Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка


Тайны старого особняка

Сообщений 41 страница 58 из 58

41

- Я не собиралась делить ужин ни с кем, кроме сына! Или вам уже настолько тоскливо в собственном замке?! Тогда прикажите явиться всем вашим верным прихвостням, пригласите вашего доброго друга и моего Лорда по совместительству и устройте себе пир, однако увольте от него и меня, и моего сына!
- Моего доброго друга Морана? Милая леди скучала без своего нового лорда? Я могу пригласить его прямо сейчас. Думаю, он весьма положительно оценит ваше присутствие в замке и воспользуется этим обстоятельствам по всем статьям. И вряд ли будет так же терпелив, как и я.
- О дочери? Доминике? Я так поняла, вы все же согласились забыть об этом глупом инциденте, не так ли и…Ты с ума сошел???
- Не бойся, я забыл о ее проступке. Но не собираюсь забывать о том, что у тебя есть молодая красивая дочь. Я собираюсь обсудить с тобой ее будущее, потому что я лорд Триумвирата. И раз уж ты сама не можешь следить за своей дочерью, пусть за ней следит муж.
Батори терпением обладал, но в этой ситуации считал его излишней проблемой и легко преодолевал сопротивление Магды, спокойно забираясь ей под одежду и добираясь во все места, куда он хотел. Шнуровка корсета была распущена, грудь обнажена, а на нежной шее появился еще один яркий укус. Батори облизнул губы и перехватил руки волчицы, стиснув их в тот момент, когда ее когти едва не проникли ему под ребра.
- ЕЩЕ один маленький приз? То есть, большого приза в твоем чертовом кабинете тебе уже мало?! Ты перегибаешь палку и перешагиваешь все границы, пользуясь тем, что я наведалась к тебе в гости. В гости, повторю еще раз! Не в плен сдалась!
- В плен сдалась ты немного раньше, Магда. Снова забыла? Я тебя понимаю... У красивых женщин обычно очень короткая память... Я всего лишь собираюсь получить положенную мне контрибуцию и я ее получу... Но советую подумать, потому что своим сопротивлением ты только поднимаешь процент... Теперь ты не отделаешься одной кровью.
- Убери руку. От моей шеи.
- С какой стати? Я буду касаться всего, чего захочу...
Одной рукой Батори намертво перехватил ее руки, а вторая продолжала ласкать шею, а затем неторопливо спустилась вниз, без всяких препятствий проникла в корсаж и со спокойной уверенностью убеждалась в красоте женской груди. И если еще минуту назад, он мог бы ее отпустить, то теперь по его глазам она могла понять, что свои желания он удовлетворит даже ценою смерти.
- Я не дам тебе ни капли крови добровольно. И принудительно тоже, тебе следовало бы уже это понять! И если сейчас ты не отпустишь меня до самого ужина, тебе понадобится намного больше крови для излечения!
- Никогда мне больше не угрожай... - прошептал Батори, склонившись к ее шее. Клыки вошли жадно в еще не зажившую рану и сколько бы Волчица не билась, вампира ей было не победить. В какой-то момент он намерянно перешел черту, делая лишний глоток, чувствуя, как Магда обвисает в его руках. Сознание она не потеряла, но была теперь слишком слаба, чтобы оказывать сколько-нибудь серьезное сопротивление. Вампир подхватил ее на руки и осторожно опустил на мягкую траву, тут же опускаясь сверху. Теперь удерживать ее было намного легче, так что можно было не спешить и делать все, что он хотел. Теперь ей пришлось выдерживать любые его прикосновения и поцелуи. Взяв ее неоднократно, Анджей кончил в последний раз и, еще не отпуская, приподнялся, наблюдая за Волчицей, наклонился, коснувшись губами губ, и только теперь выпустив ее, сел рядом на траву, великодушно опустив задранные вверх юбки.
- Тебе придется смириться, если ты хочешь жить, - проговорил он, жуя сухую травинку и продолжая разглядывать полуобнаженное женское тело, - Я не жесток, Магда, но ты слишком сильный противник, чтобы оставлять тебя жить воспоминаниями о Ларсе. К тому же... ты очень нравишься мне, и я просто не хочу тебя убивать.

42

- Знаете, если бы мне сейчас под угрозой моей жизни предложили провести ночь с вами или с моим новым Лордом, я бы выбрала смерть. Именно потому, что не могу даже близко предположить, кого же ненавижу больше – вас или его!
Процедила сквозь зубы на его заявление о возможности появления еще и Морана. Если ей кого и не хватало сейчас, то именно Морана, с его грубостью, жесткостью, жестокостью. И это было бы еще полбеды – Магда сама умела быть такой, однако недоверие Морана не шли ни в какое сравнение ни с чем! И с этим надо было что-то делать. Делать, если удастся выбраться из этого замка целой и невредимой, в чем она начинала сомневаться.
- Я сказала это вслух? Ах, извини.
Издевательски, зло попросила прощения, тут же снова дернулась, пытаясь вырваться.
- Не стоит переживать о судьбе Доминики так явно. Я уже позаботилась обо всем, и несколько юношей и мужей из очень обеспеченных семей будут в любой момент счастливы взять ее в жены. Так что да, согласна – ей пора замуж.
Легко согласилась, напряженно ожидая ответа, ничем не выказывая напряжения. Как бы ни складывалась ситуация вокруг нее самой, детьми она всегда предпочитала распоряжаться сама. Без посредников.
- Пошел к черту! Хватит уже, слышишь???
Корсет в очередной раз треснул, поддаваясь небрежному обращению с собой, руки оказались ловко перехвачены в запястьях, мысленно застонала – синяки не сойдут год, и это еще в лучшем случае! Укус заставил дернуться, дрогнуть, глубоко и часто задышать, с трудом контролируя себя. Так кусают волки перед тем, как начать основное. Так кусал ее Ларс и никто больше – как бы странно и нереально это ни звучало, однако Магда и правда не изменяла мужу. Ни разу. До того памятного момента, когда пришлось принести клятву верности, скрепив ее именно тем, что иначе как изменой назвать было сложно.
- До тебя не дошло, что таким своим поведением ты просто вынуждаешь меня пойти на крайние меры?!
Осеклась, прикусывая язык, понимая, что на эмоциях вполне способна вдруг проговориться, после чего даже участь рабыни покажется праздником. Однако следующие же его слова вывели из себя настолько, что в очередной раз с силой рванулась от дерева, от него. Сил хватило бы, чтобы уничтожить, разорвать обычного человека, мужчину. Осложняло ситуацию то, что сейчас с ней рядом был необычный – и желал он невозможного.
- Не сдалась, ты понял? Я свободна в своем выборе, в своих действиях, а пока я свободна – ты можешь только утешать себя же мыслями о том, что взял меня в плен! Я никогда не угрожаю  просто так. Я предупреждаю, и тебе, как никому, должно быть уже это известно… убери руки, я сказала!
С трудом сдержав стон, пытаясь не реагировать на профессионально-умелые прикосновения к своему телу, рванулась снова и снова, извиваясь, пытаясь расцарапать его руки, дотянуться зубами, добраться хотя бы чем-то, помешать происходящему. Его клыки снова вошли в шею, несколько минут еще удавалось сопротивляться, но в какой-то момент голова закружилась, тело наполнила слабость, женщина безвольно обвисла в удерживающих ее руках, понимая, что ни капли сил на сопротивление больше не осталось…
- Воспоминания – о тех, кого больше нет. Мой муж жив. И вернется.
А тебя я убью!
Подрагивающими горячими пальцами коснулась лба, смахивая прядь выбившихся из прически темных волос. Голос сбился, кашлянула, возвращая. Не глядя на вампира, осторожно села, мысленно выругавшись. То, что начинало происходить, было из рук вон – и это еще мягко сказано. Если еще в кабинете ей с легкостью удавалось выдержать его натиск, то сейчас, в процессе того, что он творил с ней на травке, только огромное самообладание не позволило… ответить ему, наконец. Злость от очередного «изнасилования» отодвинулась на второй план, на первый вышла растерянность и впервые… страх. Нет, она не боялась Батори – Магда всегда ощущала своеобразный кайф от остроты опасности рядом, и в этом плане была готова схлестнуться с противником любой силы и возможностей. Хуже было другое.
- Тогда тебе придется меня убить.
Криво усмехнулась, не спеша подниматься. Он сам уронил ее на траву? Сам и поднимет.
- Придется. Потому, что я не желаю нравиться тебе. И не позволю себе этого.
И тебе не позволю. Да правда ли?
Глубоко вдохнула, прогоняя так и не высвободившееся возбуждение, затаившееся внизу живота, заставившее не укусить – шевельнуть губами неохотно в ответ на его последний поцелуй.  Резко, все еще не глядя, требовательно протянула руку.
- Помоги мне встать! Раз у тебя хватило наглости и силы заставить меня оказаться здесь. Мне пора привести себя в порядок. Не хватало еще, чтобы сын увидел меня в таком… виде. И прикажи явиться нескольких рабов в отведенные мне покои. Мне надо восполнить потерю того, чего ты меня лишил сейчас. Ах, да, я предпочитаю рабов-мужчин.  Максимально похожих на тебя – так будет приятнее их есть!
Хмыкнула.

43

- Воспоминания – о тех, кого больше нет. Мой муж жив. И вернется.
Батори выразительно промолчал. Уж Магда-то лучше, чем кто бы то ни было должна была понимать. Вернись Ларс и его участь тут же будет окончательно решена. Ни Батори, ни тем более Моран, не оставят его в живых. Понимал это, возможно, и сам Ларс, если, как некоторые полагали, и на самом деле ухитрился сохранить жизнь.
Так что Магде выгоднее оставаться вдовой.
Усевшись на траве и прислонившись к развесистому вязу, почти полностью скрывшему их своей густой зеленой листвой, Батори наблюдал за Волчицей. Оборотни быстро поддаются вампирам и Магда не была исключением, как любая самка, сдавшаяся самцу, излучала флюиды, бесилась от этого и еще больше желала его убить. Раскинувшаяся в смятой траве, обессиленная, в растерзанной одежде, еще дрожащая от перенесенного насилия, она казалась еще красивей.
- Тогда тебе придется меня убить. Придется. Потому, что я не желаю нравиться тебе. И не позволю себе этого.
Анджей усмехнулся, поймал ее руку и не давал вырвать.
- Некоторые рабыни, чтобы не быть проданными на рынке, уродуют себя. Портят лицо, обрезают волосы... Ты тоже собираешься сделать это с собой? Прости, но я не поверю. Ты, Магда, не из таких...
Ему нравилось сидеть вот так рядом с ней, обмениваясь взаимными обвинениями и колкостями, но надо было идти. Большой сюрприз ждал прибывших с Магдой волков. Одежду ее он не порвал и беспорядок в ней легко устранить, но волки на то и волки. Они легко почуют и запах Батори, идущий от ее тела, и аромат возбуждения, заставляющий Волчицу яриться.
- Помоги мне встать! Раз у тебя хватило наглости и силы заставить меня оказаться здесь. Мне пора привести себя в порядок. Не хватало еще, чтобы сын увидел меня в таком… виде. И прикажи явиться нескольких рабов в отведенные мне покои. Мне надо восполнить потерю того, чего ты меня лишил сейчас. Ах, да, я предпочитаю рабов-мужчин.  Максимально похожих на тебя – так будет приятнее их есть!
- С удовольствием, леди Эвандер!
Рывком поднявшись, Батори потянул ее за руку и, поймав в объятия, удержал. Смеясь, заглянул в лицо и принялся акуратно устранять беспорядок в ее одежде.
- Ты восхитительна... Жаль, что ты так ненавидишь меня... но я надеюсь когда-нибудь это исправить. Тебе приведут рабов, каких захочешь, но будь осторожна. Заметив твою ярость и сообразив, чем она обусловлена, твои волки могут себя не сдержать. Будет лучше, если они решат, что все произошедшее между нами, случилось по обоюдному согласию. Побереги их нервы и головы. Как там говорят? Худой мир лучше доброй войны...
Как бы Магда не крепилась, но все же была слаба и едва стояла на ногах. Секунду подумав, Батори легко вскинув женщину на руки и понес в замок.
- И только попробуй меня укусить... - шепнул на ухо, крепче прижимая волчицу к себе.

44

Не спеша выдирать собственную руку из его руки, хмыкнула, слушая лениво, как ведут себя неумные рабыни, чувствуя, как постепенно уходит возбуждение, сменяясь легким ощущением неудовлетворенности. Которое, впрочем, легко было погасить – Магда умела справляться с эмоциями, как со своими, так и с большинством окружающих ее нелюдей.
- Естественно, я не собираюсь уродовать себя.
А вот тебя бы – с наслаждением, Батори!
- Есть много других способов стать совершенно нежеланной для мужчины. И я знаю их всех, хотя, следует отметить, впервые пришло в голову начать применять.
Нахмурилась, выразительно глянув на все еще захваченную в плен руку. Несмотря на общую идиллию, любое прикосновение продолжала расценивать как покушение на себя и свою личную неприкосновенность, не желая привыкать. Ни к его рукам, ни к его присутствию в своей жизни.
- Хватит, слышишь?!
О да, он действительно помог ей подняться. Однако только для того, чтобы в очередной раз заключить в объятья, не позволяя ни высвободиться, ни выбрать самой, не спрашивая ни ее мнения по этому поводу, ни пожеланий! Может быть, не спрашивая мудро – в ответ он рисковал услышать не слишком, мягко говоря, приятные для себя моменты…
- Благодарю, с этим я справлюсь сама.
Холодно вывернулась, едва только он попытался помочь с платьем, пострадавшим уже дважды - однако так и не порванным, слава Богу. Выглядеть изнасилованной, как последняя бесправная девчонка-служанка она позволить себе не могла, здесь он был прав.
- Ты уже сделал все, что мог! Так что оставь мою одежду в покое, пожалуйста. И меня вместе с ней. Ты считаешь моих волков идиотами?
Не отвлекаясь от оправления длинной тяжелой юбки платья, раздраженно передернула плечами, заодно заставляя ткань лечь именно так, как полагалось, обнимая тонкую талию, подчеркивая, наконец, а не демонстрируя, высокую грудь, скрывая стройные ноги.
- Они знают меня лучше, чем знаю себя я сама. Поэтому как бы я ни пыталась скрыть сейчас свою ненависть к тебе и к тому, что ты тут со мной творишь – это будет замечено сразу же. Мгновенно! И дальше я за них не отвечаю, так что во всех жертвах и во всей крови, которая прольется, можешь винить исключительно себя и свою неуемную жажду обладать тем, что тебе не принадлежит!
Высказавшись и стряхнув с юбки несуществующую пылинку, выпрямилась, наконец, все с той же подчеркнутой холодностью рассматривая вампира перед собой. Это все были эмоции… но надо было что-то делать, так как терять людей из-за этого маньяка, к которому она так неблагоразумно попалась, Магда не собиралась.
- У тебя должен быть запасной вход, и не один, верно? Лучше мне вернуться именно через него, не попадаясь на глаза моим людям. По крайней мере, до тех пор, пока я не успокоюсь окончательно и не прекращу желать тебя убить. Да черт!
Пушинкой взлетела на его руки, снова оказываясь в непосредственной близости, в немом возмущении и ярости несколько минут рассматривала его лицо. Глубоко вдохнула и неожиданно расхохоталась, устраиваясь на его руках поудобнее, приобнимая за шею, чтобы не соскользнуть, хотя он бы и не дал этому случиться.
- Я не собираюсь тебя кусать, драгоценный Анджей.
Я тебя съем. А перстень с ядом на моей левой руке поменяет цвет, а ты внезапно сляжешь, отведав вина, если попробуешь вломиться в спальню ко мне сегодня. Конечно, через несколько дней после моего отъезда – я не собираюсь подставляться так глупо. И все проблемы решатся… дорогой друг. Или устроить это за ужином? Ах, Дэниэль… его присутствие будет отвлекать меня.
Вытянула руку, любуясь играми света на темной непроницаемой глади крупных, массивных камней в кольцах, на тонких, удлиненных пальцах.
- Сразу в отведенные мне покои, пожалуйста. И не пробуй уронить по дороге – и самому навалиться следом!

45

- Я не собираюсь тебя кусать, драгоценный Анджей. Сразу в отведенные мне покои, пожалуйста. И не пробуй уронить по дороге – и самому навалиться следом!
- Ну что ты, леди Эвандер. В отличие от тебя я вполне удовлетворен, а если бы ты перестала смотреть на меня, как сейчас, то и сама получила бы удовольствие. А может и глоток моей крови...
Как бы не был сейчас расслаблен Анджей, он всегда оставался настороже.
Рассмеявшаяся и обхватившая его за шею Магда заставила вампира внимательней взглянуть ей в лицо. Очевидно, переменившееся настроение случилось не просто так. Волчица либо что-то задумала, либо...
Батори догадывался, что у нее на уме, но хорошо зная Магду, понимал, что попытаться его убить она может лишь сгоряча. Надо было дать ей остать и тогда до нее дойдет, случись что с ним, и Даниэля разорвут на клочки. А там доберутся и до девчонки. Нет, рисковать их жизнями Волчица не будет, даже если ей самой будет угрожать смерть.
Что ж... дворян Магды в нетерпении вышагивавших по гостиной, где их разместили, накрыв роскошный обед, ждал очередной за сегодняшний день сюрприз.
Створки дверей были распахнуты и выходили на большую мраморную лесницу, по которой Батори, выполняя обещание, и понес Магду в ее покои. Оба они смеялись, переговаривались, а рука женщины плавно охватывала шею вампира. Лица волков вытянулись, а внутри бушевали смятение и поднимающийся откуда-то страх. Объединенные похожими мыслями, они дружно переглянулись. Пожалуй, впервые за много лет службы семье Эвандер, им всем одновременно захотелось грязно выругаться в адрес легкомысленных баб...
Наконец, Анджей достиг дверей отведенных Магде покоев, толкнул плечом дверь, внес женщину в комнату и бережно опустил на пол, с самым независимым видом напоследок проведя рукой по ее бедру.
- Надеюсь, тебе понравятся эти комнаты. Здесь есть большая ванная, горничные должно быть уже греют воду, а я сейчас распоряжусь, чтобы тебе прислали нескольких крепких рабов. Не уверен, что в них будет сходство со мной, но первоклассной крови в них будет достаточно, чтобы удовлетворить самый притязательный вкус. Терзать их ты можешь, как только захочешь, но... Магда...
Батори на миг перестал улыбаться и, подцепив волчицу за подбородок, мягко повернул ее голову к себе. Посмотрел предупреждающе и серьезно, без привычной насмешливости и желания ее зацепить.
- Я понимаю, что женщине, а тем более такой красивой женщине, очень трудно тянуть ту ношу, которую ты рискнула на себя взвалить. Но если уж взвалила, держись. Постарайся сдерживать свои чувства. Если ты убьешь этих рабов, как говоришь, для всех это будет очевидным доказательством твоей нелояльности мне. Ты не сможешь больше сдерживать своих людей и они начнут допускать ошибки, одна из которых вполне может оказаться и роковой. Если же ты и впредь собираешься их защищать, тебе придется выковать на своем сердце броню, такую, что не смогу пробить даже я...
Батори замолчал и, поймав ее руку, слегка пожав, почтительно поднес ее пальцы к губам.
- Я оставлю тебя до вечера. Отдыхай. А в шесть часов в охотничьем зале накроют ужин. Жду тебя там. И надеюсь на твое благоразумие. К тому же у меня есть для тебя сюрприз...
Вампир таинственно улыбнулся, вскользь чмокнул в щеку и, выпустив ее руку, исчез за дверью, бесшумно прикрыв ее за собой.

46

- Не увлекайся, Батори.
Оказавшись на полу, потянулась, стряхивая попутно его руку с бедра, ничем уже не выражая ни возбуждения, ни малейшего неприятия его… в качестве хозяина дома, в котором она сейчас изволит гостить.
- Терзать? Твоих рабов?
Вроде бы совсем недавно вовсе и не упоминала о том, как же приятно будет ее душе сходство их с самим Батори, светло улыбнулась, невозмутимо поднялась, уже без его помощи, оглядела выделенные ей покои придирчиво.
- У тебя великолепный вкус, особенно если дело касается… убранства комнат. Насчет же всего остального… С чего ты взял, что я собиралась вообще кого-то убивать в твоем замке? Дорогой Анджей, да у тебя просто навязчивая идея, и я понятия не имею, с чем это может быть связано, и почему ты постоянно предупреждаешь об это именно меня. Конечно, я сильная женщина и неплохой противник, но… разве мы противники сейчас, особенно после того, что произошло в кабинете у меня, в кабинете у тебя, в саду, в конце концов? Сколько еще «доказательств» ты вынудишь меня предоставить тебе, пока начнешь, наконец, доверять невинной беззащитной женщине?
Без выражения проследила за своей рукой в его, аккуратно высвободила сразу после поцелуя, улыбнулась.
- Не надо меня бояться, право слово. А ведь все твои предупреждения напоминают тщательно скрываемые страхи. И если сейчас ты начнешь утверждать, что боишься не за себя – за меня, прости, я тебе не поверю. Эмоции, чувства… господи, это такие преходящие мелочи, на которые не стоит обращать внимания. Не беспокойся. Я справлюсь со своими людьми, как здесь, у тебя – так и у себя в замке. Я уверена в них. Более того – я уверена в себе.
Все так же прохладно улыбнулась в ответ на сюрприз, никак не прокомментировав ни радости, ни негодования по поводу его, терпеливо подождала, пока он поцелует щеку слишком фривольным и недопустимым поцелуем, проводила взглядом. Как только дверь за Батори захлопнулась, поморщилась, резко провела пальцами по щеке, стирая поцелуй и придирчиво осмотрела себя в зеркало.
- Отлично.
Легкие следы беспорядка в одежде, общая встрепанность и четкие следы только что покинувшего ее вампира на всем теле, буквально на всей Магде. Именно в таком виде, не обращая внимания на рабов, присланных, как обещано, каких-то назойливых служанок, волчица покинула свои покои и, так же игнорируя недоуменные взгляды воинов Батори, направилась к своим людям, все еще обменивающимся впечатлениями от увиденного. Заметив ее, вскочили, молча поклонились, наступило вообще всеобще молчание. Вопросительное. Полное негодования. Магда внимательно осмотрела всех, улыбнулась.
- Я никогда не скрывала от тех, кто предан мне, настоящее положение вещей. Не собираюсь пытаться лгать вам и сейчас. Так как вокруг слишком много ушей и глаз, вам надлежит знать и запомнить только одно: все, что я делаю здесь, все, что вы видите, делается ради одной цели – общей, нашей с вами цели.
Помолчала, выразительно и спокойно приподняв брови, всматриваясь в каждого, улавливающего любое ее слово теперь. Говорила негромко, почти тихо, только тем, кто обступил ее – однако не мешая слушать всем желающим, естественно. Ведь здесь сейчас не устраивалась революция, что же еще страшного? Всего лишь мирный разговор сюзерена со своими вассалами.
- Я не забылась. Не отвлеклась. Я четко знаю, что делаю. Я приняла решение в нашем замке, когда принесла клятву  – и пойду до конца. Если для этого придется предоставить себя Батори даже на расчленение – что ж, вернете меня в замок по кускам. Однако ни вы, ни наш с вами будущий Лорд и Наследник, сын Ларса, не пострадают.  Вы отвечаете за это лично, не только я.  Мы делаем общее дело, не так ли? Не надо негодовать и злиться. Надо делать то, что надо. Сами не будете сейчас и здесь предпринимать НИКАКИХ действий без моего ведома. И одобрения. Все понятно?
По мере того, как ровно и тяжело, мягко и бархатно ложилось каждое ее слово, лица суровых воинов и просто знатных людей разглаживались. Их Госпожа была с ними. Они были для нее на первом месте. Она не забылась, она не отвлеклась, как не отвлекалась ни на секунду. Она знала, что делала и сомнения в этом испарились.
- Отлично. Все вопросы – на пути обратно. А сейчас отдыхайте, набирайтесь сил – они нам… понадобятся. В ближайшем будущем.
Снова улыбнулась, тепло коснулась предплечья ближайшего воина, кивнула, отправляясь обратно в комнаты.  Понимая, что дико вымоталась и пора действительно отдохнуть. До вечера.
Сюрприз. Ты действительно думаешь, что после твоих выходок я приму от тебя хотя бы что-то? Будем надеяться, все обойдется малой кровью и, скажем, серенадой в мою честь! А после мне придется выдержать осаду, в выделенных тобой покоях, от тебя же. И, чует мое сердце, это будет сложнее осады моего замка тогда...

47

- Я никогда не скрывала от тех, кто предан мне, настоящее положение вещей. Не собираюсь пытаться лгать вам и сейчас. Так как вокруг слишком много ушей и глаз, вам надлежит знать и запомнить только одно: все, что я делаю здесь, все, что вы видите, делается ради одной цели – общей, нашей с вами цели...
Прильнувшее ухо на миг отпрянуло от слухового отверстия в стене, а скупая улыбка тронула аскетичные губы мужчины. Рэнфилд услышал именно то, что и предполагал услышать. Какие бы клятвы и обещания не произносила Волчица, все, что она делает, она будет делать на благо себе. Оставаться Рэнфилду здесь было более незачем и он с облегчением покинул узкий потайной ход, направившись в кабинет к лорду.

Вечер проходил для Батори немного странно. Незадолго до ужина, он решил навестить Лилит и к своему изумлению нашел ее дверь запертой изнутри. А поскольку он точно знал, что запоров на ее двери нет, то получалось, что девушка подперла дверь каким-то предметом мебели. Это было не только странно, но и весьма забавно, потому что подобного поступка он мог ожидать от кого угодно, но никак не от самой покорной рабыни в замке.
- Маленькая плутовка, ну, подожди...
Батори овладела веселая злость. Просто удивительно, насколько женщины сегодны были не расположены с ним общаться. Единственной здравой мыслью, пришедшей вампиру в голову, было высадить дверь ударом плеча, но во-первых у него оставалось не так много времени до обеда с Магдой, а во-вторых он не желал радовать своих гостей звуками выламываемой двери и решил перенести "общение" с рабыней на более поздний срок.

В ожидании леди Эвандер, лорд в гордом одиночестве восседал за богато накрытым столом, посреди которого, на самом видном месте, стояла инкрустированная камнями шкатулка, привлекающая взгляды более прочих предметов сервировки. Зажженые свечи делали обстановку почти интимной.
Наконец, дворецкий доложил о леди Эвандер, Батори поднялся со своего места и с улыбкой направился к Магде. Надо сказать, ничто из того, что сегодня произошло, не нарушило красоты Волчицы. Магда как всегда выглядела великолепно...
- Я надеюсь, вы, леди, простите меня за сегодняшнее? В свое оправдание могу сказать только, что ваша красота толкает мужчин на глупости, и их будет совершено еще немало, - в голосе вампира звучало искреннее раскаяние, но взгляд говорил совершенно иное и очень откровенно обшаривал точеную фигуру Волчицы.

48

- Прощают тех, на кого сердятся. Разве вы сегодня дали мне хотя бы один повод рассердиться на вас, дорогой друг?
Отдохнув, позволив себе даже провалиться в получасовой, короткий, но такой необходимый сейчас сон, волчица проснулась как раз в тот момент, когда вновь заявившиеся служанки осторожно поскреблись в дверь. Несмотря на то, что здесь были не ее владения, не взирая на то, что она ни разу, ни единым словом не продемонстрировала свой характер здешним слугам и рабам, с ней держались осторожно, подобострастно и старались лишний раз не попадаться на глаза. Видимо, слухи, как всегда, шли впереди женщины, которую почтительные и испуганные мордочки служанок очень развеселили и подняли настроение. Она изволила милостиво дать себя вымыть, после чего еще час лениво рассматривала в зеркало, как ее облачают в, наконец, целое платье, попутно с завидным равнодушием и холодностью отмечая вкус Батори не только в отделке помещений, но еще и в выборе женских туалетов. Бархат – ее любимая материя, цвет спелой вишни – всегда предпочитаемый ею, так чудесно оттеняющий и темноту волос, и засасывающие омуты глаз, и непроницаемость души самой женщины. Он угадал буквально во всем, что позволило если не оттаять, то хотя бы положительно оценить его … гостеприимство.
- Будем надеяться, ваши слова останутся только словами, по крайней мере, в ближайшем времени.
Усмехнулась, все так же ласково и тепло, абсолютно не напоминая разгневанную изнасилованную себя в его кабинете, а затем и в саду. Ему не следовало предупреждать ее о том, КАК нужно держать себя  в руках. Магда знала это филигранно, правда, не всегда действовала самоконтролем – чаще профессионально лицемерила, что, впрочем, вполне замещало одно другое.
- Итак, я вас не простила, лорд Батори и…
Все с той же улыбкой протянула ему руку, предлагая пожать легко, прекрасно зная, что отобрать руку будет сложно, однако уже целиком готовая вступить с ним в очередную схватку.
- … и я не вижу за столом Дэниеля.
Аристократичные удлиненные прохладные пальцы женщины замерли, не спеша отдавать себя чужой руке, Магда нахмурилась.
- Мы договорились, что будем ужинать… все вместе. Вместе подразумевалось как минимум трех человек!
Кинула быстрый, короткий взгляд на шкатулку, мысленно глубоко вдохнула. Она действительно не собиралась принимать ничего от того, который медленно, но верно пытался прогнуть ее под себя, на каждом шагу.
- Так в чем же дело?

49

- Прощают тех, на кого сердятся. Разве вы сегодня дали мне хотя бы один повод рассердиться на вас, дорогой друг?
Батори улыбнулся, подвел ее на место и усадил за стол.
-Надеюсь, что нет, леди Эвандер, - церемонно ответил вампир, с удовольствием наблюдая за этим великолепным лицемерием и ответил тем же, - Я с тяжелым сердцем предположил, что вас могли задеть сделанные мной предположения относительно вашей неверности. Но я рад, что вы развеяли их и доказали мне вашу абсолютную преданность и даже намного больше...
Батори улыбнулся, прошел на свое место и сел напротив Волчицы, продолжая через стол любоваться ее лицом.
- Итак, я вас не простила, лорд Батори и…  … и я не вижу за столом Дэниеля. Мы договорились, что будем ужинать… все вместе. Вместе подразумевалось как минимум трех человек!
Вампир кивнул и сочувственно развел руки, показывая, как он сожалеет, что им придется ужинать только вдвоем.
- Даниэль так наигрался со своим пони, что вернулся к себе совершенно без сил, там он решил потренироваться с одним из моих рыцарей в фехтовании и боевые упражнения с мечом окончательно смотрили вашего сына. Мой дворецкий пробовал его разбудить, но безрезультатно. Думаю, было бы жестоко вести его сюда в столь изнуренном виде. Вы оба не ощутили бы никакого удовольствия от этого общения. Скорее наоборот...
Ну а раз уж мы с вами снова остались одни, я воспользуюсь случаем и поднесу вам небольшой дар, весьма необычный, который вы просто обязаны принять от меня...
Батори взял стоявшую на самом видном месте шкатулку и, долгим взглядом окинув лицо Волчицы, не открывая ее, поставил ларец перед ней.
- Откройте, Магда. Уверен, эти украшения придутся вам очень к лицу...

50

- Действительно, иногда ваши слова могли бы задеть… могли бы, лорд Батори, однако не задели.
Светло улыбнулась, глядя ему в глаза все с тем же тщательно отмерянным равнодушием.
- Могли бы, милый друг, если бы в них была хотя бы доля правды, а так как моя преданность моему Лорду и вам не подвергается никаким сомнениям, то…
Выразительно пожала точеными, изумительной формы плечами, тщательно обнаженными ровно настолько, насколько позволяло платье. Про «намного больше» проигнорировала напрочь, не желая даже мыслями возвращаться к тем унижениям, которым он периодически ее подвергал! Против ее воли, естественно.
- Итак, где же мой сын?
Присела за стол неохотно, выпрямилась, скрещивая руки на груди, четко давая понять, что никакого ужина не начнется без всех его составляющих.
- Я получаю удовольствие от общения со своим сыном в любом его виде и состоянии, как и он со мной.
Сухо заметила и поднялась со стула.
- Раз он действительно устал, пожалуй, и мне стоит вернуться в отведенные мне покои и отдохнуть, чтобы мы с ним смогли хотя бы позавтракать вместе. Надеюсь, перед завтраком у вас не запланированы фехтование и боевые упражнения с мечом?
Ядовито уточнила, усмехнулась и сверху вниз высокомерно глянула на придвинутый к ней ларец.
- У меня достаточно украшений, благодарю.
Наотрез отказавшись, даже не прикоснулась к ларцу, хотя камни сияли так, что даже предположить, что может быть там, внутри, было сложно.
- Я не нуждаюсь в ваших…
Пауза, выверено подчеркивающая, что сейчас она подбирает слово, не желая портить ужин тем, которое вертелось на языке.
- … в ваших дарах, Анджей. Приятного аппетита!

51

- Действительно, иногда ваши слова могли бы задеть… могли бы, лорд Батори, однако не задели. Могли бы, милый друг, если бы в них была хотя бы доля правды, а так как моя преданность моему Лорду и вам не подвергается никаким сомнениям, то…
- О... безусловно!
Батори рассмеялся, наблюдая за ней, а затем поднялся и, обойдя стол, собственноручно наполнил вином бокал Магды, затем вернулся назад, наполнил свой и отсалютовав им Волчице, пригубил красное, совно кровь, вино...
- Если до сегодняшнего дня у меня и были некоторые сомнения в вашей преданности, то сегодня я уверился, что вы были с нами честны. Не могу утверждать, как долго продлится эта уверенность, несколько часов или несколько дней, но на этот вечер я вполне удовлетворен...
Вампир взял белоснежную салфетку и крутил ее в руках, поглядывая на Магду с заметным весельем. Ему нравилось подначивать ее, нравилось, как она держится и как защищается, временами пытаясь на него нападать.
- Я получаю удовольствие от общения со своим сыном в любом его виде и состоянии, как и он со мной. Раз он действительно устал, пожалуй, и мне стоит вернуться в отведенные мне покои и отдохнуть, чтобы мы с ним смогли хотя бы позавтракать вместе. Надеюсь, перед завтраком у вас не запланированы фехтование и боевые упражнения с мечом?
Батори улыбнулся и покачал головой, видя, как она поднялась.
- Насколько я знаю, перед завтраком нет. Но весь остальной его день очень насыщен различными занятиями и упражнениями, весьма захватывающими для мальчика его возраста, так что у него нет время скучать. Сядьте, леди Эвандер, сядьте и отведайте эту восхитительную куропатку. Тем более, что у нас еще есть темы, которые следует обсудить.
Он наблюдал, как она поступит со шкатулкой, но Волчица к ней даже не прикоснулась, хотя ее глаза блеснули отсветами дргоценных камней.
- У меня достаточно украшений, благодарю. Я не нуждаюсь в ваших … в ваших дарах, Анджей. Приятного аппетита!
- Какая же вы упрямица, Магда, - улыбаясь, проговорил вампир, приподнялся и коснулся крышки шкатулки, проведя пальцами по переливающимся рубинам, но не открыл.
- Могу вас успокоить, ведь это лишь отчасти мой дар. Одна из вещей, лежащих в ларце, на самом деле принадлежит вам, и я уверен, что вы захотите ее забрать. Но чтобы забрать ее, вам придется взять и вторую, ту, что сделали по моему заказу и в комплект к ней. Это всего лишь красивая безделушка, которую мне захотелось вам подарить. Зато первая, я уверен, очень для вас ценна...
С этими словами вампир медленно открыл ларец, не отрывая взгляд от ее лица. На обивке темного бархата в специальных углублениях лежали две вещи. Заколка для волос очень токой работы и сделанное в том же стиле великолепнейшее колье.
- Вам нравится, леди Эвандер? Уверен, по-крайней мере одну из этих вещей вам было бы жаль потерять...
Вампир оставил шкатулку открытой и, опустившись в кресло, не спуская с нее взгляд, с задумчивым выражением лица ждал ответ.

52

- Не представляете себе, Анджей, как часто мужчинам свойственно путать удовлетворение собой и окружающими и уверения в преданности.
Улыбнулась в ответ, глядя прямо ему в глаза. Если бы перед ним сейчас сидела, точнее, уже стояла вампиресса, в этом жесте не содержалось бы ничего сверхъестественного. Однако Магда не была вампиром, а для волка взгляд глаза в глаза значил слишком многое, чтобы просто пропустить его мимо ушей.
- Однако вы же не принадлежите к самовлюбленным, склонным к самолюбованию мужчинам, ведь правда?
Безмятежная улыбка стала еще шире, взгляд волчица не отвела, заставляя его прочувствовать до конца все, что желала донести до него. Молча проследила, как он наполнил оба бокала рубиново-алым вином, не спеша притрагиваться к своему. Она не собиралась ужинать без сына, и любые его попытки выглядеть вежливым не возымели никакого влияния.
- Рада, что вы, наконец, удовлетворены.
Очередная шпилька, доставившая лично ей нескрываемое удовольствие. Этого маньяка в ночи ждал пусть и не неожиданный, но закономерный сюрприз – ее дверь действительно будет забаррикадирована изнутри,  и все попытки… продолжить свое удовлетворение будут вынуждены разбиться о суровую дубовую реальность.
- А то я уже думала действительно прислать вам пару-тройку рабынь, чтобы уж наверняка.
Жестко ухмыльнулась, все же задержалась, выслушивая, чем занимается ее сын в свободное время, неохотно кивнула, одобряя.
- Отлично, благодарю вас за то, что вы действительно стараетесь ради моего сына.
Помедлив, нахмурилась.
- Я не голодна. Так что предпочту удалиться в покои и лечь спать.
Сухо отказалась от куропатки и нахмурилась еще сильнее, услышав, что в шкатулке скрывается… то, что принадлежит ей?
- Где вы… нашли это?!
Вид пропавшей заколки заставил потерять самообладание на секунду, Магда застыла, больше не спеша никуда. Осторожно протянула руку, коснулась вещицы, мельком глянула на колье, снова на заколку. Выхватила последнюю, напряженно всматриваясь.
- Я… у меня украли ее, и, честно говоря, пропажа меня изрядно… волновала!
Помедлив, опустилась обратно в кресло, продолжая всматриваться в переливы камней, лихорадочно пытаясь понять, что все это значит!
Он знает, что…?! Это невозможно!

53

- Не представляете себе, Анджей, как часто мужчинам свойственно путать удовлетворение собой и окружающими и уверения в преданности.  Однако вы же не принадлежите к самовлюбленным, склонным к самолюбованию мужчинам, ведь правда?
Батори усмехнулся, потягивая вино.
- Вы можете считать, как вам больше нравится, леди Эвандер. Я себе не судья. Единственное, что я никогда и ни с чем не спутаю, это лицемерие, леди. И если я говорю, что удовлетворен, это значит только то, что на сегодняшний день я не чувствую опасности, регулярно исходящей от вас. Даже если в мыслях вы и желали бы меня растерзать, то в действительности такой возможности у вас нет. К тому же ваша весьма похвальная верность Ларсу, которую я, поверьте, очень ценю, делает вас беззащитной. У вас давно не было мужчин, кроме Морана и меня, и теперь, после нескольких случаев близости со мной, пусть и насильных, против своей воли вы начинаете меня желать. Ваше тело хочет меня. Вы можете отрицать это, но это так. Так что, если вы собираетесь стать более сильным противником, вам следует отбросить ваши принципы, которые вам очень мешают, леди Эвандер...
- Рада, что вы, наконец, удовлетворены. А то я уже думала действительно прислать вам пару-тройку рабынь, чтобы уж наверняка.
- И как только ваш муж уживался с вами, Магда? Вы бываете невыносимы...
Отпущенная Магдой шпилька ничуть не задела вампира. Напротив, эта взаимная игра в "уколы", казалось, доставляет ему удовольствие почти такое же, как и плотские забавы с Волчицей.
- Подозреваю, что когда вы были совсем малышкой, за ваши провинности пороли ваших рабынь. Должно быть, вы слишком привыкли к этому и даже сейчас по любому поводу пытаетесь расплачиваться задницами ваших несчастных служанок. Я угадал? Мне жаль вас разочаровывать, Магда, но я очень разборчив в том, что касается женщин, и не сплю со всем, что имеет соблазнительную попу и грудь. Поэтому, имея дело со мной, оставьте ваших рабынь в покое. Так или иначе, но вам придется иногда делить со мною постель...
Батори замолчал, наблюдая за ней. Шкатулка была открыта и сейчас все внимание Магды было направлено вовсе не на его слова. Продолжая поигрывать бокалом с вином, он следил за тем, как она взяла из шкатулки заколку и как при этом застыло ее лицо, а потом снова опустилась на стул, забыв о том, что всего минуту назад решительно хотела уйти.
- Где вы… нашли это?! Я… у меня украли ее, и, честно говоря, пропажа меня изрядно… волновала!
Ну еще бы...
- Я нашел ее там, где вы ее потеряли, леди Эвандер. Она лежала в траве, у самой трапинки, всего в паре шагов от тела лорда Тальена.
Он улыбнулся и многозначительно посмотрел ей в глаза...
- Теперь вы согласны принять от меня этот дар?

54

Судя по отсутствующе-рассеянному взгляду, с которым внезапно вдруг замолчавшая Магда вертела в тонких пальцах заколку, ее мысли были очень далеки от всего, что наговорил вампир. В другое время ни единое его слово не прошло бы мимо ее ушей, и на каждое нашелся бы достойный ответ. Однако сейчас казалось – волчица совершенно отвлеклась от происходящего и просто любуется игрой света на камне.
Он знает! Чертов Батори, он знает!!! Это делает его опасным, и хуже всего то, что я не могу позволить убрать его прямо теперь!!!
Несмотря на задумчиво-небрежный вид, бледность и молчаливость не давали поверить до конца в то, что волчица сейчас целиком поглощена мыслями, скажем, о новых туфлях. Сейчас удерживать себя в руках было сложно, как никогда. И больше всего хотелось вскочить, закричать, удариться о пол, выскользнуть из дорогих тряпок белоснежным зверем – своей ипостасью – и бегом кинуться в леса, чтобы там найти Ларса, присоединиться к нему и никогда не возвращаться в это вдруг ставший таким опасным мир!
- Я не теряла ее. У меня ее украли, естественно. Это же понятно, как день, раз вы нашли ее рядом с местом ужасного преступления
Жесткость и безжизненность в голосе, напряженном до упора, показывали- умение снова говорить далось с трудом.
- Действительно, оставьте моих рабынь в покое, наконец!
С силой врезала ладонью по столу, не рассчитала, попала по краю тарелки, заставив содержимое рухнуть под стол. Катастрофу восприняла с некоторым даже облегчением  - это позволило немного прийти-таки в себя и взять себя в руки.
- Идите к черту со своей постелью.
Раздраженно отмахнулась, снова поднялась, теперь уже морщась и нетерпеливо наблюдая, как слуги оперативно приводят все в порядок. Помедлив, села. Снова. Судя по всему, уход и правда отменялся.
- Странно, что в первую очередь вы подумали не о том, что меня подставили – как это и произошло! А о том, что я, беззащитная, нежная женщина, вдруг решила… кого-то убивать! И придет же в голову!
Резко подхватила бокал, не собираясь салютовать ему осушила быстрыми глотками, даже не почувствовав вкуса. Вино быстро достигло сознания, захватывая осторожно и мягко, но целиком, что позволило еще и успокоиться. Почти. Ситуация была… патовая, для нее, естественно. Перед внутренним взором промелькнул каждый момент беседы с Тальеном, все, что произошло после этого… искаженное в гримасе боли лицо. Криво усмехнулась, сжала в руке пустой бокал, массивные перстни, несколько – ранее принадлежащих Ларсу, глухо звякнули о дорогое стекло.
- Не представляю, как убедить вас отказаться от глупых и ничем, кроме моей вещи, неподтвержденных домыслов. Однако подозреваю, что во всем этом вы видите определенную выгоду для себя, иначе бы не одарили меня… подобным подарком. Приму, естественно. Разве у меня есть выбор? Итак. Давайте напрямую – чего вы хотите от меня? Дар я уже приняла!
Рывком придвинула к себе шкатулку, с силой захлопнув, даже не глянув на восхитительное колье. Она сейчас смотрела на Батори – так же, в упор, тяжелым, нехорошим взглядом холодных темных глаз.

55

- Я не теряла ее. У меня ее украли, естественно. Это же понятно, как день, раз вы нашли ее рядом с местом ужасного преступления.
На губах вампира играла слабая улыбка, а он сам продолжал разглядывать ее так, словно собирался прямо сейчас съесть.
- Конечно-конечно, леди Эвандер. Я и не собираюсь сомневаться в ваших словах.
И все же было заметно, как она испугалась. Ее самоуверенность исчезла в один момент. Нет, она по-прежнему отлично держалась и вела себя все так же независимо и гордо, но вампир нутром чуял, как все женское в ней напряглось и в душе поселился страх.
- Действительно, оставьте моих рабынь в покое, наконец! Идите к черту со своей постелью.
- Вот видите, вы так возмутились, а это значит, я угадал! - рассмеялся вампир, очень в живую представив, как нескончаемую вереницу маленьких служанок порят за бесчисленные проступки их занозы-хозяйки.
- Странно, что в первую очередь вы подумали не о том, что меня подставили – как это и произошло! А о том, что я, беззащитная, нежная женщина, вдруг решила… кого-то убивать! И придет же в голову!
Батори не перестал улыбаться. Вот только улыбка слегка изменилась, перейдя в несколько иное качество и значение. Из насмешливой она стала язвительной.
- О, нет, леди Эвандер. Такие мысли ни в коем разе не приходили мне в голову если можно так выразиться из чувства гуманности, но они непременно пришли бы в голову и лорду Морану, и господам инквизиторам, потому что они все они очень хорошо знают вас. Ни у кого из них не возникло бы и тени сомнения, каким образом ваша заколка оказалась  рядом с трупом лорда Тальена, тем более, что это прояснило бы все, а показательная казнь высокорожденной леди развлекла и успокоила бы возмущенный народ.
- Не представляю, как убедить вас отказаться от глупых и ничем, кроме моей вещи, неподтвержденных домыслов. Однако подозреваю, что во всем этом вы видите определенную выгоду для себя, иначе бы не одарили меня… подобным подарком. Приму, естественно. Разве у меня есть выбор? Итак. Давайте напрямую – чего вы хотите от меня? Дар я уже приняла!
Батори перестал улыбаться, пристально глядя на Магду.
- Что ж, хорошо... Напрямую так напрямую. Я хотел отдать вам это украшение в качестве жеста моей доброй воли. Поэтому не беспокойтесь, шантажировать вас я не буду. Просто заберите ее себе и живите дальше спокойно. От вас же взамен я хочу лишь одного. Расскажите мне, что такого сделал Тальен, чтобы заставить вас пойти на подобную крайность. Только расскажите на сей раз чистую правду...

56

Судя по тому, что Магда не собиралась ни улыбаться, ни смеяться в ответ, она прекрасно понимала все, о чем Батори упомянул сейчас. А по легкой вдумчивости, проскользнувшей во все еще очень нехорошем, настороженном и остром темном взгляде волчицы, она, быстро взяв себя в руки, просчитывала все возможные варианты выхода из этой чрезвычайно неприятной – хуже того, опасной – для себя ситуации. Выходов было не слишком много, особенно прямо теперь, когда она находилась на его территории, поэтому взяла еще одну паузу. Ровно на то время, пока говорил высокородный вампир. Так уверенный в своих силах.
- Да что вы говорите, Батори.
Криво усмехнулась, откинулась в кресле, обеими руками стиснула жесткие деревянные подлокотники, приподняла бровь таким отточенным, знакомым жестом.
- Казнь высокородной леди, жены одного из Лордов, предводительницы нескольких сотен волков, не менее высокородных, чем мы с вами – она бы успокоила толпу? Ну мы же с вами договорились быть откровенными. Не стоит лгать хотя бы сейчас.
Улыбка скользнула по темно-вишневым губам, исчезла – Магде было не до улыбок сейчас. И не до манер, если совершенно уже честно.
- До казни дело бы не дошло, ни Великий Инквизитор, ни Моран не стали бы ТАК рисковать. Скорее, просто показательно заточили бы в темницу, но… и это пришлось бы применить исключительно в качестве временной меры. Так как желающих освободить меня появилось бы еще в разы более, верно? Значит…
Не глядя на стол и собственные руки, продолжая рассматривать вампира в упор, подхватила нож, небрежно повертела его в пальцах, аккуратно положила обратно на стол. К еде волчица так и не притронулась до сих пор. Сейчас она вряд ли могла похвалиться аппетитом или же отметить вкус хотя бы одного из великолепных блюд на столе.
- Значит, меня пришлось бы убить сразу же, на месте. Однако и это возбудило бы слишком много вопросов и слухов, а также недовольства. Патовая ситуация и для Великого Инквизитора, и для вашего друга, Морана.
Услышав про добрую волю, желание исключительно покоя ей и позволение забрать заколку просто так, без единой попытки получить что-то взамен, вызвало очередную невольную улыбку. Магда не выдержала и рассмеялась, качнула темноволосой головой, с непонятной улыбкой глядя на вампира. Он действительно считал, что она может довериться ему сейчас? Это было даже не смешно, а возможно и смешно, если бы не было так смертельно опасно. Ни единой причины предположить, что он вдруг примет ее сторону и не выдаст внезапно тому же Морану не было. Магда и не стала бы их искать!
- Я все еще не представляю, что же так упорно заставляет вас считать меня причиной смерти всеми уважаемого лорда Тальена, лорд Батори. Не представляю. И, естественно, не стану подтверждать ваши подозрения, основанные только всего лишь на невинном женском украшении, которое весит не так много, чтобы любой желающие не мог бы дотащить его до места преступления и оставить там, дабы опорочить мое имя и подставить меня. Да, я приму этот подарок от вас. Хотя все, кроме заколки, лишнее.
Сухо заметила по поводу великолепного колье, на секунду склоняя голову, очень женственным движением легко убирая заколку куда-то в волосы, так, что та еще раз блеснула – и испарилась в темноте.
- Однако понимаю ваши вопросы. И…
Ты ведь не оставишь в покое, пока не узнаешь? Ладно. Делай верные выводы, раз и без того знаешь правду! Пожалуй, некоторые выводы тебе будет сделать полезно, Анджей.
- … лорд Тальен вел очень разумную политику, не вмешиваясь в дела Ларса… до определенного момента. Ларс пытался вразумить его, и не раз, однако претензии лорда Тальена становились все более странными, пока наконец стали и вовсе неприемлемыми. Я просто не представляю, до чего бы дошло их противостояние, если бы вдруг внезапная смерть лорда Тальена не решила ситуацию. Так что кем бы ни был неизвестный мне злодей, поступок которого я ни в коем случае не одобряю, в какой-то мере я ему благодарна.
В пользу моего обожаемого мужа.
Благостно опустила глаза, улыбаясь, с видом кошки, налакавшейся сливок. Она не собиралась признаваться ни в чем. А теперь и единственное доказательство испарилось.

57

- Казнь высокородной леди, жены одного из Лордов, предводительницы нескольких сотен волков, не менее высокородных, чем мы с вами – она бы успокоила толпу? Ну мы же с вами договорились быть откровенными. Не стоит лгать хотя бы сейчас. До казни дело бы не дошло, ни Великий Инквизитор, ни Моран не стали бы ТАК рисковать. Скорее, просто показательно заточили бы в темницу, но… и это пришлось бы применить исключительно в качестве временной меры. Так как желающих освободить меня появилось бы еще в разы более, верно? Значит…
- Смотря как посмотреть... - Батори пожал плечами, смотрел на нее и задумчиво вертел в пальцах салфетку, примерно представляя себе, чтобы тогда действительно началось, - Все зависит от того, как за это взяться, леди Эвандер. Лорда Тальена, если и не любили, то в достаточной степени уважали. Он делал своим множество послаблений, которых они не имеют сейчас. У вас же не так много осталось последователей, как вы привыкли предполагать. Наличие лорда-мужчины всегда предполагает большую притягательность для вассалов. Особенно, для вассалов-волков. И как бы не была прекрасна и сильна леди Волчица, сила и харизма Морана перетянут чашу весов в его сторону несомненно. А, если учесть, сколько оборотней хотели бы искупить перед новым лордом старые пригрешения, то его сила будет все более и более возрастать... Вполне вероятно, очень многие захотят выслужиться перед ним, потому что поддерживать вас сейчас невыгодно и опасно, особенно, если это им намекнут...
Батори усмехнулся и отбросил смятую салфетку на стол.
- Но я не собираюсь идти на такие крайние меры и Моран, я думаю, не пойдет.
Он замолчал и терпеливо ждал ее объяснений по поводу причины смерти Тальена.
- … лорд Тальен вел очень разумную политику, не вмешиваясь в дела Ларса… до определенного момента. Ларс пытался вразумить его, и не раз, однако претензии лорда Тальена становились все более странными, пока наконец стали и вовсе неприемлемыми. Я просто не представляю, до чего бы дошло их противостояние, если бы вдруг внезапная смерть лорда Тальена не решила ситуацию. Так что кем бы ни был неизвестный мне злодей, поступок которого я ни в коем случае не одобряю, в какой-то мере я ему благодарна.
Батори развеселился, продолжая наблюдать за Магдой. Спрятав заколку, она осмелела, решив, что у вампира не осталось никаких козырей. Разочаровывать ее он не собирался хотя бы сейчас.
- Что ж, моя прекрасная леди... По-крайней мере некоторые из моих сомнений об этой смерти вы разрешили сейчас. Что же касается всего остального...
Вампир поднялся и подошел к Магде.
- Мы обсудим это немного позже. После ужина я к вам загляну, а сейчас прошу прощения, но должен вас оставить продолжать трапезу в одиночестве. У меня есть кое-какие дела.
С этими словами вампир удалился, предоставив Магду саму себе и перестав портить ей своими разговорами аппетит.
Впрочем, ближе к ночи у дверей ее покоев раздадутся его шаги и послышится стук в дверь, но дверь окажется не только запертой, но и заложенной изнутри каким-то тяжелым предметом. С третьего удара плечом дверь отлетит в сторону, а сбежавшаяся на шум охрана и челядь, шушукаясь, мгновенно исчезнет, едва увидев своего лорда...

58

Разговор закончился сразу после того, как Батори закончил его и удалился, однако аппетит не вернулся, изумительные блюда  остались нетронутыми, а сама Магда в глубокой задумчивости удалилась в выделенные ей покои, прихватив ларец с подарком. Ей действительно было, о чем подумать…
С каждой нашей новой встречей он становится все опаснее… Опаснее ли?
Прищурилась перед зеркалом, не глядя щелкнула крышкой ларца, драгоценные камни сверкнули в негромком свете отблесков горящих свечей. Служанки и рабы давно были удалены из спальни, Магда осталась одна, и сейчас никто не отвлекал больше ни от мыслей, ни от действий.
Как бы не хотелось убить гада, который изнасиловал меня дважды – ДВАЖДЫ! – с момента моего прибытия в его замок…. будем смотреть правде и фактам в глаза.
Все также, не глядя, подхватила драгоценность, обернулась, несколько секунд рассматривала камни с явным одобрением в темном взгляде. Она могла не одобрять самого Батори, однако драгоценные камни не были виноваты абсолютно ни в чем, и их она всегда одобряла! Неспеша приложила стоящую как небольшой замок со всем содержимым безделушку к шее, прикрыла глаза, наблюдая себя в зеркале. Помедлив, застегнула, опустила руки, тряхнула распущенными уже темно-каштановыми волосами, волной заструившимися по обнаженным плечам, шее, груди. По вишневым губам поползла улыбка удовлетворения – Магда прекрасно знала цену своей красоте и если не использовала ее до сих пор, то…
А факты говорят за него.
Коротко вздохнула, неохотно отошла от зеркала и прислушалась – в коридоре было тихо, не считая быстрых легких шажков рабов, служанок и слуг, мелькающих туда-обратно, выполняющих обычную работу, негромкого глухого бряцания оружия охраны – двое из них постоянно ошивались неподалеку. Конечно, ради ее безопасности!
Дэниэль жив благодаря ему – раз. Я жива благодаря ему – два. Мой замок еще не разрушен до основания – три. Мало того. Он еще и позволяет мне сохранять видимость власти – и это при том, что чудесно знает, какую ядовитую во всех смыслах змею продолжает пригревать на своей груди.
Отошла от двери, несколько минут критически рассматривала ее, решительно задвинула засов и глянула еще более критически.
Смешно! Это его не остановит, а я не хочу… третьего раза. Я не могу допустить третьего раза!
Поискав взглядом по комнате, наконец остановилась на длинной вешалке твердого, темного дерева, достаточно крепкого для того, чтобы выдержать любой натиск. С некоторым трудом подтащив его к двери, подперла, проверила, сосредоточенно хмурясь, удовлетворенно кивнула и только после этого скинула бархатную накидку, оставаясь в одной рубашке тончайшего полотна, с наслаждением ныряя в огромную, мягкую кровать. Только там обнаружила, что до сих пор так и не рассталась с украшением, хохотнула и села поудобнее, притянув бокал вина со стола у кровати, теперь уже без улыбки глядя перед собой.
Он вернул мне единственное доказательство моей причастности к смерти лорда – четыре. Он продолжает прикрывать и опекать, до сих пор требуя от меня взамен только преданности – и койки. Мои люди твердо верят в то, что все, что делаю, происходит только для их блага и во имя верности Ларсу. Не будет ли более умно… совместить одно с другим?
Глубоко вдохнула, поджала губы и недовольно запустила пальцы в волосы, медленно провела, углубляя, пытаясь успокоиться.
Стать его любовницей? Нет. Пойти на уступки и изменить поведение?
Звук слишком знакомых уже шагов, стук в дверь остался проигнорированным – она еще не успела прийти ни к какому решению, поэтому весь мир вполне мог подождать! Однако когда дверь вылетела со страшным грохотом, а в проеме появился сам Батори, вскрикнула и вскочила с кровати, глядя на него в шоке – такой решительности она не ожидала!
- Ты сошел с ума???
От неожиданности забыв про манеры, ошарашено глянула на дверь, снова на Батори, машинально потянулась к накидке-плащу, быстро завернувшись.
- Я спала и не слышала стука. Или ты и не собирался стучать?!


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Тайны старого особняка