Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Advocatus Diaboli


Advocatus Diaboli

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Адвокат Дьявола

http://s7.uploads.ru/Y8nRL.jpg

2

Когда Бернар пришел к своему бывшему воспитаннику, тот сидел на диване, время от времени подносил ко рту свежую клубнику и разглядывал запись на ноуте. Все его внимание было направлено туда, так что он даже не отреагировал на посетителя. Он смотрел недавний урок мастера Циммера с одним танцовщиком, которого сам Берни решил показать Антуану.
Наконец Лантьер заметил пришельца, но прижал палец к губам и досмотрел все зрелище до конца. Нажал кнопку, ставящую действие на паузу, кинул ноут на стол и искоса посмотрел на Берни. Он поправил свою золотую шевелюру, убрав длинные локоны назад и поднялся, сразу став выше Бернара, причем его рубашка, сшитая по лекалам восемнадцатого века, распахнулась, а обтягивающие бедра светлые брюки обтянули все, что видели глаза, причем у некоторых бывших посетителей Рая наверное закапало бы с конца...
- Ну что ж... Ты прав... Этот мальчик стоит все, что я видал до сих пор. Даже у тебя в Раю не было таких танцоров, не говоря уж о Цитадели. Ты говоришь, он тореадор?
Антуан усмехнулся и сел перед Бернаром на стол, провоцируя его и одновременно предостерегая. Он помнил, что Бернар после таких вот приключений ходит вечно неудовлетворенный, а его Никки... Сейчас Антуан ревновал к нему Бернара и даже не скрывал этого.
- А твой Никки оказывается все еще служит у тебя в подмастерьях? - прошептал Лантьер и посмотрел на Берни сощуренными глазами, в которых не было ничего от ангельской голубизны, только предгрозовые серые тучи метали молнии.

3

- Ты не прав, мой ангел, здесь есть танцовщики и лучше и опытнее. Но в этом мальчике что-то есть. - Берни не удержался и провел по груди Лантьера, Бернара всегда заводил такой вот легкий беспорядок в одежде. Полураспахнутая рубаха, спущенные штаны и так далее. А вот сочетание обтягивающих штанов и распахнутой рубахи - особенно. И Лантьер все это знал. Берни провел пальцами по загорелой коже своего любимого воспитанника, добрался до живота и отошел на полшага.
- А твой Никки оказывается все еще служит у тебя в подмастерьях? - Тони ревновал и это радовало де Бонне. Радовало и возбуждало.
- А куда мне его девать было? В "Раю" для него нет должностей, он там уже неуместен, даже этот Ивон отметил отсутствие пластики, а вот руками он работать научился. Он хороший электронщик и отлично вытачивает мелкие детали для игрушек. Очень полезный волчик. - Бернар намеренно рассказал подробно, поддразнивая Тони. - Вот совсем недавно помог сделать новую. Я тебе принес ее.
Берни поставил на стол рядом с Лантьером коробку, а сам встал рядом и ухватил за прядь золотистых волос, потянул.
И не удержался сам раскрыл коробку, демонстрируя вибратор, вместо головки в нем было нечто похожее на бутон.
- Возьми его в руки. - Бернар взял пульт и бутон стал распускаться. - Тут четыре варианта.
Вампир поочередно продемонстрировал все четыре, последний был больше прямого раскрытия. "Лепестки" начали загибаться уже назад.
- Кроме того, они двигаются. - Берни нажал еще кнопки и лепестки зашевелились и даже завертелись вокруг своей оси. - А еще...
Бернар забрал игрушку из рук Тони и прижал ее к его груди. И в следующий момент выяснилось, что небольшие наросты, которыми была покрыта вся игрушка и каждый лепесток изнутри и снаружи, это были присоски, которые тут же прикрепили ее на миг к коже на груди Тони.

4

С тех пор, как погиб Дамиан, Лантьер худо-бедно, но жил припеваючи под присмотром Бернара, а поскольку он думал, что с Рочестером у них все кончено, то и не стремился вылезать на свет и демонстрировать себя.
А вот теперь, когда Дамиан выплыл из тьмы, ему надо было подумать, как жить дальше и не попасть ни в рабство, ни в клетку  его "любимого" Сира. И в этом случае ему мог помочь только Бернар. Беда была в том, что тот, когда чувствовал, что он него что-то надо, стремился взять от бывшего воспитанника все. Даже свободу.
Сейчас Берни был основательно возбужден. Антуан улыбнулся, когда тот взял его за прядь волос и оттянул, показывая вибратор. Маркиз наклонил голову давая вибратору пройти по губам, но тут же оттолкнул руку Бернара, взял вибратор и убрал его себе за спину, откуда Берни его не мог достать.
- Я не буду его пробовать на себе... Я хорошо знаю, что значит эта головка. Она разорвет меня, лишь только войдет. Лучше скажи мне, Берни... Я думаю, ты знаешь, что именно меня волнует. Каковы планы Дамиана относительно меня теперь, когда он оказался жив? Мой Сир по-прежнему будет близок к нему или нет?
Лантер оперся на правую руку, спрятав вибратор за спиной, и отклонился назад, дав светлому шелку рубашки проползти по плечу и почти обнажить его до бедер. И было неясно, толи он прячет новое изобретение Берни, то ли разжигает его. Во-всяком случае тон его был более чем серьезен.

5

- Я не буду его пробовать на себе... Я хорошо знаю, что значит эта головка. Она разорвет меня, лишь только войдет.
- Не разорвет. Лепестки мягкие. Ну разве совсем немного, но это не страшно. - Бернару понравилась игра, он позволил Тони забрать игрушку, и сам поймал его за рубашку и рванув избавился от остальных пуговиц и потянул ее с плеч Лантьера.
Лучше скажи мне, Берни... Я думаю, ты знаешь, что именно меня волнует. Каковы планы Дамиана относительно меня теперь, когда он оказался жив? Мой Сир по-прежнему будет близок к нему или нет?
- Кажется, даже больше чем раньше. - Буркнул старый вампир и наблюдал за тем, как Тони умело избавляется от рубашки лишь почти змеиными движениями плеч и торса. Г- А вот твой бывший покровитель не в чести у Дамиана, они поругались с Георгом.
Берни не был уверен, что все так и обстоит, лишь слышал отдельные отрывки сплетен, но какая разница-то?
- Поднимись, мой ангел, встань. - Бернар потянул Лантьера со стола, вынуждая его встать перед собой и тут же потянулся к ягодицам, плотно обтянутыми тонкой тканью штанов. - Так что, на него тебе не стоит надеяться, а от Жермена оградить тебя смогу только я, если он возжелает снова заполучить тебя.
- Повернись и обопрись руками о стол. - Дыхание строго вампира срывалось и последние слова он проговорил с придыханием на каждом слове.

6

Все же то, что Георг поссорился с Дамианом, задело Лантьера много  сильнее, чем прежде. Они и раньше в мире не особо-то жили, а теперь и вовсе не будут.
- Поднимись, мой ангел, встань.
Антуан зарычал, от сознания того, что его Сир скоро может приехать и от сознания, что его жизнью тоже будут распоряжаться, как прежде. Что Берни спасет его он не верил. Слишком близкими были отношения между ним и д'Амори. Но тем не менее он поддался настойчивости его рук, в задумчивости соскользнул со стола, повернулся, и как просил Бернар, оперся руками о стол. Загорелая спина прогнулась и показала все прелести этого крепкого тела.
- Так? Мой... господин?
Вопрос прозвучал немного резко, и со смешком, но все же Антуан помнил, что еще недавно сам обещал Бернару быть с ним ангелом во плоти. Он никогда не был похож на ангела, но теперь  обещание придется держать. И придется позволить делать с собою все, что Берни захочет.

7

- Да, мой ангел, да. - Бернар на миг прижался пахом к отставленным ягодицам Тони, демонстрируя что уже возбужден, а потом провел обоими ладонями по ним, сжав и отпустив.
- Что же касается игрушки, малыш, ты же знаешь, я всегда делаю то, что хочу и не стоит меня расстраивать. - Бернар огладил бока  Лантьера, окончательно стянув прочь рубаху и отбросил ее, теперь руки скользили по обнаженному торсу Тони, затем он достал зажиму для сосков и бросил их на стол перед Лантьером.
- Все же надо будет вставить тебе опять сюда колечки.- Берни сжал соски пальцами, он стоял теперь позади Тони, вжимался в его зад пахом и ласкал грудь и живот своего любимого подопечного, затем потянул на себя, заставляя подняться, и кивнул на зеркало перед собой, где они отражались вместе. - А пока что возьми эти зажимы и я хочу что бы ты сначала ласкал себя, а потом надел их сам себе на соски. А я пока что поласкаю тебя здесь.
Руки де Бонне опустились на пах Тони.
- Жермен меня огорчил и поэтому я ему не позволю получить тебя снова. - Прошептал старый развратник на ухо Тони, продолжая тискать его член через тонкую ткань штанов, наслаждаясь тем, как тот реагирует на прикосновения и не отводя взгляда от зеркало с их отражением.

8

- Да. Я знаю...
Лантьер мысленно усмехнулся, вспоминая, как Бернар обходился с ним, когда тот был совсем ребенком.
Тогда маленькому семилетнему Антуану было нечего противопоставить этому старому вампиру, развратителю и хозяину самого шикарного клуба для богатых мужчин.  Да и теперь, по сути, после стольких перепетий, снова нечего. Кем он только не был за эти двести лет? Но опять опустился туда же, откуда начал. 
- Как пожелаете, господин...
Он переступил с одной ноги на другую, чтобы Бернару было удобней, причем его задница поиграла в узких брюках сначала одной половинкой, потом другой. Он никогда не стеснялся разных звуков во время секса, и поэтому когда руки Бернара коснулись его, он запрокинул голову и, хлестнув светлой гривой по спине, издал хриплый стон. Кажется, Бернар его раздразнил. Ему это всегда удавалось.
- Ты это мне обещаешь? - Лантьер гладил себя, как приказал Бернар и его тело отвечало больше, чем ему самому хотелось. Сквозь спутанные волосы, он глядел суженными зрачками на стоявшего позади дворецкого, и в его глазах плескалась та чертовщинка, которой там не было раньше.

9

Берни распалялся, и от того, что он видел как возбуждается и его Тони, возбуждение становилось сильнее и сильнее.
- Ты это мне обещаешь?
- Да, малыш, да, я обещаю. - В принципе, Бернар в этот миг был готов обещать что угодно, но от Жермена оградить Тони он мог. Сейчас мог. Ну, в ближайшие полгода точно. А потом... потом будет видно.
А сейчас он смотрел как тонкие не по-женски тонкие, нет, женственности в Лантьере не было ни на грош, он просто был изысканно-утонченно элегантен. И вот эти пальцы сейчас ласкали соски а потом на сосках сомкнулись челюсти зажимов. А какие при все этом звуки разносились по комнате, они сводили Барнара с ума. Стоны наслаждения, крики боли, влажные шлепки все это было для де Бонне лучше любой музыки.
Берни поймал взгляд Тони в зеркале, поймал его за прядь волос, заставил запрокинуть голову и впился в этот самый соблазнительный на свете рот жестким собственническим поцелуем, не лаская, а насилуя, потом прикусил за губу и отстранился.
- У меня появилось кое-что на нашего общего друга и тот, если захочет жить, не посмеет со мной ссориться. - Хрипло проговорил де Бонне и толкнул Тони между лопаток, вынуждая снова опереться на стол и тут же стянул с него штаны, обнажая ягодицы. Сначала оно несколько раз шлепнул по ним ладонями, не что бы причинить боль, а что бы видеть свои отпечатки на них.
- Раздвинь ноги пошире и прогнись. - Берни больше не мог терпеть и едва Лантьер принял нужную позу ворвался в его зад. Брал он его жестко и напористо, а возбужден был настолько сильно, что долго не мог тянуть и кончил быстро и обильно, заполняя нутро Тони своим семенем. Не выходя из его задницы де Бонне прижал собой Тони к столу, быстро нашарил цепи, которые специально для таких вот развлечений на столе и были тут приделаны и быстро застегнул на запястьях Лантьера крепкие кожаные наручи.
- Вот так ты не сможешь мне помешать, мой ангел, насладиться твоим телом именно так как хочется мне. - С этими словами он привел себя в относительный порядок и где-то завозился, а потом явился с чем-то напомнившим длинный тонкий шприц, но без иглы. Цилиндр был наполнен чем-то. И по всей поверхности был покрыт этим чем-то вытекавшим из множества дырок. Берни снова шлепнул Тони по заду, а затем втолкнул свой шприц в анус Тони, вытекшая и испачкавшая внешнюю сторону цилиндра жидкость тут же продемонстрировала свои свойства, опалив стенки огнем. Берни несколько раз качнул шприц из стороны в сторону, а потом надавил на поршень, жидкость, вытекала и мешаясь со спермой лишь усиливала свои свойства. Наконец, выдавив все до капли, Де Бонне вытащил шприц прочь и взял свой подарок в руки. Бутон был закрыт. Пока. Жидкость, со спермой вместе вытекала из ануса и попадала на мошонку. Берни смазал немного с ануса и размазал по мошонке и члену, вжал в уретру и  втер в уздечку. А потом втолкнул в анус "бутон", и ненадолго замер, наблюдая за тем как сфинктер судорожно обхватил игрушку ниже бутона и продолжает подрагивать,  то сжимаясь, то чуть расслабляясь. Погладив Тони по ягодицам, Берни потянул игрушку на себя, почти вытащил и втолкнул обратно. Еще полюбовался на игру мышц сфинктера, потом еще пару раз проделал операцию по извлечению-впихиванию головки, а потом одним резким движением втолкнул ее до конца. Не раскрывая бутона он включил присоски.
- Я хочу что бы ты сам выбрал чем тебя выпороть, мой ангел. - Берни гладил ягодицы, которые через несколько минут будут исполосованы стеком, или розгами, или плетью, или ротанговой тростью. Что бы не выбрал Тони это будет красиво.

10

"У меня появилось кое-что на нашего общего друга и тот, если захочет жить, не посмеет со мной ссориться."
Как бы Тони не был увлечен ласками, он не смог остановиться и вслушаться сразу. Лишь после того, как как Бернар закончил его насиловать, а он вполне осознал, что ему сообщили.
- А я не могу это узнать? Ведь я тоже не... посторонний. - встрепенулся он и с придыханием спросил. Лантьер догадывался, что без хорошего отношения Бернара узнать это "кое-что" он не сможет и решил, что будет для него покорным, как и обещал вначале. Пока... Но то, что делал с ним Берни, мешало нормальному общению и правильным мыслям на этот счет. Его приковали к столу и он должен был воспринимать это с радостью.
-  Я смогу помешать тебе, только, если буду оставаться спокойным... А мне это не грозит, - улыбнулся Лантьер, как стопроцентный ангел и переступил ногами, чтобы сжать плоть Бернара в себе, отчего у него в заду загорелось с новой силой, он закусил губу и застонал. Его синие глаза заблестели слезами.
А потом он затих, его наполненные слезами глаза расширились. Он резко вздохнул и вцепился сковаными руками в стол, когда Берни выдавил шприц в его задницу и когда начал "играть" с бутоном. Стоны Лантьера раздавались по всей комнате... По-крайней мере сейчас ему уже не надо было играть "ангела", а просто чувствовать. Он и чувствовал. И проклинал Берни за эти чувства. 
"Я хочу что бы ты сам выбрал чем тебя выпороть, мой ангел."
- Я... предпочел бы... стек... -  горловой звук, который Тони издал при этом был настолько наполнен сексом, что он сейчас был действительно похож на ангела. Ангела секса, если такое возможно.
Зажимы на соски он любил. Причем не те, что используются для почти что пыток, а для утонченных развлечений, когда соски после того, как их снимают, горят огнем.

11

- А я не могу это узнать? Ведь я тоже не... посторонний.
Бернар рассмеялся и погладил Тони по голове.
- Нет, мой ангел, ты, конечно, не посторонний, но это знание для тебя лишнее. - Вампир наслаждался тем, как под ним дрожит и изгибается это совершенное тело, отдаваясь напору.
А когда он добрался до игрушек, набираясь сил перед вторым заходом, то просто не мог уже насмотреться на то, как зад Тони принимает в себя игрушку пока еще невинную, как раскрасневшиеся и блестящий от смазки и его спермы вход раздвигается как сжимается, когда игрушка касается внутри чувствительных мест. А стоны Лантьера были способны завести и статую, не то что де Бонне.
Я... предпочел бы... стек... Берни пришлось взять себя в руки, что бы не кончить только от одного голоса этого ходячего искушения.
- Сейчас все будет, но сначала ты мне поможешь. - Берни схватил Тони за волосы и  заставил насадиться ртом на изнывающий от возбуждения член. - Иначе я не смогу тебе доставить наслаждение так как хотелось бы. Сорвусь и возьму тебя опять, а это не то, чего ты достоин мой ангел.
Но этот раз он тоже не стал растягивать действо, ему нужно было лишь сбросить напряжение, но даже такой короткий минет в исполнении Тони был восхитителен настолько, что кончив в его рот, Берни с трудом заставил себя отстраниться и вытащить член из плена самых лучших и умелых губ, напомнив что впереди их ожидает еще много интересного.
Бернар рассек воздух стеком, проверяя его и проговорил.
- Помнишь как в "Раю" наказывали за самые страшные проступки? Помнишь камеры в подвале? - Снова раздался свист и стек опустился на ягодицы Лантьера. - Ты там тоже был, мой ангел. Ты был строптив и с тобой приходилось обходиться жесткими методами что бы не дать тебе испортить собственное будущее.
Порка продолжалась пока старый вампир предавался воспоминаниям.
- У русских есть хорошая поговорка: "пожалеешь розгу испортишь ребенка". Я не мог позволить что бы мои воспитанники не получили хорошего воспитания. Особенно, такие драгоценности, как ты.
Бернар остановился и включил игрушку, сначала она начала только вибрировать внутри, а потом медленно-медленно раздвигать лепестки пока на открылась примерно за сорок пять градусов и начала крутиться вокруг оси, лаская мягкими усиками нутро Лантьера, а Берни продолжил порку.
- Первый раз я привел тебя туда когда там наказывали одного из мальчиков за то, что тот осмелился вылить на гостя чашку с кофе и сбежал от него. Тебе тогда было десять лет и я заставил тебя смотреть на происходящее что бы ты сполна понял что бывает, если мальчики плохо себя ведут.
Бернар снова заставил бутон сомкнуться и через пару секунд усики стали работать как присоски, присасываясь к стенкам. Они то с силой присасывались, то отлипали, то присасывались не так сильно и когда головка бутона начинала кружиться отдирались но не причиняя травм.

12

"Я уже понял. Ты не расскажешь... " - подумал про себя Лантьер и перестал озадачивать себя недоступными вопросами, потому что игрушка в заднице начала давать себя знать. А мерзавец Берни захотел минет. Этим и занял себя Лантьер, давая понять Бернару, как бывают мягки его губы и как бывает нежен язык.
Когда Берни кончил, Антуан сглотнул, проглотив все семя до капли, облизнул губы и поднялся, опираясь на стол. Его цепи зазвенели и внутри у него отозвался полураскрывшийся бутон. Лантер дернулся и закусил губу. Он уже знал, чего можно от него ждать и понимал, что пока Бернар не завелся, то игрушка может быть простым стимулирующим средством, а не стать настоящим средсвом для пыток.
Антуан услышал, как Бернар попробовал стек. Пока в воздухе, но скоро он опустится на его спину. Тони приготовился и переступил ногами, оперся руками о стол и расслабил спину и зад.
"Помнишь как в "Раю" наказывали за самые страшные проступки? Помнишь камеры в подвале?"
- Помню... - вынужденно чертыхнулся Тони и поморщился. Стек очень чувствительно лег на его спину, заставив его замереть, а член приподняться.
Камеры в подвале для ребенка такого возраста были кошмаром. И он не был таким уж строптивым сначала. Наоборот, он был послушен и не желал наказаний. Это потом он стал строптивым, когда вырос и стал замечать взгляды гостей на себе. Восхищенные взгляды. Но тогда Берни смотрел на него, как на раба. Ну, если только чуть-чуть иначе. А тогда он был простым человеческим ребенком, только что потерявшим мать...
"Первый раз я привел тебя туда..."
Антуан сцепил зубы. Кажется Берни не хватало его телесных мук, ему нужны были душевные страдания и он в этом преуспел. Потом он прекратил порку и заставил бутон работать. Тони закричал, его крик превратился в стон и он прошептал
- Отключи его... Умоляю...

13

- Помню...
Бернар чувствовал напряжение в голосе и ему это нравилось, нравилось загружаться вместе с Тони в водоворот их общих воспоминаний.
- Ты так тогда дрожал и плакал. - Берни ненадолго замолчал, смакуя всплывавшие картинки из прошлого и одновременно любовался на Тони нынешнего.
- Отключи его... Умоляю...
Бернар не смог сдержать глухого стона он не собирался отключать свою игрушку, напротив он подошел ближе и положил руку на покрытую горящими рубцами спину и провел вдоль одного из них ладонью.
- Как мне нравится слышать твой голос, когда ты умоляешь меня. Он заставляет сделать так что бы мольбы становились все вдохновеннее и громче. - Берни опустил руку на ягодицу потискал ее и добрался до игрушки и надавил на нее, вталкивая еще глубже. - Настолько мне нравится их слышать, что я задумался над тем, что следует, пожалуй раскрыть ее сразу на третью позицию, что бы лепестки стали перпендикулярно стволу, разрывая все внутри, заливая кровью. - И словно в подтверждение слов Бернара бутон дрогнул и начал медленно раскрываться. Конечно, с Тони старый сластолюбец не собирался так поступать, он собирался еще трахать своего белокурого ангела, а не возиться в развороченными внутренностями, ожидая заживления. Сейчас он не наказывал Лантьера, а развлекался, но страх гарантировал что Тони сожмется и сфинктер плотно-плотно обхватит игрушку. Палец Бернара принялся ласкать анус Лантьера, одновременно второй рукой он принялся развлекаться с игрушкой, то вытаскивая ее выше, то вталкивая обратно, в то время как лепестки продолжали раскрываться, но делали это очень и очень медленно, давая Лантеру время проникнуться происходящим и начать умолять Бернара.
- Мне всегда доставляло удовольствие слушать как ты умоляешь. Твой голос даже сейчас дрожит почти так же как дрожал тогда, когда мальчишкой ты просил не заставлять тебя спать с гостями или не пороть тебя. Или не вталкивать в тебя ту или иную игрушку. Тогда ты был маленьким и в твою дрожащую от боли и страха попку можно было не так много разного интересного втолкнуть, но как же приятно было вталкивать в тебя член. Учитывая какой ты был узкий, то приходилось что бы не разорвать совсем сначала растягивать плагом, но и после него ты оставался узким и рвался прочь пока я проталкивал в твой сжатый зад головку. Но стоило тебя выпороть сначала и брать тебя становилось намного легче. Даже тогда ты отзывался на порку и твой горячий зад раскрывался.
Бернар не выдержал и рывком вытащил игрушку что бы тут же втолкнуть в зад Тони свой изнывающий член. Оказавшись полностью в теле Лантера де Бонне застонал и стиснул ягодицы более молодого сородича, наслаждаясь ощущениями.
- Все так же горяч и отзывчив. И всегда так же возбуждающ, как в первый раз. - Бернар не торопился начинать двигаться, он чуть покачал бедрами, вправо-влево и снова взял стек в руки.

14

Не столько Тони беспокоила выпоротая спина, он к этому давно привык, как та игрушка, которую так расхваливал Берни и которая безумствовала сейчас у него внутри. Антуан знал, если игрушку сделал Бернар, значит она, кроме обычного удовольствия для испытуемого, может нести или сплошной кошмар или смерть. Последнее - если испытуемый - человек.
"Как мне нравится слышать твой голос, когда ты умоляешь меня. Он заставляет сделать так что бы мольбы становились все вдохновеннее и громче. "
"Не надо..." - мысленно взмолился Лантьер, а Бернар, вопреки его мольбам погладил по ягодице и всунул палец в анус, надавливая на игрушку.
"Настолько мне нравится их слышать, что я задумался над тем, что следует, пожалуй раскрыть ее сразу на третью позицию, что бы лепестки стали перпендикулярно стволу, разрывая все внутри, заливая кровью."
- Не... надо! Я сделаю, что захочешь, только... пожалуйста, не делай этого! - он сказал это сбивчивым голосом. - Я сделаю, все, чтобы ты не пожелал!
Он почувствовал, как игрушка внутри стала раскрываться и запаниковал, а старый мерцавец развлекал себя, то поглаживая анус, то выталкивая, то всовывая игрушку обратно. То, как она действовала, только распаляло Берни. Наконец она стала приносить настоящую боль. Кажется, за последнее время, Лантьер отвык от этого.
- Мммммм... - Антуан начал вырываться из цепей, - Бернар! Пощади!
Наконец, Бернар вытащил свою игрушку, чтобы заменить его своим членом. Как он и предполагал, анус Тони после его игрушки был узкий и даже чтоб просунуть туда член, Бернару потребовалось время. Тони застонал и с его лба скатились крупные капли пота.

15

Не... надо! Я сделаю, что захочешь, только... пожалуйста, не делай этого! - Я сделаю, все, чтобы ты не пожелал!
Бернар даже облизнулся подобно коту, так его слух ласкали мольбы своего воспитанника, пусть и сбежавшего на несколько сотен лет, но вернувшегося. И снова обещающего сделать все, что его Хозяин и Воспитатель пожелает.
- Конечно, мой ангел, конечно сделаешь. - Игрушка уже начала причинять боль. Лантьер не мог знать, что сказанное про игрушку это лишь угроза. У игрушки было два пульта. Тот, при помощи которого де Бонне показывал все возможности своего воистину адского изобретения после демонстрации мэтр отключил. Он знал себя и знал что может не остановиться и действительно использовать игрушку на максимум. Так как проделал это со Стефаном, но Стефана он наказывал, а с Тони он играл, но... но желание слышать крики и мольбы остановиться были сильнее здравого смысла. Поэтому пришлось перестраховаться. И правильно сделал, потому что палец уже давил на кнопку максимального воздействия, но в ответ игрушка лишь сильнее присасывалась к стенкам и быстрее двигалась. Бернар смутно помнил о том как перестраховался, а вот ни Тони ни кто-то другой и знать не мог об этом. 
Мммммм... Бернар! Пощади!
- Раз ты так умоляешь. - Рыкнул вампир вбиваясь на место игрушки. Стек снова был в руке старого развратника, размах теперь не удавалось сделать сильным, но это было не важно. Кончив глубоко в задницу Тони, де Бонне замер, он улегся на спину Лантьера, вжимаясь грубой тканью в свежие раны. То, что кровь пачкала его одежду де Бонне не огорчало, скорее, напротив, радовало.
- Твоя задница сводит меня с ума. - Прошептал Бернар на ухо Лантеру, смяв волосы того на затылке и заставив приподнять голову. Вампир еще несколько раз двинул бедрами, сам же прошелся языком по шее своего несостоявшегося потомка, а затем вогнал клыки. Пил Берни долго, вынуждая Тони держать шею под неудобным углом, причиняя дополнительную боль. Пока пил он несколько раз вытаскивал клыки и снова вгонял их в ту же рану, иногда он приостанавливался и принимался вылизывать раны языком, а  потом снова вонзал клыки.
- А кровь пьянит. Настолько что я боюсь не удержаться и выпить тебя полностью. - С видимым сожалением Бернар отстранился. Его член уже снова налился кровью и оставлять в покое Лантьера де Бонне не собирался. На сей раз он терзал Лантьера дольше, заставив приподняться на руках, просунул под грудь Тони руки и сжал соски поверх зажимов.
- Я опять забыл вернуть сюда кольца. Это надо будет исправить. - Берни рывком сдернул зажимы и теперь терзал горячие соски пальцами, продолжая рвать членом изнутри.
- Ангел мой. - Прорычал де Бонне таким тоном, словно извергал проклятия и снова кончил.
- Оставайся здесь, Тони. - Берни привел себя в порядок и похлопал Лантьера по ягодицам, уйти тот никуда не мог его никто не расковывал. - Сейчас мы исправим мое упущение и украсим тебя новым пирсингом.
Довольный вампир вышел, оставив Тони с истекающим семенем задом лежать прикованным к столу.

16

Антуан относительно успокоился.
Ну как успокоился? Сердце билось, как у загнанного оленя, а задница сжалась, как у того, маленького Тони, из рассказов Бернара. Но это ничуть не мешало возбуждению. Каким бы старым мерзавцем ни был Берни, только он мог так возбудить Лантьера.
Только он и Георг. Георг Гордон Рочестер, милостью божьей Князь Лондона.
Память опять всколыхнулась и Антуан помотал головой. Не думать о
нем. Только не думать. Он старался забыть о нем, но память снова и снова воскресала в нем эти воспоминания. Но только им на этот раз помешал Берни.
"Твоя задница сводит меня с ума. А кровь пьянит. Настолько что я боюсь не удержаться и выпить тебя полностью."
- Не выпьешь... Сколько раз уже ты мог выпить меня в Раю, когда я доводил тебя... но всегда тебе что-то мешало. Может быть, ты был уверен, что не найдешь такую задницу еще лет сто? - задыхаясь проговорил Антуан и упал на стол, не в силах больше стоять, но тут же опять, по воле Бернара, поднялся на руках, когда тому приохотилось просунуть руки ему под грудь и сжать соски. Антуан закричал. Кровь в застоявшихся сосках устремилась туда, куда надо, и Тони показалось, что это пламя сожжет его целиком. Но он почувствовал, что Бернар излился и вышел, а анус Тони еще долго сокращался после него.
"Оставайся здесь, Тони. Сейчас мы исправим мое упущение и украсим тебя новым пирсингом."
- Бернар! Хотя бы... отцепи меня!
Но куда там? Если Бернару что-то пришло в голову...
Антуан упал грудью на стол и попытался унять бешеное сердцебиение.

17

- Тооооооони... Ангел Тони... - Манерно протянул вошедший, Стефан прошел к столу и склонившись уперся локтями на столешницу так что бы оказаться напротив ненавистного лица в обрамлении мокрых потемневших, но все равно светлых волос.
- Ну, что? Соскучился по мне... малыш? - Стефан чувствовал как его буквально разрывает от ненависти к сородичу. Да, именно Стефан стал потомком Бернара, но де Бонне это, кажется, только огорчало. Для старого тореадора до сих пор оставалось глубокой личной трагедией, что он не успел сам обратить Тони и вынужден был отдать его Жермену.
Антуан был старше Ломбарди, но Бернар так любил предаваться воспоминаниям о детстве Тони, именуя его "Малыш Тони", "Мой маленький ангел" и так далее, что слово "малыш" для Стефана стало ругательством.
Придя в себя после жестокого и, по мнению Стефа, незаслуженного наказания, он отправился к Сиру, тот обещал что сегодня проведет с ним время, но узнал, что Бернар занят и занят... ну конечно, с кем же еще! Конечно, с Лантером. Стефан не смог справиться и собой и проник в соседнюю комнату. Ломбарди хорошо знал все секреты своего Сира и провел время наблюдая за тем, как его Сир наслаждается телом Тони и как тот плавится в руках Бернара, раз за разом взлетая на пик наслаждения.
То, что и для Тони де Бонне приготовил игрушку-бутон Стефана было порадовало и когда Бернар угрожал, то Стефан предвкушал как эти лепестки разорвут Тони изнутри, как разорвало его, но Тони стал умолять и Берни... Берни как всегда повелся на обещания и мольбу своего любимца.
Стефану стало горько. Это было так несправедливо. Ломбарди вытирал злые слезы, наблюдая за тем как Бернар ласкает Тони. Но вот Бернар вышел и оставил Тони прикованным к столу.
Ломбарди понял что это его шанс отомстить.
Он выскользнул из одной двери и, проводив взглядом спину своего Сира, скользнул в другую. И вот перед ним раскинулся прикованный к столу Лантьер. И игрушка.

18

- Что? Кто здесь? - резко выплыв из своих грез, Лантьер оглянулся и увидел Стефано. Не было, пожалуй никого, кто мог бы испортить сейчас настроение Антуану, ну если только один ласомбра.
- Я бы не сказал, что соскучился... - поморщившись от увиденного, хриплым голосом сказал Лантьер. - Тебя сюда не звали, Стефано.
Между тем появление Ломбарди не могла принести ничего хорошего Антуану. Ненависть этого типа доставала его в Раю, достанет и здесь. Миллион воспоминаний всплыло в памяти Лантьера и разбились о настоящее. Он дернул цепи и они отозвались ранодушным металлическим звоном. Почему Бернар не расковал его? Он хотя бы мог сейчас себя защитить...
- Не знаю, что ты тут ищешь, Стефано, только Бернар сейчас придет и его не обрадует твое присутствие в этой комнате.
Не смотря на то, что Лантьер был обнажен и скован и вообще похож на любого раба в цитадели, он разговаривал с Ломбарди, как со стоящим ниже его по положению, потому что еще недавно так это и было, когда он был Примогеном Тореадор при Князе Лондона, чего Стефано при всем его желании, не достичь.

19

- Не знаю, что ты тут ищешь, Стефано, только Бернар сейчас придет и его не обрадует твое присутствие в этой комнате.
- О, сколько пафоса, господин бывший Примоген. Теперь ты никто и прячешься за Бернара. Как всегда. Но он быстро не придет. Он же подбирает для тебя пирсинг. Ему понадобится время что бы подобрать достойное для своей любимой подстилки. А я уже нашел то, что искал. 
Стефан отошел дернувшегося на цепях Лантьера и оказался позади. Вампир похлопал Тони по ягодицам. Он не собирался насиловать его, но сейчас не смог противиться искушению. Он вида испоротой спины давнего врага, от его задницы, откуда вытекала сперма мэтра, от запаха этой спермы у тореадора сорвало крышу. Он не задумываясь о последствиях расстегнул брюки и одним движением засадил Лантьеру. Рыкнув,  Стефан принялся тут же двигаться, он схватил Лантера за волосы и заставил прогнуться под собой, а потом приник к шее и вогнал клыки туда, куда несколько минут назад их вгонял Бернар. От понимания что сейчас его член скользит по сперме де Бонне, а под языком его слюна, Ломбарди содрогнулся и кончил, заливая нутро Тони еще и своей спермой.
- Во  так-то лучше. А пришел я за другим посмотри. - Будет ли смотреть Тони или нет Стефана не волновало, он поднял со стола игрушку и провел ей по спине Лантьера, вдавливаясь бутоном в раны от стека, давая осознать что именно в руках вампира.
Наслаждаться страхом скованного белобрысого было приятно, но торопиться и правда было нужно и Стеф со всей силы вогнал игрушку в задницу Тони и протолкнул дальше, вынуждая анус раскрыться сильнее и вобрать даже основание, призванное не дать игрушке сгинуть в теле.
- Сейчас ты узнаешь как это, когда лепестки раскрываются полностью и раздирают там все. А еще когда после того, как уже все разорвано в клочья, лепестки обратно сжимаются в бутон и все повторяется. Раз, другой, третий... - С этими словами, Стефан нажал кнопки, которые на его игрушке именно за это и отвечали и положил пульт на стол перед лицом Лантьера, потрепал его по спутавшимся светлым волосам и направился к двери.
- Наслаждайся. А потом ты проведешь несколько дней в Лазарете, а пока ты будешь напоминать фарш изнутри, Берни и не подумает иметь с тобой дело! - Выплюнул Стефан, выдавая свои главные причины.

Отредактировано Стефано Ломбарди (Пятница, 19 октября, 2018г. 20:36)

20

Ждать, что Стефано уйдет отсюда спокойно, было бы пустой надеждой. Лантьер чувствовал, как заводится этот мерзавец и думал, что если бы они остались один на один в комнате, а он бы не был скован, неизвестно, кто вышел отсюда живым. И пусть его судят потом.
- Не думай, что если ты выше меня сейчас, то не можешь опуститься вниз, Стефано.
На лице Лантьера дернулась жилка. Ломбарди оказался за его спиной и похлопал по заду. Антуан мысленно чертыхнулся и поднял вверх глаза, будто прося господа о чем-то. Но господь не внял молитвам, а может ему не был досягаем этот дьявольский остров.
Лантьер повернулся, лишь только послышался звук расстегиваемого ремня и стиснул цепи.
- Не смей!
Но просить об этом Ламбарди, значило не просить никого, и Антуан знал об этом. Тот и раньше насиловал его, а сейчас Лантьер знал, что представляет собой более чем лакомую добычу из-за Берни, и из-за его прошлого. Антуан дернулся, когда Стефано засадил в него, стиснул зубы и закрыл глаза, потому что не мог ничего сделать. Когда тот насытился, Лантьер лежал на столе скрипел зубами.
Ломбарди провел чем-то по спине Лантьера и тот вскинулся, когда он начал просовывать Берниевскую игрушку ему в зад, наполненный чужой спермой.
- Не надо, Стефано... - внезапно просящим голосом сказал Лантьер, - тебе Бернар это припомнит...
На его спине выступил холодный пот, он не думал, что Стеф его послушает и представил, что сейчас это игрушка сделает с ним. Ломбарди еще что-то говорил, но он не слушал. И когда тот уходил, и когда за этим мерзавцем закрылась дверь, тоже не слушал. Он ощущал, как это игрушка внутри раскрывает свои лепестки, но обещанной Ломбарди боли не чувствовал. И представлял, что это все впереди. Никогда он не ждал Бернара так, как ждал в этот час...


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Advocatus Diaboli