Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Жизнь после смерти » Игра в поддавки


Игра в поддавки

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

***

2

Наступило "послезавтра" и... Русдорф с заднего сидения сыпал обещаниями того, что он сделает с Лотаром, если они не застанут незнакомку в "Auberge Nicolas Flamel".  Не смотря на то, что из всей свиты этот мальчишка был самым умелым водителем, кажется, сегодня все было не на его стороне. Пауль не смог уйти со встречи и теперь пытался добраться вовремя, что было совершенно нереально - преодолеть Париж с одного конца в другой за чуть менее чем четверть часа, да еще и в полдень. Лотар это понимал, но продолжал гнать машину, надеясь, что та, к кому торопился на встречу, еще обедает.
Когда они прибыли на место и Русдорф, бросив последней угрозой, хлопнул дверь. молодой вампир разжал пальцы. На руле остались вмятины, а молодой человек, прикрыв глаза откинулся на спинку водительского кресла, когда в стекло постучался полицейский и приказал выйти из машины, видимо, их гонка привлекла их внимание. Это вряд ли понравится их патрону с тоской подумал юноша, выходя и подавая офицеру документы.
Пауль этого ничего не видел, он видел как знакомая фигура подошла к ожидавшему ее такси и села. Их разделяло десять метров и он не успевал. Как не успевал и выбежавший из ресторана официант, кричавший вслед, что она забыла сумочку.
Пауль плюнул на такси и поторопился перехватить официанта. Немного Доминирования, совсем каплю и вот уже сумочка перекочевала в руки Пауля. В ресторан он уже не пошел, а расположившись на заднем сидении машины распотрошил сумку незнакомки, желая узнать как ее найти. Ему повезло. Кроме всяческой женской ерунды тем была визитница. В небольшой платиновой коробочке лежало несколько одинаковых визиток и это могло означать, что это ее. Узор на визитке, если присмотреться, сплетался в слово. Имя, поправил себя Пауль. "Белинда".  Русдорф усмехнулся - "Красивая змея", пожалуй, ей подходит.  Но кроме вязи на визитке был номер телефона.
Извиняться не пришлось, на том конце его объяснение приняли как должное и приняли приглашение на вечер. Русдорф снова усмехнулся. Все женщины одинаковы, если и что-то пытаются из себя строить. Всем нужна твердая рука, которая их будет держать и направлять.
- Поехали. - Бросил немец и... ничего не произошло. Пауль поднял голову и обнаружил, что место водителя пусто.
Этот идиот что ли сбежать надумал? Не понимает, что уже завтра я его найду и все, что было раньше покажется ему невинными играми в песочницу? Вопросы были риторическими, потому как отвечать на них было некому. Пришлось самому пересаживаться за руль,благо ключи тот так и не вытащил из замка зажигания.
Ожидаемо вернулся к себе Русдорф в самом отвратительном расположении духа, но его свите повезло, их патрон решил, что сегодня за все ответит эта "змея".

3

Ингрид в "Auberge Nicolas Flamel" привез Марк. Девушка волновалась оказатьсья перед своим бывшим хозяином без маски наедине, но ей пообещали, что Пауль не успеет. Она насладилась отменным обедом - на случай, если Русдорф решит задавать вопросы обслуге ресторана, а потом, получив сигнал поднялась и направилась к ожидавшему ее такси. Все с тем же Марком за рулем. Вот вышел Пауль из машины, заметил ее, торопится, но не успеет. Это Ингрид сама видела. Вот выбежал официант с "забытой" сумочкой, но тоже не успевает. Машина отъехала, увозя вампиршу и Ингрид облегченно вздохнула. Получить ее вещи, разобраться с ними и набрать номер с визиток у Русдорфа заняло около четверти часа. Да, да, она понимает, что важные дела и не мог успеть. О, у него ее сумочка? Как удобно, что он ее отдаст при встрече и ей не придется возвращаться за ней в ресторан, тем более, что оказалось, что восторги о нем преувеличены и ей не хочется тратить время.Вечеринка закрытая? Дресскод? Отлично. Какой? Так, так... понятно. И маска? Хорошо. Кожаная подойдет? Она любит кожу. А, герр Пауль тоже любит кожу? Хорошо.
Отложив телефон, Ингрид улыбнулась, напряжение понемногу схлынуло и она попросила Марка остановиться у небольшого кафе и попросила его составит ей компанию. Там в ресторане она буквально запихивала в себя поданные блюда, а теперь хотела просто посидеть и выпить чашку кофе. И съесть что-то вкусное. Не торопиться, не ждать подвоха, а просто расслабиться. В приятной компании. Марк отличался от Зигфрида и Лотара. И десятка их предшественников. Он был спокоен и надежен. Именно таким он ощущался, от него не веяло ненавистью и злостью, хотя могло бы - она же враг, ну или была совсем недавно. А вот с "коллегами" они вроде и были на одной стороне, а... нет, лучше об этом было не вспоминать, а просто наслаждаться днем, ставшим неожиданно приятным.
Ингрид отломила кусок пирожного вилкой и посмотрела снова на волка. Он был красив, силен и, как уже отмечала, надежен. И последнее для немки сейчас было сейчас самым важным. Ей захотелось что бы он стал ее другом. У нее никогда не было друзей. Это было невозможным. Потому что... да просто невозможным. Более того, искать дружбы она перестала еще столетия назад и даже не задумывалась об этой ерунде. Сейчас же ей захотелось именно дружбы. Доверительных отношений. Понятно, что этот вервольф вряд ли будет доверять ей сейчас, да и неизвестно ли - будет когда-нибудь, но ей этого очень захотелось.
Кофе закончилось, пирожное тоже и теперь их ждали сначала гостиница, а потом... потом встреча с Паулем в Клубе.

4

- Вам не кажется, месье Русдорф, что это кажется подозрительным? Двое Ваших служащих найдены мертвыми. И оба сопровождали Вас когда были убиты. - Полицейский тоже был смертным, как и на том маскараде и это раздражало. На сей раз труп был обезображен и сожжен, личность восстановили по не полностью сгоревшим документам. Сам Русдорф не собирался занимать всякой ерундой и на опознание отправил Инесс, взяв с собой  Зигфрида и последнюю из его телохранительниц. Сначала хотел отправить вместо Инесс Зигфрида, но потом передумал. Водившая его несколько дней за нос мерзавка должна хорошо понять, что там вести с ним не позволено никому, а Инесс что-то после всего размякла и может подвести.
Пауль подъехал заранее и дождался, пока наконец из очередного такси не вышла уже начавшая сниться во сне знакомая фигура. Увидеть лица не удалось, она еще в такси надела маску, Русдорф со своими сделали тоже самое прежде чем покинуть машину.
- Я рад, что Вы все же приняли мое приглашение, малая фройлейн. - Пауль подошел сзади и придержал девушку за локоть, прошептав свои слова ей прямо в ухо. - Пойдемте, познакомлю Вас с самым интересным местом Парижа.
Его вип-карточка постоянного члена Клуба давала ему возможность проводить с собой кого угодно, под его, конечно же ответственность. Их встретила полуобнаженная рабыня и с поклоном проводила в небольшой кабинет, дверь-штора была откинута и из кабинете открывался отличный вид как на сцену, на которой кроме традиционного пилона находились более экзотичные атрибуты, указывавшие что это не просто какой-то стриптиз-клуб. Более того, на двух крестах уже были распяты двое - юноша и девушка, и так же двое находились в клетках. Их было видно не столь хорошо, что бы разобрать все детали. Вампиры из свиты Пауля расположились неподалеку, ожидая когда их услуги понадобятся патрону.
- Чего желаете, господин? - Местная официантка опустилась на колени, оставив на столе три кожаных папки. Две из них Русдорф подвинул к Ингрид, предлагая выбрать закуски и напитки, а третью взял сам, выбирая пока что из первой части того, кто сейчас им станет прислуживать. Выбор он остановил на смазливом мальчишке, отдаленно напоминавшим Ламберта.
Свет в зале был приглушенным, а вот сцена освещалась ярко и вышедший на сцену крепкий мужчина тут же привлек всеобщее внимание. Своей целью он выбрал левый крест. На нем был прикручен цепями юноша. Начал оборотень с легкой порки, но, видимо, юноша не относился к прошедшим обучение рабам и закричал после первых же ударов, которые едва-едва раскрасили его ягодицы розовым. Пауль скривился и отвернулся от сцены, его спутница крутила бокал в пальцах и смотрела на происходившее с интересом. Маска не давала составить более точное впечатление, но казалось что именно так.
- Вам нравится, моя дорогая? - Пауль прикосновением привлек ее внимание.

5

- Я рад, что Вы все же приняли мое приглашение, малая фройлейн. Пойдемте, познакомлю Вас с самым интересным местом Парижа.
ИНгрид кивнула и прошла мимо знакомого ей по прежним посещениям этого клуба вышибалы, тот ее, ожидаемо, не узнал.
Новым в этом не самом шикарном клубе, был лишь расходный материал. Пауль любил сюда ходить именно по этому причине, что здесь было позволено даже то, что в более респектабельных местах все же не приветствовалось. Вся грязь, которая даже для  их мира Тьмы была "за гранью". Именно из этого заведения "переманил" Шеф-Повара для Дамиана его дворецкий.
Меню Ингрид просмотрела вскользь и выбрала вино. Белое.
- Вам нравится, моя дорогая?
Да, ей нравилось. Очень нравилось, портило лишь соседство. Но это было не то, что следовало говорить.
- Я еще не решила. Пока что у меня противоречивые чувства. Мне доводилось посещать пару подобных мест в Америке. Там был слишком подчеркнут их "местный колорит" и это вызывало дискомфорт. Здесь же мне нравится атмосфера. И... представление. - Как раз в этот момент в рот наказываемому рабу впихнули кляп, так как его крики стали уже слишком громкими и неприятно-пронзительными, а на спине появились первые раны и нелюди почувствовали запах крови. Девушка на втором кресте уже была с кляпом и пыталась рваться из удерживавших ее веревок. Кажется, они были смертными и не подозревали куда их занесло, а поняли только сейчас. На сцене появился второй палач и занялся девушкой, парня отвязали и перекинули через козлы. Он пытался вырываться, кажется, о чем-то молил сквозь кляп, но его проигнорировали. И разогретого раба выставили на аукцион. Вскоре нашелся тот, кому досталась его хм... девственная задница.  Им принесли закуски и Ингрид это обрадовало, позволило отвлечься от сцены и прервать разговор.
Русдорфа закуски не интересовали, он смаковал коньяк и наблюдал за тем, как выплеснувшись в задницу паренька вампир убрался со сцены, все повторилось с девицей, и аукцион перешел в другую стадию. Ценой были жизни "лотов", а когда владельцы были определены, несчастных запихали в свободные клетки - дожидаться конца представления.
На смену насилию пришла минута искусства, настоящие танцы, разве что с учетом специфики заведения, они завораживали и Ингрид любовалась происходящим на сцене и "не заметила" поглаживавшего ее по спине вампира.
А тем временем, один из распорядителей подошел ко второму столику Пауля и что-то прошептал на ухо вампирше и та бросив Зигфриду "Жди здесь".
Торопливо направилась за управляющим.

6

Чудя по тому, что первые клетки уже не пустовали, то они пришли не к началу шоу, но это было и не важно, начало всегда было мелочью. Градус жестокости и интереса повышался постепенно. Те, кого уже успели разогреть эти номера сбрасывали напряжение. Как правило, но этом этапе предпочитали пользоваться предоставляемым Клубом персоналом. Пауль пока что не видел потребности - слишком пресным ему казалось то, что было пока что. А сейчас, и вовсе была какая-то ерунда, но, судя по всему, спутницу она-то как раз и заинтересовала. Что же, пусть наслаждается.
Новый виток шоу ознаменовался тем, что теперь на сцене оказались двое вампирш. Конечно, теперь об их девственности никто и не говорил и аукционов не устраивал. Наконец это было именно настоящее шоу. Ожидаемо, выдержка нелюдей была куда выше и вскоре на спинах девиц красовались живописные кровавые полотна. Насиловали их уже не в одиночку, и кто именно Пауля не интересовало, но теперь уже он чувствовал что пора снять возбуждение. И ему в этом помог выбранный для обслуживания мальчишка. Судя по тому как раздувались ноздри его спутницы, ее наконец тоже завело. И она без тени стеснения наблюдала за тем как работает ртом Клубный официант.
Мальчишка был умелым и старательным и Пауль быстро кончил, разобравшись с этой маленькой проблемой. На сцене снова были какие-то танцы, прикрывавшие работу обслуги, менявшей декорации и выстраивавших новую мизансцену с новыми актерами.
Спутница дождалась пока официант закончит свою работу и потребовала новую бутылку вина.
Она слизнула с губ капли вина и Русдорф почувствовал как возбуждение возвращается. Она не протестовала против того, что его рука гладит ее спину и бедро, но встречных действий не предпринимала.
Началась новая часть. Смертные и вампиры были, теперь же выставлена была пара вервольфов. Было видно, что они осознают свою участь, но совершенно с ней не согласны. Их удерживали на крестах крепкие кандалы и криков дожидаться пришлось долго, но палачи были мастерами и вскоре уже вся сцена была забрызгана кровью и лоскутами кожи, а крики были похожи на громогласный рев. Распорки не позволяли им нанести вред тем, кто позже с наслаждением насиловал их рты, а потом их убрали, что бы все наслаждались бессильными ругательствами и угрозами, которые никогда не будут исполнены.
Русдорф подался вперед и даже убрал руку с бедра спутницы, поглощенный происходящим на сцене, и не заметил как Зигфрид, обеспокоенный тем, что спутницы уже давно нет, поднялся. Сначала он хотел подойти к патрону и... увидел его взгляд, устремленный на сцену и передумал, решив что сначала он выяснит сам. Вот подойдет к тому управляющему, что отозвал ее и выяснит где она там болтается.

7

В отличие от Русдорфа, поглощенного разгулом жестокости и похоти на сцене, Ингрид не выпускала из виду столик своих бывших коллег. Вот к ним подошел кто-то из персонала и за столом остался только Зигфрид. Он не отставал от Патрона и между его ног уже вовсю трудилась девчонка из обслуги. Ингрид всегда ненавидела этого мужлана, ожидаемо, его жертва едва могла идти от слабости и боли, когда он ее отпустил. И теперь озирался, видимо, осознав что один он уже давно. Насколько мерзавец был жесток настолько же он был и труслив. Пометался и не нашел в себе сил подойти к Русдорфу, а пошел сам искать пропажу. Что же - флаг тебе в руки. Ингрид улыбнулась, предвкушая что эту тварь скоро ожидает расплата. Кажется Пауль воспринял ее улыбку как-то иначе, кажется, подумал, что она поощряет его и снова вернулся к беседе. И снова его рука фривольно ласкала ее бедро. Ничего. Она потерпит.
Обычно в представлении наступал небольшой антракт, заполнявшийся музыкой. Для того, чтобы вдохновленные представлением гости могли не только бросить напряжение, а сполна наладиться возможностями Клуба. Протестировать оборудование и инструменты со своими спутниками или с предоставленными Клубом рабами, или господами. Или гости могли пообщаться и найти того, с кем хотели бы разделить сегодняшний досуг.
И лишь потом следовала заключительная часть. Часть на которую оставались не все. Сегодня же, в программе произошли изменения. На сцене оказались те, чьи жизни сегодня были выкуплены и их покупатели. первым предстояло погибнуть от рук своих хозяев. Смертные умирали относительно быстро. И все же, в зале началось движение. Не всем хотелось видеть эту часть и они предпочли более камерное продолжение. И,ожидаемо, Пауль в их число не входил. Более того, он заставил Ингрид подняться и они подошли к самой сцене. Он остановился позади вампирши и на сей раз его руки были куда требовательнее. Он прижимал Ингрид к себе, она чувствовала его возбуждение и то, как член продолжал наливаться кровью по мере того, как на сцене разворачивались события. Ингрид не пугали смерти, но и возбуждения от них она не испытывала, в отличие от своего экс-Патрона.  Первые трупы уже унесли, теперь же на сцене бились в агонии сородичи. И Пауль решил, что ее непротивление равносильно согласию и руки забрались под кожаное платье. Это стало сигналом для нее. Вырвавшись, она вскинула голову и без единого слова поторопилась к выходу.

8

Ночь и одинокий фонарь были свидетелями страшной картины. Черная дымка позади клуба рассеялась. Три бездыханных тела лежали без всякого движения. Один мужчина и две женщины - телохранительницы Русдорфа.
Одна здесь оказалась случайно и когда липкая тьма начала окутывать ее, лишая дыхания, лишая зрения и слуха, и увидела, сквозь тьму смутное мужское лицо в обрамлении черных волос, она поняла, что это конец, перестала бороться и закрыла глаза. Ей привидилось лицо ее господина, к которому она мчалась сказать что-то очень важное, что заживо сожженный Лотар был совсем не Лотар, но теперь она уже ничего не скажет. Инесс почувствовала что Тьма сжигает ее заживо. Она открыла рот, чтоб закричать, но издала только хрип.
Мужчина в длинном плаще стоял, прислонившись к стене, и смотрел, как рассеивается Тьма. Сюда, на задний двор клуба, никто не входил. Единственная стальная дверь была заперта и к ней давно никто не прикасался.
Он набрал по сотовому смску и отправил. Пустую. Сейчас Ингрид ее получит, скажет, что ей нужно в дамскую комнату и уйдет из клуба. Как они и договаривались, скоро она будет здесь.
Прошло не более трех минут и в "колодце" застучали чьи-то каблучки. Проблем не было, это мужчина понял по звуку женских шагов.
- У Зигфрида после смерти выражение лица стало почти детским... - сказал Дамиан и улыбнулся. Повернулся к ней и скинул с себя плащ, - Сейчас холодно. Наденьте его. Вечер волшебный. Я хочу прогуляться, Ингрид. Мне очень нравится ваша костюм из черной кожи и я боюсь, что не смогу остановить себя и не допустить вольностей.

9

Ингрид ускользнула от Пауля, который в ярости, что его отвергли, да еще и публично, просто не сразу начал преследование и, ожидаемо, упустил свою жертву.  Изначально все планировалось осуществить менее драматично. С одной стороны ее поведение можно и вовсе было счесть истерикой, но...  это было расчетное время и других способов избавиться от Русдорфа не было, пусть и выглядело так, словно она решила из себя корчить недотрогу, завалившись на студенческий корпоратив в одних трусах и возмутившись что ее лапают. Но Ингрид не было дела до того, что там о ком подумают. Даже приятно было, что Пауль не только не получил что хотел, но и стал предметом насмешек. И это еще он не в курсе того, что ожидает его вскоре на заднем дворе Клуба.
Что именно его ожидало вампирша имела удовольствие наблюдать в данный момент. Что она испытывала, видя мертвыми всех своих коллег, с которыми бок о бок провела не одно десятилетие? Было ли ей их жалко? Нет, не было. Среди погибших не было видно Лотара - всех деталей плана Дамиана она не знала, знала лишь то, что сегодня ее экс-Патрон остался без своей свиты. Так вот единственно кого она была готова пожалеть, так это их самого младшего. По крайней мере пока. Пока он не превратился в копию Зигфрида. Вот видеть его она была рада. По-настоящему рада, а вот плевать на его труп бы не стала. Он был сволочью, но все же кое-какого уважения он заслуживал. Хотя бы потому что сумел выжить рядом с Паулем.
- У Зигфрида после смерти выражение лица стало почти детским...
- А он и был, в какой-то мере ребенком. Злым, избалованным ребенком. Которого лишили детства, который так и остался не способным разбирать что есть ммм... Впрочем, ладно. Ингрид хотела было сказать "что такое хорошо и правильно, а что нет" но это бы привело к куче дурацких пояснений что именно она хотела этим сказать, потому что это все же были не правильные слова, поэтому свернула эти рассуждения и закуталась в плащ Демона. Плащ мгновенно окутал ее теплом и неярким ароматом парфюма, которым пользовался Дамиан.
Сейчас холодно. Наденьте его. Вечер волшебный. Я хочу прогуляться, Ингрид. Мне очень нравится ваша костюм из черной кожи и я боюсь, что не смогу остановить себя и не допустить вольностей.
- Я с радостью составлю Вам компанию. - Ингрид улыбнулась. - Вольности вольностям рознь, Мессир. Но немного свежего воздуха мне бы не помешало - хочется избавиться от этих эманаций.
Ингрид кивнула на здание Клуба и стянула маску прочь, хотела ее выкинуть, но спохватилась и спрятала в карман предложенного ей плаща. Секунду она колебалась а потом протянула руку и взяла Дамиана под руку.

10

- Немного свежего воздуха это то, что надо нам обоим...
Они вышли из закоулка, прошли немного по свежему воздуху вдоль Сены и остановились на мосту. Дамиан достал сотовый, который Марк купил только что, позвонил в полицию и заговорил на очень скверном французском, с явными нотками арабского акцента.
- Да, офицер... Три трупа. Я не знаю, чьи...
Он с трудом произнес улицу и, перевирая название, выдал название клуба. После этого отключился и швырнул телефон в Сену. Раздался плеск и через минуту набегающая волна смыла все круги.
- Мне кажется, сегодня из-за вас у Русдорфа будет еще одна беспокойная ночь. Он вас не узнал, а это главное. Побережем это на сладкое.
Мимо них пролетели две полицейские машины, оглушая сигналками ночь.
- Быстро они...
Он повернулся к Ингрид
- Вы не боитесь с ним встречаться? Мне кажется, сегодня, с утра, вы были на нерве или я ошибся? - Дамиан посмотрел внимательней в ее глаза и улыбнулся, - Судя по тому, что я видел у нас в Цитадели, Русдорф у своих подчиненных умеет внушать страх... Расскажите мне про него.
Пальцем в черной перчатке он поднял ее подбородок к себе
- Он брал вас в постель?

11

Ингрид подождала пока Дамиан развлекался анонимными звонками и метанием телефонов в воду.
- Мне кажется, сегодня из-за вас у Русдорфа будет еще одна беспокойная ночь. Он вас не узнал, а это главное. Побережем это на сладкое. Это означало, что впереди будет еще одна встреча с Русдорфом. Девушка почувствовала, что не смотря на теплый плащ ей снова стало холодно. Видимо, Дамиан это увидел и понял ее чувства.
- Вы не боитесь с ним встречаться? Мне кажется, сегодня, с утра, вы были на нерве или я ошибся?
Врать не было никакого смысла, как и хорохориться. Да, она боялась и не считала нежным скрывать это от Дамиана.
- Да, Месир. Боюсь. Его невозможно не бояться. Так что Вы не ошиблись.
- Судя по тому, что я видел у нас в Цитадели, Русдорф у своих подчиненных умеет внушать страх... Расскажите мне про него. Он брал вас в постель?
Ингрид не смогла удержать нервного смешка. Теперь она смотрела в глаза Демону.
Он умеет внушать ужас. И ненависть. Его близкое окружение были связаны сс ним и друг с другом... то, чувство, оно словно было цементом для нас, это была дикая смесь почти панического страха, ненависти и... любви. Не правильной, уродливой. Пожалуй, любовью это тоже не нарвать, это была патологическая зависимость-одержимость. Со временем она ослабевала, но мы уже просто словно становились частью непонятного чудовищного существа. При этом "части тела" этого монстра нередко менялись. Мне это не просто объяснить.
Ингрид нахмурилась. Ей не хотелось говорить с Дамианом обо всем этом, но в то же время это было так, словно тот вскрыл застарелый нарыв: сначала больно, но становится легче и легче.
- Конечно же он брал меня в постель.  Первый раз это было когда я еще была смертной. Мне было шестнадцать. С тех пор у меня сохранились шрамы, которые не исчезли после обращения. - Во взгляде девушки появилась застарелая боль. - Меня обратили позже, и только потому что Пауль тогда сказал, что ему надоело, что я слишком быстро подыхаю. Ему приходилось сдерживаться, а он этого не любит. Так я стала вампиром.
Ингрид вздохнула, вспомнив как после становления ее буквально выворачивало наизнанку от Голода, а рядом Русдорф и его тогдашняя свита развлекались с тем, кто пробыл ее Сиром один день. Ингрид не ожидала от Дамиана сочувствия, просто наконец-то впервые получила возможность рассказать.

12

Да что она себе позволяет? Пауль не ожидал такого демарша и замешкался на пару секунд. Они решили все.
- Теряешь хватку, кровосос. - Раздался откуда-то смутно знакомый голос, но Пауль не стал оборачиваться. Он был в ярости, потому что послышались смешки, приглушенные, едва различимые, но они были. Поэтому Русдорф не погнался за наглой девкой, пообещав себе, что завтра же он прикажет притащить ее к нему. И она пожалеет о каждой своей выходке, о каждом слове, да вообще о том, что ее когда-то произвели на свет. Вампир бросил взгляд на стол, где оставались его телохранители, и пришел в еще большую ярость. Эти мерзавцы отсутствовали, видимо, решили воспользоваться возможностями Клуба. Что же воспользуются. Вот прямо сейчас и воспользуются. Впрочем, Пауль решил, что лучше все же немного подождать. Посмотреть окончание представления. Вампиров уже унесли и на сцене бесновались животные. Один из оборотней пребывал в полуобороте, ему специально сначала сняли ошейник с серебряными звеньями, а когда он начал оборот, вернули на место.  Эта часть была еще более зрелищной и кровавой. Между ног многих зрителей уже трудились клубные рабы. Пауль почти кончил, когда раздалась пронзительная сирена. Охрана клуба с основным персоналом принялись в авральном режиме наводить порядок. Конечно, замаскировать все под самый простой стриптиз-клуб не было возможностей и то, что предстало глазам явившимся полицейским было полулегальным Тематическим клубом. Но следы всего того, что только что происходило были тщательно замаскированы.  Трое вампиров-администраторов выкладывались, заставляя приехавший наряд полиции "не обращать внимания" на кое-какие мелочи и на последние этапы экстренного заметания следов. Такого в этом Клубе  не происходило уже более 4х десятков лет. Выйти из зала никому не позволили, в наряде на сей раз кроме смертных находилось двое нелюдей.  Всех и гостей и персонал заставили собраться в гостиной. Ну, конечно, то, что было жизненно необходимо скрыть от глаз было скрыто, но вот посетителям, к их недовольству, скрыться не позволили. И по лицу присутствовавшего здесь же владельца Клуба, было понятно, что он сам отдал этот приказ. Полицейские заняли несколько кабиной и по очереди опрашивали всех, записывая их имена и что-то показывали. Вскоре появились следователи... Их Русдорф уже видел. Дважды. И ему это не понравилось. Знакомый следователь поймал взгляд вампира и их взгляды встретились. Следак кивнул своему лейтенанту и тот торопливо пробился к Паулю и передал ему приказ подойти к следователю.
- Присаживайтесь, месье Русдорф. Почему-то меня не оставляет уверенность, что когда я Вам покажу фотографии, то услышу знакомый мне ответ. - Один из полицейских, показывавших их в этот момент кому-то из персонала, подошел и выложил их на стол перед Паулем.
Заковыристости прозвучавших из уст приличного месье позавидовали бы самые опытные портовые грузчики.
- Почему-то я так и думал. Вы назовете мне их имена, а то на сей раз документов не обнаружилось. - Пауль скрипнул зубами, Инесс следователь мог бы узнать, если бы она не была так избита. На лицах же двоих других читалось явное удивление и узнавание. Пауль тоже на месте следователя сделал бы вывод, что они  все знали своего убийцу и были крайне удивлены.
- Мне следовало бы Вас задержать, но у меня есть показания охраны на входе, что никто не выходил кроме какой-то девушки. Но это не означает, что собираюсь Вас отпускать. Просто понимаю, что Ваш адвокат явится в участок раньше нас и придется все равно отпустить. У меня пока нет доказательств, что это Вы сами истребили своих служащих, но... но я собираюсь это доказать. Пока что Вы мне дадите письменное обязательство не покидать Париж и явиться по первому же моему требования. Думаю, что мы скоро увидимся, месье Русдорф.
Следователь забрал бумагу у Пауля, который даже не стал пререкаться, а просто оставил свою подпись на бумагах, которые даже не прочел. Полицейские продолжали опрашивать тех, кто был в Клубе, а Пауль вышел за следователем. Ему хотели заступить дорогу, но следователь махнул рукой, давая знак пропустить.
Машина сопровождения ехала следом за машиной Пауля, которому уже второй раз пришлось самому вести ее. Водитель полицейского джипа даже не скрывал, что сел на хвост подозреваемому.
Пауль же чувствовал себя так, словно у него выбили из под ног скамейку и он вот-вот ощутит как затягивается петля. Дышать вот уже было трудно.

13

В обязанности Наблюдателя Совета не входили визиты на места убийств нелюдей. Тем более, убийств на задних дворах более чем сомнительных заведений. Но у каждого правила есть исключения. Эта банальная фраза шла рефреном в мыслях вампира когда он слушал злобный монолог Гидеона Райли. Лично для самого Райли тореадор не стал бы делать никаких исключений, но тот говорил от имени Самсона. А для него Раймар готов был сделать исключение.  Со слов впавшего в истерику "адвоката", точнее владельца особого казино, Райли у Самсона в его "Королевстве" произошло какое-то выдающееся ЧП, в следствие которого "Королевство" наводнили полицейские, причем, там толкались смертные и избавиться от них не представлялось возможным, а в газетах появились статьи, хотя прошло не более получаса с момента поступления анонимного звонка.
Впрочем... Да, если так, то это становилось уже его работой, работой Главной Гарпии Совета. Надо было прочитать что там уже понаписано и явиться таки самому на место. Не станет он никого посылать. Самсон заслуживает того что бы Фердинанд занялся лично всем этим, да и поддержать ммм... друга не станет лишним.
К моменту, когда Фишер подъехал к любимому детищу Самсона там все еще продолжалась суета. Трупы уже увезли, частично распустили по домам посетителей, а персонал жался по углам, полицейские все еще продолжали "доискиваться до правды", не все нелюди были в курсе закулисья "Королевства", не говоря уже о смертных, но они были копами и чуяли что здесь явно есть что-то, что выходит за рамки нормы и хотели доискаться. Но тут Раймар был спокоен у Самсона была хорошо налажена система безопасности и то, чего не стоит видеть и знать никто никогда не увидит.
- Рай! Наконец-то! Ты себе можешь представить все это? - Брутальный облик владельца Клуба не давал сомневаться что перед ним матерый оборотень, разменявший не первую сотню лет. Один из старейших Тигров Европы давно обосновался здесь. От политики он отошел пару сотен лет назад и теперь занимался тем, что ему приносило удовольствие. Он сам признавался что давно ему надоела вся эта возня и борьба за власть и он хотел что-то для души. Идею он подглядел в свое время у одного вампира, но тот ориентировался на другое, он культивировал гедонизм и упирал на утонченные развлечения и молодость своих питомцев, буквально выращивая их у себя. Самсона же больше интересовали грубость, смерть и вседозволенность.
Массивная лапа легла на плечи тореадора и Самсон повлек своего гостя в кабинет.
- Рассказывай, громила полосатый, что случилось. А то от этого истерика Гидеона мне не удалось ничего добиться.
Оборотень развалился в кресле, скрипнувшим под его тушей.
- Русдорф, проклятый кровосос. Из-за его каких-то афер у меня теперь вот эти вот неприятности. На моем. МОЕМ!!! Рай, представляешь? На моем заднем дворе нашли дохлыми его ублюдков. Спасибо друзья успели передать мне весточку сразу как поступил анонимный звонок. Перетаскивать трупы мы не стали, а то искали бы у нас их в три раза интенсивнее, а время потратили что бы все быстро свернуть и спрятать собственные отходы. Представляешь как он меня подставил, ублюдок? - Самсон рычал, но тут была самая надежная звукоизоляция какая возможна и ни звука не вылетало из этого кабинета. Так что тигр мог рычать сколько угодно. А вот стол, кажется, ему придется снова менять, на его поверхности появлялись раз за разом новые царапины.
- И что мне тут сделать, Рай? Подскажи.
Фишер задумался. Ситуация получалась... сложная. И неоднозначная.
- А знаешь... подай претензию Принцу Парижа. Ее невозможно будет проигнорировать. - Фишер усмехнулся. - Ты получишь от него компенсацию. И убытки он тебе компенсирует. И моральную. Представь себе Пауля на суде у... Ламберта.
Самсон убрал когти и рассмеялся.

14

Дамиан хоть и был внешне спокоен, посочувствовал девушке.
Пронзив ее взглядом, излишне раздевающим, он увидел шрамы через одежду.
- Несколько вдоль спины, несколько на груди и один внизу  живота. От ножа. - он согласился, - Дааа... Женщине это трудно пережить.
Дамиан улыбнулся.
- А Кайт вас до сих пор не любит. Ну, да ладно, это проблемы Кайта.
Вдруг Дамиан заметил кого-то, приник к Ингрид, и прислонился лицом к ее лицу... Со стороны могло позаться, что парочка целуется на улице. А он ей зашептал на ухо весело:
- Это офицер из Оберона. Они еще не знают, что я жив. Нам, кажется, пора домой. Кстати, там вас ждет сюрприз...
Он отстранился и улыбнулся
- Уж не знаю, радостный или не очень. Марк решил прихватить его к нам. Он сказал, нам нужна свежая кровь.
Больше Дамиан об этом не заговаривал, лишь когда они поймали такси и вернулись домой, там их ждал сюрприз.
В гостиной, с заткнутым ртом и со связанными руками и ногами, на ковре лежал Лотар собственной персоной. Увидев Дамиана, он сперва завис с широко открытыми глазами, а потом попытался что-то сказать...

15

Несколько вдоль спины, несколько на груди и один внизу  живота. От ножа.
Казалось, ее ничего не может смутить, а теперь она почувствовала нет, не раздетой, это давно уже не вызывало смущения. Это было совсем иным. Разобраться с этими эмоциами она не успела, разговор зашел о другом.
А Кайт вас до сих пор не любит. Ну, да ладно, это проблемы Кайта.
- Да, это проблемы Кайта, вот только Ваш Кайт обладает талантом делать свои проблемами - проблемами других. - Не весело проговорила вампирша. Вдруг Дамиан приблизился и Ингрид приоткрыла губы, ожидая поцелуя и... не дождалась.
- Это офицер из Оберона. Они еще не знают, что я жив. Нам, кажется, пора домой. Кстати, там вас ждет сюрприз...
Ингрид отвернулась и прикусила губу. На миг ей захотелось заплакать, и а то же время стало неловко за свои ожидания.
- Уж не знаю, радостный или не очень. Марк решил прихватить его к нам. Он сказал, нам нужна свежая кровь.
- Да, конечно, Мессир. Идемте смотреть Ваш сюрприз. - немка быстро взяла себя в руки и всю дорогу гнала от себя неуместные мысли, корила себя за идиотизм и уговаривала себя сосредоточиться на чем-нибудь... ином.
Сюрприз, и правда, был сюрпризом.
- Кажется, вы собирались избавиться от всех. - Рейнхардт подошла ближе к связанному вампиру. - Сюрприз удался, Мессир. Кстати, кажется, для него тоже сегодня день сюрпризов.
Ингрид хмыкнула, наблюдая за тем как Лотар силится что-то сказать. А таком положении этого молодого вампира Ингрид видела не раз, но, кажется, настолько шокированным - впервые.
Она присела рядом с пленником и провела пальцами по его шее.
- На счет крови Марк не ошибся. Пауль не убил его в свое время именно из-за крови. В его витэ почти не чувствуется соли. - Ингрид поднялась и вернулась с ножом и бокалом. Сделала быстрый надрез и наполнила кубок кровью.
- Мессир, Вы разрешите мне угостить Вас этим деликатесом? - Немка подошла к Демону и протянула ему бокал.

16

Почти 2 недели они жили здесь и две недели Квентин наслаждался жизнью вне Цитадели и без неизменного ошейника, который надевали всем невольникам, когда они покидали ворота Цитадели. Одного этого должно было быть достаточно для счастья. Так и было в первые пару дней. А потом последовал разговор с Дамианом, когда он намекнул на возможность получения свободы. А еще сказал, что это будет зависеть от Марка. Первая попытка завести разговор на эту темы была... не удачной. Для второй же пока не находилось подходящего времени. Сам Дамиан, Марк и даже перебежчица-вентру были постоянно заняты, ему же, в основном, приходилось выступать все в той же роли сосуда с кровью и средства для сброса напряжения. Квентин заставил себя не акцентироваться на этом, а пользовался возможностями относительной свободы, абсолютно бесконтрольного доступа к сети, буквально впитывая все, что происходило за последние годы, чередуя информацию, до которой ранее не имел доступа с обычным досугом - чтением и просмотром фильмов. Но с каждым днем это безделие становилось все более и более невыносимым. И все острее хотелось получить то, о чем намекнул Демон. Это становилось навязчивой идеей. Вернуться к прежней жизни. Ну, ладно, почти прежней. Было очевидным, что даже если он и  вернется, как хотел в полицию, то все равно у него останутся обязательства перед Дамианом. И от них он не собирался отказываться. Или случится так, как намекал Сэндлер, и его ждет не полиция, а служба под началом Марка? Если бы предлагали выбор то... Квентин понял, что вряд ли смог бы сделать выбор сразу и не раздумывая. Хотя и склонялся к полиции.
От размышлений и попытки сделать выбор, который ему пока что никто не предлагал, Квентина отвлек стук чего-то тяжелого в общей гостиной. Оказалось это Марк притащил связанного вампира из свиты Русдорфа. Хотя, видимо уже следовало говорить из бывшей свиты.

17

Хотя с этим мальчиком Русдорфа, этим Лотаром. у Марка было мало проблем, он с ним порядком намучился. Надо было заменить его телом другого. Он объездил три морга, прежде чем нашел труп с параметрами Лотара и обеспечил Русдорфу "жаренного цыпленка".
Бросив мальчишку в здесь же, в гостиной, он вытащил Квентина от телевизора, где тот смотрел очередные новости
- Сними рубаху.
Надо, наверное, было быть побережнее со своим протеже, но Квентин заставил его рассвирепеть во время прошлого разговора и Марк до сих пор не остыл. Поэтому он не дождался, когда Квентин закончит начатое, а сгреб раба сзади за шею впился ему в яремную вену, и пил вволю, покуда Квентин не оказался лежащим на столе. Похоже, Сэндлер слегка разыгрался, потому что, когда он его отпустил, вся рубашка была порвана, а грудь Квентина была вся в кровавых подтеках от когтей вервольфа. Да и крови он из него випил столько, что хватило бы на двух Марков.
- А где твое "приятного аппетита"? - усмехнулся Марк и удовлетворенно облизнул губы.

18

- Сними рубаху.
Было заметно, что вервольф устал и задерган. Выполнять приказ Квентин начал сразу, как только он прозвучал, но все равно - не успел. На валявшегося на полу Лотара Марку явно было наплевать, а Квентин... почти привык.
То, что Марк нуждается в разрядке было особенно понятно по тому, что он не пытался сдерживать обращение, и его волчьи когти рвали кожу на груди каесида, а в зеркале было видно как челюсть менялась в процессе восполнения сил, словно зеркало было экраном и изображение "плыло", пока все же лицо не стало человеческим.
- А где твое "приятного аппетита"?
- Не хотел ставить Вас, мистер Сэндлер, в неудобное положение. Ведь Вы не смогли бы ответить мне "спасибо". Вы были заняты, да и не хотел провоцировать Вас на лишние разговоры... за столом. - Квентин уже лежал как раз на столе и фраза приобретала новые оттенки.

19

- Ой, Квентин, - Марк уже был на диване, в полной боевой готовности и облизывался. Сейчас он был умиротворен и все, кто его знали, знали и то, что хоть он и умиротворен, то совсем не безопасен, - Кажется твой язык сослужит тебе скверную службу. Сегодня перед сном ты зайдешь ко мне. Я тебя накажу.
Каким должно быть наказание... Либо он просто выпорет его, либо накажет как-то иначе, зависело только от него и от Квентина, если он не прижмет свой язык.
За это самое однажды он уже наказал каэсида, не давая ему спать в течение пяти суток, в результате чего Квентин готов был уснуть даже на сковородке у садиста Дэниелса.
Очевидно Лотар был напуган проявлением "голода" оборотня, потому что он смотрел то на Квентина, то на Марка, испугавшись, что, когда он покончит с вампиром, то возьмется за него.

20

- Ой, Квентин, Кажется твой язык сослужит тебе скверную службу. Сегодня перед сном ты зайдешь ко мне. Я тебя накажу.
- Да, Господин. Как прикажете. - Квентин редко по собственной воле использовал "Господин", обычно это было тоже частью "бунта". Но не на сей раз. Вообще, те, кто раньше знали офицера Брентфорда и могли бы увидеть его сейчас были бы крайне удивлены произошедшим переменам. Обычно невозмутимый словно каменный идол, на лице которого редко появлялись какие-то эмоции кроме неизменной улыбки, которая ничего не значила, теперь улыбался крайне редко. А его язвительные комментарии стали куда более грубыми и циничными. Обычно он весьма витиевато излагал свои мысли и спрятанная за сотней слоев словесной шелухи "истина", понималась далеко не сразу. Сейчас же... это было единственное чем бывший офицер Квентин Брентфорд мог "противостоять"  положению в которое попал. Последний рубеж собственной гордыни который он не собирался сдавать просто так.
- Вечером. - Вампир поднялся со стола и подошел к расположившемуся но диване Марку. - А сейчас что мне Вам предложить? Вы устали. Возможно, кроме крови Вам мог бы помочь массаж.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Жизнь после смерти » Игра в поддавки