Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Лунное озеро


Лунное озеро

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s7.uploads.ru/Z5Ycq.jpg

2

Когда был высечен Храм Сета в подвалах цитадели никто не знал. Лишь когда египтянка начала им заниматься, рабочие, которых она нанимала, начали открывать все новые и новые залы. Таинственная лестница, ведущая под статуей Сета в один из проходов Замка, многочисленные помещения, созданные черт знает для чего, одни, казалось ведут наверх, другие вели вниз, но оказывалось, что они, переплетаясь, сходятся и никакие археологические раскопки не могли распознать, где кончается этот лабиринт.
Одна египтянка чувствовала, что здесь она у себя дома. Она бы могла пройти, не глядя, все коридоры и под конец прийти туда, куда надо. Пользуясь кошачьим зрением, она не стала зажигать факелы, а прошла до залы, где все пространство занимало маленькое озеро. Спустившись по выщербленным ступеням, египтянка замерла на миг. Где-то наверху, в скальных породах, было прорубленно оконце или оно образовалось само собой, и если прийти в этот час, то лунный свет заливал озерко, заставляя плясать лунную дорожку, идущую прямо к ее ногам.
Нерис скинула тунику, вошла в воду по этой лунной дорожке, распустила волосы и поплыла, чуствуя разгоряченным телом, как жара этого дня уходит, оставляя ее наедине с ночью. Проплыв несколько метров, она улеглась на другой стороне озерка, на песок. Прохладная вода скользила по ее телу, то набегая и скрывая, то отступая и обнажая ее всю.

3

Менес долгое время думал, что сам набрел на это милое место. Крокодилу было здесь раздолье. Он здесь мог становиться самим собой и наслаждаться водой и естественным животным обликом. Но потом он заподозрил, что это была какая-то провокация перебежчика. Заподозрил, но изменять своим привычкам появляться тут время от времени и барахтаться в озере не стал. А сегодня... Эскер погрузился почти целиком в воду, оставив себе лишь возможность наблюдать за происходящим. А происходящее было очень даже любопытным. Учитывая что один из проходов к озеру шел через Храм было понятно, что Жрица наверняка знает про озеро и пользуется им. Это второй проход ей был практически недоступен, так как шел  через скалу и  проходы нередко были затоплены. Крокодилу же такой проход был вполне доступен. Менес предпочитал проделывать его в полуобороте, лишь иногда полностью давая своему зверю полную свободу до того, как он добирался до цели.
Нерис, естественно, не утруждала себя никакой одеждой. Менес неторопливо подобрался к ней по воде, а затем не утруждая себя полной сменой облика рухнул на песок рядом со Жрицей.
- Нравится вода и уединение? - Пока что Эскер просто лежал, сложив руки перед собой на песке и уложив на них голову.

4

Некоторое время она лежала, ощущая, как прозрачная, как слеза, вода скатывается и снова набегает на обнаженное тело. Здесь было так спокойно, так тихо, что Кошка решила подремать, да и она почти уснула, но некое чувство, которому нет объяснения подсказало ей, что она не одна. Она тихонько открыла глаза и тут же из воды появилось нечто.
"Крокодил!" - мысленно вскрикнула египтянка и тут же тело среагировало на него. Кошка бросилась прочь и отползла от него, пока не уткнулась в стену.
- Нравится вода и уединение?
- А... Это ты... Менес... - Кошка блеснула темными глазами, спрятала острые зубки, которыми надеялась защититься от крокодила, выпрямилась, стараясь не дрожать, и села прямо, как садятся кошки, когда чувствуют опасность. Конечно, она знала, как обращаются волки, ягуры, львы... Но крокодилы... Даже там, где она росла, оборотни этого вида встречались не часто. Да ладно, что уж там... Менес был первым крокодилом, которого она видела. И относилась к нему, как к прочим чудовищам.
- Мне нравится и то, и другое. Если меня не пугают... Рунихера знает, где ты сейчас? Мне кажется, если ты даже телохранитель Сети, это не дает тебе права появляться в храме в любой момент, если ты пришел не по службе... - ее голос чуть-чуть дрожал, а черные, как спелые вишни, глаза смотрели на его руки и спину с ужасом, словно ждали, что он вот-вот оьратиться.

5

- А... Это ты... Менес...
- Дааааааааааааа, это я. - Довольный собой ухмыльнулся оборотень, наслаждаясь тем страхом, что сейчас чувствовала маленькая Жрица. Боялась, но пыталась зрабриться и огрызаться.
- Мне нравится и то, и другое. Если меня не пугают... Рунихера знает, где ты сейчас? Мне кажется, если ты даже телохранитель Сети, это не дает тебе права появляться в храме в любой момент, если ты пришел не по службе...
- Разрушитель? Не слышу лояльности и готовности служить в твоем голосе и словах, Жрица. - Казалось Менес в ярости, но на самом деле он просто развлекался в этот момент. - Забыла, что должна теперь служить сыну Сета, как служила раньше его отцу? Вопрос о правомочности собственного пребывания здесь Эскер поднял только после весьма долгой паузы, давая Нерис вспомнить и о Сете и о Сети.
- Что же касается... это озеро находится за пределами самого Храма. Так что, я здесь, как и ты, пришел насладиться всеми теми прелестями, что может предоставить это укромное место. - Оборотень словно перетек и оказался нависающим над девушкой. - Вот например сегодня, видимо, в ответ на мои горячие молитвы, это место предоставило мне тебя. - Рука, которая на руку походила весьма отдаленно, кожа на которой была плотной с жесткими черными когтями, накрыла одну из грудей и болезненно сжала ее.

6

Если она спрыгнет в воду и припустит, что есть силы через озеро, то она не проплывет и половины пути.
Так рассуждала Кошка и ее взгляд ясно говорил, что она сейчас желала бы оказаться в любом другом месте, кроме этого озерка.
Она очень внимательно следила за его рукой, которая была уже около ее тела и поежилась, когда представила, что эта чудовищная рука сейчас дотронется до нее, а сбежать ей некуда.
- Нет! Я все помню, но ты не Сет и не его сын... и не можешь претендовать на все, что находится в стенах Храма! Включая меня!
Египтянка, вся дрожа, отодвинулась от него еще немного, но его большая, крокодилоподобная рука сначала скользнула по ее плечу, и она отряхнулась, как кошка, чувствующая опасность, а затем его рука переместилась ей на грудь. Этого она вытерпеть уже не могла. Кошка зашипела и вцепилась в руку маленькими клыками.

7

- Нет! Я все помню, но ты не Сет и не его сын... и не можешь претендовать на все, что находится в стенах Храма! Включая меня!
- Мы не в Храме. - рыкнул уже заведенный оборотень, упорно не желая признавать это чудесное место частью Храма. - А если и так, то Сети не жаден, а лишний раз проучить жрицу Сета, такую страстную и не желающую покориться, он всегда рад. А я... я орудие его.
Менес хищно ощерился и тут эта наглая сучка его укусила!. Это уже было сверхнаглостью и спускать такое поведение Эскер не собирался, он со всей силы отвесил ей оплеуху, затем ухватил за волосы и повалил на мокрый песок, а потом... потом почувствовал как задыхается, как все вокруг потемнело и...
- Ты посмел посягнуть на мою женщину! - Голос казалось шел из стен и из сгущавшейся темноты. На миг голос словно споткнулся, а потом продолжил еще более жестко и уверенно. - Ты потянул свои лапы к моей Жрице!
И руки внезапно скрутило невыразимой болью, и Эскер не в силах терпеть это свалился на песок и почувствовал словно они иссыхаются как у мумии. Боль и наваждение прошли так же внезапно как и нахлынули. Рассеялась и тьма, мешавшая видеть дальше своей руки. Раздались шаги. Мужская фигура обогнула край озера и подошла к ним. Когда Менес увидел кто к ним идет, то от неожиданности вскрикнул.
- Дюк?
- Учитывая обстоятельства, ты будешь ко мне  обращаться только господин Дьюэйн и никак иначе. - Дюк подошел к Нерис, присел рядом с ней на корточки, приподнял и прижал к себе.
- У тебя удивительный талант находить неприятности везде. Даже там, где их, казалось, не могло быть по определению.

8

Нерис как-то рассказала ему про небольшое озеро, куда добраться можно только через храм. Ягуар понял, что Нерис нравится там бывать и он решил посмотреть что же это за озеро. Кроме голоса своей Кошки Дюк услышал еще один голос... мужской. И это был не голос ее игрушки. Оборотень почувствовал как его буквально затопила ярость. Он поторопился к месту действия. Ему она только сказала про озеро, а этого она сюда привела! Как посмела? Ревность, до знакомства с египтянкой не известная Дюку даже в виде намеков, теперь буквально разрывала его на части.
- Нет! Я все помню, но ты не Сет и не его сын... и не можешь претендовать на все, что находится в стенах Храма! Включая меня!
- Мы не в Храме. А если и так, то Сети не жаден, а лишний раз проучить жрицу Сета, такую страстную и не желающую покориться, он всегда рад. А я... я орудие его.

Ситуация прояснилась. Ревность исчезла мгновенно, а вот ярость только силилась, поглощая самого Дюка, топя его во тьме, уже знакомой тьме. А когда он понял, что этот ползучий ящер-переросток осмелился ударить Нерис...
- Ты посмел посягнуть на мою женщину!Прорычал Дюк начавшим меняться голосом и это было последнее, что он сделал осознанно, браслет на руке раскалился и задыхаясь, Дюк понял, что теперь, как уже бывало ранее, не владеет своим телом, голосом и... силой. Вокруг окончательно стало темно, словно все заволокло тучами.
- Ты потянул свои лапы к моей Жрице! Дюк только размыкал губы, а голос... голос был голосом его второй сущности, с которой ягуар почти смирился за эти пару лет. Рука Дюка сжалась, а в этот момент темное пламя охватило руки Эскера, его плоть мгновенно обгорела и руки превратились в перекопченые "крокодильи лапки".  Темное пламя не различимое, кажется, никем кроме Дюка и его "наездника" ушло, и руки нечестивца оказались прежними, а беспокойство ягуара за Нерис и желание помочь ей, прижать к себе пересилило желание Сета карать ослушника. И со снисходительным смешком тот снова спрятался, а вместе с ним рассеялась и темнота.
- Дюк? Это недоразумение еще и осмелилось ко мне обращаться? Сет ушел, но его эмоции еще клокотали в оборотне.
- Учитывая обстоятельства, ты будешь ко мне  обращаться только господин Дьюэйн и никак иначе. - Дюк подошел к Нерис, присел рядом с ней на корточки, приподнял и прижал к себе, как и собирался. Он чувствовал как льнет к нему ее обнаженное гибкое тело.
- У тебя удивительный талант находить неприятности везде. Даже там, где их, казалось, не могло быть по определению.

9

Пощечина оглушила Кошку. Сквозь брызнувшие слезы она почувствовала, как Менес навалился на нее, вмяв в песок, а потом поняла, что кто-то отрывает телохранителя Рунихеры от нее и услышала этот чужой и такой родной голос...
Первое, что она увидела, когда протерла кулачками соленые слезы, это был Менес, испуганный, дрожащий, в трех шагах от нее. Господи, что это с его руками? Тот, кто это сделал, стоял сейчас над ними, но Кошка боялась поднять на него глаза.
Только когда из его уст вырвался знакомый смешок, она взглянула и на ее лице проскользнула улыбка, смешанная с непониманием.
"Учитывая обстоятельства, ты будешь ко мне  обращаться только господин Дьюэйн и никак иначе." - эта фраза была обращена к Менесу.
- Дюк... Дюк... - запричитала Кошка сквозь слезы. Ее охватил страх, как бы Дюк не подумал, что она нарочно флиртует тут с Менесом. И вообще, все вот в таком роде. Поэтому, когда он нагнулся к ней, она приникла к нему, ухватилась за воротник и не ни в какую не хотела отпускать.
" У тебя удивительный талант находить неприятности везде. Даже там, где их, казалось, не могло быть по определению."
- Даааа... - протянула Кошка сквозь слезы и в этот момент отвернула заплаканное лицо, чтобы посмотреть на Менеса, но вместо этого посмотрела на камни, по которым шел Дюк. Это было странно, но телохранитель Рунихеры то же смотрел на них. Камни, по которым шел Дюк, светились неясным светом и каждый след напоминал то же, что было, когда в темноте проходил Сет.
Кошка вынырнула из объятий Дюка и сидела на песке, прижав руки к груди, широко открыв потрясенные глаза.
Менес упал на колени и молил, прося пощады у того, кого он ранее признавал богом.

10

Учитывая обстоятельства, ты будешь ко мне  обращаться только господин Дьюэйн и никак иначе.
Менес не мог ничего больше сказать. Его хватило вот на это короткое удивленное "Дюк", и все. То, что он видел, что происходило... источником всего этого не мог быть простой оборотень!!!! Не мог! Даже если с ним его Хозяин и делился какой-то силой, а ведь всем известно, что этот пятнистый чванливый мерзавец не пил кровь Демона.
Эскер застонал от не боли в руках, не смотря на то, что руки уже казались нормальными, оборотень чувствовал себя так словно это все не было каким-то наваждением или иллюзией, а его руки и правда сгорели. Он даже потянулся проверить одной другую. Нет все было нормально, если бы не адская боль при прикосновении. Менес понемногу начинал приходить в себя, решив что надо поставить выскочку на место. Он повернул голову и из горла вырвался сдавленный хрип. Этого не может быть! Эскер не понимал что происходит, но Сет обладал способностью вселяться в тела своих жрецов. Жрецов! То же, что было сейчас было выше его понимания, но к черту понимание! Инстинкты сработали прежде чем сам крокодил понял что надо делать и что он делает. Он рухнул на колени перед... Сетом. Что он бормотал, Менес сам не понимал, а еще он пытался понять что ему теперь делать... и... надо ли рассказывать Сети о том, что... что тот не сирота, а его папа... замначальника СБ Цитадели Сантарии. Все это было слишком... шокирующим, и оборотень просто рухнул на песок, сознание не справилось с происходящим и решило, что без него сейчас телу оборотня будет... спокойнее.

11

Кошка льнула к нему, и ее хотелось защитить. А вот тот, кто сидел внутри... он видел свою Жрицу, Жрицу, которой были дарованы Ключи от Храма, а она...
Дюк шикнул на своего "соседа", напоминая кому здесь принадлежит тело, в котором они вынуждены сосуществовать и... эта женщина.
- Пусть она хоть сто раз твоя жрица, но в первую очередь она моя... Дюк заткнулся, когда внутри раздался понимающий смех.
- Твоя кто? Любовница? Это не статус. Это всего лишь информация о том, что ты один из тех, кто разделял с ней ложе. Кому она соглашалась отдаться сама, а не тот, кто брал ее просто своей волей. Жена? Так вы с ней не женаты. Кто она тебе? Ты обходишься термином "моя женщина", что еще глупее. Хотя, из того, что я успел прочесть в тебе, а я изучил, поверь мне все, готов признать что это для тебя подвиг. Ты привык считать этих прекрасных созданий только самками. Вампирьими, звериными или человечьими, так что... знаешь, да, пожалуй я поторопился. Для тебя это почти подвиг.
В голосе раздался издевательский смех. А Дюк только сильнее прижал Нерис к себе. Свою Нерис. И не важно как ее там называет какой-то дохлый египетский бог.
И тут Дюк заметил ползающего у ног Эсекера. Который закончил бормотать на древнеегипетском что-то и...
- Черт. Этот припадочный еще и сознание потерял. - Недовольно прорычал Дюк и тут он увидел взгляд Нерис и перевел взгляд на песок, на который она смотрела. Золотистое свечение уже почти исчезло, но не понять что это светятся его собственные следы было невозможно.
Ну что? Не думаешь, что пора дать дохлому богу... поработать? А? - Впервые они разговаривали с Сетом и впервые тот попросил уступить ему право управления телом, а не, как это уже было несколько раз просто выдавливал сознание Дюка, оставляя за ним роль лишь наблюдателя.
Если тебе этого так хочется. После некоторого колебания проговорил оборотень и уже привычное чувство поглотило его. Чувство всемогущества. Он скинул рубашку, в сюртук уже была укутана Нерис, стянул перчатки и откинул их туда же.
Не было никаких показушных жестов, ни даже щелчков пальцами, а на бессознательного крокодила рухнул поток ледяной воды, приводя его в чувство.
Сет бросил жесткий взгляд на Нерис, показывая, что приветствовать своего Бога и выказывать ему почтение стоит совсем не так, как она. Менесу же достался другой, яростный взгляд. Сет еще не забыл провинности оборотня и все услышанные извинения и мольбы не избавляли его от наказания.
Торс осетевшего Дюка казалось переливался огнем, когда тот протянул руку к стене она тут же превратилась в один большой факел, освещая и озеро и все, что происходило сейчас на его берегу.

12

Египтянку охватило величайшее волнение, когда она увидела светящиеся следы на берегу, а потом, когда Дюк скинул одежду и поджег скалу, осветив все вокруг, для нее и даже для Менеса было ясно одно - Сет здесь. Каким чудом он воспользовался телом Дюка, для нее, оставалось загадкой, которую она пока решать не хотела да и не могла. Почти детское личико Нерис наполнилось изумлением и страхом, хотя больше страхом, и она припала к ногам своего властелина. Египтянка чувствовала себя предательницей, хотя бы из-за того, что пока она думала, что господин ее умер, все ее мысли занял Дъюэйн и сейчас она боялась, что господин накажет ее за это. Хотя... Если ее бог вселился в Дюка, то, как она могла протестовать...
Такие мысли набежали в ее головку и чем больше времени проходило, тем яснее она чувствовала, что Сет и Дюк не одно и то же... Однако ей ясно предполагалось сейчас оправдываться и она начала с того, что заложила Сету его собственного сына. Она не поднимала глаз, боясь увидеть Дюка и опасаясь, что опять оцепенеет, и говорила только для Сета.
- Мой господин... мой господин... - египтянка склонилась еще ниже, мокрые волосы, как водоросли, рассыпались по ее плечам, - Я поддерживала твой храм, как могла, пока не появился Рунихера со своими стражниками и не сказал, что он теперь здесь хозяин, а его телохранители стали вести себя, как победители на завоеванной территории. Многих жрецов и жриц они погубили, потому что те отказывались признавать их власть...
Она бросила ненавидящий взгляд в сторону Менеса.
- Мой господин... я думала, что вы умерли...

13

Сет слушал объяснения Жрицы и мрачнел. Он видел все глазами Дюка, знал то, что знал этот оборотень, но не имел возможности ничего сделать. Те редкие короткие моменты, когда удавалось вырваться и показать свою силу - не в счет. Тогда он все равно был словно тень самого себя, спроецированного причудливым проэктором на Дюка, даже не маской. Теперь же тот отошел туда, где до этого держал в себе Сета и Бог воспользовался этим подарком сполна. Если пять минут назад это еще было тело ягуара, а минуту, его словно обволакивало золотисто-огненный кокон с чертами Сета, то теперь это был Сет.
- Мой господин... я думала, что вы умерли...
- Вот как? - Прогрохотал голос Бога, мертвого, но не умершего. - Забыла простую истину, Жрица? Что Боги живы пока в них верят.
Вокруг сгустилась абсолютная и непроглядная тьма, тьма была бесконечно холодной и пустой, а через миг сменилась ярким полыхающим огнем, опалившим всех, но пропавшим меньше чем через секунду.
Они больше не были на озере. Они находились в Храме. Один за другим зажигались факелы, и вот уже они горели все, и не было ни одного угла, ни одного закоулка, не освещенного яркими огнями.
- Я мог бы, услышать эти слова и простить, доведись их услышать от простого смертного. Да, даже услышь я это от младшего жреца, потерявшего веру, потому что рядом с ним не осталось никого из старших Жрецов, кто мог бы объяснить ему все. но слышать это от Верховной Жрицы... - Стены снова на миг покрылись огнем, а стоявшие на алтаре подсвечники расплавились и золото стекло на камни и впиталось в них.
Пальцы сета коснулись подбородка Нерис и грубо сдавили его, так, что еще миг и кости треснут, Сет заставил Жрицу посмотреть на себя и увидеть. Глаза Бога пылали яростью и гневом.
- Ты будешь наказана, Жрица. - Сет отвернулся от нее, убрав руку и повернулся к дрожащему от страха и боли крокодилу.
- А ты, значит, раб моего неблагодарного сына? Он не изменился. - Рука сжимала горло мужчины и тот теперь висел поднятый над полом на добрых полметра, но даже не пытался помочь себе, не в силах отвести взгляда от ожившего Сета. Ну, а говорить он сейчас не мог физически. - У меня для него есть послание. И ты его передашь.
Сет бросил оборотня на алтарь. Змеи, ползавшие по полу и никшие к ногам Сета тут же заползли на алтарь и стали путами на руках и ногах пленника.
Сет склонился к почти обезумевшему от ужаса Менесу и положил одну ладонь на лоб крокодилу, вторую ему на грудь. И иод его руками тут же стали проступать руны. Одни строки пылали огнем, заставляя мужчину корчиться на алтаре, другие словно вырезались ножом и кровь из них заливала алтарь. Кричать же Сет Эскеру запретил своей волей.
Когда он убрал руки весь торс оборотня был испещрен письменами, а на лбу остался отпечаток ладони Сета с его "подписью". Змеи сползли с алтаря и след за ними с него сполз прогневивший Сета оборотень, он распластался у ног и не переставая целовать ноги бормотал мольбы о прощении и снисхождении. Сета же он больше не интересовал. Два слова и оборотень лишился чувств и Сет отпихнул его ногой со своего пути.
А потом повернулся к Нерис.
- Ну вот, с этой ерундой я разобрался. Теперь давай разберемся с твоими проступками, моя Жрица. - Голос явно не обещал провинившейся кошке ничего хорошего.

14

"Забыла простую истину, Жрица? Что Боги живы пока в них верят."
- Я виновата, мой Сет! Но я была уверена...
"Что вы умерли..."
Так ей сказали и тем, кто ей сказал, она не имела права не верить. Хотя еще долго, очень долго она горевала и не знала, как дальше жить.
"Почему вы хотя бы не послали весточку?"
Слезы капали из ее глаз, прозрачные, как вода в Лунном озере.
" Ты будешь наказана, Жрица."
Нерис скронила голову. Она будет наказана. Это сказал сам Сет. Она помнила, как по его приказу наказывали Жрецов и Жриц. Каждый раз это было чем то особенным, и каждый раз это было чем-то ужасным. Даже, если ей понадобится пожертвовать своей жизнью, она пожертвует.
Египтянка встала. Ее ноги казались ватными и потому она слегка качнулась. Обняла себя за плечи руками.
- Я готова понести наказание, мой господин...
После того, как Сет приподнял ее лицо и она увидела взгляд Сета, она все еще боялась на него взглянуть, но сейчас взглянула.
Сет, а это был он показал, как он расправляется с неверными слугами своего сына. Нерис только прижала руки к своему лицу и смотрела, как отпечатанные огнем руна навсегда оказываются на груди Эскера. А как только он завершит с Менесом, он начнет с ней.

15

- Я виновата, мой Сет! Но я была уверена...
- Конечно, виновата. Я это уже сказал. От ее же уверений Бог отмахнулся. Оправдания его никогда не интересовали. Тем более сейчас, когда у него появилась возможность вернуться. И увы эта возможность не бесконечна, что бы тратить драгоценные мгновения на выслушивание оправданий и отговорок. Он их потом послушает, находясь "там".
- Я готова понести наказание, мой господин...
- Еще бы не была готова. - Сет сделал вид, что удивлен слышать эти слова, хотя Нерис была обязана их произнести. И не сделай она этого, то наказание могло стать еще сильнее.
Закончив разбираться со слугой возомнившего слишком много о себе Сети, Сет вернулся ко своей жрице.
Та боялась, и это было правильным. Отдаленно Сет чувствовал эмоции Дюка, таящегося глубоко внутри. А пока все было наоборот, Сет их успел изучить и знал что этот жестокий оборотень тоже умеет наслаждаться страхом. И любит страх этой Кошки. Ее боль и ее слезы. А еще он любит ее саму. С то время как для самого Сета этого чувства не существовало. Его отношения с небожественными разумными были совсем иного плана. Но что там сейчас чувствовал этот бьющий в ярости хвостом ягуар не волновало Сета. Но сколько раз он вынужден был быть только сторонним зрителем, когда этот наглый пятнистый кот брал Нерис как хотел. И сейчас... Сначала Сет хотел начать наказание с очень жестокой порки, что бы после нее на теле предавший его... нет, все же -оступившейся Жрицы, не осталось ни одного целого клочка шкуры. Потом бы он, заживил все, красота не должна быть изуродована. Но теперь, когда он утолил первую жажду мести на Эскре, он успокоился. И вернулись другие желания.
Сет сжал кулак, и Нерис оказалась распластана на алтаре как до нее другой оборотень. И змеи, до этого души не чаявшие в своей хозяйке и кормилице, снова исполнили роль пут, при этом они шипели, едва не царапая ее грудь и шею ядовитыми клыками. Раздалась короткая команда и змеи-путы стали казаться колючей раскаленной проволокой. Сет навис над Нерис и вошел в нее сразу же, одним сильным толчком, проникая внутрь, разрывая ее. Ни у человека ни у оборотня такого члена быть не могло, но это же был Сет. Во плоти. Его руки прошлись по телу Жрицы, и это не были ласки, руки обжигали, казалось что это были два раскаленных куска металла, и они не просто гладили ее тело, они до боли сжимали ее грудь и бедра.
Толчки при этом не прекращались, а были истовыми, показывая в какой ярости находится забытый своей жрицей Бог.
- Надеюсь, теперь ты осознала, что я не умер, Жрица. - Он ни разу не назвал ее по имени, словно упрекая, используя это слово не как уважение, а как пощечину. Ответить же у Нерис не было никакой возможности. Рука Сета сжимала ее горло, лишая не то что возможности говорить, а даже дышать, и казалось что огромные когти вспороли горло, разорвали его, но при этом крови не было. Нигде кроме как между ног жрицы, словно Сет возвращал ее в тот день, когда так же на Алтаре взял ее в первый раз еще совсем девчонкой.
Тогда ее кровью тоже был залит весь алтарь и даже пол рядом с ним. Рука с горла убралась, вернувшись к "ласкам", дававшими фору самым жестоким пыткам и замерла на левой груди Кошки, и ее пронзило острейшей болью, когда там вспыхнул самым настоящим огнем символ Сета.
- Ты с радостью отдавалась своему любовнику, который помог тебе забыть своего Бога. Ты наслаждалась им так, как до этого никем. Теперь каждый раз, когда он будет брать тебя, он будет видеть как здесь горит мой знак. - Боль в оставленной Сетом "печати" не ослабевала, словно ей предназначалось прожечь женщину насквозь. - Надо подстраховаться.
С недоброй усмешкой проговорил Сет, его семя уже опалило нутро Нерис, как раз в тот момент когда на груди загорелся символ, теперь же он вышел из нее и жрица оказалась перевернута на алтаре лицом вниз. Снова змеи-кандалы, и снова разрывающий нутро толчок злой и жестокий. Теперь руки обжигали спину и ягодицы Нерис, когда они просто скользили по телу, от боль была нестерпимой, но стоило ему задержать руки где-то и становилось понятно, что до этого боль были тенью того, что приходится испытывать сейчас. Жрице должно было казаться, что она горит все, испепеляемая гневом своего Бога. На этот раз рука замерла на копчике. Нестерпимая плавящая все боль снова пронзила Нерис, там, где сейчас загорелся знак Сета, подтвержденный новой порцией едкого семени внутри.
Закончив с первой частью экзекуции Сет отошел к изголовью алтаря. Змеи получили разрешение покинуть свой пост и они сползлись к ногам Бога, потом поднялись по его ногам и принялись слизывать с его члена кровь Нерис и остатки семени Сета. Тот благосклонно разрешил им это, предавая этим ритуалом им новые свойства. Теперь они станут настоящими стражами Храма и орудием в руках... Верховной Жрицы... Когда она получит прощение.
- Я еще не решил будет ли твой похотливый кот просто видеть мои знаки когда решит заняться с тобой... любовью. - Сначала Сет хотел сказать совсем другое. На языке вертелись сначала грубые слова, но почему-то он вообще не смог их произнести. Потом появилось в мыслях "заняться сексом" и он уже сказал это, но в последний момент сам не понял как, но произнес то, что произнес. И недовольно поджал губы, а потом продолжил. - Или они будут каждый раз гореть так же, как горели сегодня. Но вы с ним проверите и узнаете какое решение я принял.
Никакое наказание не могло отменить порки. Что бы не было "на сладкое", но провинившийся должен быть подвергнут порке. Этим занимались жрецы, которых учили этому мастерству, но сейчас Жрецов под рукой у Сета не было и Нерис предстояло стать первой жрицей, кого лично выпорол сам Сет.
- У тебя есть возможность доказать мне свою веру и преданность, Жрица. - Плеть лежала на алтаре, Сет же успел заставить истерзанную кошку с него слезть.
- Ты сейчас возьмешь эту плеть и принесешь мне. И попросишь о прощении. - Сет не сомневался, что Жрица должна помнить, что обязана с плетью опуститься на колени перед Сетом и поцеловать его руку. Обычно после всего этого Сет отдавал плеть палачам, сегодня же...
- Потом ты вернешься на алтарь и не покинешь его до тех пор пока я не скажу, что ты прощена. - Сет усмехнулся. На этот раз Жрицу не будут удерживать на камне ни змеи ни его сила. Только ее желание заслужить прощение.

16

По голосу Сета, а не по голосу Дюка, египтянка определила, что он действительно разъярен. Может быть это было после того, как он много лет был "мертв", а может быть Дюк передал это ему вместе со своими эмоциями.
Как бы то ни было, а Нерис не могла сейчас долго об этом размышлять, не могла разделить Сета и Дюка.
Слезы лились из глаз, а тело горело, как это бывало раньше. Она не была уверена, что сможет выдержать наказание.
У нее не было бы времени и дальше решить, ибо по воле Сета она была перенесена на алтарь, распластана там лицом вверх, а змеи... ее змеи, которые только ее и слушались, сковали ей руки и ноги своими чешуйчатыми телами и теперь шипели ей в лицо, норовя укусить. Египтянка зажмурилась.
Кажется, Сету это и раньше доставляло удовольствие - ее крик - то, что происходило потом, лучше всего объясняло это.
Нерис уже давно разочаровалась в своем Боге. Хоть и любила его, и была преданна до конца. У нее не было ничего, кроме ее Бога. Просто из любви к нему и преданности выполняла свои обязанности первой Жрицы, но и тех, кто верил в него поневоле, не могла подвести. И теперь это наказание стало для нее поистине несправедливым.
Как сквозь туман Сет приблизился к ней. Даже с закрытыми глазами, Кошка чувствовала это всем своим телом. А дальше... Она не могла сдвинуть ноги, и Сет взял ее одним рывком. Крик застыл во рту, а ее словно распороли клинком. Дальше она была словно в бреду и это совсем не было похоже на то, когда для Кошки не было другой любви, кроме Сета. Похоже Сет вычеркнул ее из своей жизни и теперь мстил ей за все.
"Я еще не решил будет ли твой похотливый кот просто видеть мои знаки когда решит заняться с тобой... любовью. Или они будут каждый раз гореть так же, как горели сегодня. Но вы с ним проверите и узнаете какое решение я принял."
Змеи отпустили ее. Кошка дрожа поднялась и села на алтаре, не смотря на Сета. Все ее движения были, как в полусне.
"У тебя есть возможность доказать мне свою веру и преданность, Жрица. Ты сейчас возьмешь эту плеть и принесешь мне. И попросишь о прощении. Потом ты вернешься на алтарь и не покинешь его до тех пор пока я не скажу, что ты прощена."
Нерис поднялась, шатаясь и скользя по крови, она взяла плеть и принесла ее. Потом кошка побелела, как снег, и молча упала на ступени. Плеть выкатилась из ее рук к ногам Сета.

17

Дюк полагал, что сможет в любой момент вернуть все как было и поэтому дал Сету дозволение ммм... занять тело? Воплотиться? Или что это такое? Это было даже интересно. На этот раз он наблюдал за происходящим со стороны, не было ощущения той силы и власти, как до этого. Тогда это был он и его сила, пусть и заимствованная у высших сил, теперь же он оказался в положении загнанного в глубины себя существа. В первый миг это напугало ягуара, но он заставил себя успокоиться, тем более что то, чем собрался заниматься этот недобиток вполне совпадало с желаниями Дюка. И то, что проделывалось сейчас с наглым оборотнем более чем устраивало ягуара, но вот остальное... Его покоробили слова Сета, хотя в некоторыми допущениями он мог понять его и если бы тот в качестве наказания обошелся поркой, то Дюк это бы смог стерпеть, но то, что происходило буквально выбешивало оборотня, а как изменить ситуацию, как вернуться на свое собственное место Дьюэйн понять не мог.
А тебе надо было раньше об этом подумать, глупый котенок. Пришедшая мысль явно была не его, а чья именно Дюк преееееекрасно понимал, а заставило мысленно рычать. Когда тело его Нерис Сет рвал членом, который... совершенно четко не был, так скажем их общим с этом уродом членом. Дюк сходил с ума и ему казалось, что Сет издевается, наслаждаясь своей властью над ними обоими. Унизительный приказ... Нерис, с которой он всегда старался сдерживать свою звериную натуру, не смотря на то, что желание растерзать было подчас нестерпимым... и...
У тебя, маленький трусливый котенок, просто не хватало смелости и сил получить все, что ты хотел, все на что имел право. А теперь... Нерис подскользнулась на собственной крови и.... Дюк так стремился подхватить ее, прижать к себе, и... он чувствовал как ее обнаженное тело прижимается к его груди. Сет избавился от одежды и сейчас они оба были обнаженными, и Дюк, своими собственными руками прижимал к себе дрожащее тело Нерис.  Из Храма ход вел прямо в комнаты Нерис и Дюк знал этот ход. Теперь и он был измазан Кровью Нерис, которую как самую большую драгоценность в мире бережно нес по ступенькам. Факелы погасли сразу же как только Сет исчез, и Дюк шел исключительно пользуясь своим звериным зрением. Оборотень пустил в большую ванну воду и пока она наполнялась продолжал держать Кошку на руках, а потом бережно опустил в воду, позаботившись о том, что бы она не утонула случайно - подложил под голову специальную подушку, сам просто смыл с себя кровь под хлесткими ледяными струями душа. Его одежда здесь тоже была, он накинул на себя халат и присел рядом с ванной. Он так и не понял как сумел вернуться на место, и как избежать повторения? Дюк дернул браслет, ожидаемо не получилось снять, лишь содрал кожу, прошипел проклятие и задумался с кем можно посоветоваться. Впервые ему категорически не хотелось что либо обсуждать с Лордом Дамианом.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Лунное озеро