Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
8-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Шабаш по-альтеррийски.


Шабаш по-альтеррийски.

Сообщений 1 страница 20 из 101

1

http://s2.uploads.ru/BaT8e.jpg

2

И все-таки Ансельму удалось выследить эту ведьму. В том, что она сподвижница дьявола, сомневаться не приходилось. Слишком красива и слишком хитра. Просто красивые женщины редко обладали таким изворотливым подвижным умом. К тому же у инквизитора всегда имелись подручные средства, чтобы проверить свои догадки. Только сделать это надо было так, чтобы она ничего не заметила, а это было не так уж и сложно.
Переодевшись простым крестьянином, он сидел в трактире почти у нее за спиной и, делая вид, что ест, проделал несложные манипуляции с каплей крови, крестом и святой водой. Близкое присутствие ведьмы заставило святую воду закипеть, словно какую-нибудь кислоту.
Из трактира он последовал за ней, блуждал долго и был не удивлен, когда прислужница дьявола заявилась в этот приют греха. Прождав за углом больше пяти часов, он понял, что сегодня она не  выйдет и со спокойным сердцем направил свои стопы в прибежище святой инквизиции, дав одному нищему несколько мелких монет, описав ему внешность ведьмы и велев пристально наблюдать за дверьми дома блудниц... Очень скоро на его место заступил брат Бертран, а сам Ансельм, хорошенько выспавшись и заручившись помощью вышестоящих инстанций, во главе четырех вооруженных людей в черном, от мрачного вида которых лица встречных темнели от страха, вернулся к приюту греха и трижды ударил в богато убранные двери.
Надменный прислужник приоткрыл дверь, но моментально посерев лицом при виде инквизиторов, отступил назад, бормоча подобострастные приветствия и крестясь дрожащей рукой.
- Нам стало известно, что девица по-имени Аделина Розье, обвиняющаяся в ведьмовстве, находится здесь. Позови свою хозяйку и предупреди, что она должна выдать эту девицу, если не хочет, чтобы завтра этот приют греха сожгли вместе со всеми, кого в нем найдут.
Прислужник снова склонился до самого пола и опрометью бросился выполнять приказ.

3

Еще в трактире она поняла, нутром почуяла – что-то не так. Самое чувствительное место – кожа между лопатками, там, где у ангелов положено прорастать крыльям, заныла, зачесалась, заставляя морщиться, быстро доест скромный ужин, залпом допить вино и буквально бегом выскользнуть из трактира. Несколько проулков, переулков, самые грязные и темные тупики. И только захлопнув за собой дверцу своего угла под лестницей, где обычно стояло все, необходимое для уборки комнат борделя, девушка ощутила себя в безопасности.
Бред и глупости. За мной не шел никто! Никто понятия не имеет, что я могу торчать здесь, среди шлюх, не выделяясь ничем! Глупости.
Прекрасно понимая, что паника и напряжение могут сослужить плохую службу, решила не дергаться несколько дней. Если что-то сгустилось вокруг, она поймет это, кожей ощутит, успеет сбежать, как привыкла бегать последнее время. А пока стоило успокоиться и делать вид, что все…
- Кто?...
Грохот в дверь и мужские голоса, так не похожие на голоса обычных гостей, в любое время дня и ночи желающие получить свой кусок удовольствия, застал на лестнице второго этажа и заставил покрыться холодным потом.
Началось!
Пролетевший мимо служка, едва не сбивший с ног и не заметивший – Аделина умела становиться незаметной, умело отводя глаза – пронесся к комнате хозяйки.
Черт, это за мной!!!
Ни секундой не раздумывая дольше, девушка подхватила длинную юбку и темной тенью скользнула к ближайшему окну, выходящему на задний двор, распахнула ставни, глянула вниз. Глубоко вдохнула и, ухватившись за ползущую по стене виноградную лозу, достаточно крепкую, чтобы остановить ее падение, змеей скользнула по ней вниз, остро жалея, что не успела прихватить ничего, кроме обычного ножа и пары монет, зашитых в подоле.

4

Беседа с хозяйкой заведения никаких сюрпризов не принесла. Она хоть и испугалась внезапного появления людей в черном, но чувствовалось, что за ее заведением стоит кто-то из высокородных господ. Одно было хорошо, наводить на свой приют греха пристальное внимание инквизиции мадам не собиралась, а потому беспрекословно подчинилась и отправила своих слуг разыскивать вышеозначененную девицу Розье.
- Она выглядит настолько невинно, что у меня не могло и возникнуть подобных мыслей, - покаянным тоном заявила главная греховодница и неискренне потупила бесстыжие глаза, в которых плясали черти.
- Если будешь и впредь укрывать у себя дьяволиц, я тебе обещаю самую сырую камеру в нашей темнице и самое пристальное внимание со стороны братьев,- пообещал инквизитор, сжимая ладонью висевший на груди крест, и был удовлетворен тем, как изменилось побледневшее лицо греховодницы.
- Святые отцы! Ведьма-то выпрыгнула из окна! - закричал один из лакеев приюта греха, показывая на маленькую комнатушку прислуги, не собираясь помогать ведьме, тем более, что та нагло не отвечала на его знаки внимания и всеми силами пыталась показать, что он ниже ее.
- Если это ты ей помогла убежать, дрянь, будешь сожжена вместе с ней, - пообещал главной блуднице Ансельм и двинулся на улицу вслед за своими людьми. Теперь надо было отправить их к четырем главным воротам, через которые ведьма имела возможность покинуть город, и описать ее внешность стражникам, а тогда пусть только попробует их обмануть...

Теперь это чем-то напоминало охоту. В юности Ансельм был страстным охотником, а теперь эта страсть приобрела новые формы. Загонять не зверя, а человека было куда более захватывающим занятием, и святой отец предавался любимому делу с полной отдачей. Не сложно было выследить красивую девицу в городе, идя по ее следам, когда имеешь под рукой многих осведомителей, готовых услужить святой инквизиции и за мелкую монету, а порой и просто за так. И спустя полчаса блужданий по путанным улицам, он понял, куда направляется ведьма Розье.
Главные ворота города даже не в праздничные дни пропускали огромное количество пеших и конных людей, повозок, везущих товар на рынок, и богато украшенные кареты знати. Он и один из охранников шли точно по ее следам, потому что когда оказались поблизости от ворот, увидели черноволосую макушку беглянки в очереди у ворот. Стражники пропускали иноземный обоз, пиками оттеснив простолюдинов в сторону, а один из охранников жадно поглядывал в сторону черноволосой красотки, раздумывая, как лучше к ней подступить.
Отправив своего человека предупредить охрану, Ансельм осенил себя крестом и решительно направился к ведьме.

5

Приземлившись на четвереньки, по-кошачьи встряхнулась, быстро выпрямилась и прижалась к стене, привычно сливаясь с любыми доступными сейчас тенями. И уже через полчаса бегом, продолжая соблюдать всевозможную осторожность, беспрестанно оглядываясь и не оставляя ни малейших следов, ведьма продвигалась по городу к одному из выходов, не собираясь оставаться здесь, в смертельной опасности, ни секундой дольше.
Надо было давно уйти! Но куда, как??? Ворота постоянно просматриваются, ни времени, ни необходимых зелий нет, пары золотых хватит как раз на подкуп охранника!
Мысленно поморщилась, прикидывая уже, что золотых ничерта не хватит, что платить придется и кой-чем еще, однако собственная жизнь была дороже брезгливости и нормального отвращения к случайному траху. Поэтому не раздумывая смешалась с толпой у ворот, стараясь не слишком явно оглядываться по сторонам, чтобы не привлечь к себе слишком уж пристального внимания.
Ага. Вот этот – то, что надо!
Стражник, первый клюнувший на буквально струившийся от нее флер конкретной сексуальности, являющийся последствием ведьмовской натуры, сдобренный несколькими шепотком пробормоченными заклятьями, был пойман быстро, сразу и с ходу. Столкнулась взглядом, изогнула пухлые красивые губы в многообещающей улыбке, поймала ответную восхищенную полную желания ухмылку, поняла – пропуск в кармане!
И монеты останутся целы. И сама останусь цела! Чудесно, все!
Нетерпеливо протопнула ногой в стоптанной туфельке, понимая, что обоз придется переждать, несколько раз глянула в сторону стражника на той стороне. Убедилась, что с крючка не сорвется. И принялась настойчиво, но осторожно, проталкиваться сквозь толпу, желая быстрее добраться до своей жертвы. Пока до нее самой еще не добрались!
- Извините, господин, я очень спешу, но должна была смотреть, куда иду.
Неловко столкнувшись с мужской фигурой в темном, тут же спрятала глаза, присела, кланяясь, низко опуская темноволосую голову.
- Пропустите, я пройду и не помешаю вам больше.
Раз, два, три. Хватит, он убедился в моей покорности обычной служанки, пора дальше! Времени нет, нет!
Снова поднялась, выпрямляясь, пытаясь обойти случайное препятствие, снова выискивая взглядом стражника, в спешке не обратив даже внимания на того, в кого врезалась в толпе. И кто явно не собирался пропускать так просто.

6

Крест едва не прожигал сутану, показывая инквизитору, что поблизости совершается колдовство, и Ансельм обхватил его сильнее рукой, чувствуя боль, словно от серебра. Надвинув капюшон ниже на лицо, смешавшись с толпой, вознес молитву господу, зная, что сейчас это может нейтрализовать чары, когда сильный толчок едва не отбросил его к стене.
- Извините, господин, я очень спешу, но должна была смотреть, куда иду. Пропустите, я пройду и не помешаю вам больше.
Ансельму не надо было долго гадать, каким средством решила воспользоваться чертовка. Он наблюдал слишком внимательно, чтобы не заметить, какие взгляды она бросает на одного из солдат и как тот, мгновенно отреагировав на призыв дьявольского соблазна, почти растаял от удовольствия и теперь направляется к ней. Теперь оставалось только заступить ему дорогу и преградить девушке путь, что он и сделал, а она тут же врезалась ему в грудь.
- Успокойся, дочь моя, ты уже пришла, - инквизитор взглянул в глаза девушки и, выпрямившись, крепко схватил ее за руку, пока сквозь толпу к нему подбирался его человек, доставая из кармана вервку, чтобы связать приспешницу дьявола. Забрав веревку у него из рук, Ансельм сам принялся накрепко стягивать руки чертовки у нее за спиной.
- Что? Что здесь происходит, святой отец? - подоспевший солдат, соблазненный дьявольским взглядом ведьмы, подошел к инквизиторам и испуганно смотрел на то, как они расправляются с девушкой, казавшейся ему ангелом во плоти. Встревоженная присутствием двух инквизиторов толпа мгновенно рассосалась. Никто не желал ни во что встревать.
- Именем Святой инквизиции я арестовываю эту женщину за связь с дьяволом и ведьмовство, - передав девицу в руки своему помощнику, Ансельм озарил солдата святым крестом, снимая часть наведенных чар. Солдат нахмурился и переводил с него на ведьму непонимающий взгляд. Девушка была все так же хороша, но голос святого отца вселил в него неуверенность и вполне объяснимый страх. Вот только совсем недавно его тетку вот так же обвинили в колдовстве и сожгли на площади в деревне под улюлюканье злобной толпы, но он точно знал, что обвинение было ложным, а приложил к нему руку один из местных попов, не однажды пытавшийся залезть к молодой и ладной вдове под подол.
- А доказательства у вас есть? - молодой человек даже не сомневался, что у такой красавицы по тем же причинам найдется не меньше злобных врагов, только и мечтающих чтобы отправить ее на костер. Он подбадривающе улыбнкулся черноволосой, собираясь отправиться вместе с инквизиторами и все там прояснить, чтобы помочь.
- С каких это пор инквизитор должен давать отчет простому городскому стражнику, юноша?
Ансельм оттеснил молодого стражника от чертовки и грубо толкнул ее перед собой.
- Мне вас следует забрать с собой и проверить, насколько сильно околдовала вас эта ведьма.
- Хорошо, я готов. Но я буду говорить правду, что у меня нет оснований уличать ее в ведьмовстве.
- Не сомневаюсь, юноша. По-началу все так говорят... - ответил ему второй инквизитор, а Ансельм потянул девицу за собой, - Ступай, чертовка! Быстро же ты научилась бегать. Сдается мне, я уже видел тебя во дворце инквизиции на допросе. Ничего. Дыба и испанский сопог быстрее развяжут тебе язык.

Отредактировано Отец Ансельм (Среда, 24 февраля, 2016г. 17:50)

7

Аделина молча подняла глаза, встретилась взглядом с говорившим – и рванулась раньше, чем дослушала до конца. Дикий ужас нахлынул, накрывая с головой, на минуту заставляя потерять контроль.
- Отпустите меня, я ни в чем не виновата!!!
Голос зазвенел, добираясь до того, кому был предназначен. И попавший в ее сети стражник уже вскоре материализовался рядом, пытаясь защитить, прикрыть. Зашипела от боли в немилосердно стиснутых веревкой руках, дернулась, забилась, пытаясь вырваться, понимая, что если не сможет сейчас – потом уже никто не поможет ей выбраться из застенок Инквизиции живой.
- Я не виновата, я … не ведьма, вы ошибаетесь, святой отец, прошу вас!
Один, первый же взгляд на неумолимое спокойствие священника доказал – крики и мольбы бесполезны. Перед ней стоял один из тех фанатиков, которые твердо уверены в  собственной непогрешимости. Хуже того – уверены не беспочвенно.
Он знает. Дьявол, он знает!!!
Снова забилась, пытаясь привлечь как можно больше внимания толпы. Бесполезно. Страх перед Святой Инквизицией, кострами и жестокостью во имя Господа никого не оставлял равнодушным. Только что ломящаяся в ворота толпа рассосалась как по мановению руки, и, приняв очередное мгновенное решение, ведьма устремила умоляющий взгляд на единственного, кто мог помочь сейчас.
- Прошу вас, господин, не оставляйте меня, не позволяйте меня сжечь, пытать,  я невиновна, моя смерть камнем ляжет на вашу душу!
Темные, бархатные, манящие глаза поймали взгляд попавшегося стражника, молодого парня, только что осененного крестом. Но если против ее колдовства крест сработал, то против красоты и умения пользоваться ею Господь был бессилен. Глаза Аделины поймали, вели, умоляли, обещали такие райские кущи, какие не мог гарантировать ни один Инквизитор. И стражник решился, согласившись отправиться  с ними.
- Не надо!
Грубый толчок в спину заставил невольно сделать сразу пару шагов. Снова обернулась, бросив последний умоляющий взгляд на стражника.
Как страшно, как страшно, черт, как мне страшно!!!
Однако что такое настоящий дикий ужас, женщина поняла, только услышав последние слова священника. И покачнулась, едва не сползая на землю в уже непритворном обмороке.

8

- Я не виновата, я … не ведьма, вы ошибаетесь, святой отец, прошу вас!
- Замолкни, дьявольское создание! Я могу ошибиться, но Он... Он - никогда! - отец Ансельм стиснул святой крест на груди, все еще издававший слабое свечение от близости ведьмы и гревший даже через рясу.
Его молчаливый подручный достал из недр рясы широкий платок и показал Ансельму.
- Давайте, я завяжу этой девке рот?
Инквизитор усмехнулся и покачал головой.
- Не надо. Пусть лучше молится во время пути. Если конечно знает хоть какую-то из молитв...
И он полыхнул взглядом в сторону мальчишки-солдата, явно намеревавшегося не отставать и отправиться следом. К тому же и сама ведьма постоянно смотрела на него своими невинными с виду глазами и умоляла ее не бросать.
- Видишь? - удовлетворенно произнес Ансельм своему напарнику, а заодно смерил гневным взглядом молодого оболтуса, по недоразумению попавшему в ряды городской стражи, - Она едва не потеряла сознание, взглянув на святое распятие у меня на груди!
- Прошу вас, господин, не оставляйте меня, не позволяйте меня сжечь, пытать,  я невиновна, моя смерть камнем ляжет на вашу душу!
- Бесовское отродье! А ну замолчи! - инквизитор развернулся и с силой ударил ее по лицу, кажется разбив губу, в то время, как его помощник подхватил едва не потерявшую сознание девушку, невольно сильнее, чем нужно сжимая гибкое женское тело.
- Не трогайте ее! Никто не доказал, что она виновна! - вскричал молодой стражник, подступая к инквизитору, сжав кулаки. Связываться с инквизицией было опасно, но он чувствовал себя не в силах оставить эту девушку на произвол судьбы.
- Я пойду вместе с вами. Только предупрежу своего офицера!
Ансельм смерил мальчишку презрительным взглядом и потянул дьяволицу за собой, накрутив веревку на крепкий кулак.
- Дорогу весталийскому послу! - раздался громкий рычащий голос и в открывшиеся ворота въехала целая процессия конников в латах с гербами Весталии на знаменах. Стража мгновенно оттеснила толпу к стене. Кто-то бросился врассыпную, чтобы не быть затоптанным копытами горячих коней. Ансельма тоже отшвырнуло к стене и на какой-то момент он потерял из виду своего напарника, ведьму и почувствовал, как веревку рванули из его рук...
- Бежим! - молодой стражник протянул упавшей Аделине руку и, вздернув ее вверх, поставил на ноги, на секунду прижав к себе, а потом вместе с ней рванулся к воротам, не боясь погибнуть под копытами лошадей.
Его сослуживцы лишь удивленно посмотрели им вслед, но ничего не сказали, слишком занятые тем, чтобы сдержать толпу.
Отдышались они уже за городскими воротами, на задворках уставленным телегами придорожного трактира, куда стражник затащил ее и присев на широкий поваленный ствол, сжигая ее взглядом, протянул свою флягу с вином...
- У тебя есть какие-нибудь родственники или друзья поблизости? Тебе нельзя возвращаться. Они будут тебя искать...

9

Удар обжег щеку, лицо мотнулось, металлический привкус на губах лучше всякого показал – губа разбита. Замолчала, тяжело дыша, осторожно пытаясь вытереть лицо о плечо, с бессилием понимая, что никакие мольбы не подействуют на этого фанатика своего дела, своего Бога. Но не к нему обращалась она сейчас, изо всех сил пытаясь добраться только до этого молодого стражника, которого удалось запутать, закрутить и заморочить так, что теперь следовало только поддерживать эту связь. Притиснутая к помощнику инквизитора, чувствуя, как крест на его груди буквально прожигает сквозь тонкую ткань платья, снова кинула умоляющий взгляд через плечо, тут же быстро съежилась, втягивая голову в плечи, ожидая очередного удара. Наверняка инквизитор прекрасно видел ее уловки – он видел ее насквозь!
- Пожалуйста… умоляю…
Парень собрался куда-то отлучиться, кого-то предупредить, девушка снова вскинулась, из последних сил рванувшись в натянутой веревке.
Если он отойдет сейчас, они успеют меня увести!!! Нет!!!
- Нет, не уходите, нет!!!
Голос потонул в грохоте копыт, кареты, распахнутых ворот, все вокруг завертелось, все побежали в разные стороны, чтобы не быть растоптанными, раздавленными. Аделину как щепку отшвырнуло от священника, закрутило в толпу, попыталась отпрянуть к стене, запуталась в веревке, упала на землю, пытаясь только прикрыть голову! И тут же почувствовала, как рывком поднимают, тащат куда-то…
- Да!
Выдохнула коротко, обрадовано, с дикой надеждой услышав голос стражника, не медля более ни секунды рванула за ним, попутно сбрасывая с себя веревку, сломя голову бросаясь под копыта вслед за парнем.
- Спасибо, госпо…. господин.
Дыхание восстановилось не сразу. Аделина буквально упала на поваленный ствол, смахнула дрожащей рукой черную, как смоль, прядь длинных волос с чистого лба и глянула на своего спасителя. Ответный взгляд лучше всякого слова показал – он готов ради нее на все. И даже не вспоминает о том, что только что поставил крест на своей карьере сейчас. Мысленно усмехнулась, внешне продолжая часто-часто дышать, прекрасно понимая, как выгодно смотрится ее грудь в корсаже платья.
- Я благодарна вам и должна по гроб жизни! Если бы не вы, они бы… они бы сожгли меня без суда и следствия, а я не чувствую, не знаю за собой никакой вины!
Темные омуты глаз заблестели, демонстрируя водопады непролившихся слез. Однако рыдать сейчас было бы хотя и эффектно, но неэффективно. Следовало спасать себя.
- Нет, у меня нет никого, кроме вас, господин.
Тут же доверчиво подвинулась ближе, снова мысленно усмехнувшись. Сейчас ее близость была для него наркотиком, призом, от которого он не мог бы отказаться просто так.
- Мне надо бежать дальше, дальше от города…
Уже непритворно, дергано, нервно оглянулась, поежилась, потерла запястья, все еще ноющие от веревки. Они были слишком близко от ворот!
- Но я не могу не поблагодарить вас, господин. Хотя бы так, если позволите.
Глянула на него, поймала взгляд, обвила шею руками, потянулась к губам, обжигая поцелуем, не ощущая ничего, кроме желания бежать дальше быстрее и нового вкуса крови от закровившей губы. Понимая, что без него уйти далеко не удастся, и подобные уступки … необходимы!

10

- Я благодарна вам и должна по гроб жизни! Если бы не вы, они бы… они бы сожгли меня без суда и следствия, а я не чувствую, не знаю за собой никакой вины!
Как сожгли мою родственницу и еще многих, обвинив бог знает в чем...
Благодарный взгляд его спутницы грел душу молодого человека, заставляя забывать о том, что из-за нее он только что потерял все, что имел, и теперь скорее всего сам будет разыскиваться инквизиторами, как пособник и укрыватель ведьм.
- Нет, у меня нет никого, кроме вас, господин. Мне надо бежать дальше, дальше от города… Но я не могу не поблагодарить вас, господин. Хотя бы так, если позволите.
Он хотел было что-то сказать, но задохнулся от неожиданности, ошеломленный поцелуем и этим сладким прикосновением губ. Сильные руки в одно мгновение обхватили гибкий девичий стран, прижимая его к себе. Никогда еще его не целовали вот так...
- О... ого... - парень попытался отдышаться и явно не собирался ее отпускать, хоть и заметил, что она нервничает, и прекрасно понимал, почему. Вот только отпускать ее одну... Поцелуй не только опьянил его, но и заставил очнуться, и мыслить рационально.
- Знаешь, я ведь теперь не могу вернуться. Меня сразу же арестуют и предадут суду.
Он поднялся, нехотя отпустив девушку и теперь наскоро исследовал свои карманы на предмет оставшихся средств. Монет было немного, но вполне достаточно, чтобы протянуть несколько дней.
- Я отведу тебя в одно место, где инквизиции нас не достать. Правда, там придется жить без привычных тебе удобств... - он с некоторым сомнением оглядел ее, словно увидел впервые. Девушка точно не казалась крестьянкой да и ее руки не были привычны к тяжелой работе.
- Нам только придется заглянуть к моему дальнему родичу. Он живет неподалеку от сюда, на опушке старого леса. Если мы сойдемся в цене, то он укажет нам путь... Подожди меня здесь, я быстро...
Заметно боясь оставить ее одну, он скрылся в дверях трактира, но вскорости вышел, неся в руках небольшую котомку с едой. Ничего особенного - хлеб, сыр... Во фляге, на поясе, плескалось вино.
- Пора... - он протянул руку, поднимая ее с поваленного дерева и тревожно вглядываясь в сторону дороги, ведущей до городских ворот, - Нам надо поторопиться, если мы хотим добраться до места до темноты. Кстати, меня зовут Ланс, синьорина. Ланс Харт к вашим услугам...

11

То, что поцелуй достиг намеченной ею цели, было ясно сразу: и по его взгляду ошалевшему от удовольствия, и по тому, как крепко он стиснул ее талию, буквально вжимая в себя.
Ребра сломает. С другой стороны, это куда как лучше, чем испанский сапожок!
От одной мысли о том, чего она только что счастливо избежала, ведьма побледнела, сама на секунду прижалась к своему спасителю и, выждав пару минут, осторожно отстранилась, вовремя уловив момент, когда он сам разомкнул объятия.
- Да. Вы теперь тоже беглец, по моей вине!
Горестно закрыла руками лицо, опуская голову в порыве отчаяния и осознания своей вины перед ним. На самом деле получив минуту на спокойное, сосредоточенное раздумье. Слушая, как парень обыскивает себя и мысленно пытаясь прикинуть, сколько у него денег, пришла к неутешительному выводу – выхода не предвидится.
Изо всех сил держаться его и не отпускать пока. Пусть выведет отсюда, подальше от города, а дальше я сумею сориентироваться и определиться, как жить. Мое умение пригодится всегда, нужно только время найти нужных людей! И будут деньги. На жизнь точно будут! Лишь бы эту жизнь сохранить!
- Вы знаете такое место?
Быстро увлажнив глаза так и не пролившимися слезами, разомкнула руки, с притворной надеждой и непритворной заинтересованностью глянула на своего спасителя.
- Конечно, все, что угодно, лишь бы подальше от их лап!
С чувством кивнула, соглашаясь и на неудобства, и на черта самого в соседней каморке, лишь бы инквизиция действительно не смогла ее отыскать там, куда собрался вести этот все более полезный спутник.
- Да, я подожду столько, сколько нужно.
Как только парень скрылся в дверях трактира, быстро нырнула за дерево, скрываясь целиком почти.  Задрала юбку, проверяя нож, тщательно прощупала подол – пару монет были на месте. Тут же все одернула, поправляя, снова усаживаясь на прежнее место с тем же, горестно-задумчивым видом. В принципе, вид делать и не пришлось – все вокруг было ужасно.
- Да, вы правы, господин… Ларс?
Вложила пальцы в его руку, позволяя себя поднять, легко вскочила и кивнула, принимая его имя.
- А меня зовут Аделина.
Ни капли не колеблясь, представилась именно своим, не вымышленным, именем. Этот Ларс заслужил как минимум частицы правды. Тоже нервно, резко глянула в сторону ворот и нетерпеливо потянула его за собой, увлекая как можно быстрее подальше отсюда.

12

- Да. Вы теперь тоже беглец, по моей вине!
- Не совсем.
Парень положил котомку с едой на поваленное дерево рядом с ней и наклонился, чтобы перешнуровать высокий военный ботинок, а когда поднялся, его лицо было решительным и хмурым.
- Совсем недавно мою родственницу, которая вырастила меня, инквизиторы сожгли на костре. А сегодня меня вызвал начальник и сообщил, что если даже меня и оставят в стражниках, то продвинуться по служебной слеснице из-за этого я уже не смогу. Так что мне все равно рано или поздно пришлось бы уйти.
Парень старался держаться, но было видно, что ему тяжело. Зато красота его новой знакомой с лихвой искупала свалившиеся на голову проблемы. Он смотрел на нее так, словно только что получил подарок на день рождество.
Вслед за девушкой он бросил тревожный взгляд в сторону ворот, откуда в их сторону, по дороге, неслись несколько всадников со знаками святой инквизиции на рукавах. Это точно за ними, но всадники проехали мимо, предпочитая выискивать их среди других путников на дороге.
Парень стянул с себя длинный плащ и накинул ее на плечи девушки, накинув заодно ей на голову капюшон. Плащ мгновенно изменил ее вид.
- Так будет лучше. К тому же к вечеру станет прохладней...
- Господин… Ларс? А меня зовут Аделина.
Молодой оборотень рассмеялся, блеснув двумя рядами великолепных белых зубов.
- Мне говорили, что все девушки Альтерры настолько без ума от господина Эвандера, что произносят его имя даже во сне... Меня зовут Ланс. Моя мать назвала меня в честь одного известного рыцаря, Ланселота, который по приданию был родом из наших мест, но получилось слишком длинно и отец предпочитал звать меня просто Ланс...
Они вышли со двора и быстро пошли по обочине дороге, чтобы в любую минуту иметь возможность скрыться в густом перелеске. Некоторое время дорога была людной, но потом они свернули и направились в сторону леса. Ланс немного хмурился, но пытался отогнать от себя тревогу.
- Аделина... красивое имя. Похоже на имя одной из фей. Надеюсь, ты не боишься гулять в лесу?
Нам надо переждать там всего несколько дней, а потом мы попробуем перейти границу Весталии и скрыться от церковников там.
В лесу было неуютно. К тому же день безнадежно клонился к закату, хотя было еще довольно светло, но чтобы дойти до домика оружейника, следовало поторопиться.
- Моего родича зовут Торин и он тоже с инквизицией не в ладах, поэтому и сбежал в лес. Вот только характер у него не мед и тебе при нем лучше быть осторожней. Он тут совсем одичал без женщин, а таких красивых скорее всего и никогда не видал...
Невзрачная, но крепенькая избушка возникла из-за деревьев неожиданно, всего в десятке шагов от них. Молодой оборотень остановился, на миг удержав девушку за руку, словно опасаясь чего-то, а потом решительно двинулся вперед и условным стуком трижды постучал в дверь.
- Входи, входи... - раздался из-за двери густой рычащий бас. Ланселот крепко ухватил Аделину за руку и, толкнув дверь, вошел.
У пылающего очага, на низкой скамье, сидел мрачный мужчина средних лет, держа в одной руке огромный окровавленный нож, а второй швырял на сковороду куски мяса из большой миски, наполненной олениной.
- Какие люди... Ланс... С чего это ты решил навестить меня в этой дыре? И кого это ты привел?
Темный пронзительные глаза огромного волка медленно перекочевали с мальчишки на его спутницу и жадно осматривали ее так, словно примериваясь сожрать.
Торин воткнул в мясо нож и, ополоснув окровавленные руки в миске с водой, медленно поднялся, заняв едва не половину избушки, и, вытирая руки о грязную тряпку, лениво двинулся к ним.

Отредактировано Ланс Харт (Вторник, 1 марта, 2016г. 22:09)

13

А вот теперь Аделина смутилась. Услышав, что ее временного, естественно, спутника она обозначила не тем именем, смутилась конкретно и непритворно. Мысленно обругав себя на чем свет стоит, тяжело вздохнула.
- Извини, Ланс. Никогда не видела господина Эвандера ближе, чем на его коне пару раз, мельком – и, честно говоря, ты мне нравишься намного больше.
Добавив в голос еще немного смущения, решила, что вполне загладила вину. Сейчас, после ее вновь опутавших его легких чар, после ее несравненного поцелуя, Ланс должен был растаять немедленно и твердо решить, что именно ей он должен посвятить хотя бы пару дней своей жизни. На большее ведьма не замахивалась, прекрасно понимая, что надо оставить себе лазейку. И не загружать парня любовной магией, которая иногда могла натворить проблем больше, чем любые яды.
- Очень красивое имя, твой отец зря сокращал, но я с удовольствием последую его примеру, если можно. И нет, я не боюсь леса.
Я чувствую себя в нем, как дома.
Действительно, ядовитые травы, дурманы и волчьи ягоды не произрастали в обычных огродах. И если за некоторыми достаточно было выйти на ближайшую опушку, то за большей частью Аделине доводилось забираться в такую глушь, из которой обычный человек бы не выбрался просто так.
- Спасибо… тебе.
Удивленно приняла плащ, кутаясь тут же, глянув искоса с благодарностью. Нет, доверием здесь так и не пахло, женщина не доверяла никому и никогда, однако сейчас чуяла – дело не только в ее чарах. И сложно было сказать, плохо это или хорошо для нее. Мнение Ланса в расчет не бралось. Прохлада заставила поежиться даже в плаще, запахнуть его посильнее и ускорить шаг, успевая за парнем, вслушиваясь в его слова внимательно.
- Торин… нет, не слыхала. Но если он тоже не слишком любит инквизицию – нам с ним по пути.
Момент про женщин приняла как шутку, улыбнулась, поправила капюшон и напряженно, однако не вырывая руки у Ланса, вошла за ним в странную избушку и замерла у порога, удивленно оглядываясь, останавливая взгляд на единственном присутствующем и замирая у порога. Категорически не спеша проходить дальше.
Это – Торин? Ох, черт, да он просто огромен!
Нервно облизнулась под капюшоном, удерживая себя от того, чтобы развернуться и выскочить за дверь. Помогало две вещи – рука Ланса, продолжающая стискивать нежное запястье и мысль о том, что бежать ей сейчас некуда.
- Здравствуйте, господин.
Тем не менее выдавила приветствие, присела, поклонилась, всем своим видом демонстрируя, что именно Ланс тут главный, из нее самой и Ланса. И что дальнейшую беседу будет вести он. А она так, рядышком постоит. За спину спрячется, если что.

14

- Торин… нет, не слыхала. Но если он тоже не слишком любит инквизицию – нам с ним по пути.
- Торин никого не любит, а инквизиторов больше всех, - усмехнулся Ланс, подумав, что этот родич вообще-то последний, к кому он обратился бы за помощью, но другого выхода у него нет.
В хижине сильно пахло свежей кровью и молодой оборотень сразу понял, как проголодался. Да и его спутница, верно, тоже. А Торин сейчас больше всего напоминал мясника, с головы до ног покрытый кровью оленя.
- Входи, входи... Какие люди... Ланс... С чего это ты решил навестить меня в этой дыре? И кого это ты там привел?
Молодой оборотень стиснул руку девушки так, что сразу стало заметно, насколько он напряжен.
- Нам нужна твоя помощь, Торин. Мне теперь пути назад нет, как и тебе. Скажи нам, как пройти к Черному Поселку и мы уйдем.
- Здравствуйте, господин.
Торин двинулся к ним и Ланс машинально шагнул навстречу, заступая ему дорогу и закрывая Аделину собой, злясь от бесцеремонных взглядом, что бросал на девушку родич.
Оружейник усмехнулся и остановился прямо перед ним, на полголовы возвышаясь над Лансом, не отвечая ему и продолжая смотреть на Аделину через его плечо.
- Здрааавствуй... Аделина... - внезапно протянул оружейник, демонстрируя, что имя девушки, а скорее всего и не только имя он знает отлично, настолько ироничное выражение было у него на лице, - Вот уж кого я не предполагал встретить здесь...
Торин и правда кое-что знал об этой девице, хотя она о нем слышала вряд ли. Но такая девушка редко останется незаметной и слухи об ее ведьминской красоте ходили еще с тех времен, когда Торин жил в городе и не боялся попадаться охране и церковникам на глаза. А потом, уже живя в лесу, он не единожды имел удовольствие видеть, как она собирает в чаще коренья и травы для своих бесовских зелий. И подолгу наблюдал за ней из-за ветвей.
- Любопытно, знает ли мой юный племянник, с какой женщиной он связался? - насмешливо спросил Торин, не отрывая от лица ведьмы проницательный взгляд. Ведьминских чар он не слишком боялся - по всей избушке были развешаны сухие травы, отгонявшие чары и снимавшие сглаз. Так, на всякий случай, как говорится. За свою долгую жизнь этот волк тоже кое-чего умел, а многому научился, обитая в лесу. Но долгое воздержание сделало свое дело и волк не отрываясь следил за ведьмой, подолгу задерживая взгляд на бедрах и аппетитной груди.
Ланс вздрогнул и, обернувшись, взглянул на Аделину, улыбнулся, а затем снова на родича и теперь в его взгляде промелькнула откровенная враждебность.
- Я знаю, что ее преследуют инквизиторы, которые не так давно сожгли и твою сестру. Меня не интересует, что им от нее надо. Впрочем, ее красоты хватило бы, чтоб обвинить во всех смертных грехах. От тебя же мне нужно только одно... Чтобы ты показал нам путь через лес. Ты сам знаешь, к кому...
Торин расхохотался и, подойдя к Аделине, рывком сдернул с нее плащ и жадно оглядел то, что до сих пор было под ним.
- А расплатишься со мной чем? Может быть ей?
Ланс зарычал и вырвал из ножен меч, оттолкнув Аделину назад, к двери, и наставил клинок на старшего волка.
- Не хочешь говорить, мы сами найдем!
Торин прищурился и с усмешкой выжидающе смотрел на обоих.

15

Судя по всему, не одна Аделина сейчас ощущала конкретное напряжение. Рука Ланса, все еще крепко удерживающая запястье Аделины, стиснула его с такой силой, что ведьма едва успела сжать зубы, чтобы не вскрикнуть от боли. Не вскрикнула, не дернулась, продолжая сохранять спокойствие… которого не было даже близко.
- Вы знаете мое имя?
Если до сих пор взгляд темных глаз упорно прожигал пол, то в следующий момент женщина вскинулась, глянула остро, зло, пытаясь понять, чем для нее обернется это неприятное узнавание.
- Ланс вытащил меня из лап инквизиции только что.
Коротко и сухо пояснила, тоном голоса давая понять, что даже если он слишком много знает, совсем необязательно сейчас высказывать это вслух! Бедная запуганная красивая женщина была не просто бедной и запуганной. И если он представлял, кто стоит перед ним, то понимал наверняка – лучше не переходить ей дорогу. Потому, что если она не отомстит сейчас  - то потом обязательно. За мстительностью дело не станет, а уж средств в ее арсенале наберется столько, что он устанет страдать. Скажем, от неразделенной страсти!
- И помогает добраться до… безопасного места. И если …
Трав вокруг было слишком много, аромат кружил голову и заставлял морщиться, не давая сосредоточиться. На взгляд Ланса ответила своим, умоляющим, улыбкой, адресованной только ему – сейчас полагаться на чары не было ни малейшего смысла.
Зря, ох как зря мы сюда зашли. Твою мать!
Плащ полетел на пол раньше, чем она успела подхватить его, вспыхнула, испуганно, гневно глянула на великана, отлетела к двери пушинкой, оказываясь за спиной Ланса и тут же скользнула обратно, вставая между мужчинами, один из которых был готов заколоть другого. Что не принесло бы ей ни малейшей пользы, потому что при любом раскладе – убьет ли Ланс своего дядю или наоборот – ей было бы только хуже!
- Стойте! Стой, Ланс, прекрати!
Осторожно, не делая резких движений, коснулась плеча парня, нервно облизнула губы. Потянулась, не сводя глаз с Торина, не глядя подхватила плащ.
- Твой дядя выпустит нас без лишней крови и насилия! Ему нет смысла лишаться племянника ради минутной прихоти, верно??? Пойдем!
Так же, не сводя перепуганного и предупреждающе злого взгляда со своего противника, вдруг ставшего противником, потянула Ланса к двери.
- Хотя, быть может, в качестве оплаты будет достаточно золота?
Выразительно приостановилась, пытаясь достучаться до кого-нибудь здесь разумного!
- У меня есть несколько золотых. За эти деньги можно купить себе … все необходимое!
Ты понял? Ты купишь себе любую шлюху на ночь. Оставь парня в покое, не дразни, просто покажи дорогу! Все равно он уже мой! И нам пора!

16

- Стойте! Стой, Ланс, прекрати!
Боясь задеть клинком вставшую между ними Аделину, Ланс опустил меч, но он хорошо знал нрав Торина и был начеку, следя за каждым движением старшего волка. Торин был не только оружейником, но и мечом владел виртуозно, а реакции его мог позавидовать любой воин.
- Твой дядя выпустит нас без лишней крови и насилия! Ему нет смысла лишаться племянника ради минутной прихоти, верно??? Пойдем!
- Пойдем... Мы сами разыщем Черный Поселок... Не думаю, что так уж сложно найти следы людей в этом лесу... - сжигая взглядом Торина, произнес Ланс и медленно убрал в ножны меч, отступая к двери вслед за Аделиной, но та внезапно остановилась и обернулась к хозяину хижины, как ни в чем не бывало насмешливо наблюдающего за их отступлением. Ничего. Побегают и вернутся. Он-то точно знал, что без его помощи местоположение поселка они не найдут.
- Хотя, быть может, в качестве оплаты будет достаточно золота? У меня есть несколько золотых. За эти деньги можно купить себе … все необходимое!
- Золото, говоришь? Золото я люблю... - оружейник наклонил голову и внимательно оглядел девку, шаря по скромной одежде взглядом с таким видом, словно пытался определить, в какой части тела под тряпками спрятан заветный клад, - Но информация, которую ты хочешь у меня получить, стоит очень дорого. Сколько же золотых у тебя есть?
Ланс про себя чертыхнулся. Про золото Торину лучше было не говорить. Теперь тот не успокоится, пока не вытащит из Аделины все до гроша.
- Лучше пойдем, Аделина... - вспыхнув, Ланс осторожно схватил девушку за локоть и вновь потянул к дверям, внутренне бесясь от поведения дяди, на чьи провокации повелся легко и сразу.
- Иди, иди, Аделина, - оружейник усмехнулся и весело покачал головой... - Вам долго придется блуждать в лесу, а если на пути попадется болото, то к нему близко лучше не подходить. Это настоящая топь... Шаг влево - шаг вправо, если не знаешь, куда ступать, и ты уже в трясине по самое горло, а жидкая грязь затягивает все глубже и медленно заливается в рот, не давая дышать и кричать... нет, мои дорогие. Без моей помощи вам туда не пройти. К тому же  уже темнеет, а ночью вы далеко не уйдете, потому что волк не самый страшный зверь в здешних лесах, - закончил он и хищно блеснул клыками в сторону Аделины. А затем, что-то напевая себе под нос, неторопливо вернулся к очагу и принялся переворачивать на сковороде истекающее соком, шипящее мясо.
- Забудь про свой меч, мальчишка, я старше и сильнее тебя. Ты и поднять его не успеешь, как я выбью его из рук. Идите сюда и присаживайтесь к очагу... - тихо прорычал он, снимая сковороду и с грохотом ставя ее на стол. - А ты, красавица, выкладывай свое золото. Взамен, я предоставлю вам сытный ужин и какой ни на есть ночлег. Позади дома есть небольшой сеновал. Там и переночуете, а утром я вас сам отведу.
Ланс покачал головой и, бросив взгляд на девушку, молчал, понимая, что выхода у них в сущности нет. Но и оставаться в этом доме хотелось все меньше и меньше.

Отредактировано Торин (Четверг, 3 марта, 2016г. 23:05)

17

В отличие от вспыльчивого по своей молодости Ланса, Аделина, с чисто ведьмовской, женской интуицией сразу просекла, что в насмешливом спокойствии Торина кроется что-то большее. Всем своим поведением, своим нежеланием нападать на них, на своего родственника, он как бы явно говорил обоим – Я вам нужен. Не наоборот. И, зная лес, хотя бы приблизительно представляя, что такое лес днем, ведьма понимала – она не справится с лесом ночью.
- Конечно, Ланс, мы разыщем его.
Успокаивающе-умиротворяющим тоном своего красивого, мягкого, бархатного и пушистого сейчас голоса сообщила спутнику. Коротко сжала его запястье, легко высвобождая собственное, уже ощущая, какие черные синяки проявятся к утру. Ничего, сейчас это были мелочи, на которые не стоило обращать внимание.
- Все любят золото.
Спокойно заметила, встречаясь взглядом с великаном-волком – его клыки, периодически выразительно поблескивающие в улыбке, яснее ясного намекнули, с кем она имеет дело сейчас. Это было хреново. Это было куда как хреновее, чем если бы перед ней стоял просто человек!
- У меня есть всего пять монет.
Молчание, наступившее после живописного описания возможной топи ближайшего болота подчеркнуло зависимость их обоих от этого человека. Нечеловека. Мысленно поставила себе плюсик – она успела-таки унести эти монеты. Она успела переключить  внимание Торина на деньги, заставить Ланса опустить меч, заинтересовать Торина хотя бы чем-то, кроме своей задницы. Какой бы умопомрачительной она не была. Аделина не собиралась с ним трахаться. С Лансом – может быть, уступать придется все больше и чаще. Но Торин будет нужен всего разово, а, значит, и смысла терпеть нет!
- Ланс, он прав.
Поймала отчаянный взгляд парня, снова мягко прогладила его по запястью. Решительно стиснула своими пальцами, потянула к огню. Выпустила, обошла, склонилась к Торину, перехватила нож рядом с ним. Усмехнулась, снова на минутку встречаясь взглядом. И присела, подхватывая подол юбки, резанув по нему, ловко поймав золотые в полете.
- Это все.
Глянула на Торина, протянула ему его же нож, золотые – Лансу. Так или иначе, лучше было, чтобы этот волк в человечьем обличье не вздумал пытаться обыскать и убить ее в ночи, заметив, куда именно она прячет деньги. Сейчас же он точно знал, где и у кого они.
- Хорошо, нам подходит.
Спохватилась, глянула на парня, улыбнулась. Поднялась и легко перебралась к нему поближе, усаживаясь прямо на колени к Лансу, обнимая за шею, невозмутимо рассматривая мясо на столе, выразительно сглатывая слюну. Четко намекая, с кем именно она проведет ночь на сеновале, как бы там ни было!
- Правда, Ланс?

18

- Все любят золото. У меня есть всего пять монет.
Торин насмешливо изогнул бровь и выразительно протянул руку за золотом, равнодушно игнорируя попытки Ланса вмешаться. А тот не собирался молчать и настойчиво удерживал руку Аделины, готовой легко расстаться с последними золотыми.
- Торин, подумай... ты собираешься воспользоваться ее положением и забираешь последнее, что у нее есть.
Но Аделина вырвала у него руку и он мрачно насупился, ревниво следя за ней и своим дядей.
- Ланс, он прав.
- Как знаешь... - молодой оборотень перестал ее удерживать и отступил назад, наблюдая, как она склоняется и приподнимает подол, чтобы извлечь зашитые там монеты. На его взгляд она приподняла подол слишком высоко, этим тут же воспользовался Торин, глумливо ухмыльнувшийся Лансу и продолжил наблюдать за манипуляциями ловких рук ведьмы.
- Это все.
Под разочарованным взглядом Торина пять золотых перекочевали из руки девушки в руку его племянника. Оружейник рыкнул, а Ланс, быстро подхватив мысль Аделины, жестом фокусника спрятал монеты в карман.
- Получишь завтра, когда доведешь нас до места, - решительно сказал он Торину и мгновенно переместился за стол, поближе к дымящейся сковороде, сглотнул, не спуская голодных глаз с мяса, но тут же отвлекся и разулыбался, когда Аделина устроилась у него на коленях, крепко прижал ее к себе одной рукой, а второй, придвинув тарелки, накладывал для девушки самые аппетитные куски, победно поглядывая на дядю.
С недоброй улыбкой на лице оружейник наблюдал за этой "семейной идиллией", воцарившейся между молодыми людьми. Мало того, что деньги пронесли мимо его руки, так еще и этот щенок теперь всячески демонстрировал ему свое превосходство...
- Я смотрю мой племянничек поврослел... Хорошо, отдашь мне их завтра. А заодно прибавишь к ним и все те деньги, что есть у тебя, - ответил с видимым равнодушием и, ухмыляясь, сел тоже за стол, напротив них, наложив себе мяса и продолжая уже отсюда оглаживать девку сальным до безобразия взглядом. Он не привык отступать и уже наметил мысленно небольшой план, как получить ведьму, наставив мальчишке рога.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, связываясь с истинной ведьмой, - сыто пробормотал Торин, шутливо толкнув в плечо племянника, когда все наелись, а он, поднявшись и убрав со стола, принес стоявший за печкой хмельной напиток из трав и разлил по высоким глиняным кружкам.
- Добрый дядюшка решил учить уму-разуму бестолкового племянника? Не стоит... я уже понял все, что мне нужно знать, - хмыкнул Ланс, выбираясь из-за стола, одной рукой забрав котомку с плащом, а второй подхватил Аделину на руки, легко, словно пушинку. Несмотря на молодость и совсем мальчишеское лицо, юноша был высок, строен и очень силен, одним своим видом подтверждая родственную близость огромному Торину.
- Мерзавец... - прорычал он, оказавшись с Аделиной за дверью.
Неся девушку на руках, он вышел из избушки и в полной темноте, пользуясь волчьим зрением и чутьем, обошел жилище кругом и толкнул хлипкую дверь маленького сарая, вошел и поставил Аделину на ноги, на устланный вкусно пахнущим сеном пол. Сейчас, когда они остались одни, вся его храбрость, вырвавшаяся при дяде, куда-то подрастерялась и он несмело взглянул на ведьму...
- Будем... ложиться спать?
Молодой оборотень заметно дрожал, но совсем не от холода.

19

Мысленно расхохотавшись от души, внешне, вся такая тихая, мирная и послушная, устроилась на коленях парня поудобнее, позволяя выбирать себе лучшие куски, с аппетитом приступив к еде. Что это было за мясо Аделину не интересовало от слова совсем. Оно было съедобным – и оно было без дополнительных приправ-отрав, способных как-то повлиять на нее. В последнем женщина была уверена твердо. Жизнь, нюх, опыт и интуиция давно научили разбираться не только в ядах, но и в любых способных повлиять на нее веществах.  Это мясо было целиком и полностью безопасно, что несказанно обрадовало – женщина конкретно хотела есть. Любые взгляды Торина, буквально лапающие ее во всех местах сразу, умело игнорировала, однако прекрасно ощущала. И если бы не уже въевшееся в кровь двуличие и умение скрывать настоящую ведьму, сейчас бы психовала и не могла проглотить ни кусочка. А так – пожалуйста.
-
Вовремя сумела промолчать, ничем не выдав своей злости на очередную лениво-сытую провокацию Торина. И мысленно же похвалила себя – Ланс прекрасно справился сам. Не поверив.
Какой же правильный выбор я сделала! Чутье, как всегда, не обмануло!
Легко, как будто только этим и занималась, обхватила красивой рукой Ланса за шею, перышком взмывая вверх прямо с его колен, перемещаясь на его руки. И глянула через его плечо в глаза Торину. Медленно растягивая губы в нехорошей, предупреждающей ухмылке.
Не лезь, прошу.
Тут же снова оборачиваясь к своему спутнику, невинно склоняя темноволосую голову ему на плечо, уютно устраиваясь, позволяя себя унести.
- Ты молодец. Ты правильно сделал, все правильно.
Несмотря на умение держать лицо, только оказавшись в сарае облегченно выдохнула. В полной темноте не спеша выпускать руки парня, стиснула всегда холодными пальцами его запястье требовательно, заставляя глянуть на нее снова. Сейчас, вдали от самой избушки, куда уже не добирался настойчиво-защищающий от нечисти аромат трав, ее чары снова вступили в дело, дурманя ему голову, заставляя верить если не красоте – то слову, голосу, жестам, блеску в глазах.
- Ведьмой могут обозвать и за то, что вылечила соседскую кошку однажды, обмотав лапу тряпочкой, приложив целебную травку, ты же понимаешь?  Конечно, будем.
Снова улыбнулась, совсем не той, злой-испуганной ухмылкой, сейчас это была теплая, нежная, обволакивающая улыбка, и наверняка он оценил ее своим абсолютным, волчьим зрением. Пальцы коснулись его щеки собственническим, теплым, но настойчивым прикосновением, увлекая за собой. Аделина прижалась всей своей гибкой сильной, удивительно женственной фигуркой, подхватила свободной рукой его руку, опуская себе на грудь, сжимая его рукой, убирая собственную, обхватывая его за шею, забираясь пальцами в волосы, запуская дальше и глубже, потянулась, впиваясь в его губы совсем другим, полным желания поцелуем. Он был нужен ей. Она была ему должна. А еще он был просто красив, до чертиков красив, молод и силен,  и провести ночь с ним сейчас уже не казалось чем-то не слишком желаемым. Наоборот. В точности наоборот!
- Ты ведь хочешь… ложиться спать. Я чувствую – хочешь!

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Шабаш по-альтеррийски.