Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Время платить по счетам.


Время платить по счетам.

Сообщений 21 страница 40 из 48

21

- Ты решил, что какой-то там подстилке волчьего вожака можно все? Что теперь ты смеешь поднимать руку на знать? Да ты...
- Хороша знать, что продает себя за долги! Вам бы пристала другая профессия вместо уважаемой должности секретаря, господин баронет!
Пока Салерну выпроваживали из трактира, Марсель взял со стола бутыль и залпом выхлестал половину. Его слегка подтрясывало, но от выпитого лучше не стало. Лишь сильней зашумело в башке.
- А ты, и правда, вижу, осмелел, трактирщик.
Марсель хлопнул по столу полотенцем и принялся с таким ожесточением вытирать и без того чистую столешницу, словно решил уничтожить любые следы пребывания здесь Салерны.
- Собираетесь рассказать обо всем господину Морану? Что ж, ради бога. И я тоже скажу ему, как вместо того, чтобы сдерживать рвение таких вот оболтусов, как он вам сам приказал, вы с удовольствием наблюдали, как этот дворянчик довел меня до срыва и едва не устроил здесь потасовку. Пусть ваш господин порадуется, как точно выполняются его приказы, лишь только он скроется за углом!
Не будь Лоран на взводе, он бы такое никогда не сказал, да и сейчас понял, что только что нажил себе врага. А может и не одного... Скорей всего, не одного, потому что Салерна тоже его не простит.
Видимо потревоженный потасовкой и активностью городской стражи, народ из трактира отчасти схлынул. Тревожно озираясь, к нему подошла Тереза и потихоньку отобрала бутыль.
- Не надо, Марсель. Давай, я лучше налью тебе молока...
Трактирщик слегка успокоился и согласился отдать вино. Поцеловал в щеку и тихонько ущипнул за упругий зад. Девушка тихонько ойкнула и покраснев, сбежала на кухню, не забыв прихватить с собою бутыль.
Сверху по леснице спускался взятый Марселем на постой юноша. Трактирщик, больше всего в эти минуты желавший кого-то убить, постарался сменить выражение лица и с кривоватой улыбкой, пытаясь изобразить жизнелюбие, жестом пригласил сесть.
- Вам сейчас подадут завтрак, господин менестрель. Садитесь за этот стол...

22

Они с Арленом перебрались из "Веселой Лютни" вечером, волку показалось, что избитые им бандиты решили отомстить обидчикам и планируют напасть на них ночью. "Лютня" находилась не в самом спокойном уголке Лотианы, кроме того, свободная комната в таверне была одна, и Кантору было очень неудобно, что его благодетель спит на полу. Это было не правильно. Снялись с месте мужчины быстро и внезапно. Они бежали. Это ле Кансо отлично понял. Он подозревал, что дело вовсе не в каких-то там уличных бандитах. Кантору доводилось вот так вот бежать, ни слова не говоря приютившей их трактирщице. Вещей у странников было мало, а главные свои сокровища оба путешественника носили с собой, один на поясе, второй - в чехле за спиной.
Эта таверна находилась в куда более дорогом и престижному районе столицы. Вот только, кажется, хозяин надумал ремонт делать. Кантор боялся, что им откажут в комнате, но, им повезло. Комнаты им достались, можно сказать, отдельные. Две небольших клетушки, объединенных еще более мелкой без окон, предназначенной для умывания. Это понравилось Кантору, в случае чего, можно не только через окно сбежать. Сегодня Кантору удалось отлично выспаться, а когда он продрал глаза и сунул нос в соседнюю комнату, обнаружил, что волка уже и след простыл. Совсем ушел? Или по делам? Выяснять это молодой человек не собирался. Вернется, значит, вернется, а нет - плакать Кантор не станет. А вот поесть не мешало бы.
Уже начав спускаться, ле Кансо понял, что не вовремя ему возжелалось поесть. Внизу разгорался скандал. На давшего им приют Лорана бард посмотрел по-новому, то, что он услышал просто требовало пристальнее присмотреться к мужчине, но словам смазливого вампира, Кантор не слишком верил, в нем было много боли и обиды, это они говорили жестокие слова. А вот трактирщика они явно задели, не было у Лорана радости и облегчения при упоминании "покровителя".
- Вам сейчас подадут завтрак, господин менестрель. Садитесь за этот стол...
- Спасибо. Я голоден как... выбравшийся по весне из берлоги медведь! - Радостно и звонко провозгласил парень и занял предложенное место. - Вы, кажется, ходили в город, не сочтете за труд, рассказать что там происходит? Из окна я видел, что там что-то на площади делают. Ярмарка? Ярмарка было бы хорошо, там можно заработать, но Кантор не верил, что если бы Ярмарку и устраивали, то знали бы о ней заранее, да и не на Площади Справедливости устраивали бы, но лучше не выдавать своего знания главных площадей Лотианы.

23

- Спасибо. Я голоден как... выбравшийся по весне из берлоги медведь!
- Что ж, тогда вам и правда самое время поесть, - улыбнулся Марсель. Парень ему нравился и лицо у него было открытое, как у мальчишки. Позвав Терезу, Марсель усадил менестреля за стол. Слышавшая их разговор Тереза подошла уже с подносом, полным дымящихся блюд. В центр стола поставила дымящееся мясо, а вокруг в расписных мисках легкие закуски и хлеб.
- Кушайте, дорогой господин. Все горячее, с пылу, с жару. А вот это специально для голодных медведей!
Она ловко прикоснулась к Марселю бедром, оттесняя его от стола, извиняюще улыбнулась и водрузила на самую середину огромный кувшин.
- Это медовый отвар с фруктами, господин. Говорят, он может утихомирить самого злого медведя...
Взмахнув кокетливо ресницами по очереди на постояльца и своего хозяина, девушка улыбнулась, разлила по чаркам отвар и, забрав поднос, отправилась к дальнему столику, откуда давно уже доносились просьбы добавить вина.
Марсель предоставил разбираться с этим Терезе и хромому слуге. А сам решил, что ему просто необходимо взять выходной. Взяв себе кружку с медовым отваром, трактирщик тоже устроился за столом.
- Вы, кажется, ходили в город, не сочтете за труд, рассказать что там происходит? Из окна я видел, что там что-то на площади делают.
Марсель невесело улыбнулся и глотнул горячий, ароматный отвар.
- Вы верно подумали, что там строятся помосты для ярмарочных гуляний? К сожалению нет. Завтра на площади состоится казнь. На помосты выставят двадцать молодых дворян. Вот только пока не известно, какая участь их ждет. Сегодня я сам видел, на рынке несколько торговцев спорили на немалые деньги. Одни утверждали, что бедолагам отрубят головы, другие божились, что их повесят.
Правда, ходят слухи, что все это ложь. Что казнить их не будут, а ограничатся только лишь поркой, но этому мало кто верит. А я вот верю. Будь на месте этих избалованных молодцов кто-то из простонародья, их бы вздернули и повыше, а тааак...

Марсель обреченно махнул рукой и вновь принялся за свой медовый отвар.

24

- Что ж, тогда вам и правда самое время поесть,
Судя по улыбке на лице трактирщика, тот был из тех людей, кто не привык долго держать зло и упиваться страданиями, злясь за обиды на весь мир. Это было хорошо. Кантора, конечно, интересовало что там была за стычка, и о каком таком оборотне говорили, но любопытство было праздным, и молодой человек не собирался даже напоминать о той сцене, свидетелем которой явился.
- Кушайте, дорогой господин. Все горячее, с пылу, с жару. А вот это специально для голодных медведей! Это медовый отвар с фруктами, господин. Говорят, он может утихомирить самого злого медведя...
- Ну, что Вы, я очень добрый медведь. - Кантор весело рассмеялся, но от угощения отказываться не собирался.
- Вы верно подумали, что там строятся помосты для ярмарочных гуляний? К сожалению нет. Завтра на площади состоится казнь. На помосты выставят двадцать молодых дворян.
Молодой человек обрадовался тому, что Лоран согласился посидеть с ним и поговорить, но уже через минуту очень пожалел, что завел этот разговор. Стакан чуть не выпал из рук парня, когда он услышал об ожидаемой казни. Двадцать человек... ну, или не человек, какая разница? Живые, полные сил, молодые парни, и... Что бы не решил суд, к чему бы не приговорил, зрелище ожидалось омерзительное, но... Bon Ami прищурился, да, омерзительное, но многообещающее. Там будет толпа, а толпа это слушатели и читатели. А еще толпа плохой свидетель, главное быстро с ней смешаться.
Будь на месте этих избалованных молодцов кто-то из простонародья, их бы вздернули и повыше, а тааак...
- Вряд ли у тех, кто из простонародья есть время на такую ерунду. Я же правильно понял, что это последствия того несостоявшегося мятежа, о котором тут поговаривают? - Кантор внимательно слушал собеседника, а у самого уже складывались едкие строки, призванные взбудоражить эту толпу еще сильнее.

Отредактировано Кантор ле Кансо (Четверг, 14 июля, 2016г. 22:34)

25

Накануне событий, что должны были поизойти на главной площади, лорд, его охрана и часть челяди перебрались из Клеймора в городской особняк. Расти был просто счастлив сменить обстановку, тем более, что его злейший враг, по его сведениям, должен был остаться в замке.
Выполнив свои обязанности еще до полудня, гном выпросил себе выходной, надел свой лучший костюм и отправился в город, собираясь немного пошататься по рынку, а затем направить свои стопы в прекрасное заведение, где восхитительные красавицы не прочь доставить любое удовольствие кавалеру, если у того завалялось в кармане несколько медяков. У Расти было немного больше и он чувствовал себя богачем.
Пройдясь по рынку, он раз или два чувствовал чью-то наглую руку, пробиравшуюся к нему в карман, но сделал непричемный вид и дважды разочаровывал шустрых воришек. Карманы его были пусты, а кошель с несколькими монтами был надежно спрятан на животе, а одна монета была крепко зажата в кулаке. На нее-то он и купил себе у торговца сладкий пирог. Торговец дал ему сдачи и эту сдачу сердобольный Терро, поискав вокруг взглядом, жуя пирог, положил в руку слепого нищего с заскорузлой окровавленной повязкой, прикрывавшей глаза. Гном пошел себе дальше, а потому и не видел, как слепой приподнял повязку, взглянул на монету и злобно плюнул ему вслед, в самых грязных выражениях посетовав на скупость зажравшихся горожан.
Решив, что торговых рядов с него хватит, Терро передислоцировался на площадь и присоединившись к толпе прочих зевак, остановился рядом со строевшимся помостом. Строители как раз собирались обедать и разложились на сложенных в кучу досках, разворачивая прихваченные из дома свертки. Расти шустро сбегал в ближайший трактир и купив пинту эля, подошел к работягам и предложил им разделить с ним выпивку, потому что в одиночестве он якобы не любит пить. Рабочие оживились, а через пару минут уже весело болтали с Расти, потягивая по очереди его эль, рассказывая ему много чего такого, что не слетело бы с трезвого языка...

26

Разговор не клеился, трактирщик уходил куда-то в свои мысли, а Кантор - в свои. Марсель, так звали владельца "Меча и Короны", вскоре очень понадобился дородной особе, обеспечившей голодного менестреля таким роскошным обедом, и тот оставил ле Кансо одного доедать обед. К слову сказать, молодой бард не расстроился, напротив, он достал из кармана кусочек остро-наточенного твердого уголька, коими запасался в одном из горных селений. Странный был уголек, не пах костром, не крошился, и завернутый в кожу, наточенный ножом, служил лучше пера и чернил.
Кантору было что поведать этому миру, а вино отлично способствовало сложению слов в такие фразы, что бьют почище кулака.
Кантор дописал и убрал еще один лист, поднес стакан к губам и... вино закончилось. Заказывать еще один кувшин не стоило, лучше было пройти проветриться, подышать воздухом, посмотреть что творится на площади, а потом, набравшись новых впечатлений вернуться и... черт, вернется же и волк. Как избежать его внимания и вопросов? Кантор думал не долго. Надо было найти какую-нибудь травницу и пожаловаться на плохой сон. И обеспечить сон оборотню. Хорошо, конечно, что у них разные комнаты, но кто поручится, что он, увидев свет в комнате смертного не решил зайти проверить чем он занимается? Незачем ему знать лишнего.
Поблагодарив Марселя и Терезу, Кантор накинул плащ и вышел на площадь. Он неторопливо обходил ее, мысленно, вплетая описание места экзекуции в новый памфлет. И то, как жадно любуется на него толпа, подобно стае шакалов, ждущих смерти раненного истекающего кровью. Пусть, говорят, что на сей раз будут только пороть, а не убьют, но толпе и это в радость. Кантор шел, ловко лавируя между зеваками и смотрел в их горящие от возбуждения глаза. Так он добрался до помоста, где устроили себе перерыв плотники и весело шутили с каким-то... сначала ле Кансо решил, что это мальчишка, сынок кого-то из работяг, но потом понял, что одет парень не по-простому, а  потом увидел, что это вовсе не пацан, как показалось, а гном. Кантор улыбнулся гному и подошел ближе. Потому что в глазах этого малыша не горел огонь предвкушения кровавого зрелища.

27

Иной раз, вот так разговаривая с кем-нибудь за кружечкой эля или чаркой вина, Расти удавалось узнать удивительные вещи. Он умел убалтывать случайных знакомых и был благодарным собеседником. А еще он хорошо умел выискивать крупицы истины среди гор сплетен и пустой болтовни.
Сегодня ему удалось узнать очень много всего, но обед у работяг кончился и гном с сожалением поднялся с насиженного места, где он провел вполне плодотворный час. За это время плотники стали считать его лучшим другом и зазывали приходить посмотреть завтра на казнь.
- Вот зрелище-то будет! - радостно смеялись они, - Когда еще увидим, как наказывают кого-то из знати! Говорят, охрана Равелона  целый месяц не слезала с этих мальчишек, так что спесь с них успели сбить. А завтра мы увидим, как их головы полетят в корзины палачей. А может этих мерзавцев попросту вздернут, чтоб не пачкать предательской кровью площадь, где гуляют честные люди...
- А против чего бунтовали-то эти парни? - без улыбки спросил гном, рассматривая длинный и высокий, почти достроеный, эшафот с ведущей к нему небольшой лесенкой, по которой предстояло подниматься несчастным.
- Известно, против чего! - радостно ответил один из рабочих, - Небось, как и все, хотели денег да власти, да лорды все прибрали себе. Никто не любит делиться.
Гном улыбнулся и, самым сердечным образом распощавшись с новыми знакомыми, вновь смешался с толпой, наблюдая, как в отдалении какой-толстый мужик, до этого момента пялившийся на эшафот, громко завопил и, всплеснув руками, схватился за пояс, с которого мгновение назад шустрый мальчишка умело срезал кошель...

28

- А против чего бунтовали-то эти парни?
- Какая похвальная любознательность. - Рука тигра легла на макушку гнома, легла бы на плечо, не будь этот проныра таким недомерком. А так получилось даже и лучше. Хейли посмотрел на плотников и хмыкнул, послушав их версию.
- Известно, против чего!  Небось, как и все, хотели денег да власти, да лорды все прибрали себе. Никто не любит делиться.
- И какая поразительная осведомленность. - Оборотень отвел недобрым взглядом разболтавшихся работяг. - Вот только слова эти опасные. Очень опасные. Ребята, и не боитесь свои мысли рассказывать каждому? Вот поделились вы ими с этим милым коротышкой, и не в курсе ведь были, что этот добрый малый слуга Лорда Батори.
Рабочие побледнели.
- И хороший, надо сказать, слуга. Например, совсем недавно помог раскрыть ведьмовское логово. - Хейли потрепал Расти по макушке, словно в знак похвалы и одобрения. Хейли показалось какое-то движение, словно кто-то торопливо покидал место будущей казни, ставшее уже сейчас опасным и неприятным. И торопился этот кто-то весьма и весьма. Вон какой-то раззява теперь собирает по земле рассыпавшиеся овощи.

29

- Какая похвальная любознательность.
Расти открыл было рот, чтобы ответить весело болтавшим рабочим, как тут же закрыл его, почувствовав тяжелую ладонь, внезапно оказавшуюся на макушке. Кому принадлежала тяжелая длать гадать не пришлось, голос он узнал сразу и склонил голову, то ли под тяжестью, то ли пытаясь изобразить поклон.
- Это вы, ваша милость? -  растерянно проговорил он, исподлобья поглядывая на тигра. Скроил почти радостную улыбку.
И какая только нелегкая его принесла? Нет, Расти ничего не имел против рыцаря, но похоже у сэра рыцаря накомилось много претензий к Расти. Гном невесело подумал, что хотя он сам и не помнит за собой никаких пригрешений, во всяком случае за сегодняшние полдня, но, зная Хейли, можно предположить, что тот извернется, но все равно что-то нароет.
- И какая поразительная осведомленность. Вот только слова эти опасные. Очень опасные. Ребята, и не боитесь свои мысли рассказывать каждому? Вот поделились вы ими с этим милым коротышкой, и не в курсе ведь были, что этот добрый малый слуга Лорда Батори.
Терро закатил вверх глаза и попытался посмотреть в лицо Хейли. Не вышло. Вздохнул и перевел грустный взгляд на побледневших и перепугавшихся на смерть рабочих.
- И хороший, надо сказать, слуга. Например, совсем недавно помог раскрыть ведьмовское логово.
Мерзавец... - подумал Расти. Доносами он никогда не занимался, а в истории с ведьмой сам оказался в роли потерпевшего. Вроде бы...
Рабочие побросали свои обеденные свертки и моментально вернулись к работе.
Теперь у Расти появилась возможность вынырнуть из-под начальственной руки и изобразить поклон.
- Вы обладаете удивительной способностью призывать к дисциплине, - с легким оттенком иронии, но очень вежливым тоном проговорил гном, все же слегка нервничая и поглядывая по сторонам в надежде смешаться с толпой, как это сделал только что стоявший неподалеку парень, опрокинувший корзины с яблоками у торговца. Несколько яблок подкатились прямо к ногам и Расти нагнувшись, поднял одно, вместе с ним незаметно прихватив и выпавший из кармана парня смятый клочок бумаги. Яблоко он передал подбиравшему фрукты мальчишке - сыну торговца, а клочок бумаги зажал в руке, собираясь рассмотреть его, как только рыцарь оставит его в покое.

30

- Это вы, ваша милость?
- Да, приятель, это наша милость. - Хмыкнул оборотень, его позабавила растерянность гнома.
- Вы обладаете удивительной способностью призывать к дисциплине,
- Такова моя работа. - Не стал отрицать Говард, он казалось совершенно не интересовался раскатившимися яблоками и тем, как с ними поступает мелкий шельмец. С яблоками и... с чем-то еще. Говард рассматривал площадь, задерживал взгляд то на одном плотнике, то на другом и те тут же принимались стучать молотками и топорами в несколько раз сильнее и быстрее. Это тоже вызывало у тигра усмешку. Он знал, что бездельники успеют с помостом вовремя. В противном случае, ими займутся воооооооон те милые волки, они итак уже присматриваются к рабочим, выбирая кем из них закусить, а то и поразвлечься, сбросив дневное напряжение. Впрочем, один вон предпочел потным работягам милую разносчицу пирожков. Он даже не удосужился отойти подальше, а просто задрал ей юбки на сваленных бревнах.
Казалось, Хейли целиком поглощен этой неприхотливой сценой, поэтому для Расти могло стать полной неожиданностью, то, что когда он вознамерился покинуть площадь, не попрощавшись с Говардом, возмущенный такой невежливостью тигр ухватил коротышку за шкирку и приподнял над мостовой.
- Ай-яй-яй... Знаешь, я привык выполнять свою работу хорошо. И у меня это получается, а вот ты... ты мой промах. А я не люблю огрех в работе и стараюсь их исправлять. Сейчас мы и займемся этим. Покажи-ка мне то, что ты там прячешь в кармане. И поторопись. Заодно постарайся сделать так, чтоб с этой бумажонкой ничего не случилось. Не порвалась там, часом или не улетела куда-то, повинуясь порыву ветра... внезапному... Ну... - Говард и не думал отпускать шкодливого гнома, так и держал в подвешенном состоянии. Рабочих, кажется, это несколько порадовало. Они теперь полагали гнома наушником и то, что стукач провинился вызывало довольные смешки.

31

- Такова моя работа.
Это Расти отрицать и не пытался. Что-что, а свое дело этот господин знал, вытряхая из слуг Батори все, что они могли предложить. Желание гулять и общаться у гнома таяло с каждой минутой и он изо всех сил старался улучить минутку, чтоб улизнуть.
Внимание обоих, и тигра, и гнома отвлекла очень откровенная сцена, когда один из стражников городской стражи схватил проходившую мимо и понравившую ему разносчицу, и задрал ей юбки на виду у всех. Даже рабочие отвлеклись, забыв о господине Хейли. Девица кричала, но стражника это особо не волновало и он под хохот и улюлюканье драл ее прямо посреди толпы.
- Должно быть девушка в чем-то провинилась перед начальником стражи, - иронично прокомментировал его действия гном и, заметив, что Хейли тоже увлекся, бочком-бочком начал углубляться в толпу, но в следующую минуту был выдернут из нее и взмыл в воздух, поддерживаемый за шиворот сильной рукой.
- Ай-яй-яй... Знаешь, я привык выполнять свою работу хорошо. И у меня это получается, а вот ты... ты мой промах. А я не люблю огрех в работе и стараюсь их исправлять. Сейчас мы и займемся этим. Покажи-ка мне то, что ты там прячешь в кармане. И поторопись. Заодно постарайся сделать так, чтоб с этой бумажонкой ничего не случилось. Не порвалась там, часом или не улетела куда-то, повинуясь порыву ветра... внезапному... Ну...
Все внимание переместилось с трахающегося стражника на бедного гнома. Расти неловко дернул короткими ножками и озабоченно сунул руку в карман.
- Бумажка? Прячу? Ах, да... эта?
Терро вытащил из кармана смятый клочок и вынужденно передал ее тигру. Он понятия не имел что там, но бумага в их городе была дорогой и так просто не летала по улицам.
- Я поднял ее и хотел прочитать. Вдруг там что-нибудь ценное, ваша милость? Передай я ее хозяину и он отсыпал бы мне медных монет... - торопливо пробормотал гном, осторожно делая попытки вырваться из грозной руки.

32

- Должно быть девушка в чем-то провинилась перед начальником стражи,
- Полагаю, всего лишь, перед одним из офицеров стражи. В противном случае, ей бы занимались в подвалах. - Снисходительно "пояснил" Говард. Сам он не видел ничего страшного в происходящем. Девка должна быть рада, что ей заинтересовался такой мужчина. Жаль, что у них не получится потомства, а то было бы сильное пополнение в семейке деревенщин. Впрочем, Говарду не было дела до размножения девиц-разнощиц. Было куда более важное и интересное дело.
- Бумажка? Прячу? Ах, да... эта? - Бумага, и правда, обычно, на камнях не валялась. Так что Хейли очень было интересно что же это за бумажка-то такая.
- Я поднял ее и хотел прочитать. Вдруг там что-нибудь ценное, ваша милость? Передай я ее хозяину и он отсыпал бы мне медных монет...
Оборотень прочитал недописанное непотребство. Перечитал еще раз и еще, а потом, задумался. Думал он не долго, но держать на весу гнома, который еще и вертится было не самым полезным для рук занятием, и Хейли поставил Расти на землю, и тут же перехватил за ухо. Так было понадежнее, а то шустрый недомерок быстро слинял бы. Оглянувшись, Говард заметил не занятого стражника и махнул ему рукой, подзывая. Тот сначала нахмурился, подивившись наглости кота, а потом сообразил, что просто так слуга Правящего Лорда не будет дергать стражу, а если и будет... значит, придется считать, что это не просто так, а то еще наябедничает Лорду там или Легату, а вдруг, и правда, дела какое-то важное? Стражник подошел.
- Милейший, окажите услугу. Сбегайте к господину Начальнику Стражи.... - Стражник начал наливаться краской, вот еще, бегать он будет по желанию каждого прощелыги, но Говард не обратил внимания и продолжил. - И сообщите ему, что "Милый Друг" в городе.
Стражник не сразу сообразил о чем вообще речь и подозрительно посмотрел на самого Хейли, потом на гнома, а потом, все же задумался. Что-то знакомое было в словах тигра. Память не подвела, и лицо стража просветлело, а потом ожесточилось.
- Ты уверен, полосатый?- Теперь была очередь Говарда скривиться.
- Изволь обращаться ко мне так, как положено, мужлан. И поторопись с докладом. Уверен, господин Легат будет огорчен, если узнает, что ты медлил с донесением.
Оборотень перешел на "ты" и жесткий тон, и жестом отправил стражника прочь, а сам вывернул ухо Расти.
- Ты прав, тебе сегодня, и правда, отсыпят. Сполна... - Хейли замолчал и потащил гнома за собой. Прямо так за ухо, как нашкодившего мальчишку или собаку. Дотащил до открытой террасы небольшого трактира с претензией на благородную публику. Называлась едальня Терра-Грандским словом "Кафе", и подавали в нем, и правда, кофе и всякие мелочи, любимые дамами. Швырнув гнома на стул оборотень продолжил. - И от тебя теперь зависит, и правда ли это будет медь, а может, кто знает, и золотой, или плети и цепи. Рассказывай. Откуда сей пасквиль и из какого кармана он вылетел на мостовую. Как выглядит? Откуда пришел? Что говорил? Ну? Я жду.
Тигр не сводил ставших желтыми глаз с гнома, не оставалось сомнений, не понравится ответ и через полчаса гном будет висеть в подвале на дыбе, а сам Хейли с раскаленными щипцами будет вырывать из него ответы напополам с воплями.

Отредактировано Говард Хейли (Понедельник, 1 августа, 2016г. 16:28)

33

Наконец Хейли поставил Расти на землю и гном хотел уж было облегченно вздохнуть, но тигр с такой силой ухватил его за ухо, что Расти едва не взвыл.
- Ваша милость! Да что же это? Что я такого сделал?
А тот, прочтя записку, подозвал стражника и Расти мысленно начал читать по себе отходную, опасаясь, что тигру пришло в голову обвинить его во всех смертных грехах. С мерзавца ведь станется отправить бедного гнома ни за что в Равелон, а оттуда, как известно, многие вообще не выходят.
Расти притих и, морщась от боли в ухе, напряженно слушал разговор охранника с тигром. Перепалка и выяснение отношений этих господ его мало интересовала, зато очень интересовала сохранность собственной головы.
- Милейший, окажите услугу. Сбегайте к господину Начальнику Стражи....  И сообщите ему, что "Милый Друг" в городе.
- Это какой-такой Милый Друг? - не выдержав, встрял Расти, вспомнив нашумевшее в  их городе имя. Любопытство - такая вещь, что даже боль в ухе не заставила его замолчать, - Не тот ли поэт, из-за которого в прошлом году разжаловали половину офицеров городской стражи?
Cтражник бросил на него неприязненный взгляд и Расти прикусил язык, а потом стало не до любопытства, потому что тигр, выкрутив его ухо, поволок его в сторону ближайшего дома.
- Ты прав, тебе сегодня, и правда, отсыпят. Сполна...
Расти хотел было возразить, сказав, что он к поэту имеет такое же отношение, как Хейли к клану вампиров, но вовремя прикусил язык. Пришлось быстро перебирать ногами, поспешая за быстро идущим тигром, чтобы не лишиться многострадального уха.
Заведя его в какой-то трактир, Хейли швырнул его на стул. Расти моментально выпрямился, оглядываясь и жалостно потирая ухо. Но на них никто не смотрел. Все были заняты едой, от вида которой у гнома тоже от голода подвело живот.
- И от тебя теперь зависит, и правда ли это будет медь, а может, кто знает, и золотой, или плети и цепи. Рассказывай. Откуда сей пасквиль и из какого кармана он вылетел на мостовую. Как выглядит? Откуда пришел? Что говорил? Ну? Я жду.
С мерзавцем-тигром шутки были плохи. Гном печально вздохнул, подозревая, чтобы он не ответил, от Хейли достанется все равно и расстроенно покачал головой.
- Вы же сами видели, ваша милость. Кто-то толкнул корзину, яблоки покатились. Тогда я только и увидел этот клочок. Но кто его кинул, разве ж в этой толпе разглядишь? Да и с чего вы взяли, что бумажка писана только что? Может это старый клочок. Выпал из чьего-то кармана...

34

- Ваша милость! Да что же это? Что я такого сделал?
- А это ты мне сам расскажешь. И будешь очень-очень рад покаяться в своих проступках еще более истово, чем отцу Ансельму.
Стражник отбыл с докладом, а они с гномом перебрались в более удобное место. И посидеть можно, и выпить поднесут, и видно все.
- Вы же сами видели, ваша милость. Кто-то толкнул корзину, яблоки покатились. Тогда я только и увидел этот клочок. Но кто его кинул, разве ж в этой толпе разглядишь? Да и с чего вы взяли, что бумажка писана только что? Может это старый клочок. Выпал из чьего-то кармана...
Говард подозвал официантку и заказал два стакана вина. Официантка не удивлялась ничему, ну притащил один сотрапезник другого за ухо, эка невидаль. Вино скоро было доставлено. Говард взял свой стакан и кивнул гному на его порцию. Пусть попьет, может поможет освежить память.
- Расти, Расти. Ну, неужто ты так и не смог выучить простую истину - врать не просто не хорошо и грех перед лицом Господа, но и опасно для здоровья. Тебе сказать, что будет первым? Начинаю допрос обычно я с дыбы. Часто этого хватает. Когда не останется ни одного сустава, который бы не пылал огнем, многие уже успевают не только рассказать, что я их спрашивал, но и поведать много полезного, но о чем даже не заходила речь. Но, если это не помогает, то идет в дело раскаленные прутья. Обычно приходится распахивать двери, чтоб не так мерзко воняло паленой плотью, а крики разносятся по всем подвалам.
Хейли поведал о первых методах и ополовинил стакан с вином, теперь оборотень выжидательно смотрел на гнома.

35

С зарей покинув родительский дом, куда она с подарками явилась накануне, Тереза в приподнятом настроении возвращалась назад, в город. Раннее утро было слегка прохладным и женщина куталась в теплый платок.
По дороге к городским воротам торопились десятки подвод. Везли мясо, муку и зелень на рынок, кто-то вез дрова, кто-то сено для лошадей.
В последние недели дела в трактире шли лучше некуда, они втроем с ног сбивались, обслуживая клиентов, и вчера Тереза завалила родных подарками. И сейчас, с новыми надеждами смотрела в новый день, решив следующее жалованье потратить на самое красивое платье. И тогда Марсель точно не отведет от нее глаз. А может и женится. Нужна же ему в доме хозяйка...
В таких радужных мечтах женщина подходила к городским воротам, когда с обочины прямо ей под ноги бросилась черная кошка, испугавшись подводы, метнулась вперед, в сторону и перебежала дорогу прямо перед Терезой. Замерев на месте, женщина испуганно схватилась за сердце. Проехавшие вперед крестьяне на испугавшей кошку подводе громко рассмеялись ее испугу.
- Что, красавица? Страшно? Говорят тут одна местная ведьма превращается в кошку и бросается людям под ноги, когда хочет кого-то сглазить. Может, лучше тебе вернуться назад, пока не поздно?
- Чтоб вас самих ведьма сглазила! - дрожащим голосом выкрикнула Тереза и, несколько раз перекрестившись и проговорив молитву, отправилась дальше, чувствуя, как от испуга все еще подкашиваются ноги. Хорошо, что до городских ворот оставалось рукой подать. Миновав подъемный мост и ворота, Тереза уже начала забывать про кошку и обдумывала новые рецепты готовки мяса, которыми с ней недавно поделилась подруга. Надо было забежать на рынок и купить несколько специй, поэтому она не направилась сразу к трактиру, а свернула на узкую улочку, ведущую в сторону рынка.

Отредактировано Тереза (Понедельник, 1 августа, 2016г. 23:22)

36

Стен заприметил нужную девицу еще когда она только подходила к воротам. Его приятель - минутой позже и уже рванулся было вперед, чтоб перехватить ее, но Стен, остановил излишне ретивого сородича.
- Не торопись, зачем устраивать представление? Увидят, разнесут по городу, некоторые же знают эту девку в лицо, и скоро всем станет известно, что ее стража задержала. А если она еще кричать начнет, то тут все встанет и начнется толчея. Мы просто пойдем за ней. - Приятель согласился с доводами более старшего товарища, и когда Тереза прошла ворота и свернула в переулок, оборотни последовали за ней. Им не было необходимости держать смертную в поле зрения, хватало обоняния.
- Встреть ее на карете у следующей улицы. - Стен хлопнул приятеля по спине и тот рванул к месту, где их ждала карета, и через несколько минут хрипящие лошади перегородили девушке выход из переулка. А с другой стороны дорогу ей заступил стражник в черном плаще.
- Карета подана, сударыня. - С издевательским поклоном указал на распахнутую дверцу кареты оборотень. Второй вервольф ухмылялся у дверцы, придерживая ее рукой и склонившийся в таком же поклоне, третий - скалился с козел: "Давай, девка, поторапливайся."
- Ну, Хирш, что же ты такой грубый. Тереза же умная женщина и не будет делать глупостей, сама сядет в карету. - Ну, а чтоб девушку убедить глупости не делать стражник положил все же руку на плеть, свернутую на поясе.

Отредактировано Энджел Моран (Понедельник, 1 августа, 2016г. 23:33)

37

Слишком радужное настроение было у Терезы, слишком она была занята своими мыслями, чтобы заметить двух мужчин в темной одежде, следовавших за ней от самых ворот.
Улица, на которую она свернула, была пустой и все еще сонной. Ставни на окнах закрыты - жители мирно спали, им не надо было вставать ни свет ни заря. Пройдя полулицы, Тереза повернула голову на внезапный шум и топот копыт. Из проулка выехала карета и, едва не сбив ее, остановилась поперек улицы, перекрыв путь.
Тереза испуганно вскрикнула - дверца кареты открылась и мужчина в черном плаще буравил ее темным взглядом.
- Карета подана, сударыня.
- Что? Зачем? Кто вы такой? - Тереза в страхе отступила назад и едва не налетела на другого - в темном плаще, заступившим ей сзади путь.
- Давай, девка, поторапливайся.
- Кто вы такие? Никуда я не сяду! Пропустите сейчас же, мне надо идти!
Тереза пыталась храбриться, но противный страх скрутил все внутри. К ней часто приставали в трактире, но там она могла дать отпор. Но чтоб вот так, на улице, никогда. Да и не были эти люди в черном похожи на обычных пьяных гуляк.
- Ну, Хирш, что же ты такой грубый. Тереза же умная женщина и не будет делать глупостей, сама сядет в карету.
- Откуда вы знаете мое имя?
Внезапно стало еще страшней. Им было известно, кто она, и первое, что приходило на ум - инквизиция... Вдруг кто-то решил донести на нее?
- Господа, умоляю, пропустите пожалуйста, я тороплюсь, мне надо идти! Хозяин меня уволит!- взмолилась она в панике, в душе понимая, что ей отсюда просто так не уйти.

38

- Что? Зачем? Кто вы такой?  Кто вы такие? Никуда я не сяду! Пропустите сейчас же, мне надо идти!
- Сядешь, куда денешься-то? Или просто хочешь, чтоб тебе немножко помогли, так, красотка? - Оборотень перестал изображать кланяющегося клоуна и сделал шаг к Терезе.
- Откуда вы знаете мое имя? Господа, умоляю, пропустите пожалуйста, я тороплюсь, мне надо идти! Хозяин меня уволит!-
Стен недобро ухмыльнулся и толкнул Терезу к приятелю, тот ухватил девушку за локти и прижал ей их к бокам, крепко удерживая на месте. Больно? Ну, так сама виновата. Зачем дергаться-то?
Стен подошел ближе, руки у оборотня были в перчатках, и теперь эти руки гладили лицо и шею девушки.
- Твой хозяин? Вряд ли он тебя уволит, крошка. - Рука опустилась ниже и пальцы скользнули ниже в вырез платья. - Нам хорошо известно что ты кроме жалования с него берешь за свою работу натурой. Или, наоборот? Он тебе приплачивает за то, что ты обслуживаешь его в постели? А, красотка?
Тереза не могла вырваться из крепких рук оборотня, который теперь не только держал ее руки и прижимал локти к бокам, но еще и сам прижался к ее спине, а юбки не мешали чувствовать что оборотень возбужден. Тот, что стоял перед ней тоже явно не приносил обет воздержания, пальцы заползли под платье, но долго издеваться оборотни не стали. Стен убрал руки, мотнул головой, приказывая водворить Терезу в карету, что второй оборотень тут же и проделал, буквально зашвырнув девушку туда, как куль с мукой, а следом забрались и оборотни. Карета тут же тронулась.
Через менее полчаса карета въехала куда-то. Сначала была остановка, потом возница с кем-то обменялся приветствиями, скрипнули ворота, а когда карета проехала, снова со скрипом и грохотом сомкнулись.
- Ну, вот и приехали. - Стен вышел первым и выжидательно потянул Терезе руку. Он не торопил пока, а смотрел как она поступит. Приказали же не бить и не насильничать, вот и оставалось - поразвлекаться немного.- Выходи, выходи, дай лошадям отдохнуть.

39

- Сядешь, куда денешься-то? Или просто хочешь, чтоб тебе немножко помогли, так, красотка?
Тот, что стоял позади нее, подошел и схватил ее за руки. Тереза стала вырываться и узелок выпал из рук.
- Кто вы такие? Сейчас же отпустите меня!
Как же ей было страшно. Крикнуть? Позвать на помощь? Вряд ли кто-то сунется заступаться за нее.
Один из мужчин подошел ближе и рукой в перчатке коснулся ее лица и шеи. Тереза замерла, испуганно глядя ему в лицо. Непохожи были на инквизиторов эти люди. А тот, в перчатках, пробрался в вырез платья и мял ее грудь.
- Твой хозяин? Вряд ли он тебя уволит, крошка. Нам хорошо известно что ты кроме жалования с него берешь за свою работу натурой. Или, наоборот? Он тебе приплачивает за то, что ты обслуживаешь его в постели? А, красотка?
- Я... нет! - она расплакалась, не в силах больше сдерживать слезы. Как они могут? При чем тут Марсель?
Кто-то из них влез ей под платье и она лягнула его коленом в пах. Может попала, а может и нет. Нельзя было так делать, она отчетливо понимала, что эти люди, если захотят, все равно получат свое, а ей будет только хуже. К тому же вид у них был... это были оборотни, несомненно, и военная выправка бросалась в глаза, а ей, простой горожанке, нельзя было протестовать даже если ее захотят взять прямо посреди мостовой.
Слезы застилали глаза, но оборотень уже убрал руки и ее без обиняков втолкнули в карету. Внутри было темно. Упав на сиденье, она почувствовала, как кто-то подсаживается к ней.
Карета тронулась, копыта застучали по мостовой. Окна были плотно задернуты темными шторками и Тереза не могла  видеть, куда ее везут. Забившись в угол, Тереза сидела тихо, как мышь, тихо плакала и, чтобы не разрыдаться, зажимала руками рот, стараясь не злить мужчину, сидевшего рядом с ней.
Очень скоро заскрипели ворота, послышался лязг металла. Дверца распахнулась и сидевший рядом с ней оборотень, тот, что лапал ее руками в черных перчатках, спокойно сказал:
- Ну, вот и приехали. Выходи, выходи, дай лошадям отдохнуть.
Делать нечего. Тереза вышла из кареты и, вытирая передником мокрые от слез щеки, огляделась вокруг. Не узнать эти темные стены было бы невозможно. Ее привезли в Равелон.

Отредактировано Тереза (Вторник, 2 августа, 2016г. 00:40)

40

- Тереееееееееза... Какая приятная встреча. - Громовой голос начальника стражи был слышен за много шагов. Энджел шел через площадь, раскинувшуюся перед замком. Подойдя к карете, вервольф остановился и стал рассматривать привезенную девушку. Она была заплакана, но ни следов от побоев, ни явных беспорядков в одежде, кои могли стать свидетельствами насилия не наблюдалось.
- Ты расстроена? Плачешь? Они обидели тебя? - Моран нарочито погрозил пальцем стражникам. Те так же нарочито изобразили недоумение, затем полнейшую искренность и возмущение неоправданными подозрениями. Моран тут же подхватил девушку под локоть и повлек в замок.
- Тебе нечего бояться... - Энджел широко улыбался и тащил Терезу через площадь, а потом и по ступенькам. Вскоре они оказались в его комнатах. Простая грубоватая мебель, никаких роскошеств и излишеств. Еда тоже - простая, но в изобилии. - Не хочешь немного вина?
Моран силой усадил Терезу на скамью и бокал с вином буквально столкнул ей в пальцы.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Время платить по счетам.