Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Жизнь после смерти » Для иных карнавал - это возможность показать свое истинное лицо


Для иных карнавал - это возможность показать свое истинное лицо

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://sd.uploads.ru/t/IpKVA.jpg

2

Сообщение о смерти Дамиана привели фон Русдорфа в такой восторг, что он боялся, что его радость невозможно будет скрыть и заперся у себя в фамильном замке, куда уехал за день до "часа Икс". Во-первых, обеспечивая себе какое-никакое алиби, а во-вторых, если бы пошло что-то не так, и исполнителей бы схватили, то в замке была бы возможность некоторое время отсидеться и продумать дальнейшие действия.
По истечении трех дней, тевтонец с подобающими соболезнованиями появился в Риме, и даже в Париже, наведавшись в "Оберон". О имевшем место некоторое время назад нападении на отель уже ничего не говорило.
Еще три месяца Пауль и его друзья не предпринимали никаких действий, выжидая. Принц Парижа, в назначенное время приехал, но выглядел так, что краше кладут в гроб. Пауль насладился видом умирающего вампира - вероятно угасание без крови демона было мучительным и вот-вот трон наконец-то освободится. И у Русдорфа была вполне определенная кандидатура на эту должность.
Но вот шли месяцы, но Уэйновский ублюдок так никак и не подыхал. У друзей Пауля уже начались зарождаться определенные сомнения, но их рассеяли сообщения от шпионов. Дамиан, оказался предусмотрительной сволочью и расстарался для каких-то целей, создав "донорский запас" своей крови. Видимо, делал для себя, мало ли что, а оказалось, что продлил агонию своих кровников. Но, ничего, этот запас не бесконечен, просто надо немного подождать, а потом он насладится последний агонией мерзавцев.
Особенно ему доставит удовольствие наблюдать как наконец-то подохнет Кайт. Это грязное животное осмелилось еще и забрать вещь, принадлежавшую ему, Паулю. Этого он ему не простит.
Теперь настало время начать вычищать этот мир от расползшихся по тему ставленников Дамиана. То здесь то там начали происходить нападение на служащих покойного демона. Пауля немного обеспокоило, что последние три подготовленные нападения не принесли результатов, но сбои случаются. Три это не тридцать три, просто, видимо, исполнители облажались. Об этом Русдорф и сообщил Моррелю, конечно, тот возмутился, но пусть засунет себе свое возмущение подальше, а нормально работает. А не может... Ничего, ничего. Сегодня он покажет как надо работать.
Карнавал, устроенный в Ратуше привлекал не только смертных. Русдорф получил одно сообщение, которое требовалось проверить. Обязательно. Он не поверил ему, но мало ли что бывает. Надо проверить. Самому.

3

Они ехали к ратуше по центральной аллее. И хотя был уже поздний вечер, здание, даже издалека, сияло, как днем.
Для поездки Марк выбрал стильный седан, никакой чрезмерной роскоши, чтоб не бросался в глаза. Дамиану показалось, что Ингрид встревожена, хоть и скрывает это, взял ее за руку, сжал и улыбнулся
- Вы помните, что у вас есть защита от Пауля? Но вы не должны открывать лицо, иначе он вас узнает. Мы с Марком будем следить за вами, если вы вдруг останетесь одни. Но насколько я знаю Пауля, он вами увлечется... У него есть для этого целых два повода...
Дамиан улыбнулся и посмотрел в лицо Ингрид. Она сегодня была чудо, как хороша, вся в черном и только лицо под ажурной маской, плечи, руки и грудь были белоснежными. На голове у нее был венец из черных сверкающих перьев, а с шеи стекались на грудь красные, как капли крови, рубины.
Дамиан был в красном, из тяжелого атласа, широком плаще с капюшоном, закрывавшем всю фигуру, надвинутом на лицо, длинные волосы были убраны под него. Маска золотая, но это не была обычная маска, которую принято надевать на карнавале, а искуссно сделанная маска палача. Марк же был одет подручным палача.
Ратуша принимала море гостей. Палач вышел из автомобиля и протянул руку своей даме. И когда они пошли по лестнице, все взгляды были устремлены на них.

4

- Вы помните, что у вас есть защита от Пауля? Но вы не должны открывать лицо, иначе он вас узнает. Мы с Марком будем следить за вами, если вы вдруг останетесь одни. Но насколько я знаю Пауля, он вами увлечется... У него есть для этого целых два повода...
- Да, Мессир, я помню. Спасибо. - Ингрид почувствовала ободряющее пожатие теплой, почти горячей руки Демона и невольно улыбнулась. Ей было приятно ощущать эту поддержку. Задание "Заставить обратить на себя внимание воооон того мужчины и..." было таким знакомым и ничего нового в нем не было. Пауль тоже чаще всего из своей свиты именно ей поручал такие дела. Вот только ни разу он не отправлял на него с такими напутствиями. Обычно ей обещали не защиту и поддержку а рассказывали что будет, если она провалит задание. А это был повод для нее сделать все, что бы Дамиан не пожалел о своем доверии и помощи. Контраст между этими двумя хозяевами, Ингрид не лукавила с собой, они оба были именно хозяевами, чьей собственностью она была, пусть и без клейма и ошейника, был разительным. И осознание это контраста помогло ей меньше изводить себя терзаниями о собственном предательства. Полностью избавиться от них не получалось, но теперь она уже не проводила бессонные ночи с этими мыслями.
Выходя их машины она оперлась на поданную ей руку и снова улыбнулась. Дамиан и его телохранитель Марк выглядели очень эффектно, броские костюмы приковывали к ним внимание, а затем взгляды перетекали на спутницу палачей. Взгляды были заинтересованные от мужчин и завистливые от женщин, и не только женщин. Двое молодых людей прекратили свои пререкания и буквально пожирали взглядами высокие фигуры мужчин.
Как только на слюни не изошли. Чуть презрительно подумала Ингрид, наблюдая, как эти двое уже перемещаются поближе к "Палачам". Зато, кажется, демон и волк голодными здесь не останутся.
К ней тоже подошел какой-то неказистый мужчичок, видимо, полагавший, что его доходы, обеспечившие ему платиновые запонки, это истинное мужское достоинство и гарантирует внимание привлекшей внимание красотки.   Что же, пусть подумает, кивнув Дамиану, Ингрид милостиво согласилась что бы ее угостили бокалом вина и пообещала подумать о танце, когда они начнутся. Что же она подумает. Потом. А пока что... Миг и она чуть не задохнулась и отступила за колонну. Да, демон был прав, Пауль был здесь. И... Он уже нашел ей замену. Аннет давно уже была замечена Русдорфом, он следил за ее успехами, как когда-то следил за успехами Инесс, и вот, видимо, час Аннет настал. Оставалось пожалеть ее. Девушка, тоже, как и все в окружении Русдорфа, немка, смотрела на своего Гебиттера влюбленными глазами, ловя каждое слово и каждый жест. Но вот она вздрогнула, как от пощечины, услышав что-то от Пауля и опустив голову отошла в сторону, а сам вампир направился а одиночестве по залу.
Видимо, надо было выйти из-за колонны, но Ингрид никак не могла на это решиться, пока не снова не нарисовался давешний сморчок и не попытался всучить ей какое-то пирожное.
- А разве я говорила, что хочу пирожное? Ах, ты подумал, так вот, думаю я, а ты выполняешь только то, что я говорю. Не устраивает? Тогда я тебя не задерживаю. Не смею с тобой так разговаривать? Ошибся. Смею. - Красный от возмущения мужчина буквально отскочил прочь. Кто-то посмотрел на Ингрид с недовольством и возмущением, осуждающие голоса перемешивались с иными, нередко восхищенными.
- Госпожа, Вы великолепны. Вы позволите мне заговорить с Вами? - Судя по всему этот смертный был большой поклонник БДСМ, о чем говорило его кольцо. Ингрид сдержала смешок, эти любители острых ощущений, никогда не знавшие что такое настоящая боль и настоящее рабство, всегда казались ей смешными. Но сейчас он был очень кстати.
- Позволяю. И даже разрешаю назвать мне свое имя. - Оно совершенно не интересовало вампиршу, но сейчас он мог быть ей полезен. А Пауль... он стоял рядом, буквально поедая ее взглядом. Она не могла его видеть, лишь ловила частичное отражение в зеркалах, а повернуться даже немного, что бы было лучше видно не могла. Она боялась встретиться с ним взглядом. Очень боялась. А новоявленный самоназванный раб, с готовностью принес ей стакан воды со льдом.

5

Взгляд Русдорфа рассеянно скользил по собравшимся людишкам. Что он здесь делает? Почему повелся на чью-то шутку: "Герр фон Русдорф, отправляйтесь на Карнавал в Ратуше. Гарантирую ВАМ понравится." Шутник мало того, что назвал его настоящим именем, а не тем, под которым он остановился, так еще и намеренно подчеркнул "Вам", словно хотел намекнуть на что-то  определенное. И Пауль сорвался. Он приехал сюда за  час до начала и просидел все это время в машине напротив входа, а сам со своей новой телохранительницей вошел одним из первых. Своих старых телохранителей он оставил в отеле, а взял с собой новенькую. Взгляд влюбленной кошки бесил Пауля. Он уже принял решение избавиться от нее по возвращении из Франции. Заодно и преподам на ее примере урок остальным, а то они стали многое себе позволять. Вот и эта курица, взялась ему указывать что он должен делать "ради собственной безопасности". Она, что, и правда, думает, что может больше, чем он сам? Дура. Пауль, шикнул на нее и отослал прочь.
Он уже знал что будет делать. Обратно в замок она приедет в ошейнике и связанная. А за то, что слишком много болтала, надо будет ммм... в примеру, нет, лишать языка не надо, крики будут не такими четкими, надо будет воспользоваться раскаленным ножом. И надо будет сделать это уже в замке. Собрать их всех, а для пущего эффекта, что бы они поняли все, надо будет... Пауль вспомнил, что ему в свое время Дамиановский искусник Бернар сделал несколько специальных стульев, где кроме кандалов было еще и приспособление что бы они даже изнутри все осознали, усаженные на кол. В данном случае это именно так надо рассматривать, а не как приспособление для удовольствия. Они будут сидеть прикованные и проткнутые до самых печенок и наблюдать, как подыхает те, что не оправдала его доверия. Как раскаленный металл врезается в ее язык, как плети разрывают ее тело, как плавится ее кожа от огня. Вампиры живучие. И этим бездельникам, пожалуй, хватит трех суток, что бы прочувствовать и понять каким страшным будет их конец, если они его разочаруют. И надо снова искать замену.
От этих приятных мыслей его отвлек звонкий недовольный голос.
- А разве я говорила, что хочу пирожное? Ах, ты подумал, так вот, думаю я, а ты выполняешь только то, что я говорю. Не устраивает? Тогда я тебя не задерживаю. Не смею с тобой так разговаривать? Ошибся. Смею.    
Пауль понял, что, кажется, и правда, кое-что интересное здесь было. Привлекшая его внимание женщина отличалась стройной подтянутой фигурой, то, что она была высокой ничуть не портило ее. Напротив, она не стеснялась этого, и не унизила себя подстраиванием под толпу - каблуки делали ее еще эффектнее, и отповедь, повергшая пристававшего к ней банкира, вызвала у Русдорфа понимающую усмешку.
А еще она привлекла к ней очередного пустоголового щенка. Но, кажется, щенок ей чем-то понравился. Видимо, своей чистой шеей, конечно, его витэ куда приятнее, чем у того запустившего себя идиота.
Пауль остановился неподалеку и теперь наблюдал за происходящим. Теперь оставалось дождаться пока заинтересовавшая его соплеменница решит продолжить общение с пищей куда-нибудь в укромный уголок. И составить ей компанию. Ее кровь, пожалуй, то, что ему сегодня надо.

6

Карнавал был в самом разгаре. Дамиан улыбался из под золотой маски, вернее улыбалась только нижняя часть лица. Они с Марком поднялись на второй этаж ратуши вслед за Паулем с его подругой и Ингрид.
Здесь играла музыка. Музыканты в ливреях и с белыми париками музицировали в духе 18 века. Скрипки пели "Волшебную флейту". Несколько балетных пар, одетые по моде того же века, кружились прямо среди зрителей.
За неизвестной красавицей в черном увязалась целая толпа мужчин. Маленький, почти седой, человечек, в котором Дамиан, хоть и под маской, узнал сенатора парламента, сипатичный с виду молодой человек настойчиво ждавший от неизвестной красавицы авансов и еще целая толпа мужчин, правда те держались на некотором расстоянии от нее.
Дамиан с Марком взяли фужеры с шампанским и вышли на балкон. Отсюда было легко наблюдать за всеми, кто был удостоен их вниманием. Аннет отошла от Русдорфа, видимо для того, чтобы попудрить носик...
- Не хочешь ли подкрепиться? - улыбнулся Дамиан, показывая Марку на Аннет. Марк посмотрел на него и кивнул. Он прошел несколько шагов и замялся рядом с отбритым Ингрид сенатором, извинился, что налетел на него и, улыбаясь, вышел.
- Мне кажется, Маска... что я вас знаю... - Дамиан повернулся и уставился с любопытством на молодого человека, с провокативностью жертвы лезущим прямо в огонь к демону, который был не против занять себя минут на пять.
- Откуда же? Я был одним из тех палачей, которые сожгли вас за ересь? - Дамиан усмехнулся, - А оказавшись на том свете вы вдруг взроптали, почему это к вам не были применены все те предметы, которые вы видели в музее средневековых пыточных искуссв?
Парень был смертным и в нем наличие чистой крови говорило не только об отсутствии наркотиков, но и о том, что он каждый день портит себе пробежкой. Еще, что он остро нуждается в сексе. Причем именно в мазо.
Парень замер, видя что "палач" его раскусил и слабо улыбнулся
- Вы меня разгадали... Я просто так сказал насчет Маски. Я вас, на самом деле, не знаю.
"Тебе повезло, юноша..." Они стояли на балконе. Дамиан видел отсюда Ингрид, видел Русдорфа... Так что, почему бы ему...
Он дернул парня на балкон и прислонил к столбу. Его глаза в прорезях маски блестели сплошной чернотой
- Тогда почему бы тебе не расстегнуть ворот рубашки...

7

Пауль словно акула накручивал круги вокруг заинтриговавшей его незнакомки.
- Подай мне коньяк. - Русдорф протянул руку, ожидая бокала.
- Прошу Вас, месье. - раздался чей-то насмешливый голос и появился юноша, протягивавший бокал. Пауль нахмурился и огляделся. Эта дура еще и оставила свой пост. Нет, кажется, та смерть, что он ей придумал слишком легкая.
- Danke. - Недружелюбно пробормотал Пауль. Смертный загородил собой девушку в кружевной маске. Судя по его улыбке он явно рассчитывал на что-то большее, чем просто одно слово, но Пауль просто отодвинул его и... Растерянно оглянулся. Тем, где он видел ее за секунду то того, как этот идиот влез со своим коньяком, уже стоял совсем другой человек. Высокая фигура в маске палача. Неприятно. Очень. А через секунду к тому подошел его спутник. Вервольф и они о чем-то заговорили. Черт с ними обоими! Взгляд Русдорфа заметался по залу. Давно его так не интриговала ни одна женщина.
- Скажи, а ты веришь в вампиров? - Прозвучал уже слышанный голос и Русдорф резко повернулся. Девушка и ее игрушка стояли недалеко, их не было видно, лишь контуры, скрытые портьерой и тенью от нее.
- С тобой, госпожа я готов верить во все. - Миг и юноша опустился на колени, и, кажется, получив какой-то знак опустился еще ниже и поцеловал ее ногу.
- Тогда, ты знаешь, что вампирам нужна кровь, поднимись и медленно расстегивай свою рубашку. Отлично. Теперь... Отойди к стене и расстегни брюки.
- Но я...
Раздался звук пощечины.
- Неправильный ответ. Правильный "Да, Госпожа".
- Да, Госпожа.
- Тень двинулась и вновь раздался шорох одежды, видимо, приказ был исполнен.
- Отлично. - Шторы шелохнулись, было видно как потянули за шнур, и когда тень девушки отодвинулась, руки жертвы были подняты и привязаны.
- Я специально оставила свободной тебе одну руку. Я хочу что бы ты ласкал себя. Давай же!
- Да, госпожа.
- Было слышно, что юноша уже на грани и вскоре, и правда, раздался глухой стон, тень снова двинулась и Пауль понял, что в этот момент незнакомка припала к шее смертного.
- Черт... - Глухо выругался Русдорф, которого этот "театр теней" завел так, что миг и он был готов ворваться туда же... Врываться не пришлось, вампирша облизнула губы, не скрытые маской, выходя из-за портьеры, и почти не столкнулась с Паулем. Он невольно отошел, в сторону, вдыхая флер ее духов. Тревожный и зовущий. Он еще ни разу не слышал таких. Незнакомка пошла дальше. Русдорф же решил проверить убила она свою жертву или нет. Оказалось юноша стоит, прижавшись к стене, взгляд затуманен, а дыхание тяжело. Брюки он залил семенем, но член его уже снова напряжен. Немец усмехнулся и подошел ближе. Рывком он развернул парня к стене и заставил оттопырить задницу. Судя по небольшому сопротивлению и страху в глазах, тот явно предпочитал женщин. Но когда это волновало Пауля? Зад парня был, и правда,девственно-тугой и он почти вылетел из своей эйфории, когда член вампира буквально вспорол его. Но Русдорф не стал возиться, смял сопротивление Доминированием, затем, склонился к шее жертвы, вогнав свои клыки поверх следов от укуса незнакомки и тут же спустил, наслаждаясь тем, как в предсмертной агонии задница парня сжимает его плоть.
Все закончилось очень быстро, но Пауль теперь был убежден, что не упустит свою мишень. Для него она такая же жертва, как для нее этот полудохлый мальчишка. Надо же, кажется, судя по тихим хрипам - он выжил.
Знакомое платье и маску Русдорф скора снова заметил в другом конце зала. Кажется, начинались танцы и ее кто-то пытался пригласить. Нет. Так не пойдет. Пауль быстро преодолел зал, и оттолкнул парня, уже завладевшего рукой незнакомки.
- Уверен, bezaubernd Fräulein, Вы предпочтете меня этому щенку. - Щенок не успел ничего сказать, потому что девушка, и правда, предпочла его, не отвергнув наглеца.
- Вы очень самоуверенны, для такого поведения должны быть основания. Такие что бы мне не захотелось оставить Вас посреди этого зала со следами моей ладони. Есть? Я готова Вас выслушать. - Они уже кружились среди прочих танцоров. От таких слов Русдорф онемел. Никто не смел так разговаривать с ним. Захотелось прямо здесь объяснить ей ее ошибку. Но это было невозможно. А еще захотелось что бы она в его присутствии, прежде чем начнет молить сама на коленях о прощении, повторила свои действия с кем-нибудь из рабов.
- Да, моя дорогая, я уверен в себе. Не стоит путать это с самоуверенностью. Кстати, мне пришлось там немного ммм... прибрать за Вами... - Пауль солгал, еще предстояло найти идиотку Аннет и отправить убираться.  - Здесь мир смертных и так не принято поступать, но для таких как мы с Вами есть специальные клубы, уверен Вы знаете о них. И я с радостью составлю Вам компанию в один из таких походов. - Пауль коснулся губами руки, затянутой в перчатку, снова вдыхая необычный аромат, когда внезапно раздался дикий крик.
- Убили! Убили! Вызывайте полицию. - Пауль скривился, и почти смутился, когда поймал серьезный, почти обвиняющий взгляд.
- Когда я уходила он был жив. - Девушка вырвала руку из руки Русдорфа и резко двинулась прочь. Началась сутолока и Пауль потерял ее из вида.

8

Юноша был молод и еще ох как свеж. Отпечаток правильности лежал на всех его манерах, если бы не тяга к таким методам в сексе, которые на Сантарии были бы на вес золота. Но сейчас не время...
Демон разжал клыки и прижал парня к стене. Он улыбался, но ослаб и Дамиан помог пересесть ему на диван. Юноша дотронулся до раны на шее рукой, посмотрел на пальцы. На них показалась кровь.
- Ого... А мне говорили, что вампиров нет...
- Так ты думаешь, что я вампир? - улыбаясь, спросила маска палача, которой до вампира было, как до Луны.
- А мне все равно, кто вы... Если это так хорошо, то я готов отдать вам всю мою кровь... До последней капли.
Маска рассмеялась.
- Осторожней, молодой человек, а то я поймаю вас на слове и соглашусь...
Дамиан подозвал на балкон официанта и взял у него два бокала вина. Красного. Сел на диван и протянул один юноше и покосился на Русдорфа с Ингрид. Пауль, как он и думал, всерьез заинтересовался дамой в черном.
- А сейчас вы выпьете это до дна, молодой человек. И ни каких разговоров.
- Хорошо. А мы еще встретимся? - юноша послушно приблизил бокал ко рту и выпил до дна.
- Может быть, - уклончиво пообещал демон и посмотрел в зал, - Кажется там что-то случилось. Застегните воротник и побудьте тут...
А сам вышел в зал.
- Убили! Убили! Вызывайте полицию.
"Бедная Аннет" - подумал Дамиан и посмотрел  на открытую веранду. Марк стоял там с бокалом шампанского и стоял уже довольно давно.
Несколько человек бросились к дамской комнате. Пока приедет полиция, пока они осмотрятся, у демона, Марка и Ингрид еще будет время, чтобы раствориться. А вот у Русдорфа нет. Аннет ведь видели с ним, да и она принадлежит к его свите, а значит была с ним во многих местах. Разумеется, Пауль открутится от убийства, тем более, что очередная жертва уже есть. Платок сенатора, изделие из тончайшего шелка, отмеченное монограммой, уже лежит на обезглавленном трупе, а сам сенатор, провокатор и шпион Пауля, не понимая, как все это получилось, сидит на полу там же в брызгах крови, бормоча что-то типа "это не я, не я!".
Пока толпа бросилась куда-то к дамской комнате, кому-то требовалось срочно уйти, Дамиан подошел к Марку и бросил взгляд на Ингрид, которая увекла своего бывшего шефа до того, что он почти забыл о своей новой подруге.
- Все хорошо?
- Лучше не бывает, мессир.
- Посмотрим эту сцену до последнего.

9

Дамиан рассчитал все верно, Пауль не только заметил ее в толпе, но и подошел знакомиться. В придуманном плане не было только трупа восторженного парня, вкус крови которого Ингрид все еще ощущала на губах. Ее не волновал лишний труп на ее пути, просто он казался бессмысленным. Немка никогда не убивала просто для своего удовольствия, досады или злости. Или по приказу или по необходимости.
Сейчас эта мелочь показалась какой-то... как ложка сахара в курином бульоне. Захотелось поморщиться, но Ингрид просто нахмурилась. Она вытащила руку из руки Пауля, и развернулась к выходу. Она даже успела отойти на несколько шагов когда ее снова схватили. Жестко, бесцеремонно, как все, что делал Русдорф. Он толкнул ее к мраморному постаменту на котором стояла мраморная же ваза. Столкновение было болезненным.
- Ты не смеешь уходить, пока я этого не позволю!- Было видно, что вампир в ярости.  Если им пренебрегали, то это всегда приводило бывшего тевтонца в ярость. Но сейчас, казалось, он перешел даже собственные рамки. Казалось, он готов растерзать ее в этот момент.
- Ошибаешься. - Ингрид усмехнулась, почувствовала небывалое наслаждение, говоря с Паулем в таком тоне, а за обращение "ты" он мог изувечить. Не в такой, конечно, ситуации, сейчас кругом была толпа. - Ты не тот, кто может мне указывать. Я не твоя собственность.
Русдорф дернулся, Ингрид показалось на миг, что он собирается ее ударить. Хорошее ухаживание... Ей захотелось защититься и в этот миг она почувствовала как ее тело меняется, она заметила в зеркале напротив как кожа стала напоминать чешую. Это испугало ее еще больше и она взяла себя в руки.
Это  превращение напугало - его могли увидеть, и в то же время успокоило. Дамиан действительно дал ей защиту. Уникальную и надежную. Мысленно она поблагодарила Демона. Улыбка на ее губах предназначалась ему, но послужила для продолжения игры с Русдорфом.
- Мне не нравится как ты повел себя, но твой рассказ о клубе меня заинтриговал. Я подумаю над ним. И если решу, что прогулка туда и обед с тобой смогут исправить мое отношение к твоей выходке, то послезавтра ровно в полдень мы встретимся в "Auberge Nicolas Flamel".
И с этими словами Ингрид все же сумела вывернуться и смешаться с уже редеющей толпой, не желавших отвечать на вопросы полиции участников маскарада.

10

Как и большинство масок, Дамиан, Ингрид и Марк убыли еще до того, как прибыла полиция. Сделав, на всякий случай, круг возле ратуши, они полюбовались, как полиция задерживает фон Русдорфа. Ему предполагалось пройти на опознание той, с которой он пришел, и предстояло ответить на массу вопросов. Карнавал для Пауля прошел неудачно.
Дамиан откинулся на спинку и посмотрел с улыбкой на Ингрид.
- Испугались испробовать мой дар? Вы привыкнете. Случается, что когда не слишком владеешь собой, он возникает достаточно резко. Но это только поначалу.
И когда она смутилась, посоветовал
- Попробуйте, когда приедем, попробовать его на Марке...
- Вы хотите, чтоб она меня разорвала? - усмехнулся довольно Марк.

- С тех пор, как я воскрес из мертвых, мне надо все больше крови живых... - проговорил, смеясь, Дамиан, входя, и устремил свой взгляд на Квентина. - Или почти живых...
Рабы о чем-то разговаривали в гостиной и, как только вошел их хозяин, осеклись. 
Дамиан позвал каэсида с собой и, как только за ними закрылась дверь, велел ему скинуть рубашку и лечь на кровать.
- О чем говорили? Я слышал... о свободе... - их разговор промежду прочим о том, что они будут делать, если когда-нибудь окажутся на свободе, очень веселил демона. Он, скрестив руки и пристально, с улыбкой, наблюдал, как Квентин, расстегивая рубашку, сначала замер, а потом, ложась, ищет слова.

11

- Испугались испробовать мой дар? Вы привыкнете. Случается, что когда не слишком владеешь собой, он возникает достаточно резко. Но это только поначалу.
Да, она испугалась, и это не правильно.У телохранителя не должно быть страха.
- Попробуйте, когда приедем, попробовать его на Марке...
- Вы хотите, чтоб она меня разорвала?

- Спасибо, Мессир. Попробую всенепременно. Не бойся, Марк, я постараюсь быть... осторожной. Тем более, что лишить Лорда Дамиана основного телохранителя это будет... непрофессионально.
- С тех пор, как я воскрес из мертвых, мне надо все больше крови живых...  Или почти живых...
О чем она в этот момент думала? На миг ей показалось, что сейчас Дамиан распахнет дверь своей спальни... и он распахнул. Ингрид сделала вдох и... и через еще один миг, повинуясь знаку Демона туда прошел каесид. Она порадовалась, что не успела сделать шаг вперед. Ей стало стыдно, он резко развернулась на каблуках и направилась к бару, даже не воспользовавшись услугами оставшегося в гостиной Ламберта.
Она плеснула виски в стакан и выпила залпом. Потом повторила. О чем она думала, идиотка? С чего возомнила, что Демон предпочтет ее своему проверенному и верному рабу? И чего это ей захотелось там оказаться, а? А ведь хотелось. На глаза готовы были навернуться обидные и злые слезы. В стакане отказалась третья порция виски, немка скинула туфли и босиком подошла к окну. Она боялась повернуться и встретиться взглядом с Марком или, того хуже, Ламбертом.  Они ведь поймут. Захотелось приказать вентру прийти в свою комнату и выплеснуть всю  боль, что ее рвала на части в этот миг на него, изорвать его в клочья. Но вместо этого она просто смотрела на темную улицу и пила виски. Маленькими глотками. Очень маленькими, коря себя за несдержанность. Еще пять минут и она заставит себя неторопливо пройти к себе в спальню. Она улыбнется им, желая спокойной ночи и уснет. Да, да, да, именно так она и поступит. Тем более, что, снотворное у нее где-то лежит в ванной комнате.

12

- С тех пор, как я воскрес из мертвых, мне надо все больше крови живых..  Или почти живых...
Квентин поймал взгляд Дамиана и тут же, поклонившись проследовал в спальню Демона. Там он, повинуясь новому приказы, скинул рубашку и опустился на кровать.
О чем говорили? Я слышал... о свободе... - Вопрос заставил вампира усмехнуться. - Отличная тема, Мессир? Вам так не кажется? - Квентин чуть повернул голову и наблюдал за действиями Дамиана, уже даже не удивляясь тому, как действовала на него близость Демона.
- Можно пофилософствовать на эти темы, а можно и набросать планы действий. Второй вариант мне нравится больше.

13

- Мне кажется, ты хочешь просто пофилософствовать. Потому, что, если ты хочешь набросать план действий, то это чревато. Для вас двоих... - Дамиан снял рубашку, обнажив мощное тело и скользнул по кровати, занимая положение поверх каэсида.
- Поосторожней, мой дорогой. - он улыбнулся, - Ведь твой хозяин уже не труп. Да и не собирается им быть в ближайшие три тысячи лет, если не дай бог, не произойдет какой-нибудь оказии...
Он лег с краю, как раз, чтобы шея каэсида была у него рядом и до нее ничего не стоило достать зубами, и расстегнув пряжку ремня, добрался до его вздыбившегося члена. Прикосновение теплой руки сыграло над каэсидом злую шутку.
- Значит, пофилосовствуем... Чем бы ты стал заниматься, если бы  был свободен, как ветер? - Дамиан откинул руки каэсида, придвинулся еще ближе, дыханием приближаясь к шее, а рукой терроризируя его ствол.
Демон чувствовал, как адреналин зашкаливает все мыслимые планки и приближается к взрыву.

14

- Поосторожней, мой дорогой. - он улыбнулся, - Ведь твой хозяин уже не труп.
- Я вижу... И чувствую. Добавил про себя Квентина, на тело которого опустился "не труп".
И этот "не труп" был слишком активен и горяч. Рука, казалось обжигала член вампира, он с огромным трудом удержал себя на месте, стараясь не шевельнуться и не застонать.
- Значит, пофилосовствуем... Чем бы ты стал заниматься, если бы  был свободен, как ветер?
Убил бы тебя, раз у тех не получилось! Мысленно огрызнулся каесид. Пришлось мысленно считать до десяти, выравнивая готовое сбиться дыхание, и все равно, когда он начал говорить, голос оставался хриплым.
- Я бы вернулся к своей работе. - Это было именно  тем, что Брентфорд и сделал бы, поэтому не приходилось даже изворачиваться и играть словами. Тот самый случай, когда, действительно, правду говорить легко и приятно. Вот только говорить Квентину в этот миг хотелось меньше всего. Как и лежать неподвижно, но без разрешения Дамиана он не мог коснуться того, хотя чертовски хотелось. Пройтись ладонями по сильным плечам, по спине, коснуться ног и бедер Демона, но приходилось вместо этого сжимать в ладонях простыни и чертыхаться про себя.

15

"Но тебе убить не удастся, поэтому не будем об этом, если ты, конечно, не хочешь провести в рабстве оставшиеся тебе года." - раздался в голове Квентина смешливый демонский голос. 
И пока каэсид выравнивал дыхание, демон поймал сначала его одну руку, а затем и другую, вытянул над головой, прижал к подушкам и улыбнулся. Пока он это делал, рассудительно и с полным знанием дела, дыхание у каэсида окончательно сбилось...
- Ты, пожалуй, можешь рассчитывать на свободу и вернуться к своей работе, если только... - демон поднялся над ним и разглядывал шею, где  укусить. Кажется, ему почудилось, то ли укус был бы болезненней на правой стороне, то ли вена полнее... потому он и, не договорив, повернул его голову в левую сторону, провел языком по шее, вызвав целый сонм дрожи, впился клыками в яремную вену.
Демон пил медленно, несколько раз прерывался, а когда каэсид внезапно кончил, вогнал клыки еще раз и теперь пил долго, пока, как показалось вампиру, не выпил все, до самой последней капли.
С удовлетворенной улыбкой Дамиан откинулся на подушки и предоставил каэсиду догадываться, что там "если только..."

16

"Но тебе убить не удастся, поэтому не будем об этом, если ты, конечно, не хочешь провести в рабстве оставшиеся тебе года."
До сих пор, кажется, Демон с ним так не общался. Читал, слушал, но не говорил. Это было... возбуждающе. Хотя, в этот момент, возбуждающим было все, кажется, начни его Дамиан сейчас сам убивать, и то показалось бы именно таким. И ведь не было никакого Голубого Льда и не было морока.  Вот за это-то и хотелось убить Демона. Но даже сильное возбуждение не позволило не услышать намек. И этот намек вскоре повторился, но уже в виде ммм... предупреждения?
- Ты, пожалуй, можешь рассчитывать на свободу и вернуться к своей работе, если только...
Спросить Квентин не успел, Дамиан буквально насиловал его клыками, заставляя выгибаться и невольно требовать еще и еще.
Способность говорить вернулась не сразу, а на мысленные вопросы Дамиан, кажется, решил принципиально не отвечать. Не зря же он раз за разом повторял, что ему нравится слышать голос своего пленника. Пришлось сглотнув спросить.
- Если только, что, Мессир? Что я должен сделать что бы... вернуть свою свободу? Квентин чуть было не сказал "жизнь", но вовремя спохватился.

17

- Если только Марк не будет против... - закрывая глаза и положив руки под голову, в общем-то устраиваясь поудобней, улыбнулся Дамиан. - Иди к нему. Я уже сыт, а он еще хочет...
Марк хотел крови. Больше того, крови Квентина, и об этом ясно говорил его вид. Сколько он боролся за этого наглеца? И сейчас, и раньше, но стоило ему увидеть Дамиана и услышать его голос, произошло то, что к чему Сэндлер менее всего был готов.
Когда Брентфорд пришел к нему в комнату, Марк сидел в кресле, плащ, в котором он был на карнавале, он скинул и теперь был в рубашке и светлых теннисных брюках. В руке у него находилась плеть, которой он поигрывал легко и свободно. Между бровей залегла складка. Наконец, он поманил квентина к себе и заставил опуститься перед собой на колени. Долго смотрел на него, лаская шеку плетью
- Что ты делаешь? Мне казалось, что я отучил тебя от этих экспериментов. А теперь, я вижу все тот же взгляд...

18

- Ошибаешься. Ты не тот, кто может мне указывать. Я не твоя собственность.
Вампир задохнулся от ярости.  Давно никто не осмеливался с ним так разговаривать. А те, кто осмеливались раскаивались в этом немедленно. Пауль уже собрался исправить ситуацию, когда лицо его потенциальной жертвы внезапно... Русдорф отшатнулся, пытаясь осознать что же только что увидел. И если это не какие-то зрительные галлюцинации, то что это? Варианты ответа у него были и они ему совершенно не нравились. Настолько не нравились, что если бы незнакомка сейчас ушла, то он бы постарался забыть нанесенное ему оскорбление... Пока что забыть. Но...
- Мне не нравится как ты повел себя, но твой рассказ о клубе меня заинтриговал. Я подумаю над ним. И если решу, что прогулка туда и обед с тобой смогут исправить мое отношение к твоей выходке, то послезавтра ровно в полдень мы встретимся в "Auberge Nicolas Flamel".
Ну вот ты и попалась. Тебе не стоило так со мной разговаривать.
- Господа, это огромная трагедия для меня. Но чем я могу помочь, я не знаю.
Полицейские замялись, но все же решили, что задерживать у них нет оснований.
- Да, Вы можете быть свободны... пока. Пауль чуть скривился от этой банальной фразы.  Впервые за долгие годы он оказался без сопровождения. Это было... неприятно и Русдорф поторопился вернуться к себе.
Вслух же вампир с улыбкой произнес:
- Я рад, что ты приняла мое предложение. - Русдорф не сомневался, что все ее выкрутасы это просто глупая женская попытка показаться более интересной и недоступной. Хотя Пауль признавал, что в данном случае ей это удалось. Он заинтересовался. И он не сомневался, что девушка там будет в назначенное время, хотя, конечно же, опоздает. Они не могут без глупостей.
Пока Русдорф провожал взглядом точеную фигуру девушки он пропустил тот момент, когда на его плечо легла рука... смертного? Пауль едва не задохнулся, но столкнулся взглядом с другим полицейским, тот был вервольфом. А тот первый, ну, да, тут же территория смертных и в полиции у них служат такие же как они сами.
- Прошу Вас проследовать за нами. - Смертный говорил с такой интонацией, словно уже обвинил Русдорфа. Да, конечно, его могли заметить, выходящим из той комнатки, он забылся и был не осторожен. Надо теперь выкручиватся. Не делать лишних глупостей. Например, пойти куда там они зовут, а когда останутся одни.
- Ну, если Вы считаете, что это необходимо. - Насмешливо протянул вампир, но за стражами местного порядка последовал. Но, оказалось, шли они не туда, где он бросил тот опустошенный курдюк с витэ. Шли они, как оказалось, в сторону туалетов. А когда он увидел зачем его туда привели, то его захлестнула новая волна ярости. Посреди комнаты лежала Аннет. Кровь растекалась по полу, она была на умывальнике, на кранах, на зеркалах.
- Вас видели с ней. Вы знаете ее? - Это прозвучало как обвинение.
- Да. - Коротко ответил Пауль, а потом продолжил. - Мы пришли вместе. Она сотрудница моей фирмы. Ее зовут Аннет Шульц.
И тут же не стал дожидаться нового вопроса назвался и протянул визитку и документы, которыми пользовался "в миру".
Вы установили чей это платок-то? - Услышал Русдорф разговор за спиной. Никого в форме больше не было, так что, видимо, разговаривали эксперт и детектив.
- Да, это платок сенатора Легроса. Тут же последовал ответ и негромкие пояснения почему это именно так. Пауль к ним не прислушивался. Его интересовало только то, кто посмел это сделать. Сенатор? В это вампир не верил, хотя проверить все равно не мешало. Ну, не сам, конечно, сенатор, а кто-то, с кем тот вошел в альянс? А эта дура что здесь делала с этим, кем бы он там ни был?

19

- Если только Марк не будет против... Иди к нему. Я уже сыт, а он еще хочет...
Квентин поднялся и с поклоном отправился в комнаты волка. Зачем Сэндлеру быть против свободы каесида? Несколько шагов и бокал виды, выпитый по пути немного восстановили душевное спокойствие Квентина, но войдя в комнаты Марка он почувствовал как снова накатывает возбуждение. Они действовали на него по-разному, но хотел он обоих.
При этом, Марк он... казался более близким, Демон словно стоял на ступень выше, делая обычные человеческие, ни, или околочеловеческие чувства не применимыми к нему, Марк же... Брентфорд уже давал понять волку что чувствует. И даже говорил прямо. Результат был... Впечатляющим.
Повинуясь приказу Квентин опустился на колени перед Марком и... задохнулся на сей раз источником этой волны эмоций оказались слова вервольфа.
- Что ты делаешь? Мне казалось, что я отучил тебя от этих экспериментов. А теперь, я вижу все тот же взгляд...
Это что? Ревность? Открытие несколько удивило каесида и... обрадовало. Он не собирался провоцировать ее, но...
- Марк... А какой взгляд ты хотел бы видеть? - Квентин расцепил руки за спиной и коснулся колена Сэндлела.

20

Вопрос каэсида был отбит плеткой, на щеке Квентина пролегла глубокая красная полоса, и тут же стала заполняться кровью.
Эта рана быстро не закроется, для этого ей нужно день или два. И это предстоит объяснить демону.
- Я хочу первым делом преданный взгляд. А он у тебя наполнен...
Ты видел кота весной? Вот у тебя такой же, когда ты смотришь на Дамиана...
Про себя Марк даже не говорил.
- Я хочу, чтобы Квентин Брентфорд знал свое место и обращался ко мне, как положено рабу. Ты забыл, кто я? Я телохранитель Дамиана. И я собираюсь сделать телохранителем тебя. Телохранителю положено отбросить все чуждые эмоции и если, только от меня зависит, будешь ты рабом или нет,  то ты ошибся, к кому идти, не ко мне, точно. Потому что я оставлю тебя там, где ты есть. А сейчас...
Он пересел в кресле поближе и произнес спокойным голосом, так, как будто между ними не было никакой разборки
- Давай, к делу. Предложи мне свою кровь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Жизнь после смерти » Для иных карнавал - это возможность показать свое истинное лицо