Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Под сенью Триумвирата


Под сенью Триумвирата

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s6.uploads.ru/zE3vu.jpg

2

Риккардо наслаждался теплым вечерним солнышком, подставив ему лицо. Ветер доносил до юноши прохладу с пруда, на берегу которого и устроился молодой Лорд Тальен, сбежавший наконец от дел. Запрокинув голову, он прикрыл глаза и откинувшись на выставленные руки, просто сидел, радуясь жизни. Шорох мелких камешков, смешанных с галькой, которыми были высыпаны дорожки в этой части парка не заставил Рика изменить позу. Открывать глаза юноша тоже не торопился.
- Милорд. - Голос принадлежал старому камердинеру. А с ним Тальен считался и, проявив уважение, выпрямился и посмотрел на седовласого мужчину. - Извините, что прервал Ваш отдых, но я по делу.
- Понимаю. - Рик проглотил тяжелый вздох, но торопить пожилого человека не стал, только жестом предложил присесть. Рядом был камень, достаточно высокий, чтоб на него можно было сесть. Барон помялся, но все же сел на предложенный камень, альтернативой было только сесть рядом с Лордом на землю, а это было непростым испытанием для старика.
- Помните, милорд, я как-то упоминал о юном Анри де Маршаль. Он служит у Вас. - Риккардо чуть нахмурился, имя, казалось знакомым, но... Впрочем, разочаровывать старого слугу Риккардо не стал и просто кивнул. Барон правильно истолковал заминку и продолжил. - Анри, в некотором роде, близкий мне человек. Отец его рано умер и мальчик был перепоручен заботам барона Роддерика и часто бывал в замке. Он даже не чурался помогать мне старику и любил слушать разные рассказы. Поверьте, милорд, он очень честный и благородный юноша, и вот...
Камердинер покачал головой, собираясь с мыслями.
- Его схватили, обвиняют в том, что он, якобы, причастен к заговору. - Риккардо на сей раз нахмурился уже явно и было во взгляде юноши возмущение, которое тут же старик поторопился развеять. - Нет, нет, уверяю Вас, он не имел никакого отношения к заговору. Да, у него просто не было на эти глупости времени. А обвинение... оно строится только на том, что господину Морану кто-то донес, что часто видел моего мальчика в обществе князя Гонзага, чтоб ему... простите, милорд. Я... мне... мне стало кое-что известно о том, что де там на самом деле произошло. Анри не рассказал мне, да и какой юноша решится поведать кому-то о таком позоре и пережитом унижении, но я знаю что тогда этот кровосос сделал. Анри когда узнал, что я в некотором роде проведал об этом умолял меня никому ничего не рассказывать. Особенно своему опекуну - барону Родерику. Он боится, что он  наделает глупостей. И Вы, прошу, не сообщайте ничего барону. Риккардо закусил губу и отвернулся. Ему не надо было рассказывать о том, что в таких случаях чувствуешь.
- И вот теперь Анри еще и обвиняют в связях с заговорщиками! - Мужчина всплеснул руками, выказывая негодование. - Милорд, заклинаю Вас, помогите Анри. Невинные не должны страдать...    Тальен уже справился с собой и, повернувшись к слуге, кивнул и поднялся с земли.
- Спасибо, что сообщили мне обо всем этом. Я разберусь с этим. - Решительно сказал молодой человек и забрал у Родерика бумаги. Уже через час он был в кабинете Легата. Самого Морана не было, а замещавший его офицер не осмелился спорить с Лордом Триумвиата и проводил его в камеру де Маршаля.

Отредактировано Риккардо Тальен (Четверг, 4 августа, 2016г. 17:14)

3

Весь день и всю ночь после допроса Маршаль бродил по камере, чтобы как-то убить время и снять нервное напряжение. Спать ему не спалось, даже на минуту не удалось сомкнуть глаза после тех ужасов, что наобещал ему тот, кто допрашивал его в течении трех часов. Как его там? Сеньор Баттиста? Да, кажется, так.
И когда Маршаля, стащив с него рубашку, уложили на пыточный стонок и собирались привести в действие колесо, этому Баттисте пришлось рассказать все.
Никогда до этого Маршалю не приходилось так унижаться, валяясь в ногах у этого вампира и вымаливая милости не сообщать никому и не вносить в протокол то, что пришлось ему рассказать. Если бы все, что с ним произошло по вине князя Гонзаги, выплыло когда-нибудь наружу, он бы этого не смог пережить.
Измученный, перенервничавший, не спавший, Маршаль почувствовал, что сделай он по камере еще хоть пару шагов, наверняка упадет, и без сил опустился на тощую кучку соломы, брошенную в углу.
Что с ним будет теперь, он боялся и думать, не исключая возможность, что на допросе ему могли не поверить и по-просту причислят к преступникам, просто на всякий случай.
Заскрежетавший ключ в ржавом замке испугал молодого человека и заставил вскочить. Но вместо ожидаемого офицера Равелона, в камере появился его собственный лорд. Сильно смутившись своего положения и внешнего вида, Маршаль склонился в почтительном поклоне, от страха и смущения не зная, что говорить.
- Лорд... мой господин... - склонившись, пробормотал он, по обычаю опускаясь на одно колено и склонил голову, не смея смотреть в глаза.

4

- Лорд... мой господин...
- Поднимитесь... - Риккардо огляделся, сесть тут было решительно некуда, солома казалась специальным таким логовом для вшей, клопов и крыс. Риккардо не знал есть здесь все эти упомянутые твари или нет, но проверять не хотел. Чувствовал он себя тут очень неуютно, камера напоминала ему о превратностях собственной судьбы и о пережитых пытках в подвалах Инквизиции. Кажется, этому юноше повезло больше, тело его, полуобнаженное, не было покрыто ранами и ожогами, как боялся Тальен, всматриваться же молодой человек не стал, да и не смог бы - освещение здесь было тусклым, придававшим камере, и без того мрачной, вид еще более удручающий и пугающий.
- Признаете ли Вы, Анри де Маршаль свою вину? Или выдвинутые обвинения ложны? - Риккардо смотрел прямо в лицо Анри и ждал ответа. Он был уже убежден, что прав именно старый камердинер, а не клеветники с их наветами, но должен был спросить и показать, что ему, как Лорду Триумвиата доступно умение считать по лицам и в душах своих подданных.

5

- Поднимитесь...
Анри поднялся, но так и не посмел поднять головы. Пожалуй, впервые ему приходилось находиться вот так близко от лорда и, надо же так случиться, что произошло это в тюремной камере при таких страшных для него обстоятельствах.
- Признаете ли Вы, Анри де Маршаль свою вину? Или выдвинутые обвинения ложны?
Маршаль вскинул голову и несмело взглянул лорду в глаза. Все, в чем его обвиняли, было сплошь надумано, и мысль о собственной правоте придавала Маршалю сил.
- Ваша Светлость, мне нечего признавать... Я ни в чем не виновен. Никогда не было у меня в мыслях противиться воле Триумвирата и тем более злоумышлять против вас и других лордов. Обвинения против меня не стоят и выеденного яйца, но господ следователей мне будет сложно переубедить. Похоже, они заранее убедили себя в моей виновности и... если не произойдет чуда, то меня приговорят. Вот только доказать свою непричастность к заговору я не могу.

6

- Ваша Светлость, мне нечего признавать... Я ни в чем не виновен. Никогда не было у меня в мыслях противиться воле Триумвирата и тем более злоумышлять против вас и других лордов. Обвинения против меня не стоят и выеденного яйца, но господ следователей мне будет сложно переубедить. Похоже, они заранее убедили себя в моей виновности и... если не произойдет чуда, то меня приговорят. Вот только доказать свою непричастность к заговору я не могу.
- Это мне и хотелось услышать, Анри. - Риккардо огляделся, на полу валялась какая-то тряпка. Рик окинул взглядом пленника и не стал предлагать ему надеть то, что успело поваляться на полу, на котором неизвестно чем занимались. Тем более, что, у Риккардо были сомнения, что рубашка осталось целой. Иначе бы, молодой человек уже одел ее. - Можешь начинать благодарить Господа за посланное тебе чудо.
Слова больше предназначались тем, кто их подслушивает, чем Анри, пусть доносят Церковникам, что Лорд Тальен чтит Бога и призывает к этому своих подданных. Решительно распахнув дверь перед парнем Рик вышел в коридор. Стражник стоял там и смотрел неодобрительно и растерянно что делать он не знал. С одной стороны, не мог силой возражать Лорду, с другой...
- Могу я узнать, что происходит, Лорд Тальен? - Раздался голос Легата и стражник облегченно вздохнул, отдавая волку честь. - Вы решили устроить побег преступнику?
- Здравствуйте, Лорд Моран. - Риккардо казался нисколько не напуган и не смущен той интонацией, с которой произнес оборотень "Лорд Тальен". - Нет, я забираю своего невинного подданного, оказавшегося здесь по нелепому бездоказательному обвинению, точнее по навету и клевете, которые не проверили.
Моран насмешливо скривился и изогнул бровь, он смотрел на смертного задумчиво и оценивающе.
- Так как одежда господина де Маршаля пришла в негодность, то будьте так любезны, прикажите, к примеру вот, этому стражнику одолжить Анри плащ. - Риккардо невольно положил руку на эфес шпаги и сжал так сильно, что казалось скоро сломает ее. Моран молча усмехнулся, и остановил рванувшего уже плащ подчиненного. Вместо этого снял свой и накинул на плечи юноши.
- Можете не возвращать. Пусть это станет компенсацией молодому человеку за причиненные неудобства. - В голосе оборотня сквозила откровенная усмешка, он раскланялся со смертными и продолжая усмехаться чему-то своему пошел дальше по коридору, бросив на ходу, чтоб пропустили Лорда Тальена и его сопровождающего.
- Пойдемте. - Тихо проговорил Риккардо, осознав, что, на самом деле основательно перетрусил, но и не подумал показывать это своему подданному. Во дворе их ждала карета, Рик снова поблагодарил мысленно предусмотрительного слугу, сам бы он бросился верхом, позабыв и про запасную лошадь и про одежду, и даже про воду, которую тот же слуга, предусмотрительно поставил в карету.

Отредактировано Риккардо Тальен (Четверг, 4 августа, 2016г. 18:44)

7

- Это мне и хотелось услышать, Анри. Можешь начинать благодарить Господа за посланное тебе чудо.
- Я... не понимаю... - начал было Маршаль, вопросительно взглянувший на лорда. На равне с надеждой во взгляде застыла тревога. Его что, действительно выпускают?
- Вы освобождаете меня, лорд? - настороженно спросил он, еще не веря своему счастью, и в ту же минуту чуть не заметался по камере, услышав густой голос грозы всех волков Лотианы.
- Могу я узнать, что происходит, Лорд Тальен? Вы решили устроить побег преступнику?
Маршаль поклонился Энджелу Морану и замер, переводя взгляд с одного на другого лорда, понимая, что сейчас решается его судьба.
- Здравствуйте, Лорд Моран. Нет, я забираю своего невинного подданного, оказавшегося здесь по нелепому бездоказательному обвинению, точнее по навету и клевете, которые не проверили.  Так как одежда господина де Маршаля пришла в негодность, то будьте так любезны, прикажите, к примеру вот, этому стражнику одолжить Анри плащ.
Боже мой, да он побежал бы отсюда и в чем мать родила. Впрочем, от одежды он бы не отказался. В камере было холодно, особенно ночью. Маршаль напряженно следил, чем закончится разговор двух лордов. Просто не верилось, что сейчас он выйдет из этого каменного мешка.
Голые плечи окутал тяжелый плащ. Маршаль хотел было пробормотать слова благодарности, но язык от волнения не повиновался.
- Можете не возвращать. Пусть это станет компенсацией молодому человеку за причиненные неудобства.
Ничего себе неудобства. Его вполне серьезно могли казнить. Он мог умереть во время пыток...
- Пойдемте.
В радостном настроении, почти не веря, что все это происходит с ним наяву, но в то же время в полном раздрае, Маршаль покинул подвалы Равелона следуя за своим лордом и только сев напротив него в карету осознал, что происходящее - правда и, к своему стыду, самым постыдным образом разрыдался.

8

- Вы освобождаете меня, лорд?
Как бы сейчас Рику хотелось небрежно бросить что-о вроде: Ну, конечно, друг мой, ты свободен.
Но у Тальена хватило ума не бросаться обещаниями, которые могут и не оказаться по силы исполнить. Вот и первое, и, самое главное препятствие - Легат Моран, он же Лорд Моран. Тальену понадобились все его решимость и упрямство, чтоб не уступить оборотню. Он даже несколько расстерялся, когда Моран так быстро сдался:
- Можете не возвращать. Пусть это станет компенсацией молодому человеку за причиненные неудобства.
Риккардо смотрел как Анри укутывают в плащ. Он уже было заготовил несколько аргументов, например о том, что Анджей Батори, к примеру, и вовсе забрал из замка преступника, а он всего-навсего, освободил невиновного. Но, эти аргументы не понадобились. Уже, садясь в карету, Рик осознал, что и слава Богу, что не понадобились, а то выглядел бы он с ними очень глупо. Дверца хлопнула, кучер щелкнул кнутом, карета тронулась, а спасенный молодой человек... заплакал. Риккардо в первый миг растерялся, а потом вспомнил себя на месте Анри и почувствовал необычайную близость с юношей, ту, отголоски которой ощутил еще в камере, проведя параллели. Что делать он понимал, пересев на скамью к де Маршалю, Рик обнял парня за плечи и молча притянул к себе, устраивая на плече. Он поступил так, как хотелось ему, чтоб поступил тогда в такой же ситуации Анджей. И пока юноша выплескивал пережитое, прижимал к себе, неторопливо гладя по спине ладонью. Наконец, Анри затих и Риккардо чуть отстранился, убрал мокрую прядь волос с лица Анри и протянул бутылку с водой.
- Вот, возьми. Выпей и можешь ополоснуть лицо. - Рик не заметил, что невольно перешел на ты, и уже протягивал Анри платок, с улыбкой. - На всякий случай, думаю, не стоит тебе возвращаться в твой...
Рик сбился, он не знал даже где жил де Маршаль. В доме? Замке? Поместье? Схемные комнаты? И пожтому выбрал нейтральное: "...к себе... мало ли что. Поэтому останешься у меня в замке. Ты не против? Прикажу, чтоб привезли тебе что-нибудь из вещей, а пока... Ты не побрезгуешь воспользоваться моим гардеробом?"
Карета неторопливо покачивалась, лошади мерным шагом везли ее к замку Лорда Тальена, который уже показался в конце улицы.

9

Маршаль почувствовал себя еще хуже, когда лорд, сам лорд! подсел к нему и начал его утешать. Каким же жалким слабаком должно быть он выглядел... От этих мыслей и от злости на самого себя слезы быстро иссякли.
- Вот, возьми. Выпей и можешь ополоснуть лицо.
С благодарностью взяв бутылку с водой, Анри приложился к ней и жадно выхлебал в несколько глотков. Смущенно взглянул на лорда.
- Простите меня, милорд, страшно хотелось пить...
В камере, в последний раз ему дали немного воды вчера, сразу после допроса, а потом все. Вечером принесли какую-то мутную жижу, которая называлась там "суп". Маршаля чуть не вывернуло от запаха и он вернул миску охраннику, а тот, оскорбившись за Равелонскую кухню, оставил Анри без воды. И сейчас, ему показалось, что никогда он не пил ничего вкусней.
Осталось совсем немного воды на дне, чтоб сполоснуть лицо, что он тут же и сделал, убирая следы от слез.
- На всякий случай, думаю, не стоит тебе возвращаться в твой... к себе... мало ли что. Поэтому останешься у меня в замке. Ты не против? Прикажу, чтоб привезли тебе что-нибудь из вещей, а пока... Ты не побрезгуешь воспользоваться моим гардеробом?
- Ваша Светлость, - Маршаль попытался улыбнуться, но улыбка все еще была напряженной, - Я уже давно живу в замке. Служу сокольничьим уже скоро год и много раз имел честь сопровождать вас на охоту. Так что вам не стоит беспокоиться, одежда у меня есть. Вот только...
Анри замялся, слез со скамьи, опустился на пол перед Тальеном и, склонившись, горячо коснулся губами его руки. И лишь потом осмелился поднять взгляд на лорда.
- Как я смогу отблагодарить вас за спасение, лорд? Я маленький человек и не так много могу, но если вам потребуется моя жизнь, я с радостью отдам ее за вас...

10

- Ваша Светлость. Я уже давно живу в замке. Служу сокольничьим уже скоро год и много раз имел честь сопровождать вас на охоту. Так что вам не стоит беспокоиться, одежда у меня есть. Вот только... Риккардо закусил губу, чтоб скрыть смущение. Ему стало неудобно, когда юноша упомянул, что они встречались не раз. Наверняка, тот и имя называл... раз за разом, а он, дорвавшись до власти совсем перестал обращать внимания на тех, кто теперь стал ниже его, а ведь когда-то не считал зазорным выучить имена всех слуг, что помогали ему освоиться в замке дядюшки. Как ни пытался Тальен, но все же предательский жар окрасил скулы и кончики ушей в неподобающе-красный цвет. Одна радость - в карете было темно, а чтоб уж наверняка, Рик откинулся на спинку сидения. И очень вовремя, ответ-то он не придумал пока, а Анри уже скользнул на пол и принялся целовать руки своего Лорда. Одно дело, когда это все происходит в тронном зале, торжественно и чинно, или в кабинете, тоже торжественно, бывало и на улицах, но там это тоже было, в некотором роде - торжественно, кругом люди и нелюди, все смотрят, и Лорд Тальен научился правильно принимать эти знаки признательности и своего статуса. А вот так... наедине в плохо освещенной покачивающейся на неровностях дороги карете с красивым молодым юношей, в чьих глазах такой огонь благодарности. Искренней благодарности и он... Рик почувствовал, что покраснел еще сильнее, когда увидел, что плащ Морана сполз с плеч де Маршаля, открывая его крепкое тело. Там в камере Риккардо совершенно не рассмотрел парня, не до того было, а вот сейчас, когда открытого тела-то было не так и много, захотелось увидеть все. Все, что скрыто было большим не по размеру плащом и... брюками.
Как я смогу отблагодарить вас за спасение, лорд? Я маленький человек и не так много могу, но если вам потребуется моя жизнь, я с радостью отдам ее за вас...
- Поднимись, Анри, пожалуйста. Твоя жизнь... твоя жизнь должна принадлежать только тебе. А вот твою службу и дружбу я приму с огромной радостью. - Риккардо порывисто подался вперед, поймал Анри за плечи и заставил подняться и сесть, на сей раз - напротив, туда, где сначала сидел сам. - И я был бы рад, если бы ты сегодня вечером составил мне компанию за ужином. Признаться, мне не хватает кампании ровесников. Могу я рассчитывать на тебя?
Карета ненадолго задержалась у ворот, а потом въехала во двор замка. Дверцы тут же распахнулись и к Лорду Тальену уже торопились люди. В том числе и старый слуга, который при виде живого Анри тут же утер слезы. Бросаться в ноги Лорда прилюдно он не стал, полагая что выразит признательность позже, да и заставит Анри не забыть о том, что для него сделал его сюзерен. Увидев, что Тальена тут же окружили секретари и дворяне, которым было просто необходимо мнение Лорда, камердинер подбежал к Анри, и прижал к себе, приобняв за плечи он повел юношу к дверям.

11

На повороте карету шатнуло и Маршаль вынужденно ухватился за поручень сиденья, ткнувшись грудью в колени лорда, но тот вовремя подхватил его, заставив подняться и сесть напротив него..
- Поднимись, Анри, пожалуйста. Твоя жизнь... твоя жизнь должна принадлежать только тебе. А вот твою службу и дружбу я приму с огромной радостью. И я был бы рад, если бы ты сегодня вечером составил мне компанию за ужином. Признаться, мне не хватает кампании ровесников. Могу я рассчитывать на тебя?
Маршаль такого не ожидал, снова смутился и не сразу нашелся, что отвечать. Только немного спустя, отойдя от изумления, горячо закивал...
- Лорд, это такая честь для меня. Я даже не знаю, как вас... - снова хотел было броситься благодарить, но это уже выглядело бы смешно и он остался сидеть, радостно улыбаясь Риккардо, - Простите меня, ваша светлость, я так удивлен и смущен, что совсем растерялся. Разумеется, я составлю вам компанию, но... только если вы пообещаете заранее простить меня - вдруг я за столом сделаю что-то не так. Вы должны понять меня, ваша светлость, я никогда не обедал в присутствии таких знатных особ...
Во дворе их ожидала целая толпа людей. Маршаль был смущен своим видом и искренне обрадовался, когда к нему навстречу со слезами на глазах бросился старый камердинер лорда, с которым он давно и хорошо был знаком. Маршаль тоже бросился на шею старику, подозревая, что и ему он обязан своим освобождением.
- Анри, наконец-то... - камердинер придирчиво разглядывал его, в страхе ища на теле следы пыток. Подаренный Мораном плащ сполз с плеч и Маршаль тщетно пытался высвободиться из крепких объятий старика да натянуть его назад на обнаженное тело. Кое-что там все-таки было... Несколько следов от хлыста и большое количество ссадин и синяков. Охранники не церемонились и сейчас при ярком солнечном свете все это так и лезло наружу.
- Со мной все в порядке, правда... - Маршаль тоже был страшно рад его видеть и сжимал до хруста в костях, пока старик не заохал и не ухватил его в шутку за ухо.
- Идем, ты все мне расскажешь, - проворчал он с наигранным недовольством в голосе и радостным блеском в глазах, - Идем, мальчик, идем, я велю приготовить тебе ванну и накормлю...

Отредактировано Анри де Маршаль (Пятница, 5 августа, 2016г. 16:45)

12

Стол Рик приказал накрыть в охотничьей гостиной. Это было самое маленькое из пригодных помещений, здесь был, пожалуй, единственный стол, который пригоден был чтоб сидеть за ним вдвоем и не перекрикиваться через весь зал или не ощущать себя в опустевшем замке, потому что остальные стулья, числом в несколько десятков пустуют. Нет, была еще она небольшая комната, но... Рик, когда ему показали ее едва не залился краской. Да, несомненно, тут было все рассчитано на двоих, максимум, троих, но... большая кровать, прикрытая балдахином даже не была отделена от "обеденной части". Не желая смущать Анри, Тальен решительно отклонил этот вариант. Хотя, и признавался себе, что отклонил не без сожаление. Впрочем, охотничья гостиная ничем не была хуже, даже напротив, а, учитывая кем служил де Маршаль в замке, тот может и обрадоваться проявлению внимания Лорда Тальена к свое работе. Хотя, Рик, к своему прискорбию, охоту не слишком жаловал. Но теперь у него появился повод уделять этому излюбленному всеми тремя дворами, развлечению.
Стол накрыли и Рик, разогнав всю прислугу, устроился у камина. В руках у юноши были бумаги, всученные казначеем, со слезной мольбой "обязательно подписать их до утра". Рик попытался понять что это за бумаги, но так и не понял, но взгляд казначея и его напористая торопливость очень не понравились молодому человеку и он решил что ничего не случится, если он их не подпишет сегодня, а завтра покажет их Анджею и спросит его совета. Но все же не хотелось показывать себя перед Батори полным неучем, поэтому Рик старательно пытался хотя бы прочитать эти листы, пока Анри не передадут его приглашение и тот не придет. Если, конечно, не передумал. О таком развитии ситуации Риккардо пытался не думать. Пытался, но эти мысли упрямо лезли в голову, в отличие от текста казначейских записей.

Отредактировано Риккардо Тальен (Пятница, 5 августа, 2016г. 17:09)

13

Маршаль провел несколько часов в компании старого камердинера, с огромным наслаждением погрузился в горячую ванну и тер себя мочалкой с таким остервенением, что, казалось, решил содрать заживо кожу.
Потом старик досыта накормил его, но после всего пережитого молодому человеку кусок в горло не лез, но пил он про запас, словно верблюд, рассказывая Гаспару все, что с ним произошло с момента ареста. Старик-камердинер сокрушенно кивал и, наконец, признался, что это он сообщил об аресте Маршаля лорду.
Наконец они наговорились и Гаспар, ворча, проводил Анри в спальню, подобрав по пути пахнущий волком огромный тяжелый плащ. Плащ он убрал в гардероб, а когда собирался уйти, Маршаль задержал его.
- Гаспар, его светлость пожелал, чтобы я поужинал с ним сегодня. Мне как-то не по себе. Он, конечно, мой ровесник, но он все же лорд... и я... я его немного боюсь.
- Поужинать? - Гаспар просиял, но все же в его взгляде промелькнул оттенок тревоги, - Что же ты хочешь услышать, Анри? Для тебя это приглашение огромная честь. Лорд Риккардо очень хороший юноша, но несмотря на то, что с утра до ночи он окружен большим количеством придворных, он совершенно здесь одинок. Ты мог бы скрасить это одиночество, но только... только смотри, чтобы это внезапное внимание не вскружило тебе голову и не завело слишком далеко. Никогда не забывай, что лорд Риккардо - твой лорд. Ты обязан ему служить, но не всегда и везде...
Гаспар вздохнул и поправил сползшее одеяло на кровати Маршаля.
- Надеюсь, ты понял, что я пытался сказать...
Маршаль внимательно слушал, а когда тот замолк, задумчиво подтянул к себе подушку и, смотря на старика, кротко кивнул, ярко залившись краской, показывая, что он все отлично понял и осознал.
Камердинер ушел, а Маршаль попытался отогнать картинки, нарисованные богатым воображением после беседы со стариком. Все, что они подсказывали, было не слишком приятным с учетом неприятного опыта, полученного Анри в компании молодого вампирского князя. Но, наконец, сон взял свое...
Гаспар сам проводил вечером Анри в маленький охотничий зал. Маршаль успел за это время хорошо отдохнуть , но теперь еще снова смутился, оказавшись один на один в присутствии лорда.
- Ваша Светлость... я явился, как обещал, - низко склонившись в придворном поклоне, Анри пытался подобрать слова для беседы, но потом мысленно махнул рукой, понимая, что придворный из него хуже, чем из старика Гаспара танцор.

14

- Ваша Светлость... я явился, как обещал,
С огромным удовольствием Рик отбросил наконец опостылевшие записи казначея и поднялся навстречу вошедшему. Увидев поклон и... оценив его неуклюжесть, Риккардо покачал головой.
- Анри, сделай милость, оставь эти придворные штучки тем, кому они доставляют удовольствие. Вон, пример, барон Сантраль, он же жить не может, не кланяясь, не расшаркиваясь и не распевая всем подряд дифирамбы. И, да, признаться, оно все у него получается красиво и гладко. Ну, так это все, на что он пригоден. - Рик подошел к столу и занял один стул и указал на второй де Маршалю. - Мне было бы очень приятно, если бы хоть кто-то в этом чертовом замке называл меня по имени. Ну, хотя бы наедине. Ну, на крайний случай, давай попробуем постепенно. Например, ограничимся просто обращением милорд, если язык не поворачивается выговорить такое невероятно сложное имя как Риккардо.
И словно задался целью окончательно смутить и заставить растерять, Тальен наполнил два бокала вином из кувшина, стоявшего тут же и протянул один бокал гостю.
- Давай отпразднуем твое освобождение. И наше знакомство. Тебе очень повезло с Гастоном. И мне тоже. И второй тост мы поднимем за его здоровье. - Риккардо поднял бокал вверх, салютуя им и отпил глоток вина. Слуги уже разложили мясо с овощами на тарелки, а остальное было разбросано по столу. Рик подцепил маринованный огурец прямо с общей тарелки и утащил его на свою. - Попробуй.  Не знаю как повару удается их делать такими, но таких я нигде еще не ел. Тебе нравится та работа, которой ты занимаешься?
Рику на самом деле было это интересно и этот интерес был виден, что тот хочет услышать настоящий ответ, а это не просто вопрос для поддержания беседы.

15

- Анри, сделай милость, оставь эти придворные штучки тем, кому они доставляют удовольствие. Вон, пример, барон Сантраль, он же жить не может, не кланяясь, не расшаркиваясь и не распевая всем подряд дифирамбы. И, да, признаться, оно все у него получается красиво и гладко. Ну, так это все, на что он пригоден.
Маршаль представил себе грузную фигуру барона, выписывающую руками и ногами вензеля в поклонах, и очень непосредственно улыбнулся.
- Боюсь, ваша светлость, что мои способности не намного выше способностей барона Сантраля, если не считать соколиной охоты.
И это было абсолютной правдой. В соколах и лошадях мало кто разбирался лучше него. Даже обладающие огромным опытом и намного старше по возрасту егеря порой терялись перед этим мальчишкой, с легкостью распознающим настроение того или иного коня и предупреждал, что вот та кобыла сегодня слишком на нерве и ее небезопасно седлать для господ. Так же было и с соколами. Он заранее мог предсказать, как пойдет охота и сколько дичи забьет тот или иной хищник.
- Мне было бы очень приятно, если бы хоть кто-то в этом чертовом замке называл меня по имени. Ну, хотя бы наедине. Ну, на крайний случай, давай попробуем постепенно. Например, ограничимся просто обращением милорд, если язык не поворачивается выговорить такое невероятно сложное имя как Риккардо.
Такое предложение явно застало Маршаля врасплох. Он глубоко вздохнул и удивленно посмотрел на Тальена. При всем своем желании понравиться и выказать свою благодарность лорду, вот так сразу начать называть его по-имени было бы невероятно сложно.
- Если позволите, я буду называть вас милорд, - ответил Анри, принимая бокал вина.
- Давай отпразднуем твое освобождение. И наше знакомство. Тебе очень повезло с Гастоном. И мне тоже. И второй тост мы поднимем за его здоровье.
- Гастон служил моему отцу, когда тот был еще жив. У него своих детей нет и мне всегда казалось, что он воспринимает меня, как своего сына, потому что я вырос у него на глазах. Я с удовольствием выпью за него, но сейчас я хочу поднять бокал за того, кто освободил меня из тюрьмы. За вас, милорд... Мне страшно представить, что было бы, останься я в этих застенках еще хоть на одну ночь. Мне сказали, что завтра меня ждет последний допрос, на котором все и решится. Меня должны были пытать огнем. Я наверное оговорил бы себя, только бы прекратить пытки. Милорд, скажите... разве можно вырвать правду под пыткой?
Они выпили, потом еще и еще. Анри заметно расслабился, смеялся шуткам Риккардо и сам шутил. Вино уничтожило напряженность и теперь Маршаль совсем не казался неловким, взахлеб рассказывая Тальену придворные сплетни.
- Тебе нравится та работа, которой ты занимаешься?
- Очень, милорд. Отец с трех лет брал меня на охоту и я знаю все тонкости этого дела. Мне кажется, я с утра до вечера мог бы охотиться с соколами, а мне за это еще и платят...
Они продолжали болтать. Маршаль глотнул еще вина. Щеки его раскраснелись и он продолжал говорить, пока мало-по малу их разговор с охоты не перешел на женщин. В этой сфере опыт у Анри был довольно большой, а Риккардо по мнению окружающих не пропустил при дворе ни одной привлекательной дамы. Среди неохваченных тем осталась еще политика, но Маршаль старательно обходил эту тему, подозревая, что ему, простому сокольничьему, не стоит лезть в сферу деятельности лордов Триумвирата.

16

- Боюсь, ваша светлость, что мои способности не намного выше способностей барона Сантраля, если не считать соколиной охоты.
- Так о том и речь, Анри! - Обрадовался Рик. - Ты знаешь все об охоте и соколах. Да, я навел справки, и о тебе отзывались егеря самым лучшим образом. А это значит немало. Ты. Знаешь. Свое. Дело. А тот же барон ничего не знает. Только и умеет что куртуазно, как он полагает, при его-то толстой заднице и выдающемся пузе расшаркиваться, и рассыпаться в комплиментах. Ну, да, в Бездну барона! И остальных.
Если позволите, я буду называть вас милорд,
- Если тебе так удобнее, то пока остановимся на это. - Улыбнулся, Рик, и молодой человек принял бокал вина из рук Риккардо. На миг их пальцы соприкоснулись и Тальен пристально посмотрел на юношу. Тот, кажется, не заметил этого прикосновения, был слишком взволнован. Но, вскоре, вино принесло немного непринужденности в беседу.
Я с удовольствием выпью за него, но сейчас я хочу поднять бокал за того, кто освободил меня из тюрьмы. За вас, милорд... Мне страшно представить, что было бы, останься я в этих застенках еще хоть на одну ночь. Мне сказали, что завтра меня ждет последний допрос, на котором все и решится. Меня должны были пытать огнем. Я наверное оговорил бы себя, только бы прекратить пытки. Милорд, скажите... разве можно вырвать правду под пыткой?
Риккардо помрачнел. Собственное знакомство с пыточными застенками было несколько более... насыщенным для Тальена, и именно поэтому он радовался, что де Маршаля удалось вытащить до того, как его жизнь оказалась бы безнадежно испорчена.
- Под пыткой можно вырвать не только правду. Если бы речь шла только о правде... - В голосе Рика слышалась неподдельная боль и тоска. - Под пыткой можно вырвать ложь. Заставить признаться в чем угодно и оклеветать себя. И я не мог позволить чтоб это происходило с моими подданными. Невозможно спасти всех, я не возьму на себя роль Господа нашего, но если я могу спасти хоть кого-то, то это уже не напрасно.
Риккардо улыбнулся и заставил себя встряхнуться, скидывая прочь эту меланхолию. Вино было легким, и в компании Анри пилось легко, разгоняя тоску и мрачные мысли. Темы бесед становились все более и более откровенными и подчас, фривольными. Они уже закончили с ужином и перебрались в кресла у камина, третья бутылка уже была открыта и ее содержимое разлито по бокалам.
Рик с интересом слушал и сплетни и рассказы Анри о себе.
- А я, признаться, на такую вот охоту впервые выехал уже став Лордом. Представляю каким посмешищем я выглядел для всех этих расфуфыренных придворных. У нас с городке, где я жил с родителями, охота была... рациональной. Силки. Ловчие ямы. Луки и одна охотничья собака на всех, которую брали чтоб разведать норы по весне, когда сошел снег. - Рик улыбнулся, вспоминая о детстве и как он подростком гордился, принимая участие во взрослых делах. Юноша раскраснелся и казался Рику еще более красивым, чем при первой встрече, а вино горячило кровь. И... Риккардо отвел взгляд, боясь, что напугает Анри своими порывами. Тальену не хотелось испортить утолением сиюминутного желания начавшую возникать дружбу.

Отредактировано Риккардо Тальен (Понедельник, 8 августа, 2016г. 13:34)

17

- Так о том и речь, Анри! Ты знаешь все об охоте и соколах. Да, я навел справки, и о тебе отзывались егеря самым лучшим образом. А это значит немало. Ты. Знаешь. Свое. Дело.
- Огромное спасибо, милорд. Никогда еще я не чувствовал себя таким окрыленным от похвалы, как сейчас.
Маршаль был искренен абсолютно. Ему было так приятно это внимание и похвала его способностям, что он и сам не заметил, как выпил залпом бокал, а затем тут же второй и быстро начал хмелеть то ли от выпитого вина, то ли от произнесенных в его адрес похвал.
Но разговор продолжался и постепенно перешел к менее приятным темам. Опыт Анри в этой области не достиг никаких высот. Палачи не успели добраться до него со свими орудиями пыток, но уже того, что он повидал в Равелоне и слышал доносившиеся откуда-то раздирающие душу крики - всего этого с лихвой хватило, чтобы убедить молодого человека никогда не иметь никаких дел с политикой и не принимать участие в придворных интригах.
- Под пыткой можно вырвать не только правду. Если бы речь шла только о правде... Под пыткой можно вырвать ложь. Заставить признаться в чем угодно и оклеветать себя. И я не мог позволить чтоб это происходило с моими подданными. Невозможно спасти всех, я не возьму на себя роль Господа нашего, но если я могу спасти хоть кого-то, то это уже не напрасно.
- И вы сегодня спасли меня, милорд. Возможно даже от смерти. Я не знаю, что мог бы наговорить там под пыткой. Они наговорили мне такого... Показали все эти кошмарные вещи для причинения боли, рассказывали в подробностях, что будут делать со мной. Я рискую показаться вам слабаком, но уже после этих рассказов, я был готов буквально на все. И скорее всего обвинил бы самого себя во всех смертных грехах. Вряд ли я когда-нибудь смогу отплатить вам той же монетой, но, если вам понадобится моя скромная жизнь, я прошу вас, милорд, распоряжайтесь ею по собственному усмотрению. Она ваша...
Молодой человек не лгал. Он с восхищением смотрел на Риккардо и действительно был готов на все для своего нового покровителя. Или почти на все.
- А я, признаться, на такую вот охоту впервые выехал уже став Лордом. Представляю каким посмешищем я выглядел для всех этих расфуфыренных придворных. У нас с городке, где я жил с родителями, охота была... рациональной. Силки. Ловчие ямы. Луки и одна охотничья собака на всех, которую брали чтоб разведать норы по весне, когда сошел снег.
Маршаль снова выпил вина, от которого заметно раскраснелся, еще сильней захмелев. Его спаситель перебрался в кресло к камину, он тоже пошел следом за ним, но не сел в кресло, а устроился на ковре возле ног лорда.
- Что вы, ваша светлость... то-есть, простите, милорд... - Маршаль развеселился, пытаясь вспомнить последнюю охоту, ту самую, на которой была устроена засада не на оленя, а на тех самых заговорщиков, которых завтра должны были казнить, и из-за которых едва не пострадал сам Маршаль, - На последней охоте вы выглядели настоящим охотником, только, боюсь вашей целью был не олень, а та вампиресса, которую вы похитили на виду у всех и увезли. Очень было эффектно... - Анри рассмеялся, но тут же смутился, проговорившись, что вместо того, чтоб заниматься своей работой, откровенно пялился на придворных красавиц и оценивал выходки своего лорда.
- Умоляю, простите меня, милорд... Мне не стоило с вами так говорить...

18

И скорее всего обвинил бы самого себя во всех смертных грехах. Вряд ли я когда-нибудь смогу отплатить вам той же монетой, но, если вам понадобится моя скромная жизнь, я прошу вас, милорд, распоряжайтесь ею по собственному усмотрению. Она ваша...
- Я тебе уже сказал, мне не нужна твоя жизнь мне нужна твоя дружба и... - Рик осекся, едва не сказав "и твоя любовь", спохватился и продолжил: "И твоя преданность."
Они снова выпили, разговор перешел сначала на воспоминания и охоту, а потом...
- На последней охоте вы выглядели настоящим охотником, только, боюсь вашей целью был не олень, а та вампиресса, которую вы похитили на виду у всех и увезли. Очень было эффектно...
Рик посмурнел, но лишь на миг, взгляд скользнул по телу Анри и мрачного настроения как не бывало.
Допив вино он сполз с кресла на меховой ковер поближе к предмету своего интереса.
- Умоляю, простите меня, милорд... Мне не стоило с вами так говорить...
- Брось, ты можешь говорить то, что считаешь нужным. Именно твоя честность и непосредственность в тебе и привлекают. - Рик приобнял де Маршаля за плечо и снова наполнил их бокалы вином. Риккардо чувствовал жар, шедший от тела Анри и этот жар заставлял его собственно тело гореть. Молодой человек, казалось просто по-дружески приобнимал Анри за плечи, ну, а то, что он сам прижался к нему всем телом можно было списать на не совсем трезвое состояние молодого Лорда. Взгляды же, сбившееся дыхание и смущение... всему этому, при желании тоже можно было найти объяснение. Разговор продолжился, вино снова потекло в бокалы, и на следующем тосте рука Тальена уже соскользнула на бедро Анри и там и осталась.

Отредактировано Риккардо Тальен (Понедельник, 8 августа, 2016г. 20:07)

19

- Я тебе уже сказал, мне не нужна твоя жизнь мне нужна твоя дружба и... И твоя преданность.
- Они у вас есть, милорд. С тех пор, как я уехал из дома, поселился в Альтерре и поступил на службу, у меня не было здесь близких друзей. Только знакомые, с которыми даже не поговорить по душам.  Пожалуй, сегодня, впервые за все это время я говорю открыто и не таясь. Вот только я... не слишком поднаторел в придворной жизни и не совсем уверен, что мои слова, если я начну говорить все, что у меня на уме, не смогут вас как-то задеть. Вы же все-таки лорд...
Маршаль удивленно взглянул на Тальена, который спустился с кресла к нему на ковер, хотел немного подвинуться из почтительности, чтобы дать лорду больше места, но тот приобнял его за плечи и Маршаль был вынужден остановиться, слегка смутившись, потому что взяв у Риккардо бокал, почувствовал его руку у себя на бедре.
При дворе ходило много разных разговоров и слухов. В том числе и о том, что между лордом Тальеном и лордом Батори существует плотская связь. Маршаль считал это слухами и не слишком-то верил, отлично зная, как распространяются сплетни. Но все же, очень аккуратно и почти незаметно переместился немного в сторону, уходя от прикосновений руки. Прикосновений, которые, как он надеялся, были вызваны черезчур крепким вином.
- Милорд, мне давно пора уходить... Простите, что прерываю этот чудесный обед, но я давно должен был быть на службе. Меня вполне возможно уже хватились и ищут, а мне бы не хотелось проблем.

20

- Они у вас есть, милорд. С тех пор, как я уехал из дома, поселился в Альтерре и поступил на службу, у меня не было здесь близких друзей. Только знакомые, с которыми даже не поговорить по душам.  Пожалуй, сегодня, впервые за все это время я говорю открыто и не таясь. Вот только я... не слишком поднаторел в придворной жизни и не совсем уверен, что мои слова, если я начну говорить все, что у меня на уме, не смогут вас как-то задеть. Вы же все-таки лорд...
- Анрииии... - Почти застонал Рик, но смех, прозвучавший следом показывал, что стон этот был наигранным. А потом Тальен стал серьезен.- Я тебя понимаю как никто другой здесь. Мне тоже одиноко. И тоже впервые с тех пор как я стал Лордом смог с кем-то нормально поговорить. Да и раньше... все те, кто назывались моими друзьями они или тут же прибежали требовать себе каких-то подарков только потому что до этого не стеснялись пить на деньги моего дядюшки. А часть и вовсе... оказались в "Равеллоне". И не так, как ты, а потому что, действительно собирались убить и меня и Анджея... Лорда Батори.
Рик на миг смутился, стоило ему вспомнить о Лорде вампиров, но он успешно скрыл смущение новым глотком вина.
- Ты бы видел ненависть в их глазах, когда они выкрикивали мне в лицо... сожаления, что не убили меня раньше, пока я еще не заменил своего дядю на этом посту. - Рик не выглядел потерянным в этот миг, и даже не был расстроен, скорее, на его лице были лишь сожаление и разочарование, и поэтому он предпочел перевести беседу опять в более приятное русло. Настолько приятное, что прикосновения к бедру Анри казалось очень и очень логичным и правильным. Но, сам де Маршал, кажется, был не согласен.
- Милорд, мне давно пора уходить... Простите, что прерываю этот чудесный обед, но я давно должен был быть на службе. Меня вполне возможно уже хватились и ищут, а мне бы не хотелось проблем.
Риккардо поднялся он решительно положил руку на пояс Анри, вынуждая подняться с ним вместе и крепко прижал к себе. Тальен смотрел в глаза Маршалю.
- Ты испугался? Зря, Анри. Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. Так друзья не поступают. Но еще друзья не врут друг другу. Ложь рождает много проблем. Поэтому не стану лгать - ты мне нравишься. Очень. Но, повторяюсь - ни к чему принуждать тебя не стану. Надеюсь, что моя симпатия не станет преградой для нашей дружбы. - Риккардо убрал руки и сам отошел на шаг назад. - И надеюсь, завтра ты мне покажешь соколов, как и обещал.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Под сенью Триумвирата