Для вас я атеист, а для Бога — конструктивная оппозиция.

Если бы только Бог дал мне какой-нибудь ясный знак! Например, открыл крупный счет на мое имя в швейцарском банке.

Она верит в Бога. Но она так же верит, что радио работает благодаря крошечным человечкам внутри приемника.

Не только Бога нет, попробуйте вызвать водопроводчика в выходной.

В оправдание дьявола следует сказать, что до сих пор мы выслушивали лишь одну сторону: все священные книги написаны Богом.

Что такое вера, как не пари или чисто умозрительная гипотеза? Следовало бы сказать: «Держу пари, что Спаситель существует».

Молиться — значит просить, чтобы законы природы были аннулированы в интересах единственного просителя, к тому же, по его собственному признанию, недостойного такой милости.

Бог есть, но я в Него не верю.

Никто так много не говорит о Боге, как те, кто настаивает, что Бога нет.

Бог тянет за одну руку, а черт — за обе ноги.

С религией получается то же, что с азартной игрой: начавши дураком, кончишь плутом.

Я не чувствую себя обязанным верить, что Бог, одаривший нас смыслом, рассудком и интеллектом, считает, что мы не должны ими пользоваться.

Бог простит меня: это его должностная обязанность.

Кроткие унаследуют землю, но НЕ ее минеральные ресурсы.

Духовенство было бы весьма недовольно, если бы его духовный труд оплачивался духовно.

Если бы не Церковь, никто бы не знал про евреев.

Когда я в Северной Ирландии однажды заявил, что являюсь атеистом, одна женщина в зрительном зале встала и спросила: «Да, но в какого именно Бога вы не верите — католического или протестантского?»

Не важно, веришь ли ты в Бога, а важно, верит ли Он в тебя.

Беглая прогулка по сумасшедшему дому способна показать, что вера равным счетом ничего не доказывает.

С Богом вы в большинстве, даже если вы один, однако сколько мучеников сгорели на кострах, пока подсчитывались результаты голосования.

Молитва должна оставаться без ответа, в противном случае она перестанет быть молитвой и становится перепиской.

Я готов ко встрече со своим Создателем. Готов ли мой Создатель к такому тяжкому испытанию, как встреча со мной, — это уже другое дело.