Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Цепи и цели


Цепи и цели

Сообщений 61 страница 80 из 84

61

От стальных интонаций в голосе Циммера Ивон вздрогнул и поднял глаза от ковра на полу. В его взгляде отразилась растерянность и, пожалуй, неверие...
Он и в самом деле забыл. Или мозг услужливо предпочел забыть, потому что одно дело говорить это под плетью, вынужденно, ненавидя в душе Альваро Конти и боясь всего того, что он мог сделать, и совсем другое сказать это сейчас. И даже не Уве Циммеру, а незнакомому вампиру.
На одной чаше весов была гордость – обычная, человеческая гордость, вернее, чувство собственного достоинства, присущее любому свободному человеку. На другой – понимание того, что бунт не приведет ни к чему хорошему.
Кто-то скажет, что выбор простой – гордость-гордостью, но есть еще и здравый смысл, но на самом деле не было в нем ничего простого.
Чутким музыкальным слухом танцовщик ощущал, что пауза затягивается. Пауза – это всегда плохо, если только она не предвосхищает что-то. Но в его случае она могла предвосхищать только наказание.

Глубоко вздохнув, Вилар загнал себя, свои чувства, куда-то очень далеко, а то, что осталось, принадлежало ему разве что на четверть. И взгляд стал отрешенным и голос чуть глуше, как будто между молодым вампиром и господами упала невидимая глухая портьера, отделяющая сцену от зрительного зала.
В голове издевательским суфлером прозвучал голос Альваро Конти:
«Господин,  что Вы желаете?»
- Добрый вечер, господин…
Взгляд вампира снова вернулся к рисунку ковра.
- Чего вы желаете? Напитки? Может быть, моя кровь?
«Или мое тело?»
Конти в голове подсказывал слова, подкрепляя их свистом плети.
- Или мое тело? С радостью доставлю вам любое наслаждение. Если вы хотите наказать меня - я к вашим услугам.
В груди начал рдеть маленький уголек ненависти, как ни старался Ивон быть равнодушным. Ненависть больно жгла, но у него не было другого выбора – только терпеть.

62

- Славный мальчик. Славный. - Поощрительно пробурчал Бернар. - Твое тело я бы с радостью распробовал, но мне успели напеть местные пташки, что ты именной подарок для нашего любимого старого пирата Кайта, так что я подожду немного. Кровь я с удовольствием попробую чуть позже, а пока что налей-ка мне коньяк. Я знал что тут еще ничего не обжито в взял кое-что с собой. Вон в той верхней коробке. Там мои ассистенты нарезали лимон как я люблю, пересыпав коричневым сахаром. И не смотри так на меня, Уве! не смотри, да, я люблю коньяк вот именно так с лимоном и сахаром. И мне плевать на все каноны. Жрите сами свой шоколад и прочее с коньяком, если хотите. А я хочу мой лимон!
Бернар тростью указал какую именно коробку надо открыть что бы извлечь оттуда блюдце с лимоном. Дождавшись когда сервируют ему коньяк, Бернар с удовольствием положил засахаренную дольку лимона на язык и начал смаковать ароматный напиток.
- Молодец, Ивон. Теперь продолжаю инструктаж. - Голос Циммера снова стал мягким и спокойным, даже дружелюбным. - После того, как подал все, что потребовали ты должен поклониться и подождать молча несколько секунд, давая время гостю время оценить напиток и если тот пожелает отдать новый приказ. Если приказов нет, то ты должен отойти и встать так, что бы не попадать в поле зрения, особенно если гости беседуют, как вот сейчас.
И гости занялись беседой, оставив Ивона молча стоять и ждать. Наконец, Бернар закончил с коньяком, они успели обменяться незначительными фразами, а затем Бернар поднялся, а за ним и Уве.
- Ну вот и пришло время подарков. - Бернар отложил свою трость и подошел к большому комоду.
- Давай, мальчик, пододвигаю сюда эти тележки и начнем.
- Ты должен сам знать где и что лежит в твоих комнатах. - С этими словами Уве раскрыл верхнюю коробку. В ней лежали несколько плагов различного размера. Циммер выдвинул один из ящиков, там были посадочные места под них, было видно, что это "стандартный ассортимент" и для них все подготовлено.
- Это самое простое. - Подтверждая эту теорию снова заговорил лысый вампир. Он тут же раскрыл коробку с другой тележки. В ней были различные тюбики. - Ну, а это к ним необходимые дополнения.
В ящике были и для них предусмотрены места.
- Раскладывай по местам. - Отдал приказ Уве, а Берни подавал рабу тюбики и рассказывал чем отличаются они друг от друга.
- Ну, вот эти самые простые. Просто смазка. - Несколько тюбиков были переданы Вилару. - А вот эти рабы предпочитают использовать потому что у них есть обезболивающий эффект. Но не советую ими злоупотреблять. Вот эти три штуки это все что у тебя будет на полгода, так что думать придется стоит ли расходовать их по мелочам.
Дальше в руках у старого вампира появились ярко красные и синие тюбики.
- Тут просто догадаться. Эти жгучие что бы побыстрее разогреть твою аппетитную задницу, повысить ее чувствительность, а эти с охлаждающим эффектом. Попробуй, тебе понравится. - Берни хихикнул. Да, гель охлаждал, но при этом жег ничуть не меньше чем тот, что был в красном, просто иначе.

63

Проще всего было выполнить приказ отойти и дать гостям побеседовать, не попадаясь им на глаза. Ивон встал у окна, но осторожность не позволила ему унестись взглядом в красочные пейзажи острова. Два вампира, сидящие в кресле, воспринимались как опасность, это чувство заставляло танцовщика быть настороже.
На душе было муторно – и что, теперь каждый его день пройдет так? Ждать наказания, искать подвох, топтать свою гордость, кланяться и предлагать себя? Этим и живут рабы в Цитадели, за тем исключением, что ему, если, конечно, господа останутся довольны, позволят танцевать?

Словом, будущее представлялось Ивону в довольно мрачном свете, особенно, учитывая то, что он больше не человек. Ему можно сломать ребра и они срастутся на следующий день. Идеальная вечная игрушка для тех, кто любит ломать ребра... и не только.
Когда ему пришлось раскладывать по ящикам эти... приспособления... уши у Ивона горели. Ладно, если надо чтобы он разложил все сам, он разложит, но потом забудет про этот ящик.  Куда сильнее ему хотелось рассмотреть трико и балетные туфли, которые он увидел на полке в гардеробной. Взять, потрогать, примерить, и, может быть, снова вернуться к ощущению себя настоящего, как это было сегодня в танцевальном классе.

- Благодарю вас, господин, я постараюсь все запомнить, - вежливо ответил он вампиру с тростью на предложение «попробовать».
Лучше обо всем этом не думать. Во всяком случае, не сейчас, не под бдительным взглядом Уве Циммера. Ивон поежился – вампир, казалось, мог читать его мысли. Но даже если и так, это же его мысли? Хотя бы его мысли ему оставят, или и думать он должен по приказу и только то, что прикажут?

Отредактировано Ивон Вилар (Среда, 12 сентября, 2018г. 11:43)

64

Уве с понимающей улыбкой наблюдал за тем как покраснели уши Ивона, а еще он понял, что юноша, как и большая часть его "коллег" тешит себя мыслями, что это вот все скоро закончится. Наивность свойственна большинству людей и нелюдей.
- Нет, Ивон, ты не постараешься запомнить, а запомнишь. И сразу предупреждаю, что это пока что малая часть всего, что привез тебе господин де Бонне. - С толикой участия проговорил Мастер.
- Ну-ну, Уве, его скуку можно понять, потому что он увидел просто то, что можно увидеть в каждом первом-поперечном секс-шопе на Большой Земле. Но ничего. Сейчас. Вот еще один ящичек с таким же ширпотребом разложим и перейдем к интересным игрушкам. - Во втором ящике тоже были общеизвестные вещи - обычные дилдо и вибраторы, отличавшиеся друг от друга только размерами и цветами.
- Ну, вот, а теперь переходим к более интересным вещам. - С энтузиазмом воскликнул Бернар и распахнул другую коробку. Тут были вибраторы разных причудливых форм, имитировавших как половые органы существующих животных, так и мифологических. Следом за ними последовали плаги, снабженные различными хвостами. Что бы хвосты не помялись их Вилару приказали развесить на дверце шкафа. Там же позже, как выразился Бернар, "про запас" повесили множество кнутов, плетей и стеков, разместили трости и прочее оборудование в нескольких экземплярах. На случай, если гость сломает во время развлечений что-то, то сможет достать из запасника замену.
- А теперь мы подошли к самому интересному. - Глаза "лектора" горели огнем, а штаны никак не могли скрыть то, что тот не просто воодушевлен происходящим. - Вот это вот посмотри.
Внушительный плаг был покрыт десятками серебристых точек.
- Это электроды. - Пояснил Уве. - Возьми его в ладонь и сожми.
После того, как юноша сделал, что ему приказали, Уве взял из рук Бернара пульт и продемонстрировал несколько вариантов воздействия. Они отличались как силой тока, так и тем, как можно было задействовать  электроды. Или все вместе или по очереди, пуская волны вдоль плага, или в разном темпе.
- Убирай. Помни, что пульт должен быть постоянно рядом с самим устройством что бы не искать ни тебе, ни гостю, если он сам захочет выбрать игрушку.
А Бернар тем временем доставал следующие экспонаты, демонстрируя как те могут раздуваться, или удлиняться, или когда отдельные части начинают крутиться, вжимая различные шипы, наросты и прочие улучшения в тело.
- Уве, а точно, его нельзя хотя бы минет заставить сделать? - неожиданно проговорил Бернар.- Кайту же обычно все равно насколько девственно то, что ему предлагают... кажется...
- Не думаю, что Кайту так безразлично, но кроме того, Шейх пожелал что бы подарок был девственен совершенно. Так что... Позови кого-то из своих ассистентов. - Усмехнулся Уве, наблюдая за мучениями де Бонне. Тот ненадолго задумался над предложением, а потом отмахнулся.
- Ладно, позже. - Они закончили раскладывать разные игрушки, развесили прямо на стене в специальных держателях "ударные инструменты", а потом Бернар позвал таки своего ассистента. Для начала что бы тот помог достать и распаковать "особую машину", как выразился Бернар, а потом он решил показать ее действие. Он насадил на шпиль один из силиконовых членов, которыми была укомплектована машина. Внушительного размера с десятком гребней вдоль него, и некоторые из гребней были еще и снабжены электродами. Из кармана ассистент достал красный тюбик и сам смазал это чудовище. По знаку Бернара он спустил штаны, не рабские с дыркой, а обычные, до колен, опустился на пол и прижался анусом к головке игрушки, невольно вздрогнув когда гель коснулся тонкой кожи.
Берни усмехнулся и запустил игрушку, не жалея своего ассистента. Монстр оказался в заднице парня в одно движение, и тут же выбрался оттуда, что бы без задержек нырнуть обратно, а Бернар, подошел к тому вплотную и расстегнув ширинку выпустил налитый кровью член и толкнул в рот молодому оборотню. Уве заставил Ивона подойти и смотреть на то, как игрушка таранит зад парня, а Бернар продолжал свою лекцию, иногда прерывая ее глухими стонами наслаждения. Наконец, он рыкнул, изливаясь в рот ассистента и тут же отключил машину, заставил ассистента, навести порядок, отмыть плаг от смазки и убрать на место. А потом машину убрали в тот же шкаф.
- Надеюсь, ты все запомнил.- Проговорил Уве и они с Бернаром заняли места в креслах. На сей раз прямо здесь, в спальне. Принеси нам напитки. Мне виски, а господину де Бонне коньяк.  - Бернар явно ожидал еще что-то интересное, потому как не отпустил своего ассистента и даже не разрешил тому натянуть штаны, а заставил встать рядом и сейчас тискал ягодицы парня, иногда проникая в горячую, растраханную игрушкой дырочку пальцами, не обращая внимания на то, что проникают туда не только 
пальцы, но и кольца, которыми пальцы были украшены.

Отредактировано Уве Циммер (Среда, 12 сентября, 2018г. 18:12)

65

- Я все запомню, - эхом отозвался вампир на слова Уве Циммера. Скорее потому, что чувствовал – нужно отвечать, молчание примут за бунт – чем действительно желая показать, что он понял замечание и проникся.
Проникнуться тут в любом случае бы ничем не получилось, на танцовщика снизошло странное состояние – он вроде бы все видел и слышал, но никак не мог применить все, что видел, к себе. Вернее, не верил, что все это могут применить к нему.
Но по мере того, как они переходили «к самому интересному» Ивон ощутимо бледнел. Один раз не выдержал, затравленно взглянул на Уве Циммера, но убедившись, что отсюда снисхождения ждать не приходится, послушно сжал ладонь, стараясь не морщиться от покалывания тока через электроды.

От вопроса Бернара де Боннэ танцовщик вздрогнул и даже на шаг назад отошел, как будто это расстояние могло ему чем-то помочь, готовый забыть все свое благоразумие и воспротивиться, и пусть будет что будет, но кто-то на небесах, или наоборот, в аду, сжалился над Виларом. Имя Кайта Родена в очередной раз упало, ограждая Ивона от чужих желаний.
Надолго ли? Вилар опустил голову, делая вид, что рассматривает еще одну игрушку, которую вампир достал из коробки. Вряд  ли надолго. А что потом?

Ответ пришел сам и оказался более, чем наглядным. В начале Ивон сильно сомневался, что вот эта штуковина со всем, что на нее налепили, поместится внутри тела ассистента вампира, но та поместилась. Смотреть на это не хотелось, но стальной взгляд Уве Циммера он чувствовал затылком.
Оборотень был… старательным. Именно такое впечатление вынес Ивон от просмотра. Оборотень делал то, чего от него ждали, и ни в лице, ни – что важнее – в теле Вилар не прочитал отвращения к тому, что с ним делали. Скорее, наоборот, он стремился угодить Бертрану  Бонне. Это, конечно, было за гранью понимания для Ивона Виллара… или почти за гранью. Готов же он был терпеть ради возможности танцевать. Кто знает, какие резоны были у оборотня, зад которого таранила игрушка, а рот – распаленный вампир.
Но демонстрация закончилась, Ивон перевел дух, надеясь, что на этом программа развлечений для господ Циммера и Бонне закончилась.
- Да, господин, - тихо ответил он, поклонившись и ушел в гостиную, к бару, впервые в жизни сожалея, что не может напиться.
Или попробовать напиться, за неимением нужного опыта.
Виски и коньяк.
Как Циммер предпочитал пить виски, Ивон не знал. Отец его невесты говорил, что виски со льдом пьют только те, кто не понимают вкус напитка и ему подавали отдельным стаканом холодную воду. На всякий случай Виллар поставил на поднос и лед в вазе – он нашелся в морозильной камере, и бокал с ледяной водой. Если верить этикетке, то доставленной с ледника у которого был даже порядковый номер…
Любопытно, у рабов тут тоже есть номера? Он бы не удивился, узнав, что да.

Ивон вернулся в спальню с подносом, стараясь не смотреть на оборотня, чей зад служил развлечением вампиру.
- Ваш коньяк, господин де Бонне. Ваш виски, господин Циммер.
Что там дальше? Замереть в полупоклоне, ожидая дальнейших приказаний, а если их нет – отойти?
Ивон замер.

66

- Хо-хо, а юноша ценитель! - Берни указал на принесенное для Уве.
- Юноша, можно сказать, из богемы. - С ленцой проговорил Циммер. Он знал чем зацепить этого лысого гедониста. - Он служит в балете. Рихард вчера успел оценить таланты юноши. И сегодня, кажется, тоже.
Берни прищурился и еще раз оглядел невольника.
- Ах, так вот к чему вчера сказали приготовить для него все те шмотки. А я думал, что просто кому-то так поиграть приспичило с ним, потому как в списке еще были костюмы гладиатора, восточные шальвары и куча еще всего. Все это сказали не срочно, тем более, что бы все сшить надо время. - Бернар покивал головой и отправил в рот лимон.
- Что же, теперь пришло время проверить как ты все запомнил. - Уве отпил виски, а Берни приказал своему ассистенту забрать невостребованный стакан по льдом и опуститься перед собой на колени, расстегнуть рубашку и выгнуться, сжав руками лодыжки, а Берни принялся вычерчивать кусочком льда на полуобнаженной груди оборотня какие-то линии время от времени прижимая его к отвердевшим соскам, нет-нет, да задерживаясь на кадыке и в ложбинке под ним, на ключицах. Юноша дышал все чаше.
- Принеси сюда плаг в форме члена дракона. - Уве достал песочные часы и поставил их на стол, отпуская песок в путешествие в нижнюю часть клепсидры. - Эта пока что рассчитана на минуту.
Пояснил Уве, а рядом появилась вторая.
- Здесь же песка на 20 секунд.
Оборотень застонал, когда Бернар наклонился к нему и провел остатками льда по губам своего ассистента и пропихнул его в рот, заставляя облизать холодные пальцы.

67

Как в действительности выглядел член дракона Ивон понятия не имел, но в представлении создателя игрушки тот смотрелся довольно устрашающе – красно-черные переливы, искусная имитация чешуйчатой шершавой шкуры и мелкие шипы ближе к окончанию. Собственно, только поэтому танцовщик ее и запомнил, уж очень она поразила его воображение. Правда, трудно было представить себе, что эта дубина может оказаться в чьем-то теле (а тем более, в его собственном), так что Ивон воспринимал ее несколько отвлеченно. Пожалуй, как арт-объект. На выставках, которые он посещал вместе с Эстер, были и более непонятные вещи.
И он торопился, понимая, что не просто так его решили прогнать по «пройденному материалу». И если он не справится, вряд ли Уве Циммер ограничится мягким порицанием.

Сейчас вампир больше не казался Ивону добрым. Злым тоже. Он, очевидно, выполнял свою работу. Как и вчера. Глупо было думать другое.
В общем, он успел, понимая, что это было легкое задание, осторожно обошел оборотня, который тяжело дышал и был явно возбужден и встал напротив кресла Уве Циммера.
Осторожный поклон, на ладони черно-красное порождение чей-то извращенной фантазии.
- Исполнено, господин Циммер… будут ли еще приказания?
Ивон все еще надеялся на то, что послушание и беспрекословное выполнение приказов сократит время этого… урока.

68

- Исполнено, господин Циммер… будут ли еще приказания?
- Конечно. Если ты не понял, то сейчас твой первый экзамен. Мне нужно убедиться что ты помнишь все, чем господин де Бонне обустроил твои комнаты и без ошибок и промедления готов предоставить все, что потребуется.
Уве снова взял в руки клепсидру и переверну ее, на сей раз в распоряжении юноши будет уже меньше минуты.
- Унеси это на место, а принеси гель разогревающий и плаг с электростимуляцией. Любой.
Бернар тем временем заставил своего ассистента опуститься рядом с собой на четвереньки и ласкал льдом мошонку и анус парня, затем протолкнул еще не растаявший кубик внутрь и продолжил ласки следующим. Юноша глухо постанывал и прогибался под руками Мэтра Бернара.

69

Ну, что-то в этом роде Ивон и предположил.
Экзамен, так экзамен. Можно подумать, от него что-то зависит. Насчет готовности он бы поспорил, конечно. Не грел он желанием предоставлять все по первому требованию. И по второму. Но эти мысли танцовщик держал при себе.
Поклонившись, он молча унес этот плаг и принялся искать следующий.

Что будет, если он не уложится в отведенное время – знать не хотелось. От сосредоточенного поиска немного отвлекали стоны оборотня, с которым играл де Бонне. Ивона так и подмывало оглянуться, посмотреть, соответствует ли выражение его лица тем звукам, которые он издавал, или все это так, игра на публику, пусть даже и очень правдоподобная?

Задание вампира он выполнил, и даже успел до того, как последняя песчинка упала вниз. Принес крем в красном тюбике и то приспособление с пультом, которое держал в руках. Как это называется? Ах да, с электростимуляцией.
Обреченно оглянулся на шкаф – нам еще много всего было. Если Уве Циммер решил проверить, запомнил ли он все досконально, он точно ошибется.

70

- Крем оставь здесь. Уверен, что он еще понадобится. - Проговорил задумчиво Уве, наблюдая за тем, как самые последние песчинки перебрались в нижнюю колбу.
- Да, ладно, пусть уносит, Никки поделится с ним своим. Правда, малыш? - Бернар снова толкнул пальцы в выставленный зад оборотня, то снова застонал. То, что он получает удовольствие от действий своего начальника было очевидно. Он даже не сразу понял вопрос, проморгался, сбрасывая пелену возбуждения и пробормотал что-то, видимо, согласие.
- Ну, ладно, тогда верни все по местам, а взамен принесешь цепочку с клипсами для сосков и плаг, удовольствия от которого так разрекламировал мэтр. Тот самый, где все три части двигаются в своем ритме. И тоже с электростимуляцией. - Уве задумчиво глядел на то, как Никки уже сам насаживается на пальцы Бернара, а тот только посмеивается. Бернар понимающе кивнул.
- Принесет замену. - Хихикнул старый развратник и ущипнул своего ассистента за ягодицу. Он уже представлял как воспользуется этой, одной из своих любимых игрушек. Этому юноше были привезены три вариации этой игрушке. Одни была традиционной с электростимулаций, только электроды были не так явно выражены, как на прочих аналогичных, два других же были с другими особенностями. В одном регулировалась температура, ему удалось заставить своих инженеров сделать так, что головка могла то нагреваться вплоть до нестерпимого жара и почти за пару секунд по желанию напротив охлаждалась до состояния ледышки. Тритий же обладал парой резервуаров, куда можно было добавить любую жидкость. Чаще всего туда добавляли гели. Особенно интересные результаты достигались, если добавлялись контрастные гели и по нажатия нужной кнопки из форсунок, расположенных как с головке, так и по всей поверхности плага, выпрыскивались упомянутые жидкости.

Отредактировано Уве Циммер (Четверг, 13 сентября, 2018г. 14:33)

71

Происходящее тревожило Ивона все больше и даже не из-за заданий, а из-за атмосферы, воцарившейся в этой спальне. Похотливые улыбки де Бонне, стоны оборотня. Немного успокаивало равнодушное лицо Уве Циммера. С таким лицом профессора балетной школы принимали экзамены у не самых одаренных учеников, от которых не ждут отличных результатов – дай бог, чтобы не провалились с первых же минут.
И что значит: «Никки поделится с ним своим» - брошенное вскользь Бернаром де Бонне?
Нервничая, Вилар подошел к шкафу, торопливо убрал принесенное на свое место, в ряд таких же, оснащенных пультами. Какой из них рекламировал мэтр? Ивон не помнил. К тому же, казалось, того все приводило в восторг…
Чувствуя, что время на исходе, Ивон взял первый попавшийся, надеясь на удачу, распахнул дверцу шкафа, где висели цепочки с зажимами, пояса с кольцами, ошейники с поводками. Стянул  с крючка ту, которая была оснащена двумя клипсами – одна зацепилась за крючок, как назло, Ивон отцеплял ее дрожащими пальцами.
Наконец – все. До кресла, в котором сидел Уве Циммер было не меньше семи шагов, и танцовщик преодолел их, наполняясь мрачным предчувствием. Разве что в глубине души все еще теплилась надежда, что вампир действительно ограничится внушением, и наказания за ошибку – если ошибка была – не будет.
Только вот песок в колбе уже был весь внизу и ни одной песчинки наверху. Ни одной.
Ивон взглянул в лицо вампира и отвел глаза.

72

Ивон не видел когда в руке вампира появился секундомер, но в тот момент, когда новоиспеченный невольник появился со своей добычей, Уве продемонстрировал его, нажав кнопку "стоп". На электронном циферблате ярко горели цифры 11.
Тем временем Бернар поднялся и подошел к столу.
- Хе-хе. Мальчик еще и перепутал вещицу. Он взял игрушку в руки и обошел Ивона. Уве его не останавливал, знал что Бернар не перейдет черту. В данном случае - точно. Лысый вампир остановился позади Вилара и прижал игрушку к его обнаженным ягодицам и нажал кнопку на пульте. Головка мгновенно нагрелась, жар был сильным, но терпимым. Впрочем, если бы это было внутри кто знает показалась бы эта температура терпимой или нет. Бернар немного поводил игрушкой по ягодицам молодого вампира, предварительно заставив нагретую головку вертеться и дрожать а потом отключил его и отложил на стол.
- Никки, малыш, тебе не повезло.  Знаю, ты любишь электричество, но не любишь когда тебе слишком горячо. И не любишь когда лед оказывается глубоко внутри, когда он сильнее огня прижигает простату, но это не мой выбор, малыш. - С деланным сочувствием проговорил лысый сатир, а Никки с трудом подавил стон разочарования.
А Бернар оставаясь позади Ивона принялся расстегивать его рубашку, лаская торс, намеренно раз за разом поддевая ногтями соски юноши.
- Твой Никки обещал поделиться гелем. Самое время. - Спокойно произнес Уве, наблюдая за происходящим. - Берни, думаю, не стоит поручать это Никки, он зол на Твона и может сделать то, что мне бы не хотелось. Наказание Ивон заслужил. Наказание, но не месть.  Вотри гель ему сам. Соски и анус.
Не обращая внимания на злобные взгляды оборотня, Берни потрепал его по заду, так и оставшемуся подчеркнутым спущенными под ягодицы трикотажными штанами, выдавил гель и сначала провел пальцами по понятому члену своего ассистента, нанес каплю на головку и вдавил в уретру, и удовлетворенно хмыкнул, услышав стон. А потом нанес обильно гель на соски Вилара, и выдавив на пальцы почти полтюбика приказал.
- Прими позу покорности, мальчик.
- Для удобства здесь приняты определенные термины. Поза покорности. Что бы не описывать... Никки встань сюда и продемонстрируй это позу. - Мастер дождался пока Никки подойдет так, что бы Ивону было хорошо видно и опустился на четвереньки, подастся вперед и почти коснется щекой пола перед собой.

Отредактировано Уве Циммер (Четверг, 13 сентября, 2018г. 16:25)

73

Отчего-то у Ивона возникло ощущение, что именно теперь все и начинается, а то, что было «до» это так… увертюра. Он стоял перед вампирами, кусал губы, и не знал, что делать.
Просить прощения?
Молчать?
Сказать что-то в свое оправдание?
Что?
От прикосновения этой… этого… словом, от горячего прикосновения Ивон вздрогнул, но заставил себя не дергаться. Прикосновение было неприятным, но все равно посылало по телу волны какого-то странного жара. Вилар перестал смотреть на Уве Циммера и перевел взгляд чуть выше, на резное украшение над арочным проемом – дверей тут не предполагалось. Видимо, рабам двери не положены.
Не положено им, наверное, лицом выражать какие-то эмоции, и танцовщик старательно контролировал мимику, не позволяя себе даже вздохнуть лишний раз, пока его касались руки Бернара де Бонне.
На оборотня он тоже не смотрел. Чувствовал исходящие от него волны недовольства и ревности и недоумевал – он-то тут причем? Он не приглашал никого к себе, не просил приносит ему тележку и еще ящик этих приспособлений для извращенцев и тем более не просил себя трогать.

- Поза покорности? – нервно переспросил он, чувствуя, соски начинает жечь.
Не что-то ужасное, но достаточно сильное, чтобы встревожиться. Кто знает, чего ждать от этих ощущений? Мастер Конти пичкал его каким-то наркотиком, Бернар де Бонне мажет какой-то мазью – достаточно причин для беспокойства, не так ли?
Оборотень тут же продемонстрировал, что значит «поза покорности».
Термин… ну да.
Первая позиция, вторая позиция… поза покорности.
- Не слишком красиво, - вырвалось у него.
Честное слово, нечаянно вырвалось.

74

- Слышишь, Никки? - Проговорил Бернар. - Не думал, что именно ты меня тааак опозоришь, малыш. Я разочарован.
Бернар отложил на стол остаток геля в тубе и подошел к своему ассистенту.
- Принеси стек.
- Два стека. - Тут же внес поправку Уве, и Никки, кусая губу, сдерживал выступившие слезы, но ухитрился бросить на главного виновника своей опалы такой взгляд, что будь они в сказке, молодого вампиреныша уже бы сметали на совок.
- 11 секунд опоздания. Ошибка в идентификации предмета, который тебе велели принести. Высказанное без разрешения мнение. - Подвел первые итоги Уве, подвел это все спокойным ровным голосом без ноты злости или возмущения. Тем временем явился Никки он подошел сначала к Уве, опустился перед ним на колени, подал тому стек, потом подошел к Бернару, ему он отдал второй стек, а затем приник к руке де Бонне, сжимавший этот стек.
- Мэтр, я совершил ошибку. Я раскаиваюсь и прошу наказать меня.
- И насколько сильно я тебя должен наказать за эту ошибку, малыш?
- Так как Вы сами того пожелаете, мой господин.
- Никки снова поцеловал руку Бернара и принял упомянутую позу снова, на сей раз, приложил максимум усилий, что бы все было как можно более элегантно и красиво.
- Но это, Ивон, полбеды. Самая главная твоя ошибка - ты не выполнил отданный тебе приказ. Ты был обязан это сделать что бы ты не думал. А теперь подожди минуту. - Уве выдавил еще геля на соски Ивона и нацепил на них зажимы.
- Если я буду вынужден повторить приказ третий раз, то это будет означать, что я не смог справиться с твоим обучением. Я забрал тебя у Мастера Конти с этим условием. Три твоих неповиновения и я признаю свое поражение. Ты должен понимать что это означает для тебя лично. - С этими словами Уве указал юноше на пол у своих ног. - А раз ты счел возможным критиковать, то уверен, ты сможешь сделать это красиво. Мэтр Бонне большой ценитель прекрасного, как все тореадоры. Вот он и сравнит. Если сравнение будет не в твою пользу, то полчаса мэтр проведет с тобой. Не волнуйся. девственности он тебя не лишит.
Усмехнулся Циммер, наблюдая за тем, как у старого гедониста снова оттопырились штаны.

Отредактировано Уве Циммер (Четверг, 13 сентября, 2018г. 21:40)

75

Зажимы послали по телу разряд боли. Не сильной, но чувствительной, а потом соски занемели, только клипсы ощущались металлической тяжестью.
Не морщиться.
Не спорить.
Не показывать, насколько он близок к тому, чтобы сорваться – очень хотелось кинуть в лицо Уве Циммеру что разницы между ним и Конти нет, что он ненавидит всех одинаково и это место, куда он попал против своей воли. Но это, конечно, было бы неправдой, потому что разница все же была и была очевидна для Ивона.
Разница была в методах, которыми пользовались два Мастера.

Так что Вилару предстояло выбрать из двух зол... не меньшее, но, скажем, то, с которым он готов был мириться.
Отвечать он не стал, отошел на шаг и сделал то, что от него ждали. Без подобострастной суеты, без спешки, сказав себе, что это просто еще одно движение, еще одна поза, и какое ему дело, как они ее тут называют? Телу было все равно – оно делало свою работу, и делало ее красиво – красота была у танцовщика в крови, в мышцах, в связках, разработанных бесконечными тренировками. Иначе не стал бы он «принцем французского балета», как броско именовали его газетчики.

Эмоции кипели, но Ивон не позволял им сейчас выплеснуться. Не сейчас.
Терпение, терпение...
И молчание.

76

Уве наблюдал за отразившейся на лице Ивона борьбой. Здравый смысл победил, юноша действительно очень изящно опустился на колени и перетек в нужную позу. Настолько красиво и эстетично, что у Бернара язык не повернулся засчитать танцору проигрыш.
-Дааааа... как бы мне не хотелось получить эти полчаса здесь и сейчас, но вынужден признать. У мальчика талант. Уверен, он будет востребован когда Кайт наиграется с ним и юношу занесут в каталоги.
Бернар взялся за стек он выплескивал свою досаду на заднице неповинного Никки, расцветив его зад в разные оттенки красного, и продолжал пороть пока оборотень на вскрикнул.
А затем взял принесенный Ивоном плаг и обильно обмазал гелем из красного тюбика.
- Встань так, что бы Ивон хорошо видел что с тобой делают. - Коротко приказал Циммер и дождавшись пока тот встанет так как надо, опустился рядом с ним на корточки и развел ягодицы Никки, раздвигая анус, открывая, что бы Бернар, встав сбоку от своего ассистента, смог нагнувшись неторопливо втолкать внушительный, не менее тридцати сантиметров плаг в зад Никки, тот тяжело дышал и постанывал, не то от боли, не то от наслаждения. Запихнув до конца, Берни подвигал игрушкой вверх вниз, потом несколько раз взад вперед, добившись громких стонов, включил ее, через минуту Никкки закричал, и прогнулся сильнее, и стало видно, что он возбужден. Бернар еще некоторое время поигрался настройками. Никки то прогибался почти ложась на пол, то взвивался на вытянутых руках и было видно как по его спине течет пот, наконец, он вскрикнул и кончил. Бернар выключил игрушку, но не вынул.
- Убери. - Уве указал на пол и Некки с затуманенным от недавнего оргазма взглядом поторопился вылизать все с пола и потянулся к руке Бернара за лаской. Но тот покачал головой.
- Ты меня разочаровал. Поднимись-ка и принеси спицу. - Никки пошел было к комоду, но Бернар покачал головой. - Нет, подтяни штаны и отправляйся ко мне, заодно принесешь для Ивона замену той игрушки, что мы с тобой забрали у него.  И поторопись. Бегом.
С таким плагом в заднице было двигаться трудно, но Никки не посмел спорить.
- Ну, вот, пока он бегает займемся твоим наказанием. - Уве был ровно без надрыва как Конти, он не стремился изувечить или нанести травмы. После первых одиннадцати ударов он остановился. Отмечая первое наказание. В зажимах пульсировал ток. Затем Уве взял тюбик, выдавил на палец гель и обильно нанес его на анус Ивона, не проталкивая его внутрь, но тот и сам затек туда. - За то, что ты ошибся с предметом и за высказанное мнение ты получишь еще по десять ударов.
Голос Уве все так же был ровным и казалось даже сочувственным. Когда эта часть наказания закончилась на ягодицах Ивона не было не затронутого стеком места, но, при этом, не было и ни капли крови. Явился запыхавшийся Никки и Бернар заставил того снова спустить штаны. Затем он приказал тому сесть на угол стола и широко развести ноги. Никки выгнулся и застонал, когда плаг вдавился сильнее в тело, а потом прибор снова включили. Член Никки почти мгновенно поднялся и Бернар смазал принесенную шпильку вставил ее в уретру оборотня. Тот тихонько заскулил. Выключать прибор в заднице Бернар не стал, потом обратил внимание, что Никки воспользовался тем, что ему не сказали какую именно шпильку хотел видеть Бернар принес так, как он любил с элекростимуляцией. Де Бонне не стал делать вид, что не понял что хочет его ассистент и включил ток, Никки чуть слышно вскрикивал, но было видно что это доставляет ему огромное удовольствие.
- Теперь осталось только невыполнение приказа. Это самое серьезное нарушение для раба. Стека здесь недостаточно. Поднимись. Унеси стек и принеси плеть. Ты сидел как именно следует приносить и подавать орудие наказание. Никки хорошо это продемонстрировал, подавая стек своего хозяину.

77

Больше всего Ивона смущало присутствие Никки, оборотня. Трудно было объяснить, почему, и почему именно так.  У него были причины мучиться из-за присутствия Уве Циммера, в котором он ошибочно увидел сочувствие. Из-за Бернара де Бонне и его откровенно плотоядных взглядов и заявление, что тот не нарушит девственность Вилара, ничуть не успокаивало молодого вампира. Но нет. Оборотень так стонал, так охотно предлагал себя и с радостью принимал все, что ему соизволил дать де Бонне, что Ивон растерялся. Это уже не могло быть притворством.

Сам Ивон не мог со всей определенностью сказать, что он чувствует. Тело… тело было возбуждено, и даже естественный страх перед болью и наказанием это возбуждение не убил до конца. Но при этом все, что приходилось делать – делалось через усилие, через преодоление себя.
И нет, ничуть не проще было принимать удары Уве Циммера, чем удары Альваро Конти. Даже напротив… Конти можно было ненавидеть всем сердцем за его звериную жестокость, тут же не было жестокости. Тут была бесстрастная оценка провинности и бесстрастное же наказание за нее.

Он молча терпел удары, вздрагивал, кусал губы. На глазах вскипали злые слезы, и Вилар крепко зажмурился, чтобы их скрыть.
Никки… Никки вел себя так, будто только и мечтал обо всем вот этом.
Ивон поднялся, чувствуя, как горит зад от ударов и еще глубже – от геля. Напоминая себе, что он – не Никки. И все что здесь происходит – это кошмар наяву. Больше, чем кошмар, потому что даже во сне он такого вообразить себе не мог.
Когда он принял стек от Уве Циммера, рука его подрагивала, но он смог сдержаться, унес орудие наказание и взял плеть – их было несколько, и Бернар де Бонне объяснял, чем одна отличается от другой, но Ивон слушал не слишком внимательно.
Ладно… справимся и с этим.
Танцовщик подошел к Уве Циммеру и опустился на колени. Мизансцену он помнил, главное, исполнить ее с достаточной долей убедительности.
- Мастер Циммер, я совершил ошибку. Я раскаиваюсь и прошу наказать меня.
Сексуальное напряжение, которое он испытывал против желания, добавило напряжение красивому телу и хрипотцы голосу Ивона Вилара.
Глаз он не поднимал.

78

- Мастер Циммер, я совершил ошибку. Я раскаиваюсь и прошу наказать меня.
Юноша был красив, но в Цитадели это было нормой, а не исключением, а вот то, что он был пластичен и гибок, это было уже для него огромным плюсом. Своим огнем он уже успел зацепить Бауэра и Бернара, в которых этот огонь тоже горел, по-разному, но горел и тянулись они к тем, в ком разглядывали настоящую творческую душу. Простых ремесленников от искусства они не то что не принимали всерьез, напротив, испытывали к ним негативные чувства. Сцена в танцевальной студии была не первая на которой он присутствовал и видел как Бауэр оценивал рабов. Сколько там было танцоров и певцов, Уве уже не мог бы назвать точную цифру, но вот то, что тех, кто получил одобрение тигра было не более  десятка. Большинство главный режиссер "Трансильвании" просто игнорировал. Таким везло, если Рихард поднимался и молча уходил, или бросал что-нибудь сквозь зубы. Их судьба больше не волновала оборотня, но были и уникумы, они вызывали у оборотня такие чувства, что их судьбу он отслеживал долго. Он заботился о том, что бы слово "Ад" для них стало не просто словом.
- Бездарность это просто бездарность, что с него взять? - Однажды Уве решил все же прояснить чем обусловлена такая предвзятость вертигра и тот объяснил. - Но если же человеку, вампиру или оборотню был дан талант от природы, а он с ним обошелся вот так вот...
Разговор происходил в одной из тех комнат, что были предназначены для развлечений гостей, которые не хотели пачкать кровью свои комнаты или приходить к рабам. Рихард провел когтем по груди певца, точнее уже, бывшего певца, разрывая не только кожу, но и мышцы.
- Нет ничего хуже, когда талант превращают в ремесло. Ремесленники от искусства нет ничего хуже этого. Одно дело, если таланта нет или кот наплакал, когда только непосильным трудом такие бесталанные пробиваются и становятся ремесленниками. Пусть их. Но когда убивают данную им искру... - И по комнате полетел хриплый вопль и запах паленой плоти.
С тех пор Уве старался внимательнее присматриваться к тем подопечным, которые претендовали на звание "людей искусства". Раньше он тащил к Рихарду всех поголовно, теперь же стал более осмотрительным. Как ни присматривался вампир к своим подопечным, но так и не понял, что же за "огонь" ухитряются рассматривать в некоторых из них тореадор и вертигр. А вот вчера, кажется, понял, наблюдая за танцем этого юноши.
- Вижу, ты учишься. - Уве подошел к столу, наполнил бокал кровью и добавил туда голубой лед. Ивон уже был возбужден, но это было другое. - Выпей. Кровь тебе поможет сама по себе, а Голубой Лед, обеспечит необходимый настрой.
Бернар некоторое время уделил Никки и его рту, кончив, он включил плаг и оставил включенной шпильку сам же привел себя в порядок и подошел ближе к Вилару и его наставнику.
- Обычное наказание за невыполнение приказа от двадцати пяти до ста ударов плетью. Но, учитывая то, как быстро ты учишься, сегодня ты получишь только десять. - Уве забрал стакан и дал знак рабу принять нужную позу. Начать наказание он не успел. Бернар воспользовался тем, что Циммер отошел поставить пустой стакан на место, наклонился над Ивоном и прошелся ладонью по его спине, между лопаток, по пояснице, опустил лань ниже, согревая теплом горячей ладони ягодицы, горевшие от предыдущего наказания.
- Тебе повезло, что это Уве. Конти бы точно не стал искать для тебя каких-то поводов облегчить наказание. Наоборот. Вот и я бы нашел минимум три повода к необходимой сотне добавить десятка три-четыре ударов, но Циммер ориентируется на иные принципы целесообразности и достижения результатов.
- Потому что, Берни, у меня задача научить жить попавших сюда в новой для них реальности. Принять ее и найти в ней... смысл. И помочь им выжить. Что бы выжить они должны научиться соблюдать правила и делать что положено, а не нарываться на наказания. - Уве отстранил Бернара в сторону. На сей раз удары были сильнее и каждый из них оставлял на ягодицах и спине кровавый след. - Твое тело скоро привыкнет к боли и начнет ее воспринимать как часть удовольствия. Возможно, со временем, ты и вовсе не сможешь получать наслаждение без боли, но боль теперь будет для тебя неотъемлемой частью наслаждения. К этому тоже придется привыкнуть, как и к правилам поведения.
Уве кивнул Бернару.
- Оставишь Никки помочь Ивону? Мне не хотелось бы снова посылать за Брентфордом, хотя, возможно, это было бы и лучше, но Никки уже здесь.
Бернар поймал умоляющий взгляд оборотня  и хмыкнул.
- С радостью. Пусть он покажет как ухаживать за инструментами, и... Никки останешься здесь на два часа. Поговорите. - Бернар поставил на центр комнаты стул и указал на него. - Когда разберетесь с инструментами, сядешь сюда верхом. А через два часа я тебя жду у себя. И нет, я не отключу охлаждение.
Никки подошел к Берни поклонился и поцеловал снова его руку и потерся о нее щекой.
- Ладно, обещаю, что на следующую ночь ты останешься у меня. Нет, сегодня я буду занят. Я давно уже не видел Тони и соскучился по нему. - Огорченная мордаха Никки нисколько не тронула старого развратника, они с Уве вышли, оставив юношей вдвоем.

79

Делать, что положено, чтобы выжить.
Ивон признал, что Мастер Циммер умеет емко формулировать самую суть.
Доходчиво.
И проникнуться к нему ненавистью, как до того он проникся ненавистью к Конти не выходило, Уве Циммер чем-то напоминал автомат. Идеальный автомат для воспитания, с точной программой, отработанной на десятках, а может и на сотнях невольниках, которых требовалось научить правилам  и, что труднее, научить их эти правила соблюдать.
Но Ивон Виллар, Оруэлла на досуге читавший, невольно задался вопросом – а стоит ли оно все того, чтобы выживать?
Но этот вопрос следовало обдумать всесторонне и не сейчас, поэтому Виллар выпил кровь с голубым льдом и узнал действие наркотика – это то, чем приправлял свое «воспитание» Альваро Конти.
Боль от ударов, конечно, была очень сильной, но голова при этом слегка кружилась, а член стоял, и это еще одна причина, почему Ивон с мрачной обреченностью смотрел на свое будущее в Цитадели.
Что тут с ним будет? Вернее, что тут из него сделают?

Но он постарался, чтобы эти размышления никак не отразились на его лице. Во всяком случае, пока Мастер Циммер и Бернар де Бонне не ушли, оставив его одного, вернее с Никки, оборотнем.
- Послушай, - начал Ивон, испытывая определенную неловкость от такого соседства. – Извини, если я что-то не так сказал. Честное слово, я не со зла. Прост это все это для меня ново и несколько… выводит из себя.
Танцовщик нервно улыбнулся, не слишком, правда, надеясь на понимание со стороны оборотня – все же пусть нечаянно, а он его, похоже, подставил. Не самое хорошее начало, скажем так, для добрососедских отношений.
А еще Ивон задумался о необходимости холодного душа. Очень холодного. Можно даже ледяного. Возбуждение, навязанное Голубым льдом, всеми этими смазками и общей аурой секса, висевшей в комнате, сидело в теле острым гвоздем и пока покидать его не желало. А с ним Ивон чувствовал себя не собой – подменышем каким-то, доппельгангером. Чем-то чужим себе а потому неприятным.

Отредактировано Ивон Вилар (Среда, 26 сентября, 2018г. 18:52)

80

- Послушай,  Извини, если я что-то не так сказал. Честное слово, я не со зла. Прост это все это для меня ново и несколько… выводит из себя.
Никки подтянул штаны, шпилька в члене приносила боль и будь на нем обычные штаны он бы и застегиваться не стал - пусть бы торчал, но Бернар отлично знал что и как сделать, и штаны на его ассистенте были приспособлены для любых ситуаций.
- Да, ладно тебе извиняться. - Фыркнул оборотень и поманил за собой, он быстро в двух словах объяснил и показал как именно следует протирать орудия наказания, как отмывать, если кровь впитается глубоко и чем смазывать. А потом, подошел к стулу, и уселся на него как было приказано, стон вырвался непроизвольно и Никки вцепился в спинку стула, а потом невольно поерзал, словно хотел загнать игрушку еще глубже, чем она вошла. Несколько мгновений он сидел зажмурившись, потом вздохнул и кивнул Ивону. Ну не сидеть же молча, не затем же их тут оставили, что бы они тут молчали как два идиота.
- Тебе сколько лет? Двадцать-тридцать? Тебе можно сказать повезло. Не успел познать свою силу, легче приспособишься. Тем, кто здесь оказывается в сотню с лишним приспосабливаться труднее. Они уже в своем мире успели побыть теми, кто сами отдают приказы и снова учиться сгибаться им труднее. - Ник снова поерзал на стуле, на миг его дыхание сбилось и он не удержавшись запустил руку в штаны и прогладил себя. Спица не давала возможности кончить, но удовольствие-то от прикосновений получать не мешала.
- И в то же время, ты эти свои года провел, можно сказать, на свободе, ты успел поймать своей вольной жизни. Да и повезло, что Мастер Циммер забрал тебе от Мастера Конти.
Никки скривился. У него был опыт общения с Альваро.
- Мастер Конти здесь один из главных кошмаров. - Не смотря на то, что разговор был приятельский Никки и не думал использовать какие-то иные обращения кроме "правильных". - Мэтр когда привез меня сюда, для его "Рая" я уже стал слишком стар, но он не отдал никому и забрал сюда, так вот, через какое-то время я было решил, что началась новая жизнь и в этой жизни я буду весь из себя самостоятельный и свободный. Оборотень невесело рассмеялся.  - У Мэтра здесь много работы и некогда возиться с зарвавшимися подчиненными и он попросил Мастера Конти объяснить мне в чем я был не прав. Через неделю Мэтр Бернар забрал меня оттуда, еще две недели я провел под крылом у доктора Бартоша. В "Раю" у Мэтра Бернара я провел почти полсотни лет, всякое бывало, но того ужаса, что я натерпелся за одну эту неделю никогда не было.
Никки поежился и даже перестал ласкать себе и снова обоими руками вцепился в спинку стула.
- Хотя что это я тут, у тебя, наверное, вопросы есть. Уверен, что бы на них я тебе ответил меня здесь и оставили. Я, тут, можно сказать сторожил, уже почти двадцать лет как Мэтр привез меня сюда.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Цепи и цели