Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Крепче меди...


Крепче меди...

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

...

2

Он проснулся перед рассветом. Во время сна он скинул простыню и его обнаженное тело, сильное и смуглое, с выступающими из тьмы бицепсами, казалось еще чернее в чуть забрезжевшем свете. Он повернул голову и посмотрел на Ингрид. Она еще спала и ее лицо во сне было похоже на лицо ангела или ребенка, настолько открытой она была. Дамиан скинул с нее простыню, она чуть поежилась и хотела прикрыться, но он налег сверху, сразу предупредив все поползновения.
- Нам пора. - прошептал он, сжимая ее в объятиях, улыбнулся и поцеловал в белоснежную шею. И потом его хищнический поцелуй почти сразу перешел в укус...

Закончился суд над Русдорфом и они отправлялись сегодня в Цитадель. С ними ехал Марк, Квентин и конечно же сам Русдорф.  В цепях и в клетке. Темнейший повелел Дамиану самому избавиться от Пауля, а если его наказание не будет слишком строгим, то за тевтонца возьмется сам Темнейший.
О том, что демон жив, знал теперь только Совет, и несколько человек с острова. Туда же должен был подъехать лорд Уэйн, которого нечестивое поведение фон Русдорфа лишило солидной части его состояния и он, с тех пор, горел выместить на нем свою ярость.
Самолет, принадлежавший Оберону, приземлился на Сантарии к вечеру. Дамиан, одетый в белую кандуру, как у арабских шейхов с приспущенной на лицо белым платком-гутрой, вышел и улыбнулся.
- Наконец-то я дома...
Те, кто вышли за ним, сели в две машины и отправились в цитадель.
Лишь только двери Цитадели открылись, Дамиан сбросил гутру, и прошествовал мимо охраны, мимо потрясенных рабов в главную залу, где его гости и весь цвет Сантарии собрались на концерт. За ним следовали те, кто прибыл с ним из Парижа.
Весь зал всколыхнулся, когда он вошел, и замолчал, определяя, призрак это или нет. Концерт был сорван.
Дамиан скинул на ближайшее кресло свою хламиду и развел руки
- Можно не падать ниц. Это всего лишь я.
И посмотрел с улыбкой на Кайта. Кайт улыбался.

3

- Наконец-то я дома...
- Да, Лорд Дамиан, Вы дома. - Никого постороннего не было, так что Дюк мог говорить спокойно, на всегда невозмутимом жестком лице оборотня появилась улыбка, она всего один миг озаряла его лицо, но и этого мгновения было достаточно что бы понять, что Дьюэйн "лучится от счастья". Он поклонился Дамиану и открыл перед ним дверцу машины, обменялся рукопожатием с Марком и помог нынешней спутнице Демона занять свое место в машине. Сам занял место за рулем, оставив рабу-вампиру разбираться с пленником.
Появление Дамиана в Цитадели произвело эффект сравнимые с тем, как если бы разверзлись и небеса и земная твердь одновременно. Кайт ожидал Демона в главной зале, куда Дамиан и направился, оставляя позади себя замерших и онемевших от шока гостей, рабов, слуг и СБшников.
- Можно не падать ниц. Это всего лишь я.
Дюк проделал весь путь, следуя вместе с Марком в шаге позади Хозяина, а когда тот вошел в залу, то отступил к стене, привычно прячась в тенях, отбрасываемых колоннами. Закованного в цепи пленника вели его бывшая телохранительница, затянутая в кожаный костюм, как в броню, и раб-каесид.
Дюк стоял так, что его не было, видно, а он видел всех. Сейчас как никогда было ясно видно кто и как относится к Господину, кто-то едва отошел от шока и улыбнулся, кто-то, не смотря на разрешение, опустился на колени, кто-то побледнел и попытался тоже где-нибудь скрыться, кто-то и вовсе попытался потерять сознание.
Дюк запоминал все, не смотря на то, что его буквально переполняла радость. Вот только он не позволял себе лишние эмоции, ограничившись той вспышкой на летном поле.

4

В постели Дамиана она оказалась по собственной воле. Он не принуждал не требовал, лишь делал намеки, что не против если она там окажется. А она... боялась. И каждый раз, все заканчивалось как любят показывать в сопливых подростковых мелодрамах. Но не сегодня. Ей пришлось выступать на Совете. Накануне она снова встретилась с Русдорфом в новом облике, который ее научил принимать Дамиан, они поужинали и Пауль явно планировал наконец получить свой приз, но... их "настоятельно пригласили". Русдорф хотел отправить свою новую знакомую прочь, но неожиданно для него, ей было приказано следовать за вежливым, но непреклонным "Голосом Совета" куда сказано. В отличие от самого Русдорфа Ингрид знала зачем ей там следует быть.
Смена личности была хорошим подарком и... наказанием, каждый раз, меняя личину девушка испытывала нестерпимую боль, ей казалось, что с нее заживо сдирают кожу. И она каждый раз запиралась у себя в комнате что бы отдышаться и стереть слезы с лица. На сей же раз ей пришлось сменить лицо прямо посреди комнаты на глазах внимательно разглядывавших ее членов Совета и приглашенных лиц. Это было... унизительнее, чем если бы ее заставили раздеваться и демонстрировать себя. Пришлось все силы использовать на то, что бы никто не понял как ей больно. Хотя слезы все же выступили на глазах. А потом... Пауль всегда был изобретателен на ругательства.
Члены Совета тоже не все расценивали ее поступок как помощь Лорду Дамиану. Предательством его оценивали чаще. Иногда вслух, иногда про себя, но что они думали было видно по их лицам их взглядам.
И она чувствовала себя растоптанной и разбитой, нуждалась в защите и защиту она могла получить только от Дамиана. А оказаться в его постели не было расплатой за помощь, просто она давно испытывала желание зайти дальше подростковых обжиманий и поцелуев.
А наутро... она боялась что увидит в темных до черноты глазах Демона презрение или сама станет сравнивать его с Русдорфом, но... не было презрения, и не хотелось никого ни с кем сравнивать. Ей было просто спокойно.
- Спасибо. - Едва слышно проговорила вампира и отправилась одеваться. Впереди был еще один непростой день.
Русдорф с ней демонстративно не разговаривал пока его грузили как зверя в клетке, ни потом, когда по прибытии его вытащили из клетки и закованного посадили в другую машину.
Только когда они оказались в Цитадели, где подданные приветствовали воскресшего Демона, он насмешливо поинтересовался.
- Небось, довольна собой? Чувствуешь себя королевой? Дурой была дурой и осталась. - Ингрид сделала вид, что не слышит обращенных к ней слов, а вместе с Квентином продолжила конвоирование своего бывшего Патрона. Их путь лежал в кабинет Дамиана.

5

Видеть лица друзей... До этого дня он был этого лишен. А что было до сего дня? Он был фактически выключен из жизни, какое-то время он даже был не способен управлять собственным телом. Три капельки крови - вот, все, что осталось от него самого. Взрыв самолета с произнесенным заклятием, но тот, кто его произнес, должно быть икнул... Дамиан улыбнулся. Разве в книге заклинаний, в пятой главе, не было говорено, что заклятие должно произносить ровным голосом, без покашливаний и хрипоты? Когда стремишься убить демона надо все делать самому, а не бросать все на поток.
Пока он не пришел в себя, пока не начал собирать эти капли крови, несущие его жизнь, пока не стал накапливать в этих каплях силу, которая могла возродить его самого прошло не менее полутора лет, за это время здесь многое изменилось и теперь Русдорфу и его соратникам придется дорого за это заплатить. Но однако, он не только себя возродил. Он приобрел способности, которых не имел раньше.
Дамиан сидел за столом. В его кабинете сейчас были Роден. Он молчал, прислонившись к стене, недобрыми глазами поедая Русдорфа и Ингрид. Дюк, так же молчащий до поры, сберегающий свои охотничьи инстинкты до того времени, когда надо будет хватать тех, кто не был схвачен сейчас. Ингрид... Мрачная в присутствии бывшего своего господина, но заметно похорошевшая с того времени, когда она была с ним. И Русдорф...
Заметив взгляд, которым Кайт наградил Ингрид, Дамиан положил свою руку на ее и сказал
- Она уже приняла мое наказание. Достаточное, что бы я смог ее простить...
Он не сказал "простил" и отреагировал, как на это повелся сам Русдорф. Дамиан ответил змеиной улыбкой и сжал руку Ингрид в своей.
- Однако, мы собрались здесь вовсе не из-за нее... Пауль... Я уже слышал у Темнейшего, кто тебе у меня помогал. Скажи теперь и для всех его имя...

6

Пауль был когда-то рыцарем, и ему за его многовековую жизнь доводилось терпеть поражения. К счастью их было не так много, что бы он к ним привык, а в последние два столетия и вовсе забыл что это такое. Тем сокрушительнее было нынешнее поражение. Но показывать насколько он выбит из колеи вампир не собирался. Когда на Совете он увидел живого Дамиана, то потерял дар речи, и впервые за очень-очень долгое время не мог ничего сказать. Просто не находил слов, даже когда Его Темнейшество буквально приказал говорить, а что говорить Русдорф не знал. И единственное что смог выдавить было совершенно идиотское "Мне очень жаль." И сказано это было очень-очень искренне. Ему было жаль, что проклятущий Дамиан ухитрился выжить. Как? Как это могло случиться? Где они ошиблись? И почему он не объявился раньше?
Что пытаться отвертеться выскользнуть, как удавалось выскальзывать раньше не удастся это фон Русдорф понял едва увидел у стены Гастона со следами многодневных пыток. Пусть тот и был "Черной Рукой", но... подвалы Его Темнейшества это и есть подвалы его Темнейшества. Сам Пауль там не был, но слышал много интересного, а значит, тот сказал все. А второй удар он получил, когда девица, которую он до искр в глазах хотел трахнуть, по приказу... Дамиана? вышла вперед и... зрелище было отвратительно-восхитительное, как поплыли словно расплавленные черты ее лица и вместо вожделенного лица появилось совсем другое.
- Ингрид? - Пауля затрясло, и дальше он молчал, слушая рассказ этой недобитой суки.
Теперь ему оставалось только с достоинством пережить это судилище и... Он ожидал смерти. Принял ее сразу, как только понял, что происходит. И поэтому говорил спокойно. Смерть и неизбежность надо принимать с достоинством. Поэтому не было ни попыток отрицать, ни попыток даже как-то вывернуть предоставленные факты себе на пользу. Какая польза? Все было ясно. И он отвечал на все вопросы. Отвечал подробно и даже с ироничными комментариями.
Но он ошибся... жестоко ошибся...
И вот теперь он в цепях в полной власти своего врага. И тот, кажется, наслаждается своей властью. Что же... Раз не убили, то еще не все потеряно. Еще посмотрим кто будет праздновать победу.
- Она уже приняла мое наказание. Достаточное, что бы я смог ее простить... Пауль усмехнулся. Да, фантазия у Дамиана неисчерпаема, так что... Да и он мастер играть словами. Долго же тебе придется выпрашивать его прощение на самом деле, тварь. Самому же Русдорфу не дали пофантазировать как бы он на месте демона наказал эту мерзавку.
- Однако, мы собрались здесь вовсе не из-за нее... Пауль... Я уже слышал у Темнейшего, кто тебе у меня помогал. Скажи теперь и для всех его имя...
- Почему бы и нет? У меня теперь, как выяснилось, нет от тебя тайн. - Пауль бросил презрительный взгляд на Рейнхардт. - Очень способный молодой вампир. Страстный в своей ненависти к тебе, она в нем пылает так, что его и вербовать-то не пришлось. Тебе надо было казнить его тогда. Мятежники, как и предатели они одной крови и ничему не учатся, будут восставать, бунтовать, предавать раз за разом.
Русдорф хмыкнул. Это вполне можно было отнести и к нему самому, так что, можно сказать, он Дамиана предупредил.
- Наш пламенный революционер - это ирландец Джеральд ОФлаэрти.
С независимым видом Пауль окинул всех собравшихся. Сейчас нельзя было проявлять эмоции. Не перед врагами.

7

Она уже приняла мое наказание. Достаточное, что бы я смог ее простить...
На появление рядом с Лордом Дамианом немки Дюк отреагировал... ревностью. Нет, и близко не той, какую испытывал по отношению к Нерис. Видимо, то же сейчас мог испытать и Кайт. Но после слов о наказании и не полученном прощении тут же успокоился. Хозяину лучше знать кого приближать и кого как наказывать.
А вот выступление бывшего патрона немки, Дьюэйн слушал очень внимательно.
Тебе надо было казнить его тогда. Мятежники, как и предатели они одной крови и ничему не учатся, будут восставать, бунтовать, предавать раз за разом. Наш пламенный революционер - это ирландец Джеральд ОФлаэрти.
Именно это я и говорил тогда. Мысленно отреагировал Дюк, но тут же спохватился, что в присутствии Лорда Дамиана его мысли, да еще и с такой интонацией могли быть восприняты как упрек.
- Извините, Лорд Дамиан. Мне не следовало этого говорить. - Мысленно же извинился ягуар и так же мысленно спросил, глядя прямо в глаза Демону. - Прикажете привести преступника?
И получив в ответ кивок, поклонился Демону и вышел, что бы через десять минут вернуться в кабинет с рабом. Тот был с гостем, но это было не важно, тем более, что тот просто подавал вино гостю, когда в комнату вошел офицер. Извинившись перед гостем тот вывел Джеральда. Объяснять ничего ему он не собирался, а тот, судя по всему, еще был в счастливом неведении что Лорд Дамиан вернулся.

8

Ирландец действительно не был в курсе последних событий, он развлекал какого-то гостя-малкавиана, теряясь в догадках как кто-то из этого клана мог ухитриться достигнуть хоть каких-то вершин. Оказалось, что безумцы тоже могут быть богатыми и успешными.
Появление Дюка заставало ирландца напрячься. Тот никогда не оскорбил бы гостя, забрав у него раба, да еще и пообещав прислать замену... и эту замену поручил подобрать первому попавшемуся СБшнику у дверей.
Естественно от этого пятнистого гада получить какие-то объяснения было не реально. Поэтому Джеральд и не пытался, просто молча шел за ним. И только когда оказался в кабинете мертвого Балора понял, что предчувствия его не обманули. Потому что упомянутый Балор оказался... живым.
Это так потрясло ирландца, что он даже не заметил, что кроме них с проклятым демоном в комнате находится целая толпа людей. В том числе... Это Джеральд увидел спустя пару минут, в течении которых не сводя глаз смотрел на Дамиана, в том числе стоял Пауль. И он был... в цепях? О, благословенная Дагду, в цепях!
Вампир задохнулся от ярости, смешанной со страхом. И страха было столько, что никакая ненависть и ярость не могли этот страх заглушить или хоть немного ослабить.
Джеральд почувствовал что его бьет дрожь. Ему было чудовищно холодно. И он обхватил себя руками. И все это молча. Никаких приветствий, ничего. А что он мог сказать? То, что его притащили сюда, означало одно - немец его сдал. А почему нет? И что теперь? Молить о прощении? Нет уж! Один раз молил. Больше не станет. И Джеральд убрал руки со своих плеч, которые тут же распрямил.
- Кажется, я должен был Вас поприветствовать и что-то там предложить, но, учитывая обстоятельства, думаю, это выглядело бы фарсом и издевкой с моей стороны.
Вижу, вижу вашу радость, фоморы, ваш идол вернулся. Как это могло получиться? Ведь Пауль мне гарантировал, что это заклинание убьет любого демона?
Джеральда снова начало трясти, но теперь он просто не находил в себе сил снова обхватить себя за плечи, вспышка закончилась и теперь оставалось просто стоять и ждать.

9

Когда привели Джеральда, Дамиан поднялся и смотрел на своего пленника без всякого выражения, будто определяя, где он его упустил
- Не надо никаких приветствий.
Дамиану показалось, что Дюк дернулся в поисках кнута и он поднял руку, останавливая его 

- Да-да, mon bête, я помню, что именно ты желал, чтобы его казнили... Но больше я не совершу такой ошибки. На сей раз его казнят. А до этих пор он пробудет в каземате столько, сколько надо мне. Мы с тобой еще увидимся, Джеральд...
Джеральда увели.
На некоторое время в кабинете воцарилась тишина, прерываемая только тихим звуком шагов часового в коридоре. Наконец Роден, который до сих пор молчал, но который рассматривал то Ингрид, то его глаза устремлялись на Русдорфа, хриплым голосом сказал
- Надеюсь, с Паулем ты такой ошибки не совершишь и его казнят раньше, чем этого... ирландца.
И он посмотрел на Дамиана такими молящими глазами, что в пору было прослезиться, в отличие от самого Русдорфа, для которого уже не было иного пути, чем смерть. Однако Дамиан не был такого же мнения, как шеф безапасности Сантарии.
- Мне кажется, ты поспешил с принятием решения, Кайт...
В этот миг все в кабинете вопросительно посмотрели на него, ну разве только, кроме Русдорфа.
Дамиан улыбался. Он прошел к стоящему на столике графину, взял оттуда бокал, принес и поставил перед Русдорфом.
- Он выпьет три глотка моей крови... После этого я его отпущу. Не смотри на меня так, mon bête. В пределах замка. А сейчас я хочу спросить... Пауль, ты понимаешь, что должен будешь сделать для меня?
И он устремил свои темные, до черноты, глаза на тевтонца.

10

Пауль с высокомерием, а что еще ему оставалось? смотрел на то, как верная собака, пусть он и кот, Дамиана без единого слова, казалось, по одному только взгляду своего Хозяина, отправился выполнять его безмолвный приказ. А сам невольно бросил взгляд на Ингрид. Когда-то эта сучка тоже выполняла его приказы так же безоговорочно, но... видимо, то, что приходилось эти приказы ей озвучивать, значило, что она не смотря на сотню лет службы, так и не смогла научиться понимать своего Патрона. Тут было над чем подумать.
Привели ирландца. Дааааааа, возможно, нужно было подобрать кого-то более уравновешенного для выполнения главной части задуманного, этот фанатик слишком был одержим своей ненавистью с Дамиану. Уверен, что это-то и стало причиной неудачи. Русдорф наблюдал с некоторым интересом за тем, как боится этот хронический неудачник, и как потом превозмогая его начинает горячиться и дерзить.
Да-да, mon bête, я помню, что именно ты желал, чтобы его казнили... Но больше я не совершу такой ошибки. На сей раз его казнят. А до этих пор он пробудет в каземате столько, сколько надо мне. Мы с тобой еще увидимся, Джеральд...
Вампир с интересом посмотрел на "Личного Зверя" Дамиана. Впрочем, следовало ожидать что он требовал радикальных мер к предателям.  Да, надо, надо было прислушаться тебе Дамиан к своей пятнистой шавке.
- Надеюсь, с Паулем ты такой ошибки не совершишь и его казнят раньше, чем этого... ирландца.
Ну, конечно, у кого еще этот придворный коврик мог набраться своих замашек, как не у тебя старый пират-наставник. Тем более, что у тебя-то есть опыт того как можно поплатиться за милосердие к бунтарям и в итоге оказаться полудохлым на пустынном берегу. Так что ты понимаешь что врагов надо давить.
Пауль казалось вообще не слушает что твориться вокруг и что его совсем не интересует что сейчас вообще-то решается его судьба. Хотя, она же уже решена, так что... чего тут слушать-то? Русдорф был уверен, что сейчас услышит что-то вроде: "Да, конечно, подготовь эшафот." Или "Не так быстро, умирать он будет долго. Ты же позаботишься об этом для меня?" Ко всему этому тевтонец был готов. Не хотел, конечно. Ни быстро сдохнуть, ни медленно, захлебываться собственными криками и кровью, давиться унижениями. Но проиграл и остается сейчас принимать все как есть. И спокойно выслушать как именно ему придется умирать.
Мне кажется, ты поспешил с принятием решения, Кайт... Он выпьет три глотка моей крови... После этого я его отпущу.
Вот такого Пауль не ожидал совершенно, но удивление было настолько сильным, что он даже не успел изменить выражение лица, оно продолжало изображать скуку и терпеливое ожидание.
Не смотри на меня так, mon bête. В пределах замка. А сейчас я хочу спросить... Пауль, ты понимаешь, что должен будешь сделать для меня?
Кто-то один из наз охренел. Или я или ты, Дамиан. Рехнулся. Видимо, заклинание тебя не убило, а вот в голове что-то нарушило. Русдорф задохнулся от ярости и мысли скакали одна за другой.
- Тебе не удастся сделать из меня своего раба, свою игрушку. Это вот эту вон подстилку ты сделал своей. - Пауль задохнулся, и кивнул на бокал. - Ты же должен понимать, что даже твои "Третьи Узы" это не абсолют и сила ненависти может стать трещиной в кажущемся монолите власти. А я тебя ненавижу. Слишком сильно ненавижу, что бы положить хоть всю жизнь которую ты мне так не предусмотрительно собрался оставить, что бы найти способ с ними как-нибудь да справиться.
Пауль покачал головой, он успокоился и говорил снова спокойно.
- Твои верные псы дело говорят. Не надо тебе совершать снова ошибок. Казнь будет надежным решением, а Узы, даже третьи...  Всегда будет вероятность, что мне хватит сил и ненависти их преодолеть. И я-то второй ошибки не совершу.
Пауль начинал свой страстный монолог еще откровенно сомневаясь в том, что то, о чем он говорит возможно, но к финалу почти убедил себя, что все именно так и есть. Поэтому он не стал провоцировать Демона на то, что бы тот отдал приказ насильно влить кровь в рот пленника. Если можно избежать унижения, то это следует сделать.
- Я тебя предупредил. Так что если не жалко крови - наливай. - Теперь их с Дамианом разделяло не более шага, и мужчины смотрели прямо в глаза друг другу.

11

Как оказалось, решение Дамиана понравилось не всем. Дюк молчал, а Роден фыркнул и зло смотрел на Русдорфа...
- Это не твоя проблема, тевтонец! - сказал он, доставая свой фирменный нож из ножен и протягивая его Дамиану. Дамиан взял его, а Кайт прошептал ему
- Хоть я и даю его тебе, помни - мы один раз уже пережили твою смерть и я больше этого не хочу! Я буду ходить за ним тенью. И лишь только я почувствую что-то, почувствую какую-то гадость, какую-то недоговоренность, я сам его убью!
Дамиан, слушая его, тихо улыбался, а когда тот высказал все и прекратил чертыхаться, подошел к нему и обнял
- Спасибо, старый пират, за твою верность! И за то, что ты сберег для меня мой остров... Но сейчас и здесь я все сделаю сам.
Он взял у пирата нож, обернулся и посмотрел на тевтонца.
- Ты так хочешь, умереть? Тебя пригласят на казнь ирландца и я дам тебе посмотреть, как я убиваю тех, кто хочет мне зла. Но ты...
Демон разрезал запястье ножом. Кровь потекла по руке в бокал и наполнила его почти до края. Тут было даже больше трех глотков. Демон взял бокал и протянул его тевтонцу.
- Сначала заслужи эту смерть. Почувствуй ее, как я ее чувствовал. И тогда, может быть, я награжу тебя ей.
Роден и Дъюэйн подошли к Русдорфу сзади, заставляя его взять бокал.
В бокале красное мешалось с почти черным, вспыхивая протуберанцами и распадалось на ровную, ярко-красную кровь.
Кайт прищурился. Что-то изменилось в крови демона с тех пор, когда он ее пил.

12

- Это не твоя проблема, тевтонец!
Пауль улыбнулся, наблюдая за поведением двоих... нет, троих охранников Дамиана. Как ни прискорбно ему было это осознавать, но эта продажная сучка явно примкнула к этой своре, и вела себя... вела себя так как Русдорфу всегда хотелось чтобы она вела себя так, охраняя ее. Вроде все действия были стандартные, но мелкие детали... мелкие детали и решали все. И поэтому Пауль больше на нее не смотрел, куда интереснее было смотреть на полного ненависти и злости волчару.
Я буду ходить за ним тенью. И лишь только я почувствую что-то, почувствую какую-то гадость, какую-то недоговоренность, я сам его убью!
Роден озвучил свои планы и не было сомнений ни в том, что он выполнит свою угрозу, и не было сомнений, что молчаливый Дюк полностью разделяет мнение свое начальства и что тоже поступит так же. И даже, возможно, не спросит разрешения, а просто потом пойдет и повинится, не оглядываясь на возможное наказание за самодеятельность. И в том, что мерзавка Ингрид тоже будет следить за своим экс-патроном, и учитывая свое хорошее знание объекта наблюдения, будет постоянно докладывать обо всем и Кайту, и Дюку и Дамиану.
Ты так хочешь, умереть? Тебя пригласят на казнь ирландца и я дам тебе посмотреть, как я убиваю тех, кто хочет мне зла. Но ты...
- С удовольствием посмотрю на смерть разочаровавшего меня недотепы. - Совершенно искренне сказал Пауль. - А в твоей изобретательности я нисколько не сомневаюсь. Его тоже лично убьет твой волк? Или поручишь это Дюку? А, может, решишь проверить в деле свое новое приобретение?
Пауль переводил взгляд по очереди на перечисленных персон.
- Или... помнится, у тебя был штатный палач. Кажется, египтянин, но он как мне докладывали снова ударился в религию... - Русдорф старался смотреть куда угодно только не на бокал и сам того не понимая своим многословием просто старался оттянуть время, когда придется взять его в руки и выпить багряную тягучую жидкость.
Сначала заслужи эту смерть. Почувствуй ее, как я ее чувствовал. И тогда, может быть, я награжу тебя ей.
Оборотни слаженно переместились ему за спину, снова продемонстрировав умение понимать своего Хозяина без слов, словно он не только мог читать мысли, а и транслировать их своим верным слугам. Слишком верным... И если верность Кайта с натяжкой можно было объяснить пресловутыми Узами, хотя и маловероятно, уже потому что второй пример - ягуар, не пробовавший крови Демона, доказывали, что верность их жиждется совсем на другом.
- Не стоит, господа, не стоит. Ну унижайте ни меня ни себя. - Пауль протянул руку и принял бокал из рук Дамиана, борясь с искушением швырнуть его в лицо Демону. Но не швырнул. И даже рука не дрогнула, когда он поднес его к губам. Можно было пойти на принцип и заявить, что речь шла всего о  трех глотках, но это выглядело бы ребячеством и  Русдорф выпил все до последней капли и с улыбкой протянул бокал Ингрид, словно демонстрировал, что ее место - место прислуги, каким бы местом не повернулась бы судьба к нему.
- И что дальше? - Вопрос был задан с искренним интересом. Дамиан сказал, что отпустит, но что это означало? Куда именно отпустит? И где он, черт побери, теперь будет жить? Ну не на коврике же у дверей, вряд ли Дамиан будет столь мелочен.

13

- А дальше, если ты позволишь, тебя отведут в твою комнату и принесут тебе обед. Да и нам всем пора отдохнуть. А мы, тем временем, подождем, когда кровь подействует. Только не обнадеживайся, она обязательно подействует. - Демон улыбнулся, - Когда ты не будешь ничего подозревать...
Дамиан чувствовал, что кровь уже подействовала, но Паулю пока это не надо было знать. Надежда, как говорится умирает последней.
- Mon bête, проводи господина Русдорфа в комнаты, в которых он раньше бывал и приставь к нему охрану, которая защитит его от него самого...
Дамиан подождал, пока Дюк уведет Русдорфа и обернулся к Кайту, который все то время, что Дамиан говорил, стоял и рассматривал Ингрид с таким лицом, как будто готов прямо сейчас броситься на нее, что он ее не простил и только присутствие его хозяина его останавливает...
- Что это он говорил тут насчет нашего палача? Сефу Амон Ра ударился в религию? Я не поверю в это, даже если сам Сет проснется...
Насчет Сефу Роден только рассмеялся и пожал плечами.
- Дамиан, в Цитадели, тем более среди охраны, найдется полно таких, кто пожелает отомстить за тебя и они с удовольствием примерят палаческий колпак. Но здесь находиться шеф инквизиционного отдела при Совете. Князь Делорм. Так вот... Среди его людей есть один, которому не только понравится быть палачом, он просто рожден для этого.
- Да? Значит Темнейший недаром его послал. Он уверен, что я пощажу Русдорфа и... его людей... и хочет в этом убедиться лично.
Дамиан посмотрел на Ингрид, которая была в этой же комнате. Она тоже была из людей Русдорфа и он ее простил. Но не факт, что простил Темнейший. Ничего. Это им еще придется обсудить...
- Так, кто это такой? - Демон пристально взглянул на Кайта.
- Луис де Толедо, трехсотлетний вампир.

14

Ингрид казалась невозмутимой и казалось, что все взгляды ее экс-патрона просто обтекают ее. Вот только это была лишь маска. Маска которую ей было невероятно сложно держать под взглядами не только Пауля, но и тех, кого тот называл "цепными псами Дамиана". Пожалуй даже их взгляды были даже тяжелее выносить. Особенно - Кайта, потому как воспоминания об их излишне тесном общении были в ее памяти все еще очень ярки. Том самом общении, о котором Пауль был в курсе, но не сделал ничего что бы хотя бы как-то помочь. Хотя бы просто попросить о встрече у Кайта. К слову, Инес ухитрилась встречу организовать. Она убеждена была, что подкупила охранника, хотя сама Ингрид была уверена, что ей позволили "подкупить" в надежде узнать что-то. Вот только Инес встретиться жаждала совсем не для того что бы поддержать. Напротив. Она захлебываясь от счастья сообщила Ингрид: "Он сказал нам "Забудьте эту неудачницу, она меня разочаровала". А ты все мнила себя его фавориткой и любимицей. Зря только нос задирала. Ты заслужила все это."
Ингрид тогда ничего ей не ответила. Ей тогда казалось, что она, и правда, разочаровала своего Гебиттера и все это, да, заслужила, но слышать слова Инес все равно было больно. И поэтому немка ничего не ответила своей посетительнице. "А еще он сказал, что Кайт так давно тебя хотел получить в свое распоряжение, что он может считать, что получил подарок. Пусть пользуется."
Эта сцена всплыла перед глазами едва она услышала голос Русдорфа, открещивавшегося на сей раз от ирландца-исполнителя.  И теми же словами.
- С удовольствием посмотрю на смерть разочаровавшего меня недотепы.
Все-то тебя разочаровывают, дорогой Пауль. Или... или это ты разочаровываешь?
Ингрид все же не удержалась и отвернулась, боясь, что боль в ее глазах сейчас сможет прочесть кто угодно.
Его тоже лично убьет твой волк? Или поручишь это Дюку? А, может, решишь проверить в деле свое новое приобретение?
Удалось не вздрогнуть. "Новое приобретение" совершенно не хотела убивать ирландца. Ей было его жалко. Она понимала резоны Дамиана и не сомневалась, что того казнят, но она была готова умолять что бы идея фон Русдорфа не воодушевила демона.
За своими переживаниями она едва не пропустила момент, когда Пауль, видимо, по старой привычке, протянул ей бокал. А она после едва заметного колебания - забрала. И правда, а кому? Не лично же Демону забирать у пленника освободившуюся посуду? Да и, в любом случае, из всех присутствовавших здесь, ее статус, и правда, был самым низким.
Русдорфа увели, а ее никто отпускать пока не собирался. Ей оставалось стоять и слушать. Первое, что она услышала, это были рассуждения Дамиана о палачах и она обрадовалась поняв, что тот даже и не обратил внимания на слова Пауля в ее адрес, куда больше заинтересовался трансформациями египетского жреца и присланными Его Темнейшеством эмиссары.
- Да? Значит Темнейший недаром его послал. Он уверен, что я пощажу Русдорфа и... его людей... и хочет в этом убедиться лично.
Взгляд Дамиана Ингрид выдержала, только мысленно все же фыркнула. Из "людей Русдорфа" осталась одна она. Остальных Дамиан, и правда, в каком-то роде, да, пощадил, подарил быструю и легкую смерть. Хотя... кажется, он все же пощадил еще и Лотара, но в этом немка не была уверена, она больше не видела секретаря.
И все же... пощадил? Пощадил и простил две большие разницы. И, помнится, ранее было сказано что-то типа " Она уже приняла мое наказание. Достаточное, что бы я смог ее простить... " Только не было сказано, что уже простил.
Своя судьба девушку интересовала куда больше судьбы кого-то еще.

15

Все вопросы были обсуждены. По-крайней мере, кроме одного. Остались только разные мелочи, которые решить - пара пустяков.
Кайт хищно смотрел на Ингрид, сжимая кулаки. "Цепной пес Дамиана" не мог даже в страшном сне представить, что эта Русдорфовская сука поедет с Дамианом в Париж, ну разве что он мог предполагать, что она так и там и останется. Мертвой. А она вернулась. Живая. И демон сказал, что готов ее простить... Жааааль, что Кайт не прикончил ее раньше.
Роден был готов уходить, не ее он не собирался здесь оставлять и потому, сдержанно, как мог, обратился к этой девке
- Фройлейн Рейнхардт, вы идете? Я вас провожу...
Но Дамиан его остановил
- Фройлейн Рейнхардт останется здесь. А ты, мой храбрый волк, сейчас отдашь приказ приготовить ей комнаты рядом с моими и первым делом принести нам обед. Я ужасно хочу есть после своей смерти и готов съесть даже быка...
Роден хотел что-то сказать, но Дамиан прислонил палец к губам, улыбнулся и проводил Кайта к дверям. Волк обернулся к Ингрид. Его взгляд был красноречивее всего. Наконец, он ушел, а Дамиан закрыл дверь и посмотрел на нее...
- Устала?
Подошел к ней, обнял за талию и прижал к себе. Другой рукой провел по шее, где пульс частыми ударами пркладывал себе дорожку под нежной кожей. Наклонился и прикусил. Без боли, еле затронув зубами. Посмотрел и чуть тронул ее подбородок
- Кайт тебе не верит... Тебе очень долго придется с этим жить и очень многое придется принять от него. И от многих других. Я мог бы позволить тебе уехать, но я не хочу. А что с твоими желаниями... фройляйн?

16

Фройлейн Рейнхардт, вы идете? Я вас провожу... До сих пор все те взгляды, что оборотень бросал на нее удавалось как-то выносить и делать вид, что они ничего не значат. но сейчас, Ингрид почувствовала панику. Она даже почувствовала как дрогнули ее пальцы. Она могла представить только одно место куда ее может "проводить" Роден.
- Фройлейн Рейнхардт останется здесь. А ты, мой храбрый волк, сейчас отдашь приказ приготовить ей комнаты рядом с моими и первым делом принести нам обед. Я ужасно хочу есть после своей смерти и готов съесть даже быка...
Вампирша даже не сразу поверила, что слышит именно это. Ей показалось, что теперь, когда она уже отыграла свою роль, то Кайт не просто так все это сказал, а по предварительному согласованию с Дамианом. Весь ее прошлый опыт показывал, что так и должно быть. Все. Старый враг повержен и она, выполнив то, что от нее требовалось, должна вернуться назад в подвалы. Убивать ее не выгодно, учитывая что Роден так и не удовлетворил свои инстинкты, да и Дамину, кажется, понравилась в постели. Но это не повод не вернуть в пыточные камеры, правда же? Наоборот. Что-то там говорилось о помиловании. Так это и не казнь. Кажется, Лотара тоже помиловали? И кажется, это помилование для него вылилось в клеймо? А чем будет помилование для нее? И она, даже услышав слова Дамиана не сразу поверила. Несколько мгновений она все еще ожидала, что демон усмехнутся и скажет что-то вроде "Ты поверила? Зря. Иди с Кайтом. Он знает что с тобой делать." Не дождалась. Наоборот, дождалась того, что Харон покинул комнату. На щеки девушки стали возвращаться краски.
Устала? Он прижал ее к себе, и Ингрид, почувствовала что дрожит уже всем телом.
- Нет. Испугалась. - С внезапной искренностью ответила она, смаргивая слезы. Она с трудом сдерживала желание просто по-бабьи прижаться к сильной мужской груди и разрыдаться. Громко, вульгарно, навзрыд, хлюпая носом и подвывая. Мягкие прикосновения успокаивали и давили подступившую истерику в зародыше. Даже дышать стало легче, когда  клыки коснулись ее кожи, и она судорожно вздохнув пожалела, что только прикусили, а не вспороли и не последовало прикосновение губ к ране.
- Кайт тебе не верит... Тебе очень долго придется с этим жить и очень многое придется принять от него. И от многих других. Я мог бы позволить тебе уехать, но я не хочу. А что с твоими желаниями... фройляйн?
Она подняла взгляд и встретилась с черными глазами демона и сморгнула, избавляясь от остатков выступивших слез. И улыбнулась.
- Он мне никогда не верил, а уехать... Боюсь, что для меня самое безопасное место - рядом с Вами, Мессир. - Ингрид запнулась. Слишком по разному можно было ее оценить. И она боясь, что Дамиан поймет ее так, как она, и хотела бы сказать, поторопилась предложить более "правильное" и рациональное объяснение. - Стоит мне покинуть Ваш остров, то я не проживу и недели. У Пауля много компаньонов, которые ставили на него и теперь потеряли многое. И не всех я знаю. Возможно, некоторых их них не знал даже сам Пауль.

17

- Некоторых из них я даже не знаю и сам... - улабнулся Дамиан, просчитывая, сколько его, так называемых, друзей в тайне желают избавиться от него. А таких было много. Когда он появился в Совете на лицах многих, помимо удивления и ужаса, было написано много чего такого, что следовало отдать на откуп психологам. Тогда Дамиан предпочел об этом не думать, зато теперь не отказался бы открыть всю правду вещей.
Но Ингрид он читал лучше, чем кто-либо. Ее лицо было правдивей многих. Даже если б она имела намерения от него уйти, он бы нашел, чем заставить ее остаться. Но она, к ее собственному несчастью, и не пыталась. Ему показалось, что она готова расплакаться, и он, чтобы не доводить до слез, отпустил ее и сменил тему разговора
- В любом случае, я рад, что ты так же думаешь, как и я. Ну а теперь подумаем о Лотере. Завтра Лотара пришлют к тебе. Он будет твоим рабом, ты знаешь все его плюсы и минусы, и ты будешь за него отвечать. Я боюсь, если я оставлю его без присмотра, его тут же съедят... - он улыбнулся и наклонился к ней, - А ты? Этого не боишься? Того, что съедят тебя?
Ей показалось, что он хочет ее поцеловать, но в этот момент дверь открылась, демон выпрямился, но от нее не отходил, а молчаливый раб ввез тележку, на которой был сервирован обед для двоих. Раб поклонился и начал выгружать все это на стол. И если бы Ингрид посмотрела на стол, то она заметила бы, что вместо крови здесь было питье, пахнущее дурманом из крови и разных трав, острых и будоражущих одновременно.
Раб ушел. Дамиан посмотрел на нее и провел пальцем по ее обнаженному плечу. От локтя и выше.
- Хочешь пить? - он смотрел прямо на нее и в его темных глазах мелькало лукавство.

18

- Некоторых из них я даже не знаю и сам...
На это Ингрид рассеянно кивнула, логично - знал бы, они бы уже разделили судьбу ее экс-Патрона.
- В любом случае, я рад, что ты так же думаешь, как и я. Ну а теперь подумаем о Лотаре. Завтра Лотара пришлют к тебе. Он будет твоим рабом, ты знаешь все его плюсы и минусы, и ты будешь за него отвечать. Я боюсь, если я оставлю его без присмотра, его тут же съедят... А вот теперь вампира удивилась. Вот чего она не ожидала, так это такого. Она знала, что его пожалели... если, конечно, так можно сказать, сделав рабом. Но жизнь-то оставили. И вряд ли эта жизнь будет хуже, чем была с Паулем. А такой повторот дела ее удивил. Что ей делать с ним в новых обстоятельствах? Самый юный в свите Лотар был больше прислугой, чем помощником, как все прочие. Может, именно поэтому и оставили его в живых?
- А ты? Этого не боишься? Того, что съедят тебя? А вот теперь Ингрид вскинула голову, волосы полоснули по шее и она усмехнулась. Усмешка была жесткой.
- Если меня не съели Пауль и... Кайт, то остальные, и подавно, подавятся. - Потом она внезапно рассмеялась. - А если что, я буду угрожать, что побегу и Вам нажалуюсь.
Казалось, еще миг и ответом на это станет поцелуй, но... пришел раб. Пожалуй, это было к лучшему. Ингрид отлично помнила как сама, так сказать, залезла в кровать к Дамиану перед отъездом, а теперь... Она злилась на себя, так как сама себе казалась героиней какой-то надуманной подростковой слезливой мелодрамы, но не знала как вести себя дальше.  Наконец раб ушел и они снова остались одни. На сей раз это был не поцелуй, а лишь прикосновение, но Ингрид почувствовала как сердце снова начало биться сильнее не то от волнения не то от странного страха и неуверенности.
- Хочешь пить?
- Да, конечно, - Первый глоток девушка не распробовала, даже не поняла, что основой кровь. Кровь с чем-то. С чем? Да какая разница! Кровь ей точно будет нужна. И она стала жадно пить, невольно сбиваясь на то, что Пауль их редко поил кровью до развлечений, а если поил, то это означало, что иначе бы они не дожили до конца придуманных им игр, когда можно было бы снова получить кровь. Как ни пыталась она забыть все и перестать сравнивать Дамиана с Паулем, но никак не получалось. И сейчас пальцы дрогнули, а где-то внутри поселился страх, и пытаясь с ним справиться она налила второй бокал. Страх, как ни странно, отступил и стал сменяться сначала спокойствием, потом спокойствие стало чем-то сродни доверия.
- Мы собирались ужинать, Мессир? - С проснувшимся кокетством спросила Ингрид и смахнула языком остатки крови с губ, с какой-то радости, решив что это хорошая идея, при этом коснулась руки Демона, так и не отведя взгляда от его лица. Так было спокойнее, когда она видела лицо Демона ей не вспоминался Русдорф.

19

Дамиан засмеялся. Его смех, такой баритонистый c истинно мужской индивидуальностью задевали что-то у нее внутри. Он усадил Ингрид за стол и сел сам
- Собирались, но, если честно, я просто надеяться избавиться от Кайта. Поэтому его и отослал. Кажется, он собирался подождать вас, фройляйн?
Он посмотрел на нее с искренним вниманием и любопытством, а затем взял ее руку и сжал в своей.
- Именно от его внимания я и хочу тебя предостеречь. Кайт понимает свой пост так, что, хоть я и демон, надо оберегать меня от людей, которые ему самому кажутся, скажем так... неудобными. Или могут оказать некоторое влияние на меня. - он улыбнулся, - Сейчас, он выбрал для этих целей тебя... А если ему почудится, что ты оказываешь его слишком много, с твоими прошлыми связями, то он решит избавиться от фройляйн. Он объявит на тебя охоту... Я тебя просто предупреждаю. Именно так и будет.
Дамиан поднес ее руку к губам и поцеловал ее. 
- А если будет, то ты не должна копить это в себе. Ты должна будешь прийти ко мне и все рассказать. Вот именно, как ты и сказала - побежать ко мне и нажаловаться... А теперь... - он улыбнулся и перешел на испанский, потому что на Сантарии почти все местные говорили на нем, - вы должны будете попробовать наше национальное блюдо, синьорита. А к этому блюду вот этот напиток. Вы его пробовали уже... Она из крови и специальных трав. Его используют колдуньи в сельве, чтобы наслать неизличимую страсть. Потому что оно устраняет страх и делает наше тело чуть более... Ну, ладно, податливым для плотских утех... - он смотрел на нее темным, до черноты, взглядом, который говорил "если, конечно, не боишься"...
Рукой, в которой уже не было ничего человеческого, а было нечто демонское, вернее драконье, подставил ей бокал, в котором, вместо вина, плескалась кровь, сдобренная ароматом карибских трав.

20

- Собирались, но, если честно, я просто надеяться избавиться от Кайта. Поэтому его и отослал. Кажется, он собирался подождать вас, фройляйн?
Иргрид улыбнулась невесело.
- думаю, да, он явно желал проводить меня до тех покоев, которые считает для меня более подходящими. Те, в которых и видел меня в последний раз не так давно. - Ингрид помрачнела. Воспоминания были не самыми приятными.
А если ему почудится, что ты оказываешь его слишком много, с твоими прошлыми связями, то он решит избавиться от фройляйн. Он объявит на тебя охоту... Я тебя просто предупреждаю. Именно так и будет.
- Ему, я уверена, уже это чудится, хотя и не понимаю чем я-то могу на Вас влиять! - Искренне недоумевая девушка попыталась убрать руку из рук Демона и встать, ей хотелось пройтись по комнате. Она испытывала сейчас странное смятение. Но ей не дали этого сделать, предлагая наконец перейти к ужину.
вы должны будете попробовать наше национальное блюдо, синьорита. А к этому блюду вот этот напиток. Вы его пробовали уже... Она из крови и специальных трав. Его используют колдуньи в сельве, чтобы наслать неизличимую страсть. Потому что оно устраняет страх и делает наше тело чуть более... Ну, ладно, податливым для плотских утех...
Ах вот оно что... - Вампира наконец поняла что стало причиной ее смятения и улыбнулась. На сей раз не вымученно, а искренне, а испытующий взгляд демона встретила своим чуточку лукавым, словно приняла вызов. В конце концов, вчера она сама пришла к нему в постель и... видимо, была слишком напряжена и напугана и неуверенна в себе и боялась что Дамиан ее выставит оттуда. Теперь же, следовало ответное приглашение.
- Какой полезный напиток, Мессир. - Девушка не отводя взгляда от глаз Дамиана, опустила руку, что бы взять предложенный бокал и невольно отшатнулась, осознав, что ее пальцы коснулись отнюдь не руки, а... она опустила взгляд и поняла, что касается звериной... или нет, драконьей лапы. Ей стало страшно. Не сразу, но она вспомнила подарок демона, ее защитную шкуру, которая помогла ей дважды с Русдорфом.
- Спасибо. - Она поблагодарила и за напиток и за подарок, голос был еще глухим и полным страхов и сомнений, но отступать она не собиралась, взяла бокал и выпила содержимое залпом и пожалела, что в напитки нет виски или русской водки. На лапу смотреть было... тревожно и она уткнулась в тарелку, сосредотачиваясь на "национальном блюде", но вкуса его практически не чувствовала. Ей было страшно, но страх не та эмоция, которой можно позволять поселяться в твоей душе, и Ингрид всеми силами пыталась от него избавиться.
- Это вот... оно... Всегда было? Или как? у всех демонов есть? - Ингрид хотела задать и другие вопросы, например, меняется только рука или нет. И... не собирается ли он вернуть руку обратно. И при этом уже понимала, что не собирается. И что ей придется сейчас выбрать, принять своего нового хозяина со всеми его... когтями и чешуей или сбежать и порадовать Кайта. А еще, где-то внутри зародилось и другое. Пауль не знал о таких свойствах Дамиана, а, значит, если оно было всегда, то это было "тайной для избранных", и если ей это показали то, значит, это можно считать доверием? И Ингрид  преодолев свой страх потянулась к лапе, ее пальцы чуть подрагивали, когда она коснулась чешуи.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Крепче меди...