Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка


Тайны старого особняка

Сообщений 21 страница 40 из 58

21

- Ты на нашей территории. И смеешь угрожать нам же здоровьем нашей Госпожи?
- Я никому не угрожал. Наоборот, постарался сделать все, чтобы вы избежали проблем.
Вампир готов был уже обнажить меч, проклиная собственное терпение, но вокруг него в основном были юнцы, безусловно, преданные Магде, но недальновидные, идущие на поводу у своих инстинктов. С ними с оружием в руках он справился бы легко, но среди них был один старый воин, матерый волк, против которого Жан-Клод мог бы не устоять.
- Кто помешает нам сейчас? Ты случайно выпадешь из окна. И случайно попадешь на копья и мечи тех, кто уже ждет тебя внизу.
Этот матерый, настоящая машина убийства, подошел слишком близко и теперь зажал его сбоку, мешая выхватить меч. Другой, юнец по возрасту, зажал его с другой стороны. Пользоваться оружием в такой ситуации было безумием, но вампир уже жалел, что сразу не пустил его в ход. Если сначала он еще надеялся на благоразумие этих волков, то сейчас эти надежды рухнули. Оборотни явно не собирались его отпускать.
- Надеюсь, вы понимаете, что развязываете войну. Если я до вечера не вернусь, сюда явится лорд. Поговорите сперва со своей госпожой!
- Прикрываешься своим лордом, вампир? Трусливая шайка гиен, вот вы кто. Мы готовы рискнуть недовольством твоего лорда, чтобы защитить нашу Госпожу.
Его схватили за руки и отбросили в сторону меч. Прижали к столу, собираясь очевидно перерезать горло. Холодная сталь взрезала кожу на шее и он почувствовал, как кровь капает за воротник.
- Хорошо же вы защищаете ее, подставляя вот так бездумно!
- Повторяем еще раз. Госпожа не поедет в Клеймор. С нее достаточно унижений. Ты понял, кровосос?
Если до этой минуты он еще надеялся, что Магда вернется и усмирит своих распоясавшихся волков, сейчас надежды на это не было никакой. В голове лихорадочно промелькнула одна единственная быстрая мысль и он повернул голову к матерому волку...
- Понял...
Говорить было тяжело, руки едва не выворачивались из плеч, клинок по-прежнему вгрызался в горло, выпуская по каплям кровь.
- Вы решились меня убить... Но у меня есть последняя просьба... Выпейте со мной за здоровье своей Госпожи! В этом вы мне не можете отказать...
Железная хватка стала слабее, матерый волк глухо хмыкнул и весело проговорил...
- Смотри-ка, как жить хочет. На что готов ради пары лишних минут...
Он выпустил руку вампира, но ее тут же перехватил другой оборотень, совсем зеленый юнец.
- Ты прав, такую просьбу я не выполнить не смогу!
Матерый волчара усмехнулся и взял со стола именно то, на что и надеялся де Сен-Мар, принесенную Магдой бутылку, и доверху наполнил бокал. Поднял его и не отрывая взгляд от вампира, сказал:
- За здоровье моей Госпожи и за смерть ее злейших врагов!
Поднес бокал к губам и залпом выпил до дна.
Случилось то, что должно было случиться с Сен-Маром. Матерый волчара вытаращил глаза, схватился за горло, словно ему вдруг стало трудно дышать, его лицо побагровело, а бокал со звоном упал на пол. Пошатнувшись, следом за ним рухнул и волк.
Молодые оборотни застыли, не веря своим глазам. Воспользовавшись их замешательством, Жан-Клод с силой рванулся назад, уходя прочь от клинка. Руки юнцов разжались, не выдерживая рывка, а в ладони вампира оказался спрятанный в рукаве, чуть выше запястья, кинжал, повернутый клинком внутрь, рукоять которого представляла собой тяжелый кастет. Этот кастет и врезался в челюсть ближайшего из волков. Тот отлетел в сторону, давая вампиру время подобрать с пола свой меч... Из коридора слышались приближающие шаги.

22

Странная, мертвая тишина, наступившая в кабинете при ее приходе, напрочь отрицала присутствие хотя бы одного человека внутри. Все замерли в тех позах, в каких их застала распахнутая дверь и вошедшая волчица. Один из молодых волков у стены, двое других – в прыжке по направлению к вампиру, сам вампир, в полной боевой готовности, зачем-то с мечом в руке. Самым тихим оказалось неподвижное тело старого волка на полу, живописно раскинувшееся на фоне разлитого вина, опрокинутого бокала… Несколько секунд гробового молчания, Магда молча склонилась к лежащему на полу, коснулась двумя пальцами лба, убрала пальцы, выпрямилась. Волку не надо нащупывать пульс, не имеет смысла вслушиваться в сердце или проверять температуру. Вся температура у них – на конце влажного мокрого холодного носа. И волчице хватило всего только прикосновения, чтобы убедиться – волк на полу мертв. Безвозвратно и необратимо.
Идиоты. Молодые идиоты. Напали, пытались запугать, очевидно. Не удалось. Интересно, сам ли сэр Реджинальд догадался хлебнуть вина именно из этой, моей личной, бутылки – или партию умело сыграл вампир? А сэр Реджинальд молодец. Мало того, что он даже не скрывал своей лояльности новому Лорду Морану, так еще и осмелился сейчас так глупо и бесперспективно подставить меня, собрав здесь молодняк??? Заставив напасть на человека Батори. Судя по ране на шее – аромат крови заставляет отвлекаться! – не просто напасть. Ну, что же. Осталось сыграть скорбь и … подчистить улики.
Магда глубоко вздохнула, с явной, неприкрытой горечью по поводу смерти одного из «своих» людей. Не оборачиваясь на молодых волков, застывших статуями у двери, у стены, коротко безжизненно уточнила.
- Кто-то из здесь присутствующих, я так понимаю, не знал или не догадывался о правилах гостеприимства. И этот кто-то поплатился за это, выпив явно отравленное вино. Возможно, предназначавшееся мне. Несмотря на очевидную недальновидность, сэр Реджинальд отдал жизнь за свою Госпожу, погиб как настоящий мужчина и рыцарь. Я не призываю вас следовать его примеру. Мне слишком тяжело будет потерять каждого из вас, особенно при подобных обстоятельствах. Я… недовольна вами.
Подняла тяжелый взгляд, оглядывая по-очереди присмиревших волков, стоявших с явно поджатыми хвостами. Если бы сейчас любой из них был в звериной форме, он бы уже ползал у ее ног, пытаясь лизнуть туфельку, прижав уши. Лишившись основного инициатора, до каждого постепенно стало доходить, что они творили только что.
- Вынести тело сэра Реджинальда. Похоронить с подобающими его званию почестями. Извинения нашему гостю я принесу сама. Остальное – позже.
Вскоре вновь наступила тишина, не менее мертвая, чем только что не так давно. Магда молча взяла бутылку, так же молча перенесла в шкаф, плотно прикрыла, сцепила длинные пальцы, переплела, несколько секунд снова помолчала.
- Вам надо уходить отсюда, барон, и чем быстрее, тем лучше.
Коротко приказала, рассматривая маникюр.
- Пусть это будет напоминать бегство – я не желаю сейчас слушать ни о том, что произошло, ни о вашей смелости и доблести. Я не буду просить вас не ставить в известность лорда Батори о произошедшем. Единственное, о чем прошу – довести до его сведения все именно так, как было. То есть, не забыть упомянуть о моем нежелании подобного инцидента и неодобрении действия моих людей. Естественно, это не умаляет ответственности, которую я несу за них. Но об этом я расскажу Батори сама, если его заинтересуют подробности.
О да. Мне будет, что ему сказать!
- Что касается бутылки… Ну что же.
Неожиданно улыбнулась краем красивых темных губ, все еще не отрывая взгляда от темно-бордовых длинных ногтей.
- Нам с вами повезло, не так ли? У меня море врагов, знаете ли. Поэтому вы вполне можете считать себя не только спасителем моей дочери, но и меня лично. А после я проведу тщательнейшее расследование того, как яд попал в бутылку моего любимого вина.
Невозмутимо вздернула обе тонко очерченные черные линии бровей, обернулась, наконец, безмятежно встретилась взглядом со все еще стоящим в явной боевой готовности вампиром.
- Итак. Надеюсь, этот маленький инцидент не помешает нашим с вами доброжелательным отношениям и так удачно завязавшейся дружбе, не так ли? И мы выезжаем.
Жестом предложила ему следовать на выход.

23

Магда вернулась и теперь с разъяренным видом оглядывала "поле боя". Ее волки пождали хвосты, сразу превратившись в напроказивших кобелей.
Сен-Мар отступил в глубь комнаты и медленно убрал в ножны меч. Он не чувствовал себя виноватым. Он только защищал свою жизнь, а в смерти одного из своих людей леди Эвандер пусть винит только себя. Себя и своих волков. Надо было крепче держать поводки. Сен-Мар был почти убежден, что Магда сама натравила их, решив пощекотать его нервы в отместку за то, что он напугал ее дочь.
- Вынести тело сэра Реджинальда. Похоронить с подобающими его званию почестями. Извинения нашему гостю я принесу сама.
Волки, хоть и поджавшие хвосты в присутствии Госпожи, все еще бросали в его сторону разъяренные взгляды. Никаких извинений от Магды он не ждал. Верить в их искренность  может разве что душевнобольной...
Вампир молчал, никак не выражая своего отношения к произошедшему, потому что был увен, что Магда все поняла.
- Вам надо уходить отсюда, барон, и чем быстрее, тем лучше. Я не буду просить вас не ставить в известность лорда Батори о произошедшем. Единственное, о чем прошу – довести до его сведения все именно так, как было. То есть, не забыть упомянуть о моем нежелании подобного инцидента и неодобрении действия моих людей. Естественно, это не умаляет ответственности, которую я несу за них.  Итак. Надеюсь, этот маленький инцидент не помешает нашим с вами доброжелательным отношениям и так удачно завязавшейся дружбе, не так ли? И мы выезжаем.
Жан-Клод пристально посмотрел на нее и и кивнул.
- Идемте, миледи. Я не буду докладывать своему лорду о том, что произошло, но вам советую обратиться за помощью к вашему лорду. Я имею в виду лорда Морана. Если вы считаете, что имело место покушение на вашу жизнь, то ему, и как вашему господину, и, как сохранившему за собой должность начальника Стражи, первому следует об этом узнать...
Под пристальными взглядами провожающих их волков Жан-Клод и леди Эвандер спустились во двор и сели на лошадей, а когда они выехали за ворота, вампир почувствовал себя так, словно неожиданно для себя вернулся с того света живым.
До Клеймора они добрались всего через полчаса. Сопровождавших леди волков отвели в большой зал и оставили ждать. Жан-Клод спросил, где находится лорд, и повел леди к нему в кабинет.
- Я не пойду с вами к лорду, леди Эвандер. Вы отправитесь к нему одна и сами расскажете ему обо всем. Думаю, что все обойдется и мой лорд воспримет поступок вашей дочери, как обычную детскую шутку, которой не стоит придавать особого значения. Я же с вами прощаюсь и прошу простить, если... что-то было не так...

24

До того самого момента, пока последний из молодых волков не покинул кабинета, до тех пор, пока не унесли тело сэра Рэджинальда, расслабиться не получалось. Нет, для нее не составляло труда удерживать целую стаю в узде. Во-первых, она все же обладала морем титулов, она была и леди, и Эвандер, и просто аристократка по сути своей, а любой, в жилах кого течет настоящая, неразбавленная кровь высокого качества, с рождения умеют управлять. Во-вторых, она была волчицей. В-третьих, она никого не заставляла служить себе силой. Да, ее боялись – от женщины, хрупкой и нежной, ощутимо веяло холодом смерти, и если никто толком не мог бы утверждать, что знает за ней какие-то грехи, то никто не мог бы взять на себя смелость сказать, что грехов… не было. Однако намного сильнее, чем боялись, ее любили. Ее муж, ее дети, ее люди. И каждый из тех, кто добровольно остался в замке – а их было ощутимо много, и это не считая тех, кто продолжал искать Ларса – готовы были в любую секунду перегрызть за нее горло любому. Даже без ее приказа. Что и произошло только что, однако здесь было, над чем подумать.
- Помощь? Вы считаете, мне необходима помощь?
Рассеянно как-то глянула на барона, продолжая начатый в кабинете разговор, легко наступая на подставленную руку одного из своих воинов, величественно усаживаясь в седле, небрежно перехватывая поводья. Взглядом останавливая желающего что-то сказать одного из своих волков.
- Нет. Только трое, не более. В замке лорда Батори мне ничего не грозит!
И меньше всего мне нужен повторных визит одного из них! Только дай повод. Я не дам.
Некоторое время дорога прошла в полном молчании. Троица, охраняющая Магду, мудро не мешала, держась поодаль, однако в такой непосредственной близости, чтобы в любую секунду успеть обнажить свои мечи.
- Помощь… это хорошо.
По губам скользнула непонятная улыбка.
К слову, а почему бы и нет? Помощь действительно была бы кстати. Нет, не именно сейчас, не в данный момент, когда Батори так или иначе, но держит слово, и я обладаю сравнительной свободой действия. Однако в любой момент давление как с его стороны, так и со стороны Морана может усилиться. И так как здесь рассчитывать на чью-то поддержку со стороны глупо, вполне возможно, что у наших соседей найдется море поводов поддержать меня. А если не найдется, то подкинуть их – не вижу никаких проблем!
- Вы правы. Возможно, мне стоит действительно поделиться данной проблемой не с вашим лордом, а непосредственно с моим.
Естественно. Давно пора самой явиться к Морану и успокоить его неуемную любознательность и умение появляться в самый ненужный и опасный для меня момент! И если я одна… ох, нет. Пусть вот так же, в компании трех людей, жалкой просительницей о помощи, явлюсь к нему и начну с поклона в землю – вполне возможно, он ослабит свое внимание. Конечно, не приняв серьезно вопли глупой женщины о потенциальной опасности. Только ЕГО людей мне для полного комфорта в МОЕМ замке и не хватает. С другой стороны, не стоит делать из него идиота. Следовательно, мысль о помощи извне становится еще более актуальной.
В том же полном молчании Магда кивком отпустила свою охрану, без слов приказав им не выделываться, а проследовать именно туда, куда их отведут, и мирно – подчеркнув еще раз, мирно! – ожидать ее там. Сама же направилась за бароном, целиком доверяя ему собственное сопровождение по извилистым коридорам замка Батори. Перед дверью кабинета остановилась, обернулась к своему спутнику, задумчиво улыбнулась, без выражения глядя ему в глаза.
- Сейчас  мы оба сделаем вид, что не заметили, как ваши советы плавно перешли в разряд прямых указаний мне… сэр телохранитель лорда Батори.
Улыбка на секунду стала нехорошей, пронизывающей, прощупывающей буквально насквозь, до кости.
- Однако я все еще благодарна вам за возвращение мне дочери. И за определенную тактичность в кабинете моего мужа, также. Поэтому мне не за что прощать вас – и в свою же очередь я не стану приносить извинения вам, барон. Думаю, самое разумное будет разойтись если не добрыми друзьями, то не врагами, ведь так.
На несколько секунд холодные нежно-холеные пальцы задержались на рукаве его камзола, затем Магда развернулась и, не размениваясь на дальнейшие объяснения и прощания, распахнула дверь кабинета Батори, без стука входя туда. С порога обнаруживая, что застать хозяина кабинета внезапно не удалось – его там не было на данный момент.

25

После того, как Батори получил короткую записку Жан-Клода, он догадывался, что Магда прибудет в замок, если конечно не наделает глупостей. В благоразумие своего телохранителя он искренне верил, а вот в том, что Магде хватит терпения и выдержки не причинить ему вред, не очень. Так что, когда Анджею доложили, что и барон де Сен-Мар, и прекрасная леди-волчица оба въезжают в ворота замка, он облегченно вздохнул и приказал провести Магду в свой кабинет, сам же поторопился встретиться с Жан-Клодом.
Разговор занял не больше пяти минут, оставив у лорда ощущение некоторой недосказанности. Пожалуй впервые за все время, что Жан-Клод служил у него, появилось ощущение, что тот не все ему рассказал. Разумеется, Батори мог надавить, но выказывать недоверие телохранителю он не собирался. Где-то очеь глубоко в душе он его понимал. Будучи истинным рыцарем, де Сен-Мар пытался защитить женщину. Вот только женщину эту вряд ли было нужно защищать именно так.
Войдя в кабинет через потайной ход, Анджей оказался на верхней галерее и пару минут наблюдал за Волчицей, отлично понимая, что и она уже почувствовала его присутствие или близка к тому, так что он не стал оттягивать более миг встречи и сбежав по леснице, с радушной улыбкой подошел к Магде.
- Рад приветствовать вас, миледи, но мне искренне жаль, что ваш приезд столь редкое событие в этом замке. Что должно было случиться, чтобы вы смогли преодолеть свою неприязнь к лорду вампиров и переступить порог Клеймора?
Вампир склонился в низком поклоне и поднес ее руку к губам.

26

То, что за ней наблюдают, Магда ощутила в первые же секунды с чисто звериной чувственностью настоящего хищника, однако, мысленно усмехнувшись, и ухом не повела, продолжая с нескрываемым интересом рассматривать что-то на полке, именно той, где заманчиво поблескивали корешками наиболее ценные фолианты, которые Батори, видимо, считал нужным хранить именно в кабинете. Под рукой. Выражение лица представляло собой полную безмятежность, однако звериная ипостась удобно уселась на попу и высунула язык, довольно скаля клыки и ухмыляясь чисто по-волчьи.
Ах, Анджей, Анджей. Ты так и не прекратил свои игры, хотя вроде как уже поимел меня во всех смыслах, и пора бы уже успокоиться и начать доверять! Иначе в чем был смысл этой издевательской процедуры? Неужто ты действительно думал, что клятва верности что-то значит для меня? Меня, у которой всегда был, есть, будет и останется один единственный правитель, к сожалению отсутствующий… пока? Нет, клятва была нужна и выгодна прежде всего мне! Чтобы ТЫ начал доверять и раскрылся, решив, что раз женщина легла под тебя и твоего друга, то она уже и прогнулась под вас обоих. Ах, как же я обожаю тех, кто делает буквально смертельно опасные ошибки…
- Рада видеть вас, милорд.
Широкая, открытая и теплая улыбка буквально окутала спустившегося к ней, наконец, Батори. Женщина протянула сразу обе руки жестом откровенной радости встречи и сердечности, впрочем, умело оставив всего одну, когда он поклонился, целуя. Стоило отдать Батори должное. Какие бы личные эмоции не испытывала волчица сейчас, он умел проявить как галантность, так и просто вежливость.
- Неприязнь? О чем это вы?
Откровенно удивилась, продолжая безмятежно улыбаться ему, глядя в глаза.
- Разве вы сделали что-либо, за что я могла бы вас не любить? Оставьте, это просто невозможно. И если я не заглядываю к вам чаще, то исключительно потому, что как ваши заботы, так и мои собственные не позволяют выбираться из замка в гости слишком часто.
С выражениями взаимной вежливости было, наконец, покончено. Волчица аккуратно высвободила руку и отошла, небрежно прогуливаясь по кабинету, на противоположный его конец. После принесения присяги всяческие приближения и прикосновения… не приветствовались ею.
- Основная причина моего визита к вам – навестить Дэниэля, конечно. Однако должна упомянуть… нет, скорее принести свои извинения и за дочь, как странно бы ни прозвучало сейчас.
Помолчав пару минут, казалось бы, просто забыв о совершенно неважном сейчас, тем не менее кивнула, продолжая.
- Доминика, со свойственными ее юному возрасту неразумностью и импульсивностью, заблудилась со своей подругой, и не нашла ничего лучшего, чем забраться в ваш старый особняк. И я сама, и вы наверняка понимаете, что девушки не желали причинить вред ни вашей собственности, ни тем более вашему телохранителю, который и встретил их там. Однако я решила, что принести некоторые объяснения просто необходимо, во избежание недоразумений.

27

Любопытно наблюдать за женщинами, оставаясь в тени. Впрочем, Анджей ничуть не обнадеживался на этот счет, подозревая, что волчица давно почувствовала его.
Ах, Магда, Магда... Неужели ты действительно думаешь, что после того, что произошло у тебя в замке, лорд вампиров да и любой человек хоть сколько-нибудь в здравом уме начнет ни с того, ни с сего тебе доверять?
Неужели ты все еще не поняла, что та "присяга" прежде всего была нужна, чтобы сохранить сотни жизней и отсеять тех, кто оказался бы не в силах выдержать унижение госпожи. Тогда таких оказалось всего лишь двое и их бездыханные тела уже ночью лежали на дне рва, окружавшего Невод. Но на деле их было намного больше. Только остальные были сильны. Слишком сильны духом, чтобы вот так беславно покинуть свою госпожу.
- Разве вы сделали что-либо, за что я могла бы вас не любить? Оставьте, это просто невозможно. И если я не заглядываю к вам чаще, то исключительно потому, что как ваши заботы, так и мои собственные не позволяют выбираться из замка в гости слишком часто.
И только спустившись с галереи и поцеловав руку леди Эвандер, Батори понял, насколько был прав, когда хищный порыв, идущий от нежной женской руки, скользнул по его пальцам, едва не заставив ее отдернуть. Но лорд вампиров не подал виду и еще на некоторое время удержал ее руку в своей, а когда выпустил, Магда немедленно отошла в другую часть комнаты. Батори улыбнулся.
- Надеюсь, в ближайшем будущем все образуется и я смогу чаще иметь удовольствие видеть вас у себя. Это будет хорошо и для вашего сына, и для ваших людей. И покажет, что все наши прошлые разногласия устранены...
И указал леди на кресло, впрочем, сомневаясь, что она в него сядет.
- Основная причина моего визита к вам – навестить Дэниэля, конечно. Однако должна упомянуть… нет, скорее принести свои извинения и за дочь, как странно бы ни прозвучало сейчас.
Батори церемонно кивнул.
- Разумеется, вы можете навещать сына в любой момент. Что же касается Доминики...
Вампир усмехнулся, представив себе лицо Магды, когда его телохранитель привез девчонку домой.
- Что касается Доминики, ваша девочка выросла и пытается, как может, приносить пользу клану. Только это очень опасное занятие для такого юного существа...
- Доминика, со свойственными ее юному возрасту неразумностью и импульсивностью, заблудилась со своей подругой, и не нашла ничего лучшего, чем забраться в ваш старый особняк. И я сама, и вы наверняка понимаете, что девушки не желали причинить вред ни вашей собственности, ни тем более вашему телохранителю, который и встретил их там. Однако я решила, что принести некоторые объяснения просто необходимо, во избежание недоразумений.
- Я принимаю ваши объяснения и благодарю за искренность, и благородные побуждения, леди.
Батори не стал спорить, тем более, что получил эти же сведения от Жан-Клода, но в несколько иной интерпретации.
- Ваша дочь милая девочка, Магда, но оставаясь в тени своей знаменитой матери она вероятно желает как-то проявить себя и может наделать глупостей, если ее не будет удерживать чья-то рука. Мужская рука, Магда... Доминика конечно очень юнна, но ей следует почаще выходить в свет, где мы вскоре подыщем ей жениха.
Не обращая внимания на попытки Магды находиться как можно дальше, Анджей подошел к ней вплотную и положив руку на талию, мягко развернул волчицу к себе.
- Да и вам, леди, пора сбросить свой траур и вернуть себя светской жизни. Не лишайте нас удовольствия видеть вас на праздниках во дворце...
Мягкая хватка вампира одновремено была стальной и, чтобы вырваться из его рук, леди пришлось бы применить значительные усилия, которые он не собирался ей сейчас позволять.

28

- Разве у нас с вами были разногласия?
Неподдельное удивление – в принципе, по большому счету у Магды Эвандер все и всегда было очень неподдельное. Кроме тех случаев, когда она откровенно лгала, а лгала она часто.
- Отлично. Я не сомневалась в вас тогда, Анджей,  и сейчас в очередной раз убеждаюсь, что сделала правильный выбор.
Естественно, речь шла о местоположении ее сына. Она могла навещать его в любой момент, и это было отлично. И даже не в плане того, чтобы вытащить его обратно в замок как можно быстрее. Нет, сейчас, скорее, она бы наоборот предпочла, чтобы он и далее находился у Батори, точнее, под покровительством всемогущего Батори. Где волчонок-наследник был в полной и абсолютно безопасности. В намного более полной и абсолютной, чем могла ему предоставить сама Магда. В каком-то плане нахождение обожаемого сына у высокородного вампира даже развязывало ей руки – она могла спокойно строить планы, заниматься своими проблемами. Той же дочерью, к примеру, которая с удовольствием ей проблем подкидывала!
- Спасибо. Однако я не задержусь у вас, Анджей. Сами понимаете, дела, дела…
Рассеянно-вежливо отказалась от предложенного кресла, тем не менее, слегка напрягаясь – она лично действительно не собиралась оставаться в его замке ни на минуту дольше, чем требовали дела и формальное уважение к хозяину замка. То есть, еще полчаса, не более. А что касается непосредственной близости в стенах этого кабинета – ровно три минуты.
- О, да.
Смешно сморщила красивый ровный аристократический нос, почему-то еще больше напоминая свою вторую ипостась – именно волки морщат носы так, что всем окружающим сразу становится ясно, насколько они не одобряют что-либо!
- Она действительно выросла, хотя в сущности все еще остается ребенком. Потому, что только дети умеют с такой ловкостью и проворством втягивать и без того занятых взрослых в очередные беды!
Фыркнула, глубоко и тяжело вздохнула, демонстрируя, как же она переживает за дочь и за то, что та добралась-таки до дома Батори. На самом деле, в глубине души, Магда вполне одобряла действия девочки, пусть частично. Действительно, проще и правильнее всего было бы не делать ничего, предоставляя выбор и решения матери. Но разве Магда воспитывала из своих детей что-то без воли и собственного мнения? Нет и еще раз нет. Сейчас рядом не было Ларса… возможно, когда-то не будет и ее. И тогда всем, кто от нее зависел, волей неволей придется принимать собственные решения.
- Мужская рука?
Нахмурилась, внимательно наблюдая за Батори и его передвижениями по кабинету. То, что вампир внезапно вдруг снова решил приблизиться, откровенно не понравилось. Однако заниматься беготней по кабинету от заведомо более сильного… противника? Было не в ее стиле.
- Ах, вы о замужестве. Ну, что же. Я целиком согласна, что Доминике рано или поздно будет полезно выглянуть из-за моей спины и присмотреться хотя бы к потенциальному мужу. Скажем, одному из богатых и знатных представителей действительно хороших родов и фамилий.
Как только рука Батори оказалась на талии, а сама Магда – в невольных полуобъятиях, улыбка тут же испарилась с красивых темных губ, мгновенно превратившихся в тонкую темную линию. Без выражения, не спеша вырываться или пытаться высвободиться, медленно скрестила руки на груди, тем самым отгораживаясь от близости вампира хотя бы собственными руками.
- Вы прекрасно осведомлены о том, что мой муж, лорд Эвандер, на данный момент находится в отъезде и слишком далеко, чтобы …
Врезать тебе по морде сейчас. Однако если ты попробуешь повторить трюк, который провернул там, на чертовой присяге, я сделаю это сама!
- … чтобы высказать свое мнение как по вопросу жениха для Доминики, так и по моменту моего присутствия на праздниках во время его отсутствия. Поэтому оба эти вопроса я буду решать лично, с вашего позволения.
Прохлада в голосе сменилась откровенным холодом, когда Магда поняла, что ни тактично отодвинуться, ни просто грубо оттолкнуть его так просто не удастся.
- А теперь я бы хотела увидеть своего сына… как это мне было обещано вами же.
Лед блеснул в темных глазах, заострился в голосе, хрустнул на зубах-клыках. Волчица была явно не расположена к слишком далеко идущим играм, как бы ни смотрел на это вампир сейчас.

29

- Вы прекрасно осведомлены о том, что мой муж, лорд Эвандер, на данный момент находится в отъезде и слишком далеко, чтобы… чтобы высказать свое мнение как по вопросу жениха для Доминики, так и по моменту моего присутствия на праздниках во время его отсутствия. Поэтому оба эти вопроса я буду решать лично, с вашего позволения.
- Не так все просто, миледи...
Вампир явно не собирался сейчас отступать и продемонстрировал свои намерения, не только не выпустив Магду из объятий, но и перехватив ее руки, скрещенные на груди, словно предугадал ее мысли. Движение было мягким и плавным, а на губах вампира сохранялась улыбка, но хватка по-прежнему оставалась стальной.
- Ты продолжаешь быть верной Ларсу, тому, кто никогда уже не придет. Это не принесет выгод ни тебе, ни Триумвирату.
Вампир прижал волчицу к стене и говорил негромко, но так, что каждое слово, врезалось в мозг.
- Смирись и  приготовься к тому, что время от времени от тебя будут ждать все новых подтверждений твоей преданности. Я бы хотел получить его прямо сейчас. А затем сразу прикажу привести твоего сына. Я не шантажирую тебя Даниэлем, Магда. Ни в коем случае. Но, зная твой упрямый характер, готов испробовать любые возможности, что бы переубедить.
Батори склонялся к ней все ниже, мягко настаивая на своем. Ничто не помешало бы, как там, в Неводе, схватить ее и бросить на стол. Ничто, кроме простых правил приличия и гостеприимства, которые вампир не любил нарушать. Но готов был переступить это правило из-за упрямой Волчицы.
- В конце концов...
Анджей улыбнулся, слегка применив силу и рывком заводя руки Магды назад.
- В конце концов разве ты не задолжала мне что-то за то, что я...  все еще пытаюсь быть мягким с тобой?
Короткий укус-поцелуй, которыв вампир впился в женские губы, был требовательным, но приятным, если бы Волчица не была так напряжена.
- Отпустить твои руки или ты сразу попытаешься меня разорвать? - шепнул он ей на ухо, улыбнулся и очень медленно разжал пальцы, почти не сомневаясь, что делает глупость. Но сейчас можно было бы и рискнуть...)

30

- Не просто? Почему же? Уж не потому ли, что кому-то очень хочется…  все усложнить?!
Льда определенно прибавилось, в воздухе ощутимо запахло злостью и возбуждением, и второй аромат ощутимо шел от Батори, то первый клубился вокруг Магды, окутывая темным флером. Выразительно глянула на собственные, перехваченные вампиром руки, напряженно глянула в глаза, не отводя больше взгляда, не собираясь опускать, явно демонстрируя, что если он примет это за вызов – это будут его личные проблемы.
- Я продолжаю быть верной … своему мужу. Не погибшему, ничерта, пока я не увижу его тело лично, я никогда не поверю в это. И вы с Мораном можете твердить все, что вам угодно – не поверю. И естественно, я буду ему верна до последнего своего вдоха, как и полагается верной… верной, Батори! Жене! И к чему приплетать желания и потребности Триумвиата к моей личной частной жизни, я не имею ни малейшего понятия! Я помню, как поклялась в верности Морану - и не собираюсь нарушать клятву. Ни мужу. Ни Лорду. И не моя вина, что они сейчас не представляют собой единое целое! И не стоит заботиться о моей выгоде. Поверь мне, я прекрасно знаю, что выгодно МНЕ!
Холод каменной кладки стены за спиной легко проник сквозь дорогую ткань платья. Поморщилась, повела плечами, одновременно пытаясь и отодвинуться – и стряхнуть, наконец, его голос с себя. Голос добирался до мозга, захватывал сознание, от чего хотелось поежиться и сделать все, чтобы его обладатель замолчал. Ежиться не стала. Прятаться – тоже.
- Моя преданность? С какого времени вы с Мораном трахаете всех, кто приносил вам клятву верности? Или я что-то пропустила?!
Голос плеснул ядом, еще немного – и, казалось, в его руках вместо женщины зашипит ядовитая змея, демонстрируя раздвоенное жало языка.
- Или тебе нравится мое сопротивление? Я могу предоставить тебе как минимум трех рабынь, специально обученных сопротивляться, чтобы удовлетворить твое желание! Это будет достаточным подтверждением моей верности?!
Вампир склонялся ниже. Невольно двинулась, пытаясь сделать шаг назад, ударилась затылком о стену за спиной, поморщилась от легкой боли, снова дернулась, пытаясь помешать стиснуть ее руки за ее же спиной.
- Я, знаешь ли, передумала. И навещу сына в другой раз. В твое отсутствие! Выпусти меня.
Время вежливостей закончилось. И как только его губы коснулись ее, тут же мстительно сжала зубы, кусая в ответ, умело прокусывая до крови, с удовлетворением облизнувшись демонстративно.
- Пока это еще только губы. Не доводи до того, чтобы я перегрызла тебе глотку!
Услышав такой интимно-провокационный шепот, вспыхнула, блеснула янтарем глаз, стремительно меняющихся из темных в темно-желтые, переливающиеся, резко подалась вперед и наотмашь хлестнула ему по лицу, по шее, удлиненными уже, на глазах удлиняющимися ногтями. Мгновенно поднырнула под его руку, оказываясь на несколько шагов поодаль и быстро прыгнула к двери, распахнув ее.
- Присяга может быть только одна, Батори. А любовницу ищи себе в другом месте. Там, где ходят более сговорчивые! Мне пора.

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

32

- Иди ты к черту со своими убеждениями!
Коротко процедила сквозь зубы уже от двери. Вежливостей больше не осталось, желания быть вежливой – тоже, сейчас главное было убраться из этого кабинета подальше, в идеале – в собственный замок!
- Леди не хочет вина. Леди хочет, чтобы ты убрал от нее свои руки! Не понятно?!
Оказавшись подхваченной на руки, извернулась змеей, с силой кусая его за шею, снова полоснула когтями, на этот раз целясь в глаза. Горячая ненависть накрыла с такой силой, что все его слова пропадали даром, просто не услышанные ею.
- Я не угрожаю тебе. Я тебя предупреждаю!
Оказавшись на столе, снова извернулась,  даже со стиснутыми руками резко ударила головой прямо в его лицо, пытаясь сломать ему нос, с удовольствием слушая, как хрустнуло что-то. Силы оказались слишком неравными, и уже через пару минут, опрокинутая на столе, застонала от злости и острого ощущения собственного бессилия – ему удалось-таки добиться своего. Стиснув зубы, не обращая внимания на вспышки возбуждения, которыми отвечало тело на умелые ласки, дотерпела до конца, так и не испытав оргазма – уж это оставалось на ее личное усмотрение, а ловить кайф под кем-то, кроме своего мужа, Магда не собиралась! Едва он покинул тело, тут же попыталась вскочить со стола, брезгливо глянула на него, отряхнулась, как волк после очень неприятного и мерзкого купания в холодной воде.
- Скотина.
Коротко, все так же брезгливо стряхнула его руку с груди. Попыталась стянуть корсаж платья, выругалась сквозь стиснутые зубы.
- Можешь оставить все свои извинения себе.
Не обращая внимания на его близость и попытки удержать ее на столе, резко встала, отталкивая его с пути. Отодвинулась, продолжая пытаться привести платье в порядок, не глядя на Батори. Дверь распахнулась, однако на это внимания не обратила, наконец, раздраженно оставляя в покое платье.
- Я бы не стала твоей и ничьей рабыней, не мечтай. Мне не нужно твое вино. Я не выпью у тебя здесь больше ни капли, как не съем ни куска – все встанет в горле при воспоминании о том, что было только что.  Я не отдавала свое тело – я принесла присягу. И сделала это по правилам и законам волчьей стаи. Если ты считаешь, что можешь насиловать меня, когда тебе стукнет в голову, ты глубоко ошибаешься.
Усмехнулась, наконец оборачиваясь к нему, глядя снова прямо в глаза. И кроме ненависти он не смог бы там прочитать ничего, при всем своем желании.
- Дэниель переживет. Ты действительно не сможешь шантажировать меня сыном. Потому, что скорее я откажусь от встреч с ним, если они будут сопровождаться встречами с тобой. А сейчас я уеду из твоего замка, даже если мне придется для этого выпрыгнуть из окна и прорываться к воротам с боем, теряя своих людей.
Замолчала, несколько раз глубоко вдохнула, прогоняя воздух через легкие, пытаясь успокоиться. Следовало оставить эмоции в стороне. Она слишком глубоко и сильно влипла, слишком зависела от хорошего отношения к ней этого вампира сейчас.
Ровно до момента, пока не выйдет найти себе сторонников там, среди его врагов. Его – и Морана. Спокойно.
Мысль о близкой мести действительно подействовала, заставив взять себя в руки, что получилось довольно легко. Чистый лоб разгладился, взгляд снова стал равнодушно-прохладным. Если бы не поднос с вином, оставленный рабыней, и не напрочь испорченное платье, казалось, ничего только что и не произошло толком.
- Ах, да. По вполне понятной причине, мне придется позаимствовать это у вас.
Небрежно сдернула со спинки кресла брошенный им его же плащ, аккуратно закутываясь в него, щелчком расправляя складку на груди, целиком прикрытой плащом теперь.
- Верну со своим гонцом сразу же, как только доберусь до своего замка, обещаю. В целости и сохранности. В отличие от вас я не пользуюсь чужим… добром.
Хмыкнула, окончательно успокаиваясь.
- И, пожалуй, я все же повидаюсь с сыном. Хотя бы в качестве компенсации!

33

- Принести Господину вино? Конечно, я бегу, конечно…
Услышав приказ, выдаваемый охранником одной из служанок, тут же перехватила его, кивнула, не дожидаясь даже, пока ошарашенный таким рвением охранник и служанка очнутся, уже скользнула темной тенью по лестницам в кухню. И уже через несколько минут стояла у двери кабинета Батори с подносом, на котором красовался обычный набор для таких случаев: вино, свежие фрукты и сыр, два бокала. Даже то, что бокала было два, не смутило – Лилит слишком хотелось увидеть его, пусть даже с риском попасть на глаза самой и на какое-то время стать красивой, ценной игрушкой, которую заставляют танцевать перед теми же партнерами, гордясь ею как выгодным вложением денег.
- Ваше вино, господин…
Осторожно пристукнув, распахнула дверь и осеклась, замерла, широко распахнутыми темными глазами глядя на картину маслом, никогда не виденную ранее в стенах этого кабинета. Ее любимый Господин был не один, с женщиной, не с рабыней – она знала всех, но… Хуже всего было то, что взгляд, которым он ощупывал полуоткрытую грудь женщины, которым он скользил по ее лицу, что-то убеждающе говоря, разительно отличался от многих его взглядов. И был так знаком ей самой, так ею любим!
Он… он хочет ее, она только что была его, он… он к ней неравнодушен настолько, что… !
Никогда еще не испытываемые ранее эмоции оказались сильны. Сильны настолько, что справиться удалось только с подносом, не разбив вдребезги о стену все, что стояло на нем, осторожно опустив прямо на пол – на большее сил не осталось. Быстро выскользнув за дверь, не обращая внимания на охранника, растерянно глянула перед собой, резко обернулась, выдохнула и с такой силой шарахнула массивной дверью, что бокалы на полу жалобно зазвенели, а охранник едва не заорал, тут же …. заорав все же что-то на нее. Не слыша и не видя ничего вокруг, бегом метнулась в свою комнату, вцепилась в подушку, рванула ее, раздирая на половину, не контролируя себя, чувствуя, что ничего не видит сквозь жгучие, закипающие злые слезы невозможной ревности…

34

- Скотина. Можешь оставить все свои извинения себе.
Батори прищурился, наблюдая за Магдой. Такой, неуступчивой и дикой она нравилась еще больше. И она только что принадлежала ему.
- Вот еще... Я извинился не за то, что сделал с тобой, а за то, что порвал твое роскошное платье. Но в этом ты виновата сама... Женщина не должна быть такой... Волчицей!
Он ласково прикоснулся к ее щеке, но она оттолкнула его и прошла мимо, стараясь держаться подальше. Батори убрал руку и рассмеялся, но он не собирался ее отпускать.
- Я бы не стала твоей и ничьей рабыней, не мечтай. Мне не нужно твое вино. Я не выпью у тебя здесь больше ни капли, как не съем ни куска – все встанет в горле при воспоминании о том, что было только что.  Я не отдавала свое тело – я принесла присягу. И сделала это по правилам и законам волчьей стаи. Если ты считаешь, что можешь насиловать меня, когда тебе стукнет в голову, ты глубоко ошибаешься.
- Ты ошибаешься, Магда. Из тебя вышла бы изумительная рабыня и ты это прекрасно знаешь. Но меня ты вполне устраиваешь и так. Потому что у меня есть великолепная гарантия того, что ты будешь послушна. Самая надежная гарантия - твои дети... Я не хочу превращаться в монстра и не хочу тебе угрожать, потому что знаю, что тебе надо время, чтобы свыкнуться с этой мыслью.
Что же касается твоей присяги мне и Морану... Не стоит постоянно тыкать мне ей в глаза, потому что мы оба помним, при каких обстоятельствах она была принесена. У тебя тогда был единственный выбор, согласиться на все наши требования или умереть. Вместе со всеми своими людьми. Так что это была не присяга. Это была банальная сдача. Как сдают город во время осады, чтобы уберечь его от разграбления, а его жителей от неминуемой смерти. Похоже, ты единственная из своей Стаи, кто никак не может это признать. Или... или вы боитесь, леди Эвандер?

Батори направился к нй, но остановился на полпути, решив, что сейчас н стоит ее слишком дразнить. Магда и так на взводе, а он свое уже получил.
- Дэниель переживет. Ты действительно не сможешь шантажировать меня сыном. Потому, что скорее я откажусь от встреч с ним, если они будут сопровождаться встречами с тобой. А сейчас я уеду из твоего замка, даже если мне придется для этого выпрыгнуть из окна и прорываться к воротам с боем, теряя своих людей.
- Никуда ты не уедешь!
Анджей повысил голос. Его терпение кончилось. В мгновение ока он оказался у двери, схватил Магду и притянул к себе. Присвоенный волчицей плащ в одну секунду был сорван и полетел на пол, а сама женщина стиснута так, что едва смогла бы дышать. На сей раз он крепко держал ее руки, не испытывая больше желания залечивать после нее рваные раны.
- Ты останешься здесь на весь день и всю ночь. И этой ночью будешь делать все, что я захочу. Твоим людям сказали, что их леди решила подольше побыть со своим сыном и до утра останется здесь. Опомнись, Магда! Неужели ты решила, что эти несколько человек, пусть и безоглядно преданные тебе, смогут прорвать оборону замка и дать тебе возможность уехать? И после этого ты спокойно оставишь Даниэля со мной?
Смягчать ситуацию Батори больше не собирался. Главный козырь был действительно на его стороне. Впрочем, и не один... Правда, как бы там не случилось, мальчишку он трогать не собирался и скорее всего Магда об этом знала. Потому и так легко отдала. У Морана Даниэль вряд ли прожил бы больше трех дней.
Раздался легкий стук в дверь. Батори мгновенно выпустил Волчицу из рук и отступил от нее на шаг. Глаза встретились с глазами вошедшей с подносом Лилит. Поднос задрожал в ее руках. Вампир нахмурился, взглядом удерживая девушку, похоже готовую наделать глупостей. Он догадался из-за чего. Представшая ее глазам сцена, была достаточно откровенной.
- Ваше вино, господин
- Лилит!
Едва не уронив поднос, невольница опустила его на пол и стремглав выбежала за дверь.
Ладно... С Лилит он потом разберется. Вампир посмотрел девушке вслед, перевел взгляд на Магду и легко улыбнулся...
- Вот видите, леди Эвандер? Ваш разъяренный взгляд пугает даже моих рабов... Нам с вами просто необходимо поддерживать мир.
Он опустился на одно колено рядом с подносом, налил в бокалы вино и вот так, стоя у ног Волчицы, протянул один бокал ей, в один миг снова возвращая себе светский лоск. Отдал бокал и поднялся.
- Вас сейчас проводят в приготовленную для вас комнату. Служанки принесут новое платье взамен испорченного мной, а потом мы вместе отправимся к Даниэлю. Будет правильно, если он увидит, что между нами добрые отношения. Пусть он еще и ребенок, но многое понимает...
Если же вы беспокоитесь относительно ваших людей, леди Эвандер, то это напрасно. Им сообщили, что вы решили остаться и проводили в обеденный зал. И клянусь честью, вино, которое им подадут, не будет содержать яд...
Батори улыбнулся и, чуть поклонившись, вежливым жестом приоткрыл дверь, пропуская ее вперед.

35

- Да что ты? Все, что я тебе должна, я прощаю!
Огрызнулась, явно не до конца еще успокоившись. Изменять мужу, пусть и добровольно-принудительно, было отвратительно настолько, что принять этот факт даже ради будущего и своего собственного, и детей, было невозможно! Вот так сразу.
- Найди себе кого-то поуступчивее, Батори. Сомневаюсь, что тебе хоть раз отказывал кто-то еще. Что же, все бывает в первый раз! Изумительная рабыня из меня была бы ровно две минуты. Ровно до момента, когда я сумела бы добраться до яда – или ближайшего меча. Ты шантажируешь меня моими же детьми и НЕ ХОЧЕШЬ превращаться в монстра?
Ядовито рассмеялась, уже стоя у двери.
- Иди к черту.
Поставив жирную точку в любых дальнейших спорах, о присяге ли, о детях или об их дальнейших отношениях, круто развернулась к двери. Однако выйти снова не дали! Плащ полетел на пол, грудь снова полуобнажилась, разорванное платье едва не сползло до талии. Вампир стиснул, прижимая, с такой силой, что сдавленно ахнула, пытаясь не то, чтобы сказать что-то – хотя бы просто продолжать дышать. Сознание поплыло, с усилием тряхнула головой, даже не пробуя вырваться, пытаясь понять, осталось ли целым хотя бы одно единственное ребро, для разнообразия.
- Не смей повышать на меня голос! Я тебе не твоя прислуга!
Прошипела, когда стук в дверь прервал их тет-а-тет, морщась от боли, потирая руки, пытаясь ощупать себя и убедиться, что ее несравненное тело не пострадало после его «объятий». Рабыня, Лилит, улизнула с такой выдающейся скоростью и так шарахнула дверью, что Магда невольно усмехнулась – не менее ядовито, чем смеялась только что.
- А мне показалось, что это не я напугала девушку. Что это ее бегство столь спешное таит в себе совсем иное что-то. Ночью я буду делать, что ты захочешь?
Откровенно рассмеялась, не поленившись снова, в сотый раз, поднять его плащ, натягивая на себя!
- Как только я попаду в отведенную мне комнату, я тут же забаррикадирую дверь всем, что возможно оторвать от пола и придвинуть. Так что если тебе придет в голову снова изнасиловать меня – милости прошу! Однако для этого тебе придется полночи выламывать дверь, развлекая собственную дворню!
Вид Батори на колене, у ее ног, заставил замолчать, нахмуриться. Молча взяла бокал с вином, помедлив, сделала все же несколько глотков, жадно выпивая весь. Пить хотелось дико, губы пересохли после всего, что произошло, а морить себя жаждой и голодом ради того, чтобы что-то кому-то доказать она не собиралась. Слишком рациональный взгляд на мир помогал ей выжить, и она не видела ни единой причины отказываться от бокала хорошего вина, несмотря на острое желание вылить его на голову вампира.
- Никогда не врала собственным детям.
Хмыкнула, тем не менее проходя в распахнутую дверь, покидая кабинет, четко зная, что никогда больше не вернется ни в этот кабинет, ни в этот замок. С Даниэлем можно назначить встречу и где-то на нейтральной территории.
- Однако заставлять его нервничать не собираюсь, вы правы. Попробуем продемонстрировать что-то типа дружбы, насколько это возможно. Яд? Не представляю, о чем вы.
Безмятежность и миролюбие мелодичного теплого голоса волчицы сейчас можно было смело намазывать на свежий мягкий хлеб вместо подтаявшего масла. И только закоренелый скептик мог бы даже мысль допустить, что она вообще имеет представление о том, что на свете существует такое ужасное средство воздействия на окружающих, как яд!
- Я бы на вашем месте больше верила фактам и меньше – досужим слухам. Ваш телохранитель вернулся целым и невредимым – это факт. А слухи… что ж. Мне до них нет никакого дела, лорд Батори.

Отредактировано Магда Эвандер (Суббота, 16 июля, 2016г. 09:35)

36

Он все же позволил выйти Магде за дверь , но быстро догнал ее и взял за руку, не давая сбежать.
- Мы с леди направляемся в сад. Пусть туда приведут Даниэля. Сообщите мальчику, что там его ждет подарок... - сообщил охраннику и с улыбкой, демонстрируя то самое пресловутое дружелюбие, намертво стиснув руку Магды, повел ее по широкой леснице к огромным витражным дверям.
- Нет никакого дела? Зато мне есть, леди Эвандер.  И хочу сразу предупредить, что с этой минуты исчезновение или смерть любого из моих людей, какой бы естесственной она не была, я буду считать попыткой нападения на меня лично. А для расплаты выберу десять любых ваших людей.
Батори улыбнулся, поцеловал руку Магды, на которой остались темные синяки от хватки вампирских пальцев, и, не отпуская Волчицу, повел дальше в сад, намерянно выбрав путь по дальней аллее, давая Магде успокоиться перед встречей с сыном, хоть он и был уверен, что Магда вполне выдержит и не такое. Но мальчишка, волчонок, легко мог почувствовать исходящую от матери тревогу. Да и ему самому было необходимо немного привести мысли в порядок.
- Улыбайтесь. Улыбайтесь, Магда. Смотрите, ваш сын смотрит на вас...
В конце аллеи виднелась залитая солнцем поляна, где их уже ждал охранник с маленьким Даниэлем.
Напряженное личико мальчика, до этой минуты жадно вглядывавшегося в сторону тропинки, по которой они шли, оживилось, и он побежал к ним навстречу. Охранник пошел следом, не отрывая взгляд от мальчишки.
Анджей наконец разжал пальцы, выпустив руку женщины, и, давая ей пообниматься с сыном, подошел к охраннику и что-то тихо проговорил. Молодой вампир, улыбнувшись, кивнул и куда-то ушел, но вскоре вернулся, ведя в поводу маленького белого пони, к седлу которого были приторочены небольшой, но вполне настоящий меч и такой же маленький арбалет.
Батори забрал у охранника пони и подвел его к мальчику.
- Как думаешь, Даниэль, твоя матушка не будет возражать, если я подарю тебе этого боевого коня? К тому же теперь ты сможешь тренироваться в стрельбе и фехтовании с моими людьми...
-

37

- Кажется, вы твердо решили выломать мне руку!
Ахнула от боли в немилосердно стиснутой руке, даже не пытаясь вырваться – это было просто невозможно и причинило бы еще больше неприятных ощущений. Гневно глянула на своего спутника,  который то ли вел, но скорее тащил ее по коридорам, невольно ускорила шаг, примеряясь к его шагам, стиснула губы, снова успокаивая себя. У него удивительно получалось доводить ее до тех самых мыслей о яде, о которых он пытал ее сейчас!
- Еще немного – и я не смогу пошевелить ею никогда более! Это все, что вы можете – угрожать мне постоянно, подтверждая свои угрозы еще и физическим воздействием?! Зная, что я не в силах ответить вам тем же, к моему огромному сожалению?! Да хватит же, успокойтесь, Анджей! Вы действительно видите во мне какого-то монстра, способного перетравить все население нашей страны только чтобы добиться своих целей! Интересно, а если один из ваших людей вдруг погибнет по вине вашего друга, Морана – мне тоже придется нести ответственность за это?!
Попыталась зло выдернуть пальцы, не позволяя целовать, снова поморщилась и, как только он снова потянул за собой, так и неспеша выполнить ее приказ и выпустить – с силой впилась ногтями свободной руки в его руку сверху. Прижала, мстительно усмехнувшись, глянув в глаза.
- Вот теперь мы квиты. Теперь не только мне придется удалять эти кошмарные синяки, попутно объясняя Даниэлю, как я упала… и ударилась.
Медленно разжала руку, вытаскивая ногти из его кожи, с удовлетворением наблюдая, как глубокие царапины тут же начали сочиться кровью.
- Вот теперь все честно!
Еще несколько невозможно долгих минут по тропинкам в его обществе. Однако когда он упомянул сына, тут же оглянулась. Заметила маленькую фигурку, тут же рванувшую к ней навстречу, быстро вырвала освобожденную, наконец, руку, присела, обхватила влетевшего в ее объятия сына, с улыбкой прижала, сильно-сильно. Лицо волчицы засветилось, так она не смотрела ни на кого – даже горячо любимого мужа.
- Ты подрос, милый!
Слегка отстранила, не выпуская, впрочем, с улыбкой рассматривая, жадно впитывая каждую черточку улыбающегося малыша.
- И ведешь себя хорошо, надеюсь?
Снова резко прижала, целуя, неохотно отвлекаясь на что-то еще рядом. С удивлением глянула на белого пони, оружие, приподняла бровь, хмыкнула, однако умоляющие глаза сына не позволили отказать.
- Не будет. Если Даниэль пообещает вести себя еще более послушно, не забывать всего, чему я его учила… и не ездить на этом звере без присмотра взрослых воинов. Хотя бы первую неделю.
Умело скрыла беспокойство в голосе, поднимаясь с колен, медленно выпуская малыша, позволяя ему обнять теперь уже пони, с улыбкой наблюдая за ним. Больше всего хотелось снова обнять – и забрать с собой, чтобы не отпускать больше ни на секунду. Еще – запретить эти поездки, это оружие, он ведь еще мал! А еще – гордо отказаться от любых подарков того, кто только что ее изнасиловал! Однако погасить свет в глазках сына? Ради этого света она могла потерпеть еще немного.
- Милый , я понимаю, что твой верный конь сейчас для тебя интереснее всего на свете. Но ты ведь уделишь мне еще немного внимания?
Подошла, положила ладонь на русую головку, ласково перебирая волосы.
- Я задержусь в гостях у лорда Батори до завтрашнего утра.
Не глядя на вампира, кисловато улыбнулась. Психовать и пытаться выбраться раньше действительно было бесполезно – Магда не сомневалась, что, зная ее, он обеспечит ее либо своим присутствием – либо постоянным чьим-либо рядом.
- Поэтому, быть может, ты отвлечешься от новой игрушки хотя бы к вечеру – и поужинаешь со мной? Не думаю, что лорд Батори не позволит нам с тобой этого – ведь затем я и приехала сюда.

38

Первые несколько дней тосковал и ничего не ел, не отвечая, неохотно идя на контакт только с Батори, и то, потому, что обещал маме слушаться его. Однако детская память очень короткая и милосердная. И уже через три дня Даниэлю было некогда скучать. Его лучший друг, Расти, как и обещал, сразу заказал ему меч, и меч сделали, и он был прекрасный! Даниэль больше не ложился спать без него, а так как под подушку он вмещался с трудом, а на полу рядом  с мечом спать ему не позволили, договорился, что меч будет спать рядом с кроватью. Всегда рядышком. Теперь он чувствовал себя настоящим воином, учился у Расти, получив, наконец, удобного партнера по ненастоящим боям и был счастлив. Тут было веселее, чем в закрытом всегда родном замке, тут было много новых людей, настоящих воинов. Не хватало только мамы и сестры, но мальчик сразу поверил Батори, когда тот заверил его, что мама скоро приедет. Совсем скоро. А пока можно было бегать и лезть куда угодно. При условии, что рядом с ним всегда будет один из воинов, довольно добродушно относившихся к проделкам мелкого волчонка.
- Мама!
Напрочь забыв обещание слушаться и не отходить далеко, бегом кинулся к знакомой фигуре. Обнял, обхватил руками и ногами, вдохнул такой родной запах, ткнулся носиком в плечо. Только сейчас понял, как соскучился, шмыгнул носиком, вспомнил, что мужчины не плачут и не заплакал. Он не хотел огорчать маму, даже сейчас, когда плакать было вроде и можно…
- Ух, ты, это все мне?! Спасибо!
Глазенки вспыхнули так, что засиял даже пони. Недоверчиво и благодарно глянул на Батори, умоляюще – на мать. Ее запрета послушался бы безусловно – но оружие и конь были великолепными, как настоящие, как у взрослых воинов! Услышав позволение, тут же целиком, с головой ушел в изучение всего этого добра.
- Да, мама, я поужинаю с тобой. Мне надо тебе много рассказать!

39

Руку Магды пришлось выпустить, когда на поляне показалась бегущая им навстречу детская фигурка. И Батори отделался лишь несколькими царапинами от ногтей, исчезнувших ровно через минуту.
- Милый , я понимаю, что твой верный конь сейчас для тебя интереснее всего на свете. Но ты ведь уделишь мне еще немного внимания?
Анджей улыбнулся, предвкушая очень веселую ночь...
Забавно было между тем наблюдать, как маленький волчонок разрывается между желанием побыть с матерью и коснуться новых игрушек, совсем-совсем взрослых игрушек. Мальчика отвлекали здесь с утра до вечера, придумывали ему сотни занятий и игр, так что ему и некогда было грустить и вспоминать о родных, а вечером он, едва добравшись о кровати, падал замертво и моментально засыпал, налюбовавшись своим почти настоящим мечом.
- Поэтму, быть может, ты отвлечешься от новой игрушки хотя бы к вечеру – и поужинаешь со мной? Не думаю, что лорд Батори не позволит нам с тобой этого – ведь затем я и приехала сюда.
Анджей присел рядом с пони и гладил довольно пофыркивающую белую морду.
- Как может лорд Батори запрещать подобные вещи? Напротив, я настаиваю, чтобы мы поужинали все вместе и за ужином я надеюсь услышать мнение Даниэля об этих подарках. Думаю, к этому времени он успеет опробовать их в деле. Тем более, что за ужином его ждет новый сюрприз...
Вампир подмигнул Даниэлю и поднялся, передавая ему поводья его боевого коня. Пони, словно осознав всю серьезность возложенной на него миссии занять внимание маленького, но очень знатного волка, деловито повернулся к новому хозяину и ткнулся мордой в его карман, выпрашивая подачку. Слуга, который его привел, широко ухмыльнувшись, протянул Даниэлю небольшую корзинку с яблоками и морковью.
- Что ж. Встретимся за ужином, Даниэль...
Видя, что Даниэль занялся делом и совершенно забыл о матери, во всяком случае, на какое-то время, и все внимание перенес на маленького вымогателя, Батори бесцеремонно взял Магду за руку и повел в обратном направлении.
- Надеюсь, теперь вы уверились, что с вашим сыном здесь обходятся хорошо? А поскольку время до ужина у нас еще есть, мы вполне можем поговорить о вашей дочери и о вас...
Они ушли достаточно далеко и вампир, остановившись, толкнул Волчицу под первое попавшееся дерево с густой развесистой кроной и бесцеремонно прижал к стволу.
- Но сначала я хочу получить еще один маленький приз.
Он провел пальцем по нежной женской шее, очерчивая бьющуся голубоватую жилку.
- Я потратил немного крови на излечение от нанесенный тобой ран. И хочу возместить ущерб...

40

- Поужинали все вместе???
Едва только Батори снова бесцеремонно оттащил ее от сына, неохотно оторвала взгляд от маленькой фигурки, целиком увлеченной пони, перевела его на вампира рядом. И во взгляде на вампира, в отличие от предыдущего, не было ни капли ни любви, ни привязанности! Ни даже просто симпатии, потому что все эмоции, которые он возбуждал в ней с момента ее необдуманного визита, были очень далеки от положительных!
- Я не собиралась делить ужин ни с кем, кроме сына! Или вам уже настолько тоскливо в собственном замке?! Тогда прикажите явиться всем вашим верным прихвостням, пригласите вашего доброго друга и моего Лорда по совместительству и устройте себе пир, однако увольте от него и меня, и моего сына!
Выплеснув на него яд раздражения, глубоко вдохнула, слегка успокаиваясь. Она действительно не ошиблась в выборе для Дэниэля – он был более, чем в порядке, он был счастлив и ему было очень хорошо. Если бы с мальчиком случилось хотя бы что-то, возможно, визит и правда перерос бы в более, чем просто визит. Однако Батори вел себя с малышом безупречно. Что слегка примирило с мыслью о совместном ужине.
- О дочери? Доминике? Я так поняла, вы все же согласились забыть об этом глупом инциденте, не так ли и…Ты с ума сошел???
Едва фигурки скрылись из виду, Батори неожиданно изменил линию поведения. Застигнутая врасплох и внезапно, тут же попыталась отстраниться от дерева, к которому тот ее притиснул, обеими руками упираясь в его грудь, белея от гнева.
- ЕЩЕ один маленький приз? То есть, большого приза в твоем чертовом кабинете тебе уже мало?! Ты перегибаешь палку и перешагиваешь все границы, пользуясь тем, что я наведалась к тебе в гости. В гости, повторю еще раз! Не в плен сдалась!
Ногти снова удлинились, с легкостью проникая даже сквозь его одеяние, добираясь до кожи. Магда не шутила.
- Убери руку. От моей шеи.
Глубоко вдохнула. Так ее мог касаться только Ларс, и подобные прикосновения напоминали о том, о чем невозможно было вспоминать до его возвращения.
- Я не дам тебе ни капли крови добровольно. И принудительно тоже, тебе следовало бы уже это понять! И если сейчас ты не отпустишь меня до самого ужина, тебе понадобится намного больше крови для излечения!


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка