Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Бернийский синдром


Бернийский синдром

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://cs4.pikabu.ru/post_img/2016/07/16/6/1468657886167595056.jpg

2

Никки был расстроен, было понятно, что в Мэтру он сегодня не попадет, тот отдал его этому франту. Тоже когда-то был в "Раю", но был этот вампир всегда по другую сторону. Никки слышал, что когда-то он был просто посетителем у де Бонне, а потом внезапно стал его сотрудником. Как никто не знает, но изощренность фантазий франта не уступала изощренности Мэтра.
- Проходи, проходи. - Никки и прошел. - Сюда.
Идти с игрушкой в заднице было неудобно, а этот мерзавец еще и только получил пульт настроил ее так, что там был уже арктический лед, настолько сильный, что даже боль прошла и все просто онемело. Ник подошел к франту и замер.
- Ты надеялся, что будешь сегодня с Бернаром? Что же, начнем как он любит. Давай, спускай штаны с задницы и наклоняйся.
Опоры не было, они стояли посреди комнаты, Никки поджал губы и спустил штаны, нагнулся. Фтант подошел и надавил на спину, вынуждая нагнуться сильнее и Никки для удобства уперся руками в собственные ноги и тут же взвыл, вампир одним рывком вырвал плаг из судорожно сжатой от холода задницы. По ногам потекла кровь. Никки всхлипнул, было больно и обидно, а член дрогнул.
Франт положил на стол игрушку, пульт и увидел что в руке еще один.
- Ах, да, забыл. Выпрямись-ка ненадолго. - И когда Ник выполнил приказ так же резко вытащил спицу из уретры. Никки скрипнул зубами, ощущения были неприятными, но через миг стало еще хуже от пустоты. - Прими прежнюю позу.
Ник послушался и замер. Ничего не происходило. Минута, пять, десять, пятнадцать. Стоять уже стало неудобно, но ничего не было. Ник чуть поднял голову и увидел, что франт сидит на кресле и читает газету.
Ник покашлял, привлекая внимания. Он, что забыл о нем? Тот и не подумал отреагировать. Подождав еще немного Ник подал голос.
- Господин. - Опять никакой реакции, только шелест страниц. - Господин.
Повторил Ник громче и не получив реакции выпрямился. Франт отложил газету и посмотрел на оборотня.
- Тебе кто-то разрешил выпрямиться или сменить позу?
- Нет, господин. - Возмущению Никки не было предела, но спорить он не осмелился и вернулся в прежнюю позу. Через полчаса, когда франт уже закончил с газетой и принялся перебирать какие-то вещи в шкафу в комнату вошел Мэтру. Никки почувствовал как в груди стало теплее, но Бернар прошел мимо, а Ник после прошлой отповеди не посмел двинуться.
- Мэтр. - Франт чуть поклонился вошедшему.
- Итак, что ты думаешь?
- А я Вам и раньше говорил, что его не стоило привозить сюда.
- Да, говорил, и, кажется, ты был прав. Я не знаю какие наказания будут действенны, а не  станут для него просто удовольствием.

Мужчины подошли к стоявшему согнувшемуся оборотню и Бернар положил руку на прохладную кожу на ягодицах.
- Отослать обратно будет лучшем решением. - Сказал франт и Никки не выдержал он рухнул на колени и принялся целовать мэтру ноги, умоляя не отсылать прочь, обещая слушаться.
- Хорошо. Ты вспоминал как было когда-то в "Раю". Что же вспомним немного. Но позже, пока останься в этой вот позе. - В комнату пошли двое рабов и Бернар с франтом забыли о Никки и вплотную занялись этими двумя. Никки же наблюдая за тем как де Боне раскладывает парней сначала на скамье что бы как следует высечь розгами, потом наслаждается их телами, потом снова порет, на сей раз плетью у столба и снова берет их, наполняя собой. Никки не может просто стоять на коленях, уткнувшись в пол, он приподнимает голову и наблюдает. Ну вот наконец вампиры скинули напряжение и отослали рабов прочь. Никки же успел снова припасть лицом к полу.
- Рой, отведи его в комнату. Не в его, а в ту... - Мужчину поняли друг друга. И Никки заставили подняться. Подтянуть штаны не позволили, тут не было посторонних в этом крыле, поэтому Мэтр позволял себе отправлять своих подчиненных в наказании ходить так, как считал нужным. И так как ему нравилось. Навстречу, как назло попадалось множество народа и Никки скрипел зубами, оттого что все видели, что на его торчащей над спущенными штанами нет свежих следов порки. Наконец они пришли. Комната была копией одной из комнат "Рая".
- Раздевайся. - Приказал франт и забрал одежду. Ник знал, что вернут ее только когда выпустят отсюда. Ему дали сходить в душ и туалет. - Ложись.
Лавка, старая знакомая. Копия тех, на которых сегодня пороли рабов. Никки опустился на нее и вампир тут же его привязал.
- До завтра. - Сказал франт и ушел с одеждой. Оборотень вздохнул. От скамьи его отвяжут только завтра. И затем что бы дать снова сходить в туалет и привяжут к чему-то еще. А сегодня... сегодня скоро придет кто-то из слуг мэтра. И слуга пришел. Он пришел с большим ведром со свежими, но уже хорошо вымоченными розгами. Слуга молча поставил ведро вынул из него три прута и тут же пустил их в ход. Порол он долго и размеренно, пока в песочных часах, которые он перевернул перед первым ударом, не закончился песок. Бросив измочаленные розги к остальным таким же в углу, слуга вышел. Зачем что бы через полтора часа вернуться снова. И снова песочные часы, розги и грохот двери по по окончании экзекуции.

3

- Добрый вечер. - Никки не сомневался что прошли ровно сутки, он едва не скуля дождался когда его отвяжут и бросился в туалет, не смотря на то, что ягодицы горели. Последний раз его выпороли полчаса назад. Оборотень с облегчением перебрался под душ и стоял под ним, смывая кровь и слезы и следы спермы. Все же после какого-то из заходов слуги с розгами он кончил.
- Привел себя в порядок. Молодец. - Без малейших интонаций проговорил Рой. Еды Никки не полагалось. Вампир уже стоял рядом с крестом. И Никки поняв все подошел и сам вложил руки в фиксаторы.
Видимо, в душе Ник провел почти час, потому что едва франт вышел, как вошел слуга. Слуги-то менялись, а вот их подопечный нет. Песочные часы были перевернуты и засвистела плеть. Если розгами его полосовали только по ягодицам и бедрам, то плеть теперь ложилась на спину. Все повторялось как вчера. И как две с лишним сотни лет назад. Такое наказание уже было. Тогда Ник в первый раз попытался бороться за свои права. И даже ухитрился бежать... до ворот. В тот раз он еще и ухитрился не удержаться и описался. Слуги же, которые убирали камеру, растрепали это и Никки стал посмешищем.  Оборотню тогда еще и ста лет не исполнилось, а со всеми этими эликсирами, что его кормили, так и вовсе был как подросток. И бунт был по сути подростковым. А наказание нет. И тогда и сейчас одним из самых тяжелых аспектов наказания было то, что их лишали секса. А они уже к нему привыкли так, что не видели своего существования без него. И если тело, само, не справлялось во время наказания и замечали, что наказанный кончал во время экзекуции, то наказание продлевали на три дня. Никки уже понял, что свое первое увеличение он заработал. Это он понял когда услышал как хмыкнул франт, задержавшись у скамьи перед тем как выйти. Теперь каждые полтора часа его пороли плетью. Плеть Ник любил, но вот стоять сутки у креста было тяжело, и когда через сутки его отковали, он рухнул на пол и скуля принялся растирать запястья, которые едва не сломал, повисая на них. А прошлый раз так не было, в прошлый раз он был легче. Вспомнил Ник, и вспомнил как тогда, когда его снимали с креста пришел мэтр и с ним врач.
- Заживет само, конечно, но сделаем вот так. - И сорванную до мяса пот обожгло, это док просто окатил руки раствором йода. на сей раз врачей с йодом не было.
- Ты, вижу, не торопишься в туалет. Что опять обоссался? - С презрением спросил франт и Никки покраснел и поднялся. Сегодня терпеть было легче, но все же после напоминания Ник поторопился. Дверь хлопнула, пропуская слугу-экзекутора с новыми орудиями еще до того, как Никка успели закрепить на новом месте. Новым местом стали козлы, с широко расставленными упорами для ног. После суток на кресте эти козлы становились орудием настоящих пыток. Так, что боль в теле от козел была сильнее, чем от опускавшегося стека на задницу. Впрочем, слуга бил не только по ягодицам. Когда он бил по спине было так больно, что Никки орал не переставая.

4

Четвертый день ознаменовался тем, что на сей раз Рой пришел раньше, чем завершилась порка и с наслаждением послушал хриплые завывания раскоряенного на козлах оборотня.
- Какие дивные звуки. Надо будет в следующий раз зайти и послушать. - Рой встал у козел и принялся гладить Никки по волосам и так и стоял пока песок не закончился и слуга не ушел со своими инструментами. На сей раз франт не сразу отпустил Никки он обошел его и несколько раз коснулся исполосованного тела прежде чем расстегнуть ремни и даже помог оборотню слезть с козел и доковылять до санузла.
- Я хочу есть. - Попросил Никки выползая мокрым из душа. Вытираться он и не собирался.
- Перебьешься. А вот если бы я тебе предложил сейчас выбрать принести тебе говядины или... - Вампир ухмыльнулся и продолжил. - Или разложить тебя вот на этом столе и трахнуть. Как следует, засадить тебе в задницу член до самого-самого и трахать тебя пока не запищишь. Что бы ты выбрал?
От слов франта член Никки поднялся и он судорожно всхлипнул. В еде ему уже отказали, а вот трахнуть... стол вот он, и вот Рой, готовый, оглаживает себя по натянутым брюкам и Ник отвернувшись проговорил.
- Трахни меня. Пожалуйста. - Рой рассмеялся и рывком толкнул на стол, прижал всем телом, пока притягивал руки в кандалы по углам стола, потом отодвинулся что бы проделать то же с ногами, потом потрепал по заднице и прошептал на ухо.
- Перебьешься. Тебе осталось еще шесть дней. и три из них ты себе добавил сам. - Никки прошипел сквозь зубы проклятия в адрес Роя и приготовился ждать и пытался успокоиться, потому что был заведен и боялся, что стоит начать слуге порку, так он снова кончит. И значит шесть дней превратятся в девять. Одна боль, никакой еды, никакого секса и урывочный сон. Персональный Ад.

5

Неделя наказания закончилась. Первая неделя. Бернар уже получил сообщения, что Никки дважды ухитрился кончить под сначала розгами, а потом под ротанговой тростью. Рой рассказал о своей провокации, мэтру понравилось. Но первая неделя все равно закончилась и следовало зайти к провинившемуся помощнику.
Никки стоял у столба, залитый кровью. По традиции последний седьмой день был самым жестоким. Тяжелая семихвостая плеть с серебряными нитями и грузиками на концах могла убить, но это не было целью, хотя сейчас оборотень у столба был в бессознательном состоянии и его приводили в себя, поливая прямо из шланга. Поэтому де Бонне не стал заходить в комнату и наблюдал за процессом с порога. Наконец, Никки подал признаки жизни, застонал и его отцепили от столба и тот рухнул на пол.
- Да, мальчик мой, плохо выглядишь. Но лучше чем в прошлый раз. - С Бернаром вместе пришли два раба, они втащили удобный стул, точнее его даже можно было назвать легким креслом, и поставили его для мэтра и он в него с удовольствием уселся.
- Мне сообщили, что в этот раз ты попросил всего один раз. Еды и секса. Хороший выбор. Помнится, в прошлый раз ты умолял прекратить наказание. И делал это каждый день. В этот раз ты, молодец, понял что наказание свое заслужил. - Никки всхлипнул и подполз к мэтру и припал к его ногам. Бернар наклонился по погладил его по мокрым волосам.
- Твое наказание не закончено, мой мальчик. - Оборотень всхлипнул и зарыдал, но де Бонне этим было сложно тронуть. - Ты сам виноват. Если бы сдержался, то сейчас бы уже пошел со мной наверх, но теперь все повторится еще раз. Но я готов пойти тебе на встречу. Розги и Ротанг. Именно эти два инструмента сдали для тебя роковыми. Я прикажу исключить их в этот раз из списка. Зато добавлю сюда тот мой любимый ремень, с острыми чешуйками. Думаю он будет кстати.
Берни чуть потянул оборотня за волосы заставляя посмотреть себе в глаза.
- Ты же так ревновал тогда к Тони, что именно для него я создал этот инструмент. У тебя сейчас будет три часа что бы прийти в себя, а потом наказание продолжится. Розги мы исключили, так что лучше если сегодня будет... плеть, но побережем твою спину. Грудь и живот станут отличным выходом.
Бернар поднялся и кивнул Рою.
- Через час его на крест, спиной к кресту.
- Вы же сказали, три часа! - Вскинулся Никки, а Бернар усмехнулся и покачал головой.
- Я передумал. - И вышел, ассистенты тут же подняли кресло и вынесли его за мэтром.

6

Никки пришел в себя и застонал, но тут услышал знакомый запах, скрип обуви и затих, боясь поверить.
- Да, мальчик мой, плохо выглядишь. Но лучше чем в прошлый раз.
- Мээээтр. - Едва прошептал Никки, чувствуя как по щекам потекли слезы.
... В этот раз ты, молодец, понял что наказание свое заслужил. Никки было стыдно за свои просьбы, и то, что он заслужил наказание он, конечно, понимал, он не мог подойти и подполз, уткнулся в ноги Мэтру и замер всхлипывая.
От прикосновения к волосам оборотень замер, боясь поверить в эту ласку, но тут услышал новые слова де Бонне и не смог сдержаться.
- Твое наказание не закончено, мой мальчик.  Он рыдал, вжимаясь лбом в ботинки Мэтра и целовал их и пол рядом, оставляя кровавые следы, но не просил о пощаде. Знал, что будет. В прошлый раз узнал. Узнал когда ему утроили наказание. Объяснили за что. И он перестал умолять о пощаде. Только выл. Когда в прошлый раз наказание закончилось он не знал останется ли жив. Этого не знал даже их врач. Тот потом сам рассказал. Говорил, что предлагал отдать то, что хрипело и выло сразу Харди, тот хотя бы найдет применение агонизирующему куску плоти. Но Никки выжил. На сей раз наказание удвоили. Но Ник уже сейчас был готов выть.
Зато добавлю сюда тот мой любимый ремень, с острыми чешуйками. Думаю он будет кстати. Ты же так ревновал тогда к Тони, что именно для него я создал этот инструмент. Мэтр заставил его смотреть себе в глаза и Никки смотрел. Да, он всегда хотел этот ремень попробовать, но Бернар сделал всего три штуки, и первый он показывал на Тони, на этом белобрысом мерзавце, который стал любимцем де Бонне. Никки мечтал почувствовать как тончайшие чешуйки при ударе вспарывают кожу, как саднит она, как после пары десятков ударов начинает течь кровь из сотен мельчаших порезов, слившихся воединое и разбитых силой ударов ремня. И после этого, прогнувшись почувствовать как кровь стекает между ягодиц и туда же вталкивается горячая головка члена Мэтра. Ну, или, кого-то из посетителей "Рая" или, на крайний случай, персонала. Теперь же это казалось издевательством и Никки боялся, что после этого ремня наказание продлят еще.
Но пока что ему обещали всего лишь плеть на кресте, а еще перерыв. Целых три часа!
- Через час его на крест, спиной к кресту. Услышал он голос Мэтра и не сдержался.
- Вы же сказали, три часа! Вскрикнул Никки осознав что мало того, что отдыха почти не будет, так и Мэтр уже уходит, оставляя его здесь.
- Я передумал. И тот ушел, оставив Никки заливаться слезами.
- Потрать час с пользой. - Фыркнул Рой и вышел, что бы ровно через час прижать Никки измочаленной спиной и ягодицами к кресту и всунуть плеть тому в зубы.
- Держи так, пока не придут к тебе. И тоже вышел. Никки оставалось только поскуливать с тоскливом ожидании когда же придут.

7

С  момента предыдущего посещения комнаты Никки прошло уже  больше двух часов и можно было надеяться, что все закончилось. Но когда вместо слуги на пороге показался Стефано у оборотня сжалось все внутри. Потомок де Бонне был бледен и одет он был в одежду не то гладиатора не то палача, в кожаную юбку, состоявшую из нескольких асимметричных кусков кожи и перекрещивавшихся на груди кожаных же ремней и кожаного ошейника с шипами. Одевал его явно мэтр, шипы были направлены вовнутрь и по телу Ломбарди текла кровь. Двигался вампир неровно, что означало, что Бернар не только одел своего потомка, но и обеспечил игрушками,которые и делали походку тореадора такой.
- Здравствуй, малыш Никки. Соскучился? - От этого издевательского тона оборотню стало страшно. Ломбарди ревновал к своему Сиру всех и в своей ревности не знал пределов и часто срывался.
В последний день экзекуции Никки поставили на колени, а руки, вывернутые за спиной вздернули наверх, так, что мышцы были напряжены сверх меры, но цепи, закрепленные вокруг талии и тянувшиеся к полу, не давали приподняться.
- Ну что, малыш, прибежал за стариной Берни в надежде на его любовь а заботу? Да? Ну как? Рад? Получил что хотел? - Интонации сицилийца были даже сочувствующие и полны горькой иронии. Никки был для Стефана братом по несчастью. Они оба были готовы на все ради благосклонности де Бонне, а тот... тот любил только белобрысого Лантьера.
- Ну да, я сюда пришел не беседовать, а исполнить пожелания нашего любимого Мэтра. - Стефан отсоединил цепи, когда он приседал, то непроизвольно застонал, а на полу осталось несколько капель крови. Затем он ослабил веревку и Никки упал на пол.
- Выпей. - Перед оборотнем упали три пакета с кровью и тот не задумываясь выпил их все, обеспечивая себе и Стефану несколько часов для исполнения всех желаний де Бонне.
- Мне приказали позволить тебе самому выбрать куда тебя закрепить. - Никки, поднял на Стефана взгляд полный ужаса и оглядел камеру. Сейчас после двух недель в этом аду, Ник хотел только что бы все закончилось, а никак не выбирать самому где этот ад продолжится. Тем не менее, он попытался выбрать хоть что-то. Он слишком хорошо знал Стефана, что бы не сомневаться, что тот не преминет мэтру доложить, что Ник отказался выполнить пожелание Бернара и тот будет недоволен.
- Пусть будут эти козлы. - Ник кивнул в сторону не самого изощренного станка, и поднялся, понимая что сейчас получит приказ. Так и было, Стефан усмехнулся понимающе и сам подошел к выбранному Ником станку и толкнул оборотня, вынуждая опуститься грудью на обитую кожей доску. Похлопав Ника по заднице Стеф притянул кожаным широким ремнем повыше ягодиц к доске и отошел в сторону. Руки и ноги Ник привычно положил что бы и их закрепили, но шли секунды, а ничего не происходило. Ник удивленно повернул голову и увидел, как Стефан перебирает принесенное с собой. Поймав удивленный взгляд Никки тот нехорошо рассмеялся.
- И не надейся, щенок. Мне нравится смотреть как ты будет дергаться и рваться, как будешь пытаться прикрываться руками, как станешь дрыгать ногами. - Наконец в руке Стефана оказалась трехвостая плеть с грузиками на концах. Никки был измотан двумя неделями постоянной боли и заорал после первого же удара, а после десятого стало ясно что предсказания Ломбарди были пророческими. Ник попытался рваться и удары попадали теперь и по рукам, которыми тот прикрывался и по ногам, которые тот задирал в бесплотных попытках как-то облегчить свою участь.
- А где песочные часы? - Вспомнив о том, как было все внезапно выкрикнул оборотень. Стефано прервался и подошел к Нику, поймал его за волосы и заставил посмотреть на себя.
- А больше никаких часов. Мэтр приказал пороть тебя пока ты не потеряешь сознание. Потом привести тебя в него, вколоть стимулятор и голубой лед и снова пороть. Он уверен, что второй раз ты продержишься дольше, но все же сознание потеряешь. В каком состоянии ты будешь? Думаю в кошмарном, и даже отвратительном. Таком, что никто не польстится на тебя... - Стефан замер и скривился, не продолжая. О том, что было запланировано мэтром дальше не хотелось пока думать и Ломбарди снова взялся за плеть. Кровь и куски кожи летели во все стороны, лицо и тело Стефано было все в крови, а он едва не оглох от криков оборотня, когда тот потерял сознание. Вампир вздохнул и отправился за шлангом что бы окатить водой Ника. Он поливал его и поливал пока тот не взмолился что бы тот прекратил еще и эту пытку. Стафан прекратил. Два подряд укола, и Стефан увидел как плоть кота стала подниматься.
На сей раз, предлагать выбирать где пороть вампир не стал предлагать, а вздернул на цепи к потолку, что бы было удобно пороть не только сзади, но и по груди, животу, ногам и по торчащему бесстыдно члену.
Да, когда Ник вторично уплыл в беспамятство выглядел он так, что ни у кого не мог вызвать желания заняться с ним сексом. Но де Бонне желания провинившихся помощников никогда не интересовало... желания провинившихся потомков тоже.
Стефану было приказано привести это изуродованное тело в себя и разложить на столе, что тот и проделал под крики, ругательства и стоны.
Теперь было самое страшное. Стефан вколол себе лед и дал ему начать действовать, затем зажмурившись достал кошмарное произведение Сира и надел на свою плоть. Насадка была не только из серебра, но и снабжена множеством шипов, которые были направлены не только наружу, но и вовнутрь. Стефан не смог удержаться и заорал сам, едва замок щелкнул, сдавив плоть и вонзив шипы в нее. Слезы лились из глаз вампира, пока он пережидал первую волну нестерпимой боли. Затем он подошел к Никки и положив руки на  задницу, на которой остались лишь единичные лоскуты кожи, передернулся от отвращения и толкнулся в анус оборотня.
Сколько сил и фантазии пришлось приложить Стефу что бы выполнить волю Сира сложно было и предположить, но все же ему удалось кончить выплеснувшись в развороченный зад оборотня и торопливо выйти. Теперь надо было снять насадку и тут Ломбарди осознал, что понятия не имеет как это сделать. Пришлось ополоснуться водой и снова окатить Ника, так как тот уже снова потерял сознание.

8

Бернар словно смотрел за происходящим со стороны, потому что появился в камере когда Стефан закончил приводить Никки в себя.
- Отлично, мои дорогие. Просто отлично. Отвяжи его. - Стефан двигался с трудом, словно это его только что пороли до потери сознания, но приказ Сира выполнил и даже помог оборотню сползти со стола и рухнуть перед Бернаром на колени. Никки тут же ткнулся в ноги мэтра лицом и заскулил вымаливая прощение.
- Надеюсь, ты хорошо провел эти дни, осознавая насколько был виноват и рад, что я позволил тебе твою вину искупить? - Берни сказал так, потому что вспомнил как недавно так сформулировал Рихард то, что было сделано с его танцором. Бернару это понравилось.
Никки захлебывался слезами и благодарил, он был готов благодарить сейчас за все. Что же,  заслужил. Как и то, что его подняли и отволокли в комнату, куда пригласили врача что бы тот привел в порядок оборотня. В камере же остались теперь они вдвоем со Стефаном. Тот не торопился бросаться в ноги к Сиру, а стоял, играя желваками.
- А ты не хочешь получить мое прощение, малыш? - Стефан дрогнул и посмотрел на де Бонне.
- Хочешь, я оставлю тебя здесь на неделю. Тебя станут наказывать каждые полтора часа. И когда тебя станут пороть, то ты будешь понимать, что так ты зарабатываешь мое прощение за свои ошибки. - Стефан вздрогнул. К такому наказанию даже де Бонне не прибегал без особой надобности, и сейчас Ломбарди осознал что он ни разу не был ему подвергнут и сейчас оказался в опасной близости от этого кошмара. Он пересилил себя и рухнул в ноги Сиру и взмолился.
- Умоляю, мой господин, не надо. Я все осознал и прошу у Вас прощения. - От резкого движения игрушки врезались шипами сильнее и кровь потекла на пол.
Так получилось что с момента произошедшего похищения Лантьера Стефано с Сиром толком не общались и Бернар при прощании просто пообещал что разберется с потомком позже. Несколько раз де Бонне заезжал в "Рай", отдавал распоряжения, но с потомком говорил лишь по делу, но раз за разом при отъезде напоминал что за свой проступок Стафано еще не расплатился, но от расплаты не уйдет. И позавчера Ломбарди просто было приказано явиться на борт самолета, отбывавшего на Сантарию и тому ничего не осталось как приехать.
Жестокая порка и ошейник стали лишь началом, потом в тело вампира Бернар запихал одну из своих игрушек. Бутон, который по желанию мог как лишь распуститься, так и развернуть лепестки полностью разрывая внутри все. Жалеть потомка де Бонне не стал. несколько раз за эти дни он позволил игрушке "распуститься" полностью. А потом он отправил Стифана сюда с определенными приказами. И вот теперь цветок внутри дрожал, снова почти сомкнувшись, а шипы в члене горели огнем, но мэтр, кажется, еще не был готов простить своего потомка.
- Пожалуй, так и поступлю. Все равно снять с тебя эту насадку сможет только малыш Никки когда придет в себя. Это его изобретение, наверное ему очень приятно, что он ее испытал первым... Вместе с тобой. - Бернар потрепал Стивена по голове. - Ты останешься здесь до тех пор пока он не оклемается и не будет готов и... согласен снять ее с тебя.
Бернар знал о непростых отношениях этих нелюдей и увидев как побледнел Стефан догадался, что тот понимает, что Никки может заартачиться.
- Мэтр. Умоляю. - Бернар поджал губы и резко встал.
- Тони тебя тоже умолял, но ты счел что у тебя есть право не внимать его мольбам. - Берни резко развернулся и вышел прочь, оставив Стефана на полу.

9

Доктор, пришедший к Нику взъярился так, что с этим обычно мирным котом не осмелились спорить, а так как Бернара не было то и препятствовать тому что доктор Бартош забрал балансировавшего на грани смерти оборотня не стали. И целых три дня Риччи пробыл там, погруженный в искусственную кому, а потом его все же вывели из нее. Бернару доктор Бартош отказал, но тот из лазарета прямиком отправился к Дюку и вернулся уже с ним. Ласло побледнев попытался было отстоять своего пациента, но Дюк просто отодвинул его в сторону и поковырявшись в шкафу сам достал нужные препараты и ввел их, но поддерживающие капельницы пока что разрешил оставить, только тихо сообщил бенгальскому коту.
- Вечером зайдешь ко мне в кабинет после ужина. Обсудим твою самодеятельность.
Придя в себя Никки не сразу понял где он, но пока что ничего не болело, а когда увидел мэтра дернулся было ему на встречу с радостной улыбкой. Тот усмехнулся и подошел.
- Мэтр. Вы... простили меня? - С надеждой спросил он и когда тот улыбнулся, поймал его руку и с жаром поцеловал, и постарался не отпускать, прижимаясь к руке щекой.
Ласло смотрел на сцену с широко раскрытыми глазами.
- Видишь, друг-Авицена, не всем нужна твоя защита. - Усмехнулся Дюк и вышел, оставив удивленного доктора наблюдать за тем как его пациент со слезами трется о руку того, по приказу кого он прошел весь кошмар и оказался на грани смерти. Наконец Бернар покинул Лазарет и Ласло не веря что все это было искренним, присел на край кровати оборотня и поинтересовался.
- Ты уверен, что не нуждаешься в помощи? Я могу постараться задержать тебя здесь подольше. Я найду способы.
Ник услышав это рванулся и вырвал из руки капельницу.
- Нет! Отпустите меня! Пожалуйста! Отпустите! - Но сил у оборотня было еще очень мало, а в капельницу было добавлено снотворное, поэтому он не смог даже слезть с кровати. И Ласло его устроив обратно с трудом уговорил полежать еще немного. Это было выше его понимания. Никки же едва смог встать с кровати, заставил Ласло отпустить себя и перебрался к себе в комнаты.
- Пойдем со мной, мой дорогой. - Бернар поманил Никки с порога и повел... Оборотень почувствовал как на глаза навернулись слезы, когда он понял, что идут они туда, откуда его совсем недавно вытащили. Он с трудом различал окружающую обстановку сквозь пелену слез, но не смел даже спросить за что его ведут туда снова, но когда дверь распахнулась, то он увидел Стафана. Тот стоял в той же позе, что стоял он сам в тот день, когда Ломбарди появился на пороге этой камеры. Судя по всему все дни, что Ник отлеживался в лазарете, Стафан провел здесь.
Слезы высохли сами собой а на лице Ника появилась довольная улыбка. Он был рад. Бернар подошел к Стефану и потрепал его по слипшимся от пота и крови волосам, а потом указал тростью на член Стефана. На нем по-прежнему была закреплена та насадка, которой он разорвал в клочья нутро Риччи.
- Дело в том, мой дорогой, что никто кроме тебя не может ее открыть. - Спокойно проговорил Бернар и постучал тростью по члену Стефана и тот закричал от боли.
- Я сказал Стефу, что откроешь ее ты в том случае, если захочешь. - Услышав это Ник обрадовался еще больше. - Мне кажется, ты хочешь что бы мой потомок попросил у тебя это сделать?
- Да, Мэтр. Очень хочу. - Ник уже предвкушал как этот мерзавец станет упрашивать его.
- Он попросит.
Бернар отошел в сторону, ассистенты отпустили Лобмардо и тот упал на пол.
- Ник. Пожалуйста, помоги мне. Открой замок.
Никки посмотрел на Бернара, который ободряюще улыбнулся и погладил оборотня по плечу.
- Только ты, мой дорогой можешь решить. - Ободренный этим разрешением Ник вздернул голову и покачал головой.
- Не убедил. - Стефано вскинулся и бросил взгляд полный ярости на этого слизняка, который только и может присмыкаться перед его Бернаром, но Никки потерся щекой о руку мэтра, так и лежавшую на плече пожал плечами.
- Ну, не хочешь так не хочешь. Мэтр, а я могу что-то сделать для Вас?
Мэтр не успел ответить, его потомок осознал, что метать молнии из глаз не продуктивно и заставил себя подползти на коленях к этим двоим, подняться на ноги он просто не мог. И склониться к Никки.
- Никки. Пожалуйста. Я умоляю тебя, расстегни его. Я обещаю, что никогда больше не стану ничего делать тебе... по своей инициативе. Клянусь.
Никки нравилось видеть высокомерного засранца-управляющего у себя в ногах, вымаливающего пощады.
- Мэтр, а я могу ммм... получить компенсацию? - Ник с мольбой посмотрел на Бернара, а тот усмехнулся.
- И что же ты хочешь, мой милый?
- Я хочу что бы он попросил меня выпороть его и принес мне ту самую плеть, которой порол меня. Принес, поцеловал руку и встал здесь вот прямо в позу покорность и так и стоял пока я буду его пороть. А потом отсосал бы мне. - Бернар удивленно вздернул бровь, то увидев как глаза его потомка снова мечут молнии рассмеялся и отошел на шаг.
- Я не против.
Стефано не ожидал, что его Сир позволит выдвигать такие требования и медлил.
- Видимо, не хочет... - Никки вздохнул, он уже нарисовал в воображении все эти картины теперь с фантазиями расставаться было жалко, но вампир сознал, что тут никто не шутит и с трудом, но пересилил себя. Он пошатывась поднялся, взял упомянутую плеть и подошел к Никки, опустился, точнее, практически рухнул на колени перед ним.
- Никки пожалуйста. Выпори меня. - Никки с довольной улыбкой взял плеть и дождался пока вампир поцелует его руку, а затем опустится к самому полу ниц. Пороть Никки не умел и никогда не пробовал. Не возникало у него таких желаний, но теперь его глаза горели, когда он наносил беспорядочные и неумелы удары, раздирая тело Ломбарди. Позади раздалось покашливание и Никки опомнился и покраснев отбросил плеть. Он понял, что возбужден.
- А теперь давай, отсоси. - Никки задыхался и с трудом сглатывал Стафано же заставил себя снова подняться на колени и повернуться к замершему на месте оборотню. Тот был так возбужден, что вампиру не пришлось даже прикладывать усилий, несколько движений и в глотку ударила струя спермы. Стефано едва не усмехнулся, но нашел силы проглотить все и снова посмотрел на Бернара.
- Мне нужен мой кейс. - Задыхаясь проговорил Ник и увидел, что это уже было предусмотрено. И через миг насадка упала на пол, а Стефано заорал так, словно это не избавили его от орудия пыток, а раскаленным клеймом прижгли.
- Не могу сказать, мой дорогой, что я всем доволен, но это мы обсудим наверху. А сейчас помоги Стефано подняться и добраться до лазарета. И останешься с ним там. Ему будет нужна кровь. - Никки побледнел, увидев как жестко усмехнулся Стефано, можно было не сомневаться. Он не простит оборотню своих унижений.

10

Увидев давешнего мальчишку на пороге Бартош не сразу понял, что на сей раз он пришел сам и притащил кого-то еще. Этот тоже был знаком и тоже принадлежал Бернару. И  с ним он познакомился несолько дней назад. Ласло со вздохом помог уложить вампира на койку и осмотрел его. То, во что было превращено мужское достоинство тореадора было сложно даже описать, но Бертош принялся за работу.
- Ты свободен. - Буркнул Ласло, выпроваживая парня из-за которого у него было столько неприятностей, но тот помотал головой.
- Мэтр приказал быть здесь и давать кровь мистеру Ломбарди. - При этих словах Бертош заметил как многозначно усмехнулся растерзанный вампир и как от этой усмешки сжался оборотень, слишком молодо выглядевший для своего реального возраста.
- Тогда придешь часа через три. Раньше ты не нужен.
- Да, и скажи мэтру что я потребовал что бы в крови был адреналин и эндорфины. А потом придешь и напоишь меня. - Прохрипел вампир и упал на подушки. Ласло только чертыхнулся.
В тот день, когда он попытался встать на защиту оборотня Николло Риччи, Бартош с трудом переваривал то, что узнал.
Мальчишка не только не позволил себя оградить от произвола старого садиста, так еще и ополчился на пытавшегося ему помочь Ласло.
За попытку еще и пришлось расплачиваться. Не прийти к своему бывшему сокурснику, взявшему здесь такую власть, Бартош не мог.
- А, пришел. Отлично. Раздевайся и проходи.
- Совсем? - Растерялся Бартош, увидев, что они тут не одни, что на кресле восседает лысый вампир, натирает набалдашник трости и ухмыляется.
- Ну, может сделать как люблю я. Ты, же, Дюк не против?
Дюк оторвался от бумаг, которые изучал и посмотрел на Бернара.
- А тебя, Бернар, я больше не задерживаю. А ты, Ласло, можешь оставить рубаху, хотя, нет, испачкаем. Так что, да, полностью.
Вампир явно был недоволен тем, что его выставили и так бесцеремонно, но с Дюком не спорил. С ним вообще мало кто спорил. Те, кто были выше просто приказывали ему, а тем кто ниже приказывал он. Так что какие тут споры? Вот и ему, Ласло,  было не до споров. Он разделся как приказали и прошел в соседнюю комнату.
- Подожди меня там, я сейчас освобожусь. - Ласло прошел и тут же оперся на стену, осознав что оказался в пыточной камере. Нет, не в стилизованной под камеру комнате развлечений, а явно использовавшейся СБшнико по прямому назначению - для получения ответов на свои вопросы. Ласло пришел в ужас и постарался зажмуриться и не смотреть. Но не получалось. Вскоре вошел и Дюк, он скинул свой сюртук и закатал рукава.
- Иди сюда. - Дюк указал на пол рядом с собой и что-то нажал, с потолка упала цепь с кандалами. Их Дюк надел на руки Ласло и натянул цепь, вынуждая кота встать на цыпочки.
- Тебе, Ласло, раз за разом говорят не лезть не в свое дело, ты раз за разом обещаешь, и так же, раз за разом нарушаешь обещания. Мне это надоело. - Дюк взял свой кнут и принялся пороть доктора. Было видно, что на сей раз он это делает не для того что бы возбудиться, а просто механически наказывает за проступок. Ласло сначала пытался молчать, а потом стонал, затем орал, потом уже хрипел и даже молил и обещал больше никогда.
Дюка не трогали ни крики, ни обещания, ни, тем более, мольбы. Он остановился только тогда когда решил сам, что наказание достаточное. Окатив водой из шланга, оборотень отпустил цепь и расковал дальнего сородича.
- Одевайся и поговорим. - Бартош сидел на полу и приходил в себя. Он даже не поверил что наказание закончилось, что Дюк не разложит его сейчас на каком-то еще тут столе для пыток и не поимеет как раба. Тот, видимо, понял мысли, что бродили в голове у бенгальского кота и хмыкнул.
- Что-то не так? Или ждешь, что я тебя еще и трахну? Неужели, соскучился и хочешь снова почувствовать мой член в своей заднице? - Ласло испуганно помотал головой, а Дюк развернулся и пошел в комнату, когда Ласло шатаясь вышел туда, столик был сервирован. Ласло оделся с морщась от боли сел в кресло.
- Пей. - Кровь в стакане было еще теплая и Ласло выпил ее с удовольствием. Дюк, как обычно, пил сливки.
- Стефано, зайди. - В кабинет зашел красивый вампир. Тот самый, что теперь истерзанный лежал на койке.
- Господа, мэтр приказа мне выполнят все Ваши приказы.
- Тебе уточнили, что приказы, действительно, абсолютно любые должен исполнять?

Дюк подчеркнул голосом важное уточнение. Брюнет побледнел, но поклонился и подтвердил, что да, абсолютно.
Первые приказы Дюка были вполне понятны и стандартны, вампиру приказывалось раздеться, устроив стриптиз, напоить обоих оборотней своей кровью, его выпороли. Ласло, повинуясь взгляду Дюка вынужден был тоже взять плеть и  принять участие сначала в порке молодого тореадора, а потом и взять его. Потом Дюк поманил из обоих на порок пыточной камеры и предложил Стефану оглядеться. Ласло наблюдал за заинтересованным взглядом сицилийца.
- Мэтр де Бонне предложил одно небольшое пари. Смотри, ты можешь остаться здесь, на Сантарии. - Глаза вампира заблестели, тут же был его Сир. - Тебе купят дом и позволят распоряжаться своей жизнью по твоему усмотрению. Но тебе будет запрещено появляться в Цитадели и встречаться с мэтром.
Во взгляде Стефана то появлялась обреченность, то вспыхивала ярость.
- За что он так со мной? Или это... Знаю! Это все мерзавец Лантьер! - Дюк хмыкнул и вампир заткнулся.
- Нет, Лантьер здесь не при чем. Это благодарить нужно доктора Бартоша, его идея. Но есть и второй вариант.
Вампир превратился в слух.
- Видишь эту пыточную. Месяц ту проведешь здесь. Ты не будешь знать ни минуты отдыха, с тобой будут работать мои лучшие палачи. И раз в день тебя будет посещать мэтр что бы трахнуть тебя.
- Вы обещаете? Он будет приходить?

Вампир опустился на колени перед Дюком.
- Я согласен. Только не отсылайте меня отсюда. Я готов на все.
Ласло до последнего момента не верил, что так может быть.
Дюк же только усмехнулся.
- За право быть рядом с этим старым кровососом его окружение готово на все, как видишь. Они будут унижаться и терпеть самую чудовищную боль, а если ее им причинять будет сам старина Берни, то они еще и будут ползать у него в ногах и умолять что бы он не останавливался.
Ласло не поверил Дюку и посмотрел на Стефана и по его взгляду понял, что так оно и есть.
И вот теперь этот Стефан в Лазарете изуродован по приказу Бернара и... и думает только об этом маньяке.
- Господи, прямо Бернийский синдром какой-то. Тяжелое психическое заболевание. - Сам для себя поставил диагноз этим двоим Ласло, когда спустя три часа Никки явился в Лазарет и с гордостью скинул рубашку и показал исполосованную спину.
- Мэтр меня взял на своем рабочем столе, а потом в зад он мне вставил плаг с электростимуляцией. И спицу в член. - Поделился своей радостью оборотень и показал это все великолепие Стефану, прежде чем опустился перед ним на колени и подставил шею.
- Он сказал что бы ты выпил меня до торпора, а док потом приведет в себя. - Радости мальчишки не было предела, когда он сообщал волю де Бонне его потомку. Док лишь махнул рукой, пусть делают что хотят. А из торпора здесь он его выведет.

11

Едва Ник пришел в себя в Лазарете, выполнив приказ и накормив управляющего "Раем", отдав ему почти всю кровь, он поторопился прочь отсюда. Он помнил как этот док норовил его в прошлый раз задержать и не пустить к мэтру. Стефана тоже не было на койке.
Бернар опять был с Лантьером и Никки пришлось ждать мэтра в гостиной. Док, сволочь, вытащил из тела Ника все игрушки, в тумбочки рядом с койкой их Ник не нашел, а искать венгра Никки не собирался. И теперь в теле было пусто. Он мог, конечно, и сам найти что-нибудь, но не хотел сам, хотел что бы это было сделано мэтром или по его приказу.
В ожидании его Ник заснул в кресле и вздрогнул услышав шум.
- Сир. Умоляю. Выслушайте! - Это был голос Стефана. Ник сжался сильнее в кресле, стараясь даже не дышать и смотрел что там происходит.
- Кто тебе разрешал приближаться к Тони? - Бернар был в ярости, едва прозвучал этот вопрос раздался свист, Ник даже не понял что это было, чем Бернар порет своего потомка и высунулся из-за подлокотника и увидел невероятную картину. Берни схватил провод от какой-то техники, сложил вдвое и со всей дури лупит им своего потомка, который пытается что-то говорить. При этом провод попадает не только по телу, на лице было несколько рубцов, и они кровоточили.
Провод рвал одежду на Стефане, а Бернар и не думал успокаиваться.
- Сииииииииир. Простите. Ну Вам же понравилась моя идея. Вы...
Это он зря. Подумал оборотень и тут де понял, что мыслил правильно. Бернар взъярился окончательно, он отбросил провод и взялся за торшер, плафон отлетел после первого же удара, а вот стальная труба была надежнее. Вскоре Стефан только всхлипывал, Бернар же отдышался и откинул изогнутую трубу и повернулся к креслу где затаился Ник.
- Хватит прятаться. Возьми нож и срежь с этого недоумка все тряпки.
Никки торопливо бросился исполнять приказ, он быстро избавил Стефана он окровавленных остатков одежды.
- Ко мне оба. - Никки оказался у Бернара быстрее и тот  притянул оборотня к себе, отпил из его шеи немного крови, а дальше кивнул Ломбарди на торчавший на небольшом подиуме кол.
- Иди  сюда. - Стефану ничего не оставалось делать, как подойти. Бернар поставил своего потомка над колом и нажал кнопку. Кол принялся выдвигаться из пола и вдавливаться в тело вампира. Через минуту тот заорал, когда кол стал рвать его изнутри. Как глубоко кол вошел Никки не знал он дрожал от ужаса. Бернар оплел руки Стефана цепью и подтянул их наверх, но оставил слабину, с расчетом, что уставая его потомок будет оседать глубже на колу.
Никки уже было вздохнул, но тут мэтр сначала надел на шею Стефана ошейник с шипами,  затем решил продолжить порку. В руке Бернара была... цепь. Никто и помыслить не мог, что любитель утонченной эстетики мэтр де Бонне возьмется за такой инструмент. А вот - взялся. После трех десятков ударов, Бернар заставил Стефана  сжать зубы на этой цепи и прорычав ругательства вышел. Уже в дверях он поманил Никки за собой.

12

- Тони поживет несколько дней в своей новой комнате. Ты явишься к нему завтра и напоишь кровью. Отковывать не смей. Если спросит, скажешь я позже приду. - Бернар провел ладонью по выгнувшейся от ласки спине оборотня и усмехнулся. Ярость сошла на нет, но теперь тело снова хотело наслаждения, особенно после того как сейчас вспомнил Тони. И представил как тот сейчас лежит на кровати, прикованный в форме звезды. Подушку из-под задницы Тони никто не убрал и сейчас эта задница призывно торчит вверх, приглашая выпороть и поиметь ее.
- Спусти штаны. - Приказал Бернар и Ник с радостью выполнил желание мэтра. Он знал как тот любит,  так что бы ткань брюк поджимала ягодицы снизу. Бернар удовлетворенно кивнул и положил на кровати подушку. Ник понимающе занял свое место и подтянул вверх рубашку. Именно так нравилось мэтру. Он погладил выставленные ягодицы и поднялся с кровати. Пороть Бернар любил, а Ник любил когда Бернар его порол. И сейчас он постанывал от удовольствия когда стек рассекая воздух опускался на ягодицы. А затем порка прекратилась, кровать прогнулась под весом вампира и тот навалился на Ника, что бы вдавить в его анус свой член.
Ник застонал и прогнулся сильнее, подаваясь назад и насаживаясь на таранивший его зад член. Ник кончил и сдавил член мэтра в себе, что стало для де Бонне последней каплей и тот излился в тело Никка.
- Вижу, ты избавился от моих игрушек. - Никки сжался.
- Мэтр, простите, это все док. Я... - Договорить ему не дали.
- Подними свою задницу выше и раздвинь ноги. - Эта игрушка была в два раза больше той, которую вытащил док и Никки довольно заурчал, принимая ее в себя. Дальше Мэтр заставил Никки сесть на подушку, широко расставив ноги.
- Посмотри сюда. - Бернар показал Никки спицу, она была шире той, потом Бернар надавил на основание и из спицы по всей поверхности появились маленькие крючки.
- Если не убрать их, а попытаться вытащить, то понимаешь какие будут последствия? Никки понимал. Берни показал, что убираются они только с пульта. А затем втолкнул спицу на место. Боль показала, что крючки-электроды выпустили и Ник забыл обо всем, содрагаясь от наслаждения. Бернар усмехнулся и включил плаг.
- Я собираюсь спать, но ты можешь доставить мне удовольствие ртом. - Ника не  требовалось просить дважды и едва Бернар устроился на подушках и выключил свет, Никки, прогибаясь и крутя задом подполз к мэтру и принялся вылизывать его член и яички.

Отредактировано Николло Риччи (Вчера 23:34)

13

Казалось, все было хорошо. Бернар, застав его у Тони ничего не сказал и даже последовал советам и воспользовался помощью. Они вышли вместе. Бернар положил своему потомку руку на плечо и они молча шли по коридорам, пока не отошли достаточно далеко от комнат Лантьера и тут Сира как подменили он развернулся и ударил. Ударил так, что Стефан отлетел к стене. Такого ожесточения и ярости Стефано ни разу не видел на лице своего Сира. Такое впечатление, что перед ним не Бернар де Бонне, а нечто, натянувшее маску мэтра.
- Тварь! Как ты только посмел! Мне не нужен такой потомок как ты! Зарычало это нечто и ухватило Стефа за волосы и просто поволокло за собой.
- Сир. Умоляю. Выслушайте! Тореадор уже понял, что довел своего Сира до запредельной ярости и надеялся хоть как-то унять его гнев. Не получалось.
- Кто тебе разрешал приближаться к Тони?
Тони! Опять дело в Тони! Последовал удар. Глаза Ломбарди расширились. Бернар де Бонне схватил просто провод и избивал его проводом как какой-то... У Стефана от удивления расширились глаза. Перед ним точно был не его Сир!.
- Сииииииииир. Простите. Ну Вам же понравилась моя идея. Вы... Ломбарди попытался было воззвать к разуму мэтра, напомнить ему о том, что тот только что делал с его ненаглядным Тони, но просветления у обезумевшего старого вампира не наступало. Стало только хуже.
При помощи Никки, которого Стефан сначала даже и не заметил его избавили от изорванной и  окровавленной одежды, и дальше...
- Ко мне оба. Стеф подошел куда указали. Он тут не был и не знал где и что у его Сира находится, но когда его ануса коснулся самый настоящий кол, тореадор осознал что будет. Такие вещи были в "Раю". Его трясло, когда кол входил в тело, и не останавливался. Его разрывало изнутри, он орал и пытался дергаться, точнее, наоборот, пытался не дергаться, зная что тогда его порвет еще больше. Наконец, когда кол, кажется, дошел до желудка, или как оно там было, Стефан в ужасе даже не хотел думать.
Руки ходили ходуном, когда Сир обматывал их цепью и поднимал вверх. Шипов ошейника Ломбарди даже не почувствовал так было больно и страшно. А потом стало еще хуже. Бернар и цепь? Такого, действительно, не могло быть. А вот было. Стефан не мог не двигаться, когда цепь обрушивалась на него и кол внутри продолжал рвать все. Удары Стефан не считал, он орал, заливаясь слезами и кровью, которая текла изо рта. Это был кошмар. Наконец, удары закончились, а ему в рот всунули цепь. Он было сжал зубы, но когда за Бернаром и Никки закрылась дверь, то не удержался и цепь с грохотом рухнула на пол. Ноги дрожали, и он опускался на колу ниже и ниже, цепь, удерживавшая его руки поднятыми наверх не была натянута, и не мешала отяжелевшему телу оседать ниже и ниже. Стефано трясло от боли и рыданий. И при этом он слышал, как Сир наслаждается в соседней комнате ласками Никки. Словно и не слышит рыданий своего потомка. Стефан почувствовал как сознание покидает его и сквозь эту пелены еще ощущал как опускается на кол полностью.
Пришел в себя он уже в Лазарете.
- Неужели, ты все еще готов вернуться к своему Сиру? - Раздался голос оборотня-врача, того, с которым тогда они общались у Дьюэйна.
Вернуться? То есть, Бернар простил его? И не прогнал? В глазах Стефано зажглась надежда.
- Он был здесь? - Голоса не было, Стефан едва прохрипел это, но док, видимо понял, потому что скривился и влил в горло Стефана какое-то масло, а затем сменил в капельнице пакет. Капельниц было две, одна с кровью, а вторая с какими-то лекарствами.
- Нет, не был. - Зло ответил бенгальский кот и отвернулся, а Стефан почувствовал как по лицу текут слезы. И в то же время он успокаивал себя, что если бы Бернар не простил его, то оставил бы подыхать там на колу.

14

Когда рано утром Ласло разбудили, сообщив что везут вампира в торпоре и при смерти, Бартош привычно чертыхнулся, и быстро одевшись явился в операционную. А увидев кого и в каком состоянии привезли разразился такой руганью, что на него посмотрели с таким удивлением, словно у него отросли рога.
То, во что превратили вампира было чудовищным. Что это дело рук лысого мерзавца Ласло не сомневался. После операции сицилийца поместили в одноместную палату и док приказал прикрутить пациента к кровати, лишая возможности уйти. Ему хватило, когда в прошлый раз эти оба зомби, вот этот вот и его дружок-кот просто встали и ушли не позаботившись даже хотя бы сообщить о своем решении, не говоря уже о том что бы дождаться разрешения покинуть палаты. Теперь Бартош собирался такого не допустить. Несколько раз он заходил проверить как пациент, а потом даже решил там и отдохнуть и покемарить пару часов в удобном кресле.
Они очнулись почти одновременно, док от своего неглубокого сна, а вампир от глубокого обморока.
- Неужели, ты все еще готов вернуться к своему Сиру? - Ласло не смог удержаться. Просто не смог, и тут же увидел странный блеск в глазах пациента.
- Он был здесь? Слов почти не было слышно, но Бартош понял и поджал губы. Горло явно было повреждено криками и Ласло влил в рот сицилийцу смягчающее масло с заживляющими каплями.
- Нет, не был. - Злость буквально сквозила в каждом звуке, Бартош просто не мог сдержаться. Он покинул палату, зная что сейчас пациент уснет, на сей раз это будет просто сон, а не кома.
- Доктор Бартош, господин Ломбарди проснулся. - Подошла медсестра, и Ласло отправился к пациенту.
- Предвосхищаю вопросы. У Вас не было посетителей. - Тут же сказал Бартош, увидев, что Стефан хочет что-то сказать. Видимо, Ласло угадал, потому что вампир тут же сник и опустился на подушки. Он скривился, подергав рукой.
- Думаете сбегу?
- Да, именно так я и думаю. В прошлый раз, когда Вас сюда принесли почти в таком же состоянии, Вы так и сделали.
- В прошлый раз мне было куда бежать. - Горечь в голосе сицилийца была такой сильной, что Ласло не удержался и сел на кровать к Стефано.
- Объясните мне, ради чего Вы так и рветесь в этот ад? Что Вас тянет к тому, кто раз за разом истязает Вас, уродуя и толкает на край смерти? Что? - В голосе оборотня было такое неподдельное непонимание, что Стефано даже рассмеялся. Смех заставил его закашляться и Ласло подал воды и помог напиться.
- Вы и не поймете, док.
- А Вы сами-то понимаете? Если понимаете, то расскажите мне. Может, и я все же смогу понять.
Стефано смотрел на дока долго и изучающе.
- Вы просто никогда не любили, док.
Ласло от такого заявления просто остолбенел. Как это не любил? Он? Не любил? Что за бред!
- Вы, док, наверное увлекались всякими романчиками. Типа "Айвенго", "Черной Стрелы", "Трех мушкетеров" и прочего, прочего. Правда?
Ласло только кивнул. Не то что бы он ими увлекался, как сказал Стефан, но да, читал и находил их интересными.
- И вот то, что так и считаете любовью? Нееееееет, док. Любовь это то, когда ты готов ради того, кого любишь на все. Абсолютно на все. Без каких-то исключений. Убить, умереть, предать, истязать и терпеть истязания. Все. Совершенно. Аб-со-лют-но. Все. - Четко и по слогам ответил Стефано, прямо смотря в глаза венгру. - Ради Бернара я бросил семью. Я пошел за ним не оглядываясь и не смотря ни по сторонам, ни вперед. Точнее, смотрел. На него. Только на него. Мне было 8 лет, когда я впервые его увидел в доме родителей. И уже тогда я понял что не могу без него жить. Через год я сам пришел к нему. И...  и он отказался. Хотя я уже знал, что тот, ради кого я дышу любит... юность.
Ласло чувствовал как волосы на голове шевелятся.
- Он уехал снова, но я пробрался в его карету, и снова пришел к нему на постоялом дворе. Он пришел в ярость. У него были деловые отношения с моими родителями и он был в ярости. Он развернул карету и привез меня домой. Родители разозлились и выпороли меня. Впервые в жизни. Бернар остался ночью в доме, потому что поздно было снова пускаться в дорогу. Мне было больно и обидно, но я снова с упорством фанатика пришел к Бернару. Я разделся и залез к нему под одеяло. Я прижался к нему своей испоротой отцовским ремнем попкой и почувствовал как к ней прижимается его член.
Ласло видел как горят глаза Стефана, а сам не мог и слова сказать.
- Видимо, попка была холодной и Бернар проснулся, он схватил меня и вывернул мне руку за спину.
- "Тебе мало было?" - Спросил он. А я только кивнул головой. Было видно, как в глазах моей мечты загорелся огонь, он усмехнулся и толкнул меня на кровать. "Лежи", приказал он мне и вышел в сад. Вернулся он с наломанными ветками. "Положи под зад подушку."Я выполнил торопливо. Я весь дрожал, но молчал. "Я тебя сейчас буду пороть. Сильно, потому что я не люблю нежности. То, что было там у отца это родительские ласки. Если ты хочешь остаться со мной, то ты будешь молчать. А если нет, то прибегут твои родители и я передам им тебя, и объясню как ты тут оказался." Док, можно попить?

Ласло молча напоил Стефана. Он не мог говорить. И не знал хочет ли слышать дальше откровения. Но Ломбарди не интересовало сейчас ничего. Он с наслаждением вспоминал прошлое.
- Для ребенка, которому не исполнилось еще десяти лет, это была нестерпимая боль. Невозможная. Я же вцепился зубами сначала в подушку, а потом в руку, которую прокусил до крови и терпел. Терпел и осознавал что мой член набухает, стоило Бернару прерваться и погладить меня по попке. Он так делал не раз и не два пока порол. Со мной такое было впервые, до этого я лишь хотел быть с ним. А теперь я хотел большего. Закончив порку, Бернар чем-то зашумел, а потом между ягодиц стало прохладно, а потом я почувствовал как внутрь проскальзывает что-то скользкое то, что до этого мэтр плеснул мне между ягодиц, а теперь он проталкивал его пальцем внутрь. Я снова задрожал, и невольно приподнялся на подушке. Мне хотелось что бы было больше. Я даже попросил его об этом. Он засмеялся. И сказал что все сейчас будет и напомнил мне что я должен молчать. Дальше было так больно и так хорошо, что я забывался и Бернару приходилось зажимать мне рот рукой, потому что я метался в его руках и норовил если не закричать, то хотя бы застонать. Можете мне не верить, док, но в тот свой самый первый раз я кончил под ним. Испоротый и разорванный его членом, я лежал, залитый его и моей спермой, со следами крови на ягодицах и между ними и был счастлив. Потом он чем-то мазал меня, я уже не видел чем, он обтер меня, одел и, видимо, унес в мою спальню. Я проснулся там. Я вскочил и подумал, что мне все приснилось и мне стало стыдно и обидно. Я разделся и повернулся к зеркалу. Ран не было от розог. Правда и следов от ремня тоже. Но попка болела. И потом я понял, что внутри тоже больно. За завтраком я кривился, а отец решил, что вчера выпорол слишком сильно и напомнил мне о том, что я сам виноват. Я молчал и боялся смотреть на Бернара. Тот ничем не подавал вида, что что-то было. Он уехал. Я остался. Это были самые кошмарные три месяца в моей жизни. Я засыпал и видел во сне его. И сны приводили к тому, что я просыпался в испачканной пижаме. А через три месяца мы поехали в Париж. Отец не собирался встречаться с Бернаром. Он даже не знал что у того дом именно там. Он вез мать и сестру развлечься. Меня взяли потому что не оставлять же ребенка. А я помнил что он как-то проговорился что у него именно в предместьях Парижа есть какой-то "Рай". Я запомнил. И в гостинице приставал ко всем, говоря что мне нужен "Рай" господина де Бонне. Иногда на меня некоторые смотрели со странным выражением лица, а потом кто-то решительно взял меня за руку и потащил с собой. Он жестко сказал что бы я перестал приставать ко всем, иначе наживу себе неприятностей. Пообещал завтра снова поговорить со мной. Я стал ждать. На завтра мои родные собирались куда-то, но я сказался больным и остался в гостинице. Тот мужчина не появился, но появился Бернар. Он был удивлен, но на сей раз не стал отказываться от меня. Он привез меня в роскошный особняк и подтолкнул в спину.
"Ты хотел поехать со мной и оказаться в моем "Раю", мой мальчик? Что же. Твоя мечта сбылась. Но теперь обратной дороги для тебя нет. Я предупреждал."

Стефано замолчал и снова попросил воды. Ласо больше не мог слушать это и просто сделал укол снотворного, и вышел, малодушно сбежав от этих откровений от которых его начало мутить.

Отредактировано Ласло Бартош (Сегодня 16:30)


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Бернийский синдром