Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Едва сойдя с небес


Едва сойдя с небес

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

- Значит, мне ничего не грозит? Я могу попытаться успокоиться, верно, Леди? Могу попробовать, чтобы больше не лезть к вам целоваться, чтобы больше вашу ногу не трогать?
Ника говорила и говорила, старательно пытаясь взять себя в руки при этом, не менее старательно же отвлекая Изверга от того, что творилось в ней самой. Только так, обманывая себя и все еще плавая в приятном тумане и горячих волнах где-то там, в своих коленках, внизу живота, можно было попытаться хотя бы сделать вид, что ноги Алирии ей не интересуют. И не сбиться снова, не накинуться на них, обхватив обеими руками, прильнув всей собой и начав расцеловывать так, что больше вампирессе не удалось бы вырваться, даже примени она всю свою нереальную силу! Судя по полной туманности в голубых, до этого прозрачных и прохладных глазах, Ника сейчас была далека от понимания и ситуации в целом, и слов Алирии в частности, она была по самые свои розовые ушки поглощена происходящим… и изо всех сил старалась справиться с собой. Кажется, в какой-то момент это удалось, кроме того, что и вовсе уже было подвигом, удалось еще и оторваться от созерцания ног женщины и, наконец, добраться взглядом до его лица. Леди Алирия могла бы простить все, что угодно… что ей угодно, разумеется… но только не собеседницу, пусть даже рабыню, разговаривающую исключительно с ее несравненными коленями.
- Да, это со мной сделали вы.
Без сомнения и даже не обдумав свой такой… слегка провокационный ответ, Ника выдала первое, что сразу же и безусловно пришло в голову. Запнулась, смущенно улыбнулась, показывая, что действительно получилось взять себя в руки, хотя бы на три минуты, и поправилась, уточняя.
- Конечно, вы, Леди, потому что я крайне редко целую колени гостей, понимаете ли. Очень редко. Так редко, что никогда.
Снова улыбнулась, усмехнулась вдруг, губки дрогнули сами собой, переводя нежную и явно очарованную Алирией улыбку в усмешку, которой сейчас тут не должно было быть. Ника рисковала рассердить свою высокую гостью, но разве она была не права сейчас? Даже если какие-то из ее мыслей и были собственными, разве не Алирия собой, просто вот собой, своим присутствием, своим безупречным телом, своим восхитительным ароматом кожи, своими смеющимися холодными изумрудами глаз – разве не она сама явилась тем катализатором, от которого даже у такой много видевшей уже и пробовавшей смертной бабочки напрочь снесло крышечку, насовсем? Да, она была виновата, только она!
- Это все сделали вы. Да, может, но… что?
Внезапность слов вампирессы, дошедших, наконец, до туманного сознания в полном объеме, заставили замолчать… и густо-густо покраснеть. Не вспыхнуть даже, а именно залиться, заполниться краской. Ника поняла, о чем говорила вампир перед ней, и почему ее удивительно зеленые глаза сейчас уже не улыбались – просто хохотали. Ника настолько ХОТЕЛА всего этого, что Алирии даже и делать ничего толком не пришлось!
- Но…!
Она попыталась быстро и возмущенно сформулировать достойный ответ сейчас, как прикосновение влажной, масляной, такой безусловно вкусной ступни к бедру заставило ахнуть и мигом растерять все, что было с таким трудом приготовлено в ее головке только что.  Медленно опустив светловолосую голову, не отрываясь следила за тем, как точеная ступня лениво касается ее ноги. Следила не мигая, не дыша кажется даже, не пытаясь ни оттолкнуть, ни притронуться, боясь помешать… спугнуть? Как будто можно было испугать саму Алирию. На минутку приоткрыла рот, то ли чтобы вдохнуть, то ли чтобы ответить на первый предложенный ей вариант развития событий, и ничего не сказала. Просто молча кивнула, мол, поняла, да, приняла к сведению, я еще могу сопротивляться вам, могу сопротивляться этому наваждению, могу взять и все прекратить, просто как следует захотев этого и категорически прекратив хотеть … вас. Целиком. Полностью и всю, без остатка. Потому, что это будет разумно, а обратное совсем никуда не приведет, да, Леди Алирия? Ника, наверное, хотела сказать именно это – и не сказала. Она молча и плотно закрыла рот, стиснула губы, глубоко вдохнула… и снова замерла, когда леди вдруг исчезла. Однако ни удивиться, ни испугаться не успела. Резкий прилив ужаса, восхитительного, острого страха и не менее острого же ощущения своей беспомощности перед силой, которая сейчас даже еще толком и не коснулась ее… а могла бы…. когти прошлись по коже, стиснули шейку, и Ника … поплыла, понимая, точнее, ничего уже не понимая, настолько хорошо вдруг стало везде и со всех сторон.  Голос вампирессы пробился сквозь вату сознания, девушка снова распахнула глаза, которые состояли сейчас из одних зрачков. Ей не мешало сбившееся дыхание, ей вообще можно было больше не дышать, судя по всему…
- Потому, что я – не банная служка…?
Она сказала это вслух или подумала? Или показалось, что сказала, а на самом деле напрочь пересохшие губы просто шевельнулись в ответ на исчезнувшие когти вдруг? Поняла, что ни шагу пока сделать не может, оперлась о стол, на котором только что лежала Леди, несколько секунд простояла так, молча глядя перед собой.
- Я нннне хочу ничего выбирать… и не буду.
А вот это уже сказать удалось, потому что Ника сама услышала себя. Снова облизнула губы, еще и еще раз, наконец все же поднимая голову, отыскивая взглядом вампирессу, ту, которая только что была рядом, позади, так близко, что да, на минуту Ника взяла и сошла с ума. По ней. Хорошо, что на минуту.
- Я хочу, чтобы вы выбрали за меня.
Чтобы у меня пропала свобода выбора. Чтобы вы снова …. с когтями. Ну пожалуйста!
Что-то явно пошло не так… но Ника не стала анализировать или пробовать думать. Она, как одна из мышек, белых, красивых беспомощных мышек, послушно развернулась и направилась за дудочкой, слыша одной ей теперь известную мелодию, которая вела туда, где слышался едва заметный плеск воды. Ей срочно надо было туда. И даже мысли о том, чтобы хотя бы полотенцем обеспечить свою Леди, не пришло в голову. А потому, что не надо было играться с ней… так! А теперь Ника знала только то, что ей срочно нужно к Леди… и точка. А дальше хоть потоп.

22

"Похоже, свобода, сколь бы она ни была относительной, в этих комнатах нужна только мне... Ожидаемо. И все же - жаль."
Тзимицу погрузилась под воду, чувствуя, как все тело обнимает блаженная, умеренная прохлада. Неизменно приятное завершение любых банных процедур... И одно долгое, тягучее мгновение, чтобы подумать. Да, уход к купели вовсе не означал, будто графиня не слышала того, что происходило с невольницей, ее слов или движений. Разумеется, перед вампирессой вставал вопрос: что делать с этим безрассудным мотыльком? Вопроса бы не было, имей Вероника хоть немного стойкости и упрямства, чтобы сделать собственный выбор. Неужели смертная не понимает, насколько опасно отдавать свою судьбу в руки Изменчивого существа? Или ее сила ее желаний до того мощна, что затуманивает все, включая остатки инстинкта самосохранения?
"Как бы там ни было, она озвучила это вслух. А высказанное желание - уже немного просьба."
Алирия вынырнула на поверхность, но лишь на секунду, и только для того, чтобы схватить ничего не подозревающую девушку. Ника, конечно же, подошла слишком близко к бортику... За что и "поплатилась", мгновенно оказываясь утянутой под водную гладь. Там нет воздуха, нет равновесия и уж точно нет шанса на спасение. Прежде, чем она сможет хотя бы попробовать сопротивляться, ее накрепко перехватят руки, лгущие о своей якобы женской хрупкости; ничего подобного, хватка у Изверга была воистину мертвой. О, и воздух скоро появится, но не потому, что вампиресса решила выйти из воды, а из-за... Поцелуя.
Говорят, с незапамятных времен подобным образом русалки спасали приглянувшихся моряков. Волшебный поцелуй ундины не давал утонуть даже на большой глубине. Правда, дальше большинство мифов расходились в информации, либо и вовсе не имели продолжения. Оно и понятно: взгляните на все эти старые сказки с участием русалок, много ли в них добрых финалов и живых людей? Верно, куда больше убитых и съеденных.
В какой-то момент губы бессмертной и человека разъединились, и практически в ту же секунду Вероника оказалась "выброшенной" на поверхность, точнее, почти уложенной на декоративный борт.
- Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Кого просишь?
Фигура каинитки, обнаженная, вся в струях и каплях стекающей влаги, возвышалась над лежащей Никой, стоя в воде, и в то же время ровно между ее разведенных бедер.
- Знаешь, в чем суть Изменчивости, природы тзимицу? Мы не просто вампиры, мы - симбиоз вампирской сущности и низшей демонической. В каждом Изверге живет не просто страшный и редкий талант, но и бестелесный, младший родственник демонов. В этом мире, среди магов и хранителей древностей он известен как Пожиратель душ.
Мокрые пальцы, уже лишенные когтей, беспардонно заскользили по телу девушки, творя что вздумается: "обрисовывали" линию губ, сжимали грудь, путешествовали по гладкой коже живота... Словом, играли и дразнились, но по факту - ничего слишком откровенного. Но разгоряченному телу, переполненному как собственным вожделением, так и искусственным "бустером" Изменчивости, хватало и этого: малое удовольствие становилось многократно бОльшим. Такими темпами и до оглушительного оргазма недалеко.
Леди де Таль медленно склонялась над своей жертвой, не прекращая рассказа. Ближе, еще ближе...
- И это не просто имя или название. Я давно поглотила частицу души Натаниэля, но он - вампир, а ты? Моя Тьма уже знает твой вкус, и ей нравится. Что от тебя останется, кроме тела?
Если раньше до затуманенного сознания мало что доходило, то теперь начнет. Страшно, когда твоим телом владеют чужие люди и нелюди? Безусловно. Насилие всегда страшно, так или иначе, тем или иным. Страшно подчиняться и любить свои цепи; все страшно в Цитадели. Но каково обнаружить, что кто-то может добраться до самой тонкой и неизвестной из всех материй?
Укус пришелся на левую грудь, вокруг ареолы соска, и принес с собой то, чего "мотылек" и представить не могла. Какой еще, к черту, Лед, какие стимулированные оргазмы? Они не были похожи на это, не "дотягивали" даже до половины от происходящего! Горячая волна разрядки не заканчивалась там, где обычно должна, а самым невероятным образом "растекалась" по телу, буквально топила и плоть, и разум в томном тепле наслаждения. В нем было все: напряжение, жар, дрожь, восхитительно плавное расслабление, вокруг исчезало все, вообще все, кроме этого "волшебства"... А когда "пелена" спадет, Веронике покажется, что никогда в жизни ей не было так хорошо, и никогда ранее она не была столь блаженно опустошенной. Кровопотеря? Боль? Какая разница, если это позволит еще раз... Еще хоть раз почувствовать такую "нирвану"?
Ран от укуса на теле не было, Алирии в обозримой близости - тоже. Судя по всему, графиня великодушно отодвинула девушку от края купели, исключая падение в воду (утонуть в таком состоянии можно даже в ванне), и оставила ее приходить в себя. Тзимицу же расположилась, точнее, вольготно раскинулась поперек кровати и отдыхала, напоминая большую, сытую кошку.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Едва сойдя с небес