охране и ворота немедленно отворились.

14

Голова раскалывалась с утра, боль не утихала, регенерация в данном случае не могла помочь, и в кабинет Ларса Эвандера сунуть нос мог только что совершенно не желающий себе добра оборотень. После встряхнувшей весь замок присяги, Магда практически переселилась в кабинет мужа, проводя там большую часть времени, отвлекаясь от дел и мыслей, от планов  на будущее, как ближайшее, так и более дальнее, только чтобы добраться до спальни и забыться коротким, глубоким сном. Без сновидений. Парадоксально, но присяга, невозможная ни для какой нормальной стандартной женщины, только подняла ее статус в глазах ЕЕ людей еще выше, теперь уже на недосягаемую высоту. Какие бы приказы не отдавал их всеобщий новый Лорд тогда, старые, испытанные, преданные до конца, до самой смерти своей воины высказали свое мнение. Увидевшие преданные до конца близкие, те, кто были в кабинете тогда и присутствовали лично, передавали именно то, что видели – а видели они многое, гораздо больше, чем им желали показать. Молодые, которых оставалось не так уж и много, были еще более опасны для двух других представителей Триумвирата – они были преданны МАГДЕ, даже не Ларсу уже. Они видели в ней свою Госпожу и не желали другой, и заменить ее никто бы не мог. Поэтому ох как же прав был Батори, не тронув, в конечном итоге, ее саму, не дав тронуть Морану, оставив в ее замке, позволив сохранить хотя бы внешние признаки нормальной жизни. Или наоборот?
- Ее отыскали? Кто послан на поиски?
Пристукнув острыми темными ногтями по столу, нахмурилась, обращаясь взглядом вникуда. Тут же за дверью раздался голос секретаря, молодого волка, вынырнувшего из-за двери с такой скоростью и глядящего на Магду с такой преданностью, что женщина невольно поморщилась и нахмурилась сильнее.
- Что значит, еще ищут??? Неужели в замке не осталось ни единого разумного и достаточно опытного воина, способного уследить… или хотя бы отыскать следы глупой девчонки!
Со злостью остро глянула на бедного секретаря, который тут же благоразумно скрылся. Магда злилась, нервничала, а когда она злилась, головы летели даже у тех, кто к причине не имел непосредственного отношения.
Дэниель у Батори, и там до него не доберутся. Не доберутся! Господи, еще немного, и я сама буду умолять этого вампира удержать сына у себя подольше! Но куда девалась Доминика?! Несносная девчонка, она у меня просидит на цепи до самого своего замужества, если найдется живой и невредимой. Обещаю.
С силой врезала ладонью по столу, резко встала и вышла из кабинета, рывком распахнув дверь, не ощущая боли от удара. Быстро пошла по коридорам, секретарь бесшумно скользил следом, успевая распахивать двери. За очередной дверью она едва успела приостановиться – массивная фигура одного из верных испытанных телохранителей стоила того, чтобы в него не врезаться на полном ходу.
- У ворот человек Батори. С ним Доминика и Ребекка. Обе живы, внешне здоровы. С ними никого. Я позволил себе пригласить его внутрь. Засады нет, посторонних тоже, моя Госпожа.
Несколько минут безмолвно смотрела на телохранителя, усваивая неожиданную информацию. Облегченно выдохнула, с силой потерла лоб холодными пальцами, убрала руку, выпрямилась, усмехнулась.
- Ну надо же. И здесь Батори. Хорошо, Арчибальд, ты все сделал правильно.
Ободряюще коснулась плеча воина, неспеша уже направляясь туда, где ее ожидал человек Батори. И дочь. Секретарь и воин тут же последовали за ней, чуть позади, как полагалось. После визита их нового Лорда и самого Батори каждый второй в замке считал своей личной святой обязанностью оберегать и опекать Госпожу, даже если она не отдавала по этому поводу отдельных приказов. Это стало само собой разумеющимся. Это делалось незаметно. Но сейчас ей стоило бы особых усилий заставить и секретаря, и воина убраться и оставить ее с человеком Батори наедине, каким бы невинным и безобидным он ни казался.
- Рада приветствовать в своем замке пусть невольного, но посланника самого Батори.
Прохладно, но довольно приветливо улыбнулась спасителю Доминики, мельком скользнув нейтральным взглядом по фигурке дочери на коне.
Жива. Жива и здорова, выглядит виноватой. Мерзавка. На ней живого места не останется, нет слов!
Только сейчас с души рухнул огромный и тяжелый камень тревоги и беспокойства за дочь. Голову отпустило, Магда снова глубоко вдохнула и гостеприимно кивнула телохранителю Батори.
- Проходите. Я не отпущу вас, не выслушав всю историю знакомства вас с Доминикой из первых уст. А так как дочери я больше не доверяю, вся надежда на вас.
Снова улыбнулась. Шутка должна была оставаться шуткой. Несмотря на то, что ворота за ними мягко и незаметно, но очень выразительно закрылись. Временно, естественно.

15

- Рада приветствовать в своем замке пусть невольного, но посланника самого Батори.
Вампир низко склонился перед Волчицей.
- Барон де Сен-Мар к вашим услугам, миледи.
Ох, какими лицами смотрели на него преданные Магде волки. Даже не скрывали своего отношения к представителю клана Вампиров. Жан-Клод спокойно улыбнулся, стараясь запоминать лица тех, кто бросил на него неприязненный взгляд.
- Проходите. Я не отпущу вас, не выслушав всю историю знакомства вас с Доминикой из первых уст. А так как дочери я больше не доверяю, вся надежда на вас.
Жан-Клод взглянул на Доминику. Та была напугана почти так же, как при встрече с приведением в особняке. Мысленно посочувствовав девушке, вампир отправился вслед за Магдой. Позади закрылись тяжелые ворота и он в который раз поздравил себя с тем, что отпавил в Клеймор записку.
- Прежде чем я начну свой рассказ, миледи, должен сказать, что ваша дочь хоть и нарушила некоторые правила, но сделала это лишь из очевидной преданности вам. Не наказывайте ее слишком строго. Она получила вполне достаточный урок. Дело в том, что она вместе с подругой забралась в заброшенный особняк моего лорда, надеясь найти в его кабинете что-то, что могло бы...
Вампир поискал более мягкие выражения, но потом решил не нежничать, а говорить, как есть...
- Что могло бы сослужить службу в вашей борьбе против него...
Жан-Клод в подробностях рассказал, как пытался остановить девиц и как полна раскаяния была Доминика, когда он объяснил, какие последствия может иметь подобный поступок.
- Думаю, миледи, она все поняла и подобное больше не повторится. Я счел правильным доставить ее к вам лично, но теперь должен сообщить о происшествии моему лорду. Надеюсь, миледи поймет меня правильно и простит. Несмотря на мое искреннее уважение к вам, долг есть долг. Уверен, лорд Батори воспримет это, как детскую шалость. Главное, чтобы это не пошло дальше... Но, если миледи позволит, я бы хотел дать совет...
Вампир несколько секунд помолчал и подолжил, по выражению лица Волчицы пытаясь определить, насколько та рязъярена.
- Я посоветовал бы вам отправиться к лорду Батори вместе со мной и принести ему извинения за поступок юной леди Эвандер.
Вампир поклонился, пока умолчав про записку. Но про нее следовало сказать. Внутри засел неприятный холодок, появлявшийся в моменты смертельной опасности для вампира и сейчас был как раз тот самый момент...

16

Если когда-нибудь какой-либо человек и мог ощутить себя в полной мере окруженным ВОЛКАМИ, в деталях ощутить, что такое, когда вокруг тебя – жаждущая твоей крови стая, озлобленная лично даже, не из чувства голода, то сейчас этим человеком вполне стал телохранитель Батори. В полной мере, целиком и полностью. И от того, чтобы на него кинулись любой из тех, кто сейчас так повышенно невозмутимо чистил оружие у запертых плотно ворот, кто полировал меч, кто просто насвистывал, скрестив руки на груди, кто стоял за хрупким красивым точеным плечиком Магды Эвандер с папкой в руке и пером – от броска и выдирания горла их всех удерживала только спокойная и довольно дружелюбная улыбка Волчицы. Сейчас, в эту минуту, он был ее гостем, вернувшим ей любимую дочь. А после уже – человеком Батори. Поэтому, с удовольствием ощущая общее напряжение, купаясь в нем, как в теплой ванне, расслабляющей вечно натянутые нервы, небрежно кивнула, легко продела руку в руку вампира, волей-неволей заставив его следовать за собой, чтобы не выглядеть глупо, упираясь, когда тебя приглашает леди.
- Жаль, что не довелось познакомиться с вами раньше, барон. Иначе бы вам не пришлось ожидать под воротами столько времени.
Легкий, ни к чему не обязывающий, чисто светский разговор, беседа двух только что познакомившихся и явно симпатизирующих друг другу аристократов, не иначе.
- Лошадь расседлать, накормить, поставить в конюшню.
Спрятать, пока не решу, что делать дальше.
- Пусть отдохнет, пока вы пообедаете со мной и выпьете немного вина, ведь так?
Светская улыбка и объяснение в его сторону, короткий кивок сразу уловившего мысли Госпожи воина, «случайно», естественно, попавшегося им на пути. Пятого уже, случайно попавшегося.
- Я никогда бы не позволила себе отпустить вас просто так, не отблагодарив хотя бы легкой закуской. Доминика, ты еще здесь? Ты еще не в своей комнате?
Только сейчас вроде бы заметила безмолвно следующую за ними девушку. Фрейлина испарилась еще раньше, благоразумно упав в обморок прямо с коня на руки подхватившим слугам, однако маленькая волчица упорно тащилась за матерью и своим спасителем, изо всех сил вслушиваясь в каждое слово. Пытаясь понять, какое наказание ожидает ее.
- Уйди. А прежде поблагодари барона, за то, что я не могу отказать ему в просьбе смягчить тебе наказание.
Приостановилась, обернулась к дочери, свободной рукой подцепила двумя пальцами ее подбородок, заставила глянуть себе в глаза. Несколько минут рассматривала холодным, тяжелым взглядом. Хмыкнула, отпустила задрожавшую девочку, мягко коснулась ладонью щеки.
- Иди. Успокойся, приведи себя в порядок и отдыхай.  Поговорим после.
Тут же набежавшие служаночки окружили маленькую леди, уводя, краем уха слушая облегченные вздохи, всхлипывание и мелодичные голоски. Мысленно улыбнулась – с дочкой было и правда все в порядке, она бы почуяла, если бы этот вампир что-то сделал с ней.
- Ах, вот оно как.
В молчании, продолжая неспешно идти по коридору, выслушала всю историю, не выказывая ни малейшей реакции, чувствуя, как внутри снова растет ком напряжения и холодной злости. Если бы он не попросил не наказывать Доминику, если бы она не пообещала, она бы уже сейчас поговорила с глупой дурочкой. Как следует. С другой стороны, смысла кусать локти Магда не видела никогда.
- Присаживайтесь.
Дверь в кабинет распахнулась, Магда выпустила руку своей жертвы, наконец, проходя первой, кивая в кресло, сама направляясь к шкафчику в глубине.
- Сейчас я угощу вас лучшим вином, какое вы пробовали во всей вашей жизни.
Нет. Ты ничего не сообщишь своему лорду, радость моя. Нет человека – нет проблемы, не так ли? И как бы благодарна я тебе не была, ты сам только что упомянул о борьбе. На войне, как на войне, спаситель моей глупой, но так правильно оценивающей ситуацию дочки. Ты был обречен с того момента, как так неосмотрительно позволил себе войти во двор моего замка.
В кабинете материализовались слуги с подносами, тут же быстро накрытый стол на двоих заставил бы проглотить от аппетита собственный язык любого гурмана. Магда обернулась с улыбкой, возвращаясь с двумя бокалами и бутылью темного, слегка запыленного стекла, аккуратно поставила на стол, глянула на уже принесенное слугами вино задумчиво.
- Вам абсолютно не за что извиняться. Я прекрасно понимаю, что такое долг перед своим господином, и восхищена вашей преданностью Батори. Ему стоит только позавидовать – у него есть вы.
Улыбнулась, неспеша разливая вино по бокалам, наполняя ровно на половину. Оба бокала стояли перед ней, и Магда раздумчиво наблюдала, как тягуче струится рубиновая струя драгоценного напитка.
- С удовольствием приму ваш совет. Отправиться с вами?
Оторвалась от вина, коротко глянула на барона, мягко улыбнулась.
- Пробуйте. Начните с закусок, вы не пожалеете, у меня лучший повар в Альтерре.

17

- Лошадь расседлать, накормить, поставить в конюшню. Пусть отдохнет, пока вы пообедаете со мной и выпьете немного вина, ведь так?
Жан-Клод проводил взглядом уводимую лошадь и с улыбкой поклонился Волчице.
- Благодарю вас, миледи, если только это недолго. Мне необходимо вернуться к моему лорду.
Магда повернулась к дочери, все еще следующей за ними, и Жан-Клод смог видеть невероятную смесь эмоций на лицах матери и дочери от дикой, ничем неприкрытой любви до желания убить.
Доминика похоже, сейчас была напугана еще сильнее, чем раньше. Что ж... Будь он юной девицей, тоже бы дрожал, как осенний лист. Надо отдать ей должное, Волчица умела внушать к себе страх.
- Уйди. А прежде поблагодари барона, за то, что я не могу отказать ему в просьбе смягчить тебе наказание. Иди. Успокойся, приведи себя в порядок и отдыхай.  Поговорим после.
Вампир подошел к девушке, поймал ее за руку и поднес маленькие пальцы к губам.
- Всего вам самого лучшего, Доминика. Я рад нашему знакомству несмотря на то, при каких обстоятельствах оно произошло...
Проводив девочку взглядом, Сен-Мар последовал за Волчицей и несмотря на желание ретироваться из этого замка как можно быстрей, был вынужден, подчиняясь настоянию Магды, сесть с ней за стол.
- Сейчас я угощу вас лучшим вином, какое вы пробовали во всей вашей жизни. Вам абсолютно не за что извиняться. Я прекрасно понимаю, что такое долг перед своим господином, и восхищена вашей преданностью Батори. Ему стоит только позавидовать – у него есть вы.
Жан-Клод с улыбкой огляделся вокруг себя, бросив многозначительные взгляды на тех, кто наглядно демонстрировал сою преданность Магде и не скрывал неприязни к нему.
- Ну что вы, миледи. Я всего лишь один из его слуг. Все люди моего лорда преданы ему до гроба. Так же... как ваши вам...
С того самого момента, как леди пригласила его отобедать, а его лошадь была уведена на конюшню, вампир больше не сомневался, что она не собирается его отпускать. Скорей он бы разочаровался в ней, если бы все было иначе. Оставалось толко понять, что именно скрывает опасность? Богато накрытый стол или поданное "лучшее из лучших"вино?
- С удовольствием приму ваш совет. Отправиться с вами?
Жан-Клод вертел в руке наполненный Магдой бокал и поймал на себе чарующий внимательный взгляд. Мягкий Убийца... Из таких рук многие бы не задумываясь сами с благодарностью приняли яд...
- Пробуйте. Начните с закусок, вы не пожалеете, у меня лучший повар в Альтерре.
- Благодарю, миледи, ваш стол превыше всяких похвал. Но мне бы не хотелось задерживаться надолго. Дело в том, что прежде, чем отправляться сюда, я отправил лорду письмо... Где сообщил, куда отправился и с какой целью. Он ждет меня, а не дождавшись, отправится сюда сам...
Не отрывая глаз от лица Волчицы, Жан-Клод медленно поставил бокал на стол. Сейчас Магда должна будет послать за дочерью и узнать, правду ли он говорит. Или пойти к ней сама, и от того, что скажет девчонка, будет зависеть вся его жизнь. А до тех пор, она будет подвешена на волоске.

18

- Разве у меня еще есть свои люди после того, как я принесла присягу лордам Триумвирата и стала одной из … их людей? С другой стороны, вы правы. Нельзя и очень неразумно забывать золотое правило нашего времени – вассал моего вассала – не мой вассал, не так ли?
Светский разговор стал еще более светским, закуска и правда выглядела восхитительно, у Магды Эвандер все было лучшего сорта для ее Ларса – и сейчас продолжало оставаться лучшим тоже. Она не видела смысла менять заведенного в замке порядка, муж вернется и найдет все на своем месте!
- Ну что же. За процветание Триумвирата! Письмо?
Тонкие пальцы едва заметно сжали высокий бокал, так и не донесенный до красивых губ.
- Да, конечно, вы обязаны были предупредить вашего лорда о своем отсутствии.
Ах, ты, предусмотрительный красивый гад.
Ни единой эмоции не отразилось на холеном лице, улыбка стала еще теплее ровно на градус, и ни единая живая душа сейчас не смогла даже близко предположить, что рухнул с грохотом и разбился в дребезги так удачно начавшийся план по устранению единственного свидетеля.
Или блефует. Это легко и просто проверить. Надеюсь, Доминика была недостаточно испуганна, чтобы не заметить, писал ли он какие-то записки! Должен же быть от нее хотя бы малейший толк, если уж она научилась причинять столько проблем!
- Погодите минуту. Господи, я совершенно позабыла отдать приказ о сборах, ведь вы торопитесь обратно, а я решила последовать вашему совету и сопроводить вас лично к вашему господину!
Выразительно ахнув, спешно направилась к двери. Попутно непринужденно коснулась его руки с бокалом, заставив поставить на стол.
- Не спешите. Тост тем и хорош, что за него не пьют в одиночестве.
Улыбнулась, мельком прохладным, испытующим взглядом окинула фигуру барона и скрылась за дверью. За которой тут же, без ее малейшего указания, вроде нехотя и случайно выросли две массивные фигуры воинов. Естественно, никто не попытался бы удержать ее «гостя», если бы тому вздумалось попробовать сбежать в ее отсутствие. Ему бы просто… это не удалось. По любой причине.
- Надеюсь, не заставила вас соскучиться?
Бесшумно, незаметно, неслышно появилась за его спиной, все с той же улыбкой. Однако на этот раз ни теплоты, ни симпатии в ней не было. Жертва оказалась слишком умной, чтобы оставаться жертвой, автоматически превращаясь во врага. Судя по невразумительному лепету полусонной дочери, он действительно успел-таки послать письмо с предупреждением Батори. А ни самого Батори, ни Морана Магда не желала видеть ни в гостях… ни в каком-либо ином качестве. Особенно в гостях.
- Еще пару часов – и я буду готова ехать с вами. Надеюсь, я могу рассчитывать на пару часов?
Обходя его, случайно, небрежно смахнула со стола бокал с вином, снова ахнула, наблюдая, как драгоценное и такое расхваленное ею вино растекается по ковру живописной бордовой винной, оттенка свежей крови, лужицей. Широко улыбнулась, снова присаживаясь на свое место напротив него, глядя прямо в глаза.
- Какая я неловкая, право слово. А все вы виноваты – спешка, нервозность, свойственная каждой обычной женщине…
Лениво махнула рукой, блеснула драгоценными темными тяжелыми перстнями, которые всегда предпочитала легким, ничего не стоящим.
- Еще несколько часов – и мы выедем. Обещаю.
Естественно, если мне не удалось сделать твое пребывание в моем замке вечным – придется максимально сократить его. Иначе тебя просто сожрут, милый. И мне снова придется терпеть этих двух животных в своем замке.
Несколько часов действительно оказались несколькими часами. Магда была наредкость пунктуальна – когда ей самой этого хотелось и было нужным. Поэтому сборы не заняли слишком много времени. Гораздо больше времени ушло на то, чтобы убедить своих военачальников не отпускать сопровождать ее небольшое войско! И обойтись всего несколькими людьми. Наконец, и этого удалось добиться.
Ладно. Хотя бы повидаю Дэниэля. Его не стоит дразнить слишком частыми визитами, но…
С силой затянула тяжелый черный плащ, ощущая, как шнуровка врезается в нежную шею. Сын был единственным, кого она любила так же, как Ларса.

19

- Разве у меня еще есть свои люди после того, как я принесла присягу лордам Триумвирата и стала одной из … их людей?
Жан-Клод предпочел промолчать, не отвечая на провокационный вопрос. Хотя очень хотелось что-то съязвить насчет тех головорезов, что провожали его кровожадными взглядами и во дворе замка, и пока он шел по гулким коридорам следом за Магдой. К тому же ни один из вампиров Батори не верил, что присяга Магды что-нибудь значит для нее самой и что она не нарушит ее при первом удобном случае. Так же, как и ее волки.
Как он и предполагал, Магда, извинившись, ушла выяснять, действительно ли он отправил лорду письмо. Сен-Мару казалось настоящим чудом, что он все еще жив. Оставшись в обеденном зале один, он попробовал, легко ли выходит из ножен меч, и продолжал ждать, почти не сомневаясь, что за дверью ожидает охрана. Но он бы и не пытался сбежать.
- Надеюсь, не заставила вас соскучиться? - постлышалось у него за спиной и на сей раз потерявший всю свою сердечность голос Волчицы вполне отражал ее мысли. Жан-Клода не пугало хорошо вооруженное войско, но голос этой женщины испугал, но когда он обернулся, на лице его была все та же улыбка.
- Нет, что вы, миледи... Я раздумывал тут о ваших словах про своих и чужих вассалов, а такие рассуждения всегда очень занятны. Без сомнения, вы абсолютно правы.
Громко зазвенел сброшенный "неловкой" рукой бокал и Жан-Клод с трудом заставил себя не улыбнуться - значит, яд все-таки был в вине.
- Какая я неловкая, право слово. А все вы виноваты – спешка, нервозность, свойственная каждой обычной женщине… Еще несколько часов – и мы выедем. Обещаю.
- Мне очень жаль, что я так расстроил вас, миледи, - спокойно ответил вампир, почти с восхищением наблюдая за тем, как держится и ведет себя эта особа.
Магда ушла собираться и Жан-Клод снова остался один. Поднявшись из-за стола, он прошел к окну и, распахнув его, подставил голову свежему воздуху. Напряженность не проходила, а двор замка к его изумлению оказался заполнен вооруженными людьми, словно Магда собралась на войну. Они о чем-то переговаривались, отсюда их не было слышно, но было заметно, что нервы у воинов напряжены. Неужели эти господа отправятся с нами? Подумал вампир и тут же был вынужден обернуться.
Дверь приоткрылась. В комнату вошел один из волков, охранявших до этого коридор - Сен-Мар хорошо запомнил его лицо, затем второй, третий и следом за ним  еще двое. С не обещавшими ничего хорошего лицами волки рассредоточились у двери.
- Вы пришли скрасить мое одиночество, господа? - стараясь казаться спокойным, вампир на шаг отступил от окна, чтобы в случае чего иметь немного больше свободы.
- Мы пришли сказать, что ты зря сюда явился, вампир, - заявил один из волков, а взгляды остальных подтвердили его слова.
- Сначала ты посмел напугать нашу маленькую госпожу, а теперь собираешься вести леди Эвандер на поклон к своему лорду. Этому не бывать. Ей нечего делать в Клейморе после того, что произошло! - продолжил второй, а трое других взялись за мечи.
Положение было серьезным и силы были неравны.
- Поосторожнее, господа. Не забывайте, что лорд Батори теперь и ваш лорд! Поговорите сначала со своей Госпожой. Остановитесь, пока сами не подписали себе и ей приговор!
Сен-Мар положил руку на эфес и встал так, чтобы иметь возможность в любой момент без проблем вытащить клинок, но не вытащил его из ножен. Обнажи он сейчас меч и ему уже не уйти.

20

- Но ведь ее теперь здесь нет.
Один из волков, самый молодой, ухмыльнулся. Неторопливо приблизился к вампиру, небрежно толкнул его плечом. Судя по тому, что и сами волки не спешили обнажать мечи, им требовался повод. Официальный. Такой, который в будущем можно будет предъявить любому желающему услышать повод.
- Ты на нашей территории. И смеешь угрожать нам же здоровьем нашей Госпожи?
Второй волк, матерый и явно знающий, что делать с оружием, когда оно у него в руках, подошел и встал с другой стороны.
- Кто помешает нам сейчас? Ты случайно выпадешь из окна. И случайно попадешь на копья и мечи тех, кто уже ждет тебя внизу.
Оба волка встали вплотную, стиснув вампира между собой. Один сторожил дверь, вслушиваясь. Еще два подстраховывали. Все было сделано грамотно и профессионально. У вампира не было выхода, кроме как выпрыгнуть из окна по доброй воле. Или защищаться.
- Прикрываешься своим лордом, вампир? Трусливая шайка гиен, вот вы кто. Мы готовы рискнуть недовольством твоего лорда, чтобы защитить нашу Госпожу.
Грубый голос сорвался на хорошо различимое рычание, глаза волков пожелтели, отливая в янтарь. Сейчас рядом с ним были не люди-воины – воины-звери, у которых свои обычаи, мораль, и которым плевать на чью-то мешающую им жизнь.
- Разговоры окончены!
Руки барона оказались перехвачены с обеих сторон, меч со звоном полетел на пол, на него тут же наступили, отталкивая в сторону. Вампира швырнули на стол, не выпуская, выворачивая руки до конца. У горла блеснуло приставленное острие меча.
- Повторяем еще раз. Госпожа не поедет в Клеймор. С нее достаточно унижений. Ты понял, кровосос?
Лезвие ощутимо кольнуло, входя в кожу, царапая, проникая немного. Волки прекрасно знали, как работает регенерация. И не собирались оставлять ни малейших следов. Даже если он выпадет из окна, он должен быть без следа насилия.
- Нет, Доминика, ты не поедешь со мной.
Продолжая отдавать приказы служанке, Магда раздраженно отмахнулась от дочери. Которая с явно генетически унаследованным упрямством продолжала пробовать ее нервы на прочность.
- Нет, ты не поедешь. Не повидать брата, не поддержать меня. Мне не нужна твоя поддержка. Ты уже сделала все, что могла, и теперь тебе остается только молить Бога, чтобы я остыла, когда вернусь!
Покончив с этим, повернулась к секретарю, маячившему за дверью.
- Если что – сразу слать мне человека. Я не задержусь там дольше, чем до вечера. Однако…
Поморщилась. Понимая, что многое в этом плане будет зависеть от Батори. От его желания или нежелания задержать ее – и ее попыток объяснить, что же наглая и неумная девчонка забыла в его старом заброшенном замке.
- Малейшие проблемы – сразу известить меня.
Помедлив, придвинулась к секретарю ближе, глянула в глаза тяжелым, пригибающим к земле взглядом. Так не умел смотреть даже Ларс. Но Ларс и действовал… иначе.
- Даже если не будет возможности – я должна точно знать, что тут происходит в мое отсутствие.
Убедившись, что ее приказ будет выполнен в точности, в сотый раз нарычала на дочь и легко поправила темную прядь прически перед зеркалом.
- Все. Пора забирать нашего гостя, если он еще не выпрыгнул из окна – и ехать.
От попытки потянуть время проблемы не решатся. К слову, о проблемах…
Неспеша следуя по коридорам в сторону своего кабинета, Магда с головой углубилась в некоторые наиболее увлекательные моменты. И совсем не торопилась снова возвращаться туда, где ее уже ждали. С нетерпением…


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка