Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Рыбки в Неводе


Рыбки в Неводе

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://s9.uploads.ru/LMu78.jpg

2

В душе Лориан бесился, но на лице было заметно лишь легкое беспокойство, ставшее в последние дни привычным у всех дворян Магды. От слуг он узнал, что Доминика тайком пробралась во владения Батори и теперь ее мать вынуждена приносить за нее извенения. Какого рода будут эти "извенения" он примерно мог догадаться, тем более, что репутация лорда вампиров была всем отлично известна. И уже целые сутки он делал безуспешные попытки прорваться к наперстнице своих детских игр, но ему каждый раз сообщали, что юная леди неважно себя чувствует и не изволила пока что вставать.
Плохо чувствует? Еще бы...
Лориан даже предположил, что после беседы с матерью Доминика будет плохо себя чувствовать примерно с неделю, потому что просто не сможет сесть на свой маленький аппетитный зад. Магда всегда была тяжела на руку и никогда не баловала душевной добротой даже своих детей. По-крайней мере так это выглядело со стороны.
В очередной раз получив отказ от служанки Доминики его впустить, он просто обосновался под дверью, усевшись на пороге и закрыв собственным телом вход.
- Передайте своей госпоже, что пока она не примет меня, я отсюда никуда не уйду, - бесцеремонно заявил он и, отцепив от пояса охотничью фляжку с вином, открыл крышку и, усмехнувшись, сделал большой глоток.

3

Господи, ну что, что я снова натворила... мама не возвращается, гонец сказал, что все в порядке и гостит - мама гостит у Батори! Только бы он отпустил ее живой, иначе я себе никогда не прощу и просто... просто не представляю, что делать буду! Это все моя вина, только моя! Хотела помочь, могла бы так подойти! А мама бы отправила обратно. Да что же делать!
Даже тот радостный факт, что наказать ее не успели, сейчас больше не радовал, и Доминика, прокрутившись на мягкой перине большую часть ночи, снова и снова металась по комнате, сердитая, растерянная, недоумевающая, винящая себя изо всех сил и ломающая голову, что делать.
- Меня ни для кого нет, передай, пожалуйста!
Выслала служанку, закрыла дверь и снова забегала, позабыв даже наставления матери о том, что настоящая юная леди обязана во всех случаях сохранять трезвый ум и великолепные манеры...
- Не сомневаюсь, что все в замке прекрасно знают, почему маме пришлось уехать, и... как я покажусь кому-то на глаза?! Нет, я не стану отсиживаться и пряться и...!
Решительно распахнув дверь, чтобы позвать служанку и приказать уложить ей волосы, Доминика споткнулась о сидящего на пороге, вскрикнула и едва не рухнула прямо ему в объятья, точнее, на голову. Со спины.
- Ай, кто это?!

4

Лориан слегка замечтался, сидя под дверью подруги. Те несколько дней, что он провел в Неводе, показали, что Доминика ничуть не изменилась к нему.  Их отношения остались такими же теплыми, как и до его отъезда. Разница была лишь в одном - он давно перестал быть ребенком и видел в Доминике совсем не подругу детства и даже не дочь своей госпожи. Блондинистая девочка, из неуклюжего подростка превратилась в маленькую женщину, с едва оформившимся изящным телом, нежную и очаровательную, словно лесная фея, о которых напоминали ее глаза, зеленые, как молодая листва.
- Ай, кто это?!
Сложно было не узнать этот голос, а в следующую минуту он, мгновенно реагируя, развернулся, падая сам, поймал падающую девушку в объятия и оказался вместе с ней на полу. Точнее, на ней. Разумеется он мог бы ее удержать, но когда еще представится такой случай?
- Не узнала, Зеленоглазка?
Он снова назвал ее детским прозвищем, на которое она так злилась, когда была ребенком. Старая служанка долгими холодными вечерами рассказывала им старинные истории и легенды о фее Зеленоглазке, а они, раскрыв рты и забыв обо всем на свете слушали ее, греясь у большого камина. Лориан тогда часто косился на свою подругу и ему казалось, что Зеленоглазка должна быть похожа на Доминику, как две капли воды.
Он не сомневался, что она и сейчас разозлится, тем более, что он не слишком торопился с нее слезать.
- Что это ты заперлась у себя, словно готовишься в монастырь? - чуть приподнявшись над ней на руках, чтобы дать ей хоть немного вздохнуть, смеясь, проговорил Тарелл, - Если натворила дел, за это следует отвечать, а не прятаться за спины этих юных девиц...
Из комнат выглянула одна из фрейлин Доминики, охнула и тут же испуганно нырнула назад.
Понимая, что об их поведении доложат, куда следует, Лориан нехотя приподнялся и подал девушке руку.
- Если что, скажем, что ты выйдя из комнаты, вдруг потеряла сознание, а я тебя оживлял... - весело буркнул он.

5

Споткнувшись, выставила обе ладошки вперед, готовясь влететь либо лицом, либо головой во что-то твердое и неудобное... и внезапно обнаружила себя в очень удобных и главное совершенно привычных объятьях. Ошарашенно уставилась снизу вверх, рассматривая знакомое с детства лицо. Постепенно нежные губы расплылись в широкой улыбке - это был Лориан.
- Ты? Естественно, не узнала, хотя кто бы еще так удобно и нахально устроился у меня под дверью без разрешения?
Знакомое детское прозвище заставило рассмеяться счастливо, даже пикантность позы не пришла сразу на ум, да и о какой пикантности могла идти речь, если это был Лориан? Не спеша отстраняться, как сделала бы от любого другого мужчины, с удовольствием осмотрела его снизу вверх и спохватилась, блеснув глазищами, обеими руками с силой упираясь ему в грудь.
- Ты чего на мне разлегся? Слазь, ты толстый и тяжелый!
Снова рассмеялась, в детстве никакие правила хорошего тона и манер не могли запретить ей завалить Лориана прямо на ковер и победить по всем статьям. Правда, сейчас ладошки встретили внезапно твердую сталь его мышц, от чего сначала опешила... потом смущенно нахмурилась и быстро поднялась, принимая предложенную руку.
- Ну что ты творишь, почему не вошел сразу, зачем уселся здесь? Тут такие события, а ты...
Вспомнив, погруснела, тяжело вздохнула и втянула его к себе в комнату, напрочь забыв о том, что негоже юной невинной девушке находиться в одном помещении с мужчиной. Это ведь был Лориан.
- Садись, хочешь чего-нибудь? Я прикажу принести. Понимаешь, я...я виновата в том, что происходит сейчас... и это просто убивает, и посоветоваться не с кем.

Отредактировано Доминика Эвандер (Пятница, 30 сентября, 2016г. 22:22)

6

- Ты чего на мне разлегся? Слазь, ты толстый и тяжелый!
Лориан рассмеялся, поймал ее руку, чуть стиснул в своей, а затем очень привычным жестом поднес к губам.
Тяжелым он, определенно, был, а вот толстым... Впрочем, за время своего вынужденного отсутствия он сильно изменился внешне и сейчас этот контраст довольно резко бросался в глаза. Например, он сильно вытянулся и теперь был выше Доминики на две головы, почти вдвое раздался в плечах, а мускулы от частых занятий с мечом, и правда, были стальные. Это сейчас и могла ощутить девушка, коснувшись его груди. Ощутила и тут же смутилась. Смутилась, а он это мгновенно заметил.
- Ну что ты творишь, почему не вошел сразу, зачем уселся здесь? Тут такие события, а ты...
- События действительно из ряда вон... - проговорил он, качая головой и следя за девушкой, не отводя взгляд. Укорять ее в безрассудных поступках он вроде бы не имел права, поскольку она была дочерью его госпожи, но на правах старого друга мог поговорить начистоту.
Они поднялись и он открыл дверь ее покоев, пропуская ее вперед. Служанка, увидевшая их пару минут назад на полу, охнула и растерявшись смотрела на них в упор, не зная, что предпринять. Оставлять их наедине было нельзя, но возражать Доминике она еще не научилась, а при взгляде на молодого графа и вовсе растеряла все мысли, смутилась, покраснела и сама была не против при первой возможности отсюда сбежать.
Лориан прошелся по комнате, разглядывая обстановку. За эти годы здесь немногое изменилось. Но некоторые мелочи в вещах ясно давали понять, что теперь здесь живет юная женщина, а совсем не ребенок.
А вот на одной из полок он заметил маленькую деревянную лошадку, которую когда-то сам выстрогал для нее и почувствовал приятное тепло от того, что она сохранила ее по сей день. Резко обернулся к ней и пристально посмотрел. Взглядом, далеким от взгляда того мальчишки...
- Садись, хочешь чего-нибудь? Я прикажу принести. Понимаешь, я...я виновата в том, что происходит сейчас... и это просто убивает, и посоветоваться не с кем.
От угощения он отказался, но посоветовал служанку все-таки отпустить, не желая разговаривать при ней. А, когда они остались одни, взял ее за руку и потянул за собой, поближе к камину. Здесь они и уселись на огромной медвежьей шкуре, совсем, как было когда-то в детстве.
- Можешь не рассказывать, я все знаю. Я поговорил со слугами и с друзьями... должен сказать, жару ты всем задала - весь замок, словно улей, гудит. Леди Магда, должно быть, здорово всыпала тебе перед отъездом?
Надо сказать, я очень хорошо ее понимаю...
Лориан задумчиво смотрел на нее, изучая повзрослевшее, немного грустное лицо, ставшее изумительно красивым, но сохранившим детскую наивность своей хозяйки. Ясно было, что Доминика измучилась от неизвестности после всего, что произошло. Надо было отвлечь ее от грустных мыслей и Тарелл снова улыбнулся заразительной белозубой улыбкой.
- Знаешь, давай поговорим лучше о чем-нибудь другом. Расскажи мне лучше, как ты жила все это время? Пока меня не было, тут должно быть крутится целая толпа женихов? Не удивлюсь, если мне придется снова залечь на пороге твоей комнаты, чтобы отвадить их от тебя...

7

Несмотря на мрачность и озабоченность, проводила вспыхнувшую и с облегчением убежавшую служаночку удивленным взглядом. Вопросительно обернулась на Лориана, рассматривавшего ее вещи, пожала плечами – это все было странно, но не требовало столько внимания, как остальные события…
- Что?
Недоуменно встретила теперь уже его странный взгляд, ощутила себя под ним почему-то… неуютно, как будто только что ее ближайшего друга подменили, точнее, изменили… и облегченно потянулась за ним, опускаясь на шкуру, чувствуя приятное тепло камина, машинально протягивая к нему руки. Доминика, как и ее мать, не любила холода и всегда предпочитала держаться поближе к огню.
- Я не представляю, что на меня нашло, понимаешь? И о чем я тогда думала, когда решила сунуться к самому Батори – к Батори! – пусть даже и в пустой замок.
Удрученно покусала губку, глядя на огонь, тяжело вздохнула.
- Нет, не наказала… не успела, она быстро собралась и выехала с этим его телохранителем, сразу же, чтобы он не наговорил хозяину чепухи, я думаю. Хотя он совсем не из подобных людей.
Доминика знала Жан-Клода всего ничего, однако самоуверенно поверила ему, сразу же.
- Да какие женихи!
Вспыхнула возмущенно, оборачиваясь к нему, одновременно и улыбаясь, и сердясь, заметила его провокационную улыбку, невольно рассмеялась в ответ и шутливо хлопнула по руке.
- Мама периодически заговаривает то об одном «из хорошей семьи», то о другом, но ты же понимаешь, я никуда не собираюсь выходить пока! Хотя когда мои желания ее заботили…
Решив, что киснуть действительно бессмысленно, заулыбалась в ответ, рассматривая его тепло, слегка кокетливо, просто чтобы пошутить в ответ – эту всю игру воспринимала исключительно шуткой!
- А что, уселся бы и отгонял? Почему?

8

- Я не представляю, что на меня нашло, понимаешь? И о чем я тогда думала, когда решила сунуться к самому Батори – к Батори! – пусть даже и в пустой замок.
Нет, тут Лориан ее хорошо понимал. Будь он годами пятью помладше, возможно, так же, как и она, бросился бы головой в омут, стремясь хоть чем-то помочь попавшей в беду матери, а леди Магда, несомненно, была в беде. Так Доминике он и сказал. Но сейчас ему было не четырнадцать лет, а жизнь в чужой стране охладила горячую голову и он не собирался бездумно бросаться в разного рода аферы, как эта сделала юная леди. Но, глядя на нее, он с некоторой грустью ловил себя на мысли, что ради этих глаз вполне мог бы совершить глупость...
- Нет, не наказала… не успела, она быстро собралась и выехала с этим его телохранителем, сразу же, чтобы он не наговорил хозяину чепухи, я думаю. Хотя он совсем не из подобных людей.
Лориан усмехнулся, удивившись, что она защищает кого-то из людей Батори.
- Откуда ты знаешь? Он же должно быть вампир...
Прощупать почву насчет женихов оказалось намного сложней, чем он думал, задавая Доминике вопрос. На его взгляд девушка просто отмахнулась от него, но Лориан не собирался ей уступать и решил добиться ответа во что бы то ни стало, пусть и переводя разговор в шутку.
- Да какие женихи! Мама периодически заговаривает то об одном «из хорошей семьи», то о другом, но ты же понимаешь, я никуда не собираюсь выходить пока! Хотя когда мои желания ее заботили… А что, уселся бы и отгонял? Почему?
- Как это почему?
Лориан улыбнулся, снова поймал ее за руку и, притянув, приложил к своему сердцу, бившемуся заметно учащенно, когда он смотрел на нее.
- Не могу же я отдать подругу своего детства неизвестно кому?
Молодой волк придвинулся к Доминике, обнял свободной рукой за талию и медленно, не желая ее напугать, потянул к себе...
- А, если честно... Я ведь тоже из хорошей семьи. Почему бы и мне не попытать удачу? Возможно, твоя мать когда-нибудь и на меня взглянет, как на твоего жениха...
Голос его изменился, а улыбка пропала с губ. Сейчас перед ней был молодой мужчина, волк, с выдававшим его желания хищным взглядом.

9

Лориан сидел рядом, как часто, в далеком детстве, вот так же, у камина. С легкой грустью поняла, что тогда все казалось намного проще – сейчас же усложнилось, и проблемы, которые приходилось решать, разительно отличались от тех, детских: кто заберет на ночь коника, вырезанного из дерева, к примеру... Сейчас же мать оказалась в лапах Батори по ее вине, вокруг мелькали какие-то непонятные и ненужные ей женихи, замок находился в постоянном напряжении, за ней следили, как будто она планировала еще одну подобную глупую вылазку! Доминика тяжело вздохнула и укоризненно глянула на волка рядом.
- Ты сомневаешься в моей способности понять, опасен ли для меня вампир или человек или оборотень или нет? Ему можно доверять, я думаю… Он мог проделать с нами все, что угодно – я не была в силах помешать ему. Однако он поступил как настоящий рыцарь, вернув меня домой.
Пусть и мама потом стала ему должна… Я не хочу думать гадости обо всех, кто вокруг меня, не желаю!
Снова куснула губу, отдавая Лориану руку, машинально, удивленно глянула, когда ладошка вдруг легла на его грудь, недоуменно заглянула в глаза, ощущая частое биение сердца. Снова вдруг смутилась, быстро отдернула руку, неловко улыбнулась, все еще пытаясь перевести все в шутку.
- Ты? Кхм, я не понимаю, о чем ты, и вообще. Это…
Помедлив, позволила ему прижать себя, вдруг так же внезапно уловив, что рядом с ней – совсем не мальчишка, каким она привыкла видеть его, рядом – вполне сформировавшийся мужчина, со своими желаниями. И желания свои он, кажется, не собирался скрывать, что смутило окончательно. Доминика замерла, напряглась.
- Я не понимаю тебя, Лориан. О чем ты? Разве ты мне… не друг?
Не глядя, нахмурилась, все еще мирно сидя рядом, вплотную, однако слишком остро вдруг ощутив, что ее обнимают сейчас совсем не как это делала мама или подруги. Совсем не так.

10

- Ты сомневаешься в моей способности понять, опасен ли для меня вампир или человек или оборотень или нет? Ему можно доверять, я думаю… Он мог проделать с нами все, что угодно – я не была в силах помешать ему. Однако он поступил как настоящий рыцарь, вернув меня домой.
Тарелл улыбнулся, не собираясь ей возражать. В конце концов, она может быть и права. Не все вампиры мерзавцы, волкам в это иной раз сложно поверить, но приходилось вот признавать...
- Что ж. Хорошо, если ты так уверена в нем... Что же касается твоего чутья, в него сложно не верить, если вспомнить, кто твои мать и отец. Чутье наследуется вместе с кровью.
Ни лорду, ни леди Эвандер в чутье было нельзя отказать. А Доминика еще в раннем детстве очень недурно чувствовала людей. Например, закатила настоящий концерт, когда один из баронов Ларса решил взять ее на руки на приеме гостей. Маленькая кроткая Доминика вопила и вырывалась так, что перепугала всех нянек и те поспешно унесли ее в покои, чтоб напоить успокаивающим отваром. А всего через пару дней тот барон поднял против Ларса мятеж...
- Ты? Кхм, я не понимаю, о чем ты, и вообще. Это… Я не понимаю тебя, Лориан. О чем ты? Разве ты мне… не друг?
Доминика резко отдернула руку и волк мгновенно почувствовал, как она напряглась. Вот уже чего он сейчас не желал, так это напугать ее своим взыгравшим тестостероном, потому что невинность девушки просто била в глаза, а он свою давно растерял на чужой стороне.
- Друг. Но больше не вырезаю деревянных лошадок.  Мы с тобой выросли из детских игр. Но, если будет нужно защищать твою жизнь, я без колебаний рискну своей.
Он разжал руки, не удерживая ее больше, но оставался все так же близко, давая привыкнуть к новому себе.
- Я бы хотел сказать тебе, что ничего не изменилось, но не хочу врать. Я не знаю, смогу ли и дальше видеть в тебе только друга...
Лориан помолчал, внимательно рассматривая ее лицо, а потом улыбнулся прежней, хорошо знакомой Доминике улыбкой, стирая с себя серьезность, чтобы разрядить ситуацию.
- Но сколько бы ты не уверяла меня, что никогда не думала о женихах, я никогда не поверю, что ты не заглядываешься на парней. Ты бегала за мальчишками еще три года назад, то чтобы заступиться за кого-нибудь из подруг, то чтобы упросить их научить тебя держать в руках арбалет. Забыла? А помнишь, как ты заявила матери, что если меня отправят учиться в другую страну, то ты сбежишь вместе со мной? Я думал тогда, леди Эвандер прикажет повесить меня на первом суку... Но время прошло, а мне не верится, что ты слишком-то вспоминала тут обо мне. Так есть кто-то, о ком ты думаешь по ночам?
Лориан рассмеялся, расслабленно опускаясь на шкуру, вытянулся во весь рост и, продолжая смеяться, пристально смотрел на нее снизу вверх.

Отредактировано Лориан Тарелл (Воскресенье, 2 октября, 2016г. 22:51)

11

Лориан убрал руку, и несмотря на то, что Доминика не отодвинулась ни на шаг в сторону, она заметно расслабилась. Его поведение выбивало из колеи, она ожидала подобного от кого угодно, но только не от того, кому привыкла доверять с самого детства все свои тайны, включая и те, которыми чаще всего делятся только с близкими подругами. И как сейчас было воспринимать странные, явно полные желания огоньки, вспыхивающие в волчьих глазах рядом, она не понимала, не знала! И не желала ничего менять…
- Я была бы счастлива действительно унаследовать от мамы и отца хотя бы что-то полезное… однако пока  у меня есть только моя личная глупость, которая и заставляет сначала делать, потом – думать.
Невесело улыбнулась, снова улыбнулась, уже веселее, хотя разговор принимал все более странное направление.
- А жаль, я совсем не против еще одной лошадки, в пару вот той, на камине! А кто ее вырежет лучше тебя? И что же мне теперь делать? И знаешь… я бы тоже многим рискнула ради тебя, Лориан, не сомневайся.
Серьезно посмотрела на него, помедлив, коротко пожала теплыми пальчиками его руку и, убрав свою, отвернулась, хмурясь, снова теряясь.
- Не только друга… Пожалуй, сейчас не лучшее время для таких разговоров и… и ты прав.
Внезапно покраснела, мучительно, сильно, вся целиком, от светло русой макушки до самых нежных пяток.
- Ты угадал, как всегда меня угадывал. Мне… действительно нравится один человек и… и ты меня сейчас убьешь, потому что он совсем не из наших, понимаешь? Он – вампир.
Резко обернулась, посмотрела на удобно расположившегося на шкуре Лориана в упор, прожигая буквально сердитым и вызывающим взглядом, пытаясь понять, насколько сильно он ее осуждает.
- Не то, чтобы я в него влюблена, совсем нет, мое сердце свободно, но… я не могу перестать вспоминать его и думать о нем, понимаешь?

12

- Я была бы счастлива действительно унаследовать от мамы и отца хотя бы что-то полезное… однако пока  у меня есть только моя личная глупость, которая и заставляет сначала делать, потом – думать.
Лориан хохотнул, бесцеремонно устроил свою голову на коленях девушки, как бывало когда-то в детстве и поднял на нее взгляд...
- Не знаю насчет глупости, я в тебе ее не замечал, а немножко легкомыслия тебе всегда шло. Надо же чем-то компенсировать твою красоту?
Ему не хотелось ее смущать и он был рад, что вовремя сумел перевести разговор с их отношений на ее тайны, которые он не прочь был узнать. В конце концов ничего еще не потеряно и, кто бы ни был тот мальчишка, о котором она мечтает, если такой есть, он так или иначе сможет взять над ним верх. Все же, вдали от родины у него было множество возможностей показать себя в отношениях с женщинами и цену он себе знал.
Но ему совсем не понравилось, как внезапно залилась краской Доминика. Лориан замер и даже приподнялся, тревожно следя за ней.
- Ты угадал, как всегда меня угадывал. Мне… действительно нравится один человек и… и ты меня сейчас убьешь, потому что он совсем не из наших, понимаешь? Он – вампир.
- Что?
Лориан сглотнул, не зная, как реагировать на подобное признание. Такого он и правда не ожидал. Один из вампиров? С ума сойти.
- Даааа, Доминика. Умеешь ты удивлять... - бесцветным голосом произнес он, но по выражению его лица было видно, какой удар она ему нанесла.
- Не то, чтобы я в него влюблена, совсем нет, мое сердце свободно, но… я не могу перестать вспоминать его и думать о нем, понимаешь?
- Еще бы. Очень хорошо понимаю... И кто же это, можно узнать?
Его лицо напряглось и он внезапно впился взглядом в ее глаза.
- Постой! Это случайно не тот телохранитель Батори, о котором ты только что говорила?

13

Снова напряглась, буквально на секунду, когда он так беспечно и легко устроил свою голову на ее коленках. Однако несколько секунд – и заулыбалась, расслабилась, задумчиво коснулась пальчиками его волос, пытаясь убрать назад, погладила лоб, глаза, убрала руку и снова смутилась, на этот раз – с довольной улыбкой. Какой бы наивной и чистой она ни была, однако пробудившаяся женственность брала свое, и искренний комплимент явно достиг цели.
- Ладно тебе, совершенно обычная, ты мне льстишь… Хотя по поводу легкомыслия ты точно прав.
Вздохнула, признавая, что именно это легкомыслие и толкает и будет толкать на импульсивные, необдуманные поступки, за которые в лучшем случае придется получать по задику. Машинально положила ладошку ему на лоб, рассеянно и немного мечтательно глядя в сторону окна за причудливой кованой решеткой – все окна замка были оснащены такими, во избежание нападения извне. Ни изменившегося его тона голоса, ни напряженного взгляда она не заметила – мысленно представляя того яркого, сильного, самолюбивого высокородного молодого вампира, о котором сейчас говорила.
- Ну что, что тебя удивляет? Разве мне не может понравиться кто-то?!
Нахмурилась, опустила взгляд, невольно встречаясь с его глазами, удивленно заморгала – он смотрел так, как будто хотел то ли убить, то ли съесть…
- Нет, что ты!
В свою очередь поразилась, покачала головой – надо же такое предположить!
- Или ты считаешь меня дурочкой, влюбляющейся в каждого, кто спасет и поможет? Лориан!
Укоризненно погладила по лбу и снова обернулась к окну.
- Его зовут Генри, Генри… Гонзага. И, кажется, это единственный пока мужчина в моей жизни, о ком я думаю дольше одной минуты, понимаешь? И…
Снова прикусила губку, на этот раз озабоченно.
- Я бы дорого дала, чтобы узнать, что у него все в порядке.

14

Лориан напряженно ждал ее ответ и облегченно вздохнул, когда она ответила, что телохранитель Батори здесь непричем. Но оказалось, что радовался рано...
- Его зовут Генри, Генри… Гонзага. И, кажется, это единственный пока мужчина в моей жизни, о ком я думаю дольше одной минуты, понимаешь? И…
Молодой волк поднялся и сел, смотря прямо перед собой. Лучше бы это был телохранитель...
- Гонзага... - проговорил он с таким выражением, словно выплюнул это имя.
Он хорошо помнил этого рыжего мерзавца и однажды едва не погиб от его меча, пытаясь вступиться за юную фрейлину, которую Гонзага с десятком таких же, как он, молодых мерзавцев, зажав ей рот, тащили в дальнюю комнату во дворце. Пытавшегося встрять молодого волка высмеяли и ударили чем-то по голове. Лишь спустя несколько часов его обнаружил старый дворецкий Гонзаги, напоил кровью и велел молчать, если парень не хочет себе проблем. И не только себе, но и отцу.
Лориану тогда было всего тринадцать, он испугался и промолчал. Испугался за отца, не за себя. Гонзага все-таки князь, да и остальные парни были из высшей знати, а со своим баснословным богатством легко могли подкупить хоть полсотни судей. Фрейлина же была смертной и за нее никто не стал бы ломать копья, а у него вряд ли хватило бы на это сил.
На следующий день он узнал, что девушка не выдержала позора и бросилась со стены замка. Было учинено недолгое следствие, но все решили, что смертная покончила собой из-за неразделенной любви. Тарелл продолжал молчать, но еще долгое время у него было так скверно на душе, словно в смерти девушки он винил себя.
Вернувшись на родину, Лориан узнал, что Гонзага участвовал в мятеже и с другими дворянами заключен в Равелон.
- Я бы дорого дала, чтобы узнать, что у него все в порядке.
Молодой волк вздохнул и покачал головой, еще не в силах прийти в себя от признания Доминики.
- Я слышал, что ему вынесен приговор, но ходят слухи, что смертная казнь будет заменена, - глухим голосом проговорил он. По его интонациям Доминика могла понять, насколько неприятно поразил его ее выбор, - Мне бы хотелось тебя успокоить, но только не в этом случае, Зеленоглазка. Его обвиняют в предательстве и измене, а Равелон это такое место, куда лучше не попадать...
Лориан поднял голову и впервые взглянул на нее, как на врага
- Подумать только... И как тебя угораздило среди всех мужчин Альтерры выбрать именно его?! - не выдержав, выпалил он с диким блеском в глазах.

15

- Да, его зовут именно так.
Реакция друга детства была настолько странной, необычной и неожиданной, что молча выпустила его голову, позволяя сесть, недоуменно глядя в ответ своими зелеными глазами, оттенка весенней травы.
- Ты что-то знаешь о нем?
Судя по всему, Лориан был, мягко говоря, не рад за нее. А если присмотреться ближе и внимательнее, так и вовсе в бешенстве? Доминика окончательно перестала понимать, что происходит. Она всего лишь назвала имя симпатичного ей, молодого князя из конечно уж хорошей семьи  - почему такая реакция?
Он не ревнует даже, он… в бешенстве…
Осторожно отодвинулась по шкуре, нахмурилась, понимая, что каким бы симпатичным ей не был князь-вампир, однако Лориан тоже не стал бы вести себя так просто, без причины.
- Постой, если ты знаешь о нем что-то, о чем должна знать и я – я хочу это знать сейчас, слышишь?
В мелодичном голоске проскользнули чисто материнские нотки, нотки Магды, и если им не доставало властности и приказного тона последней, то личного, доминикиного упрямства и настойчивости было хоть отбавляй.
- При… приговор? Да... да, я знаю, я слышала это, весь город гудит, как растревоженный улей, давно уже...
Тут же позабыв про попытки вытрясти из Лориана правду, побледнела, глядя мимо него, шутки как-то резко закончились.
- Это все глупости, его вина никак не соответствует такому суровому наказанию. Никак.
Вскочила, стиснула руки, медленно снова села, не сводя взгляда с волка рядом, заставляя себя молча выслушать остальную информацию.
- Предательство, измена... он не мог. Не мог и все тут!
Перед глазами встала фигура смеющегося, уверенного в себе вампира, яркого и знающего себе цену – таким, каким она увидела его однажды, невольно улыбнувшись в ответ. Мотнула головой, стряхивая наваждение, снова нахмурилась.
- Равелон, да они с ума сошли, как можно кого-то держать… Что? Что ты так на меня смотришь?!
Недобрый взгляд, а после и вовсе какой-то дикий блеск в его глазах заставил отодвинуться еще немного. Поймала себя на мысли, что, кажется, боится ТАКОГО Лориана, не знает его, видит впервые. Глубоко вдохнула и вызывающе вздернула подбородок, не собираясь бояться никого!
- И что? Да, он мне нравится! И то, что его обвиняют, что он в Равелоне – это не меняет ничего!

Отредактировано Доминика Эвандер (Понедельник, 3 октября, 2016г. 20:33)

16

- Ты что-то знаешь о нем? Постой, если ты знаешь о нем что-то, о чем должна знать и я – я хочу это знать сейчас, слышишь?
Боже, дай мне терпения... - прорычал про себя Тарелл, видя, что Гонзаге действительно удалось каким-то образом завоевать если не сердце ее, то мысли. И что бы он ей сейчас не говорил, все, что он скажет о Гонзаге, ту правду, которую знал о нем он, Доминика воспримет в штыки. Для нее этот рыжеволосый красавец - самый лучший, а любые гневные слова о нем будут выглядеть, как зависть и ревность. Осознав это, он внезапно успокоился, во всяком случае стал ровнее дышать, а ярость перестала застилать мозг.
- Знаешь, я тебе о нем ничего хорошего не скажу, потому что нечего сказать, а плохое ты и так узнаешь. Не от меня. Порасспрашивай своих служанок о нем. Узнай, что говорят о нем в городе. Ты умная девушка и сделаешь вывод сама. Что же касается того, что он восстал против своего лорда... Я не вижу в этом особой романтики, потому что всегда был верен тому, кому присягал. Так же, как мой отец. Поэтому считаю, что свой приговор он заслужил.
Чего бы он только не дал, чтобы защитить ее от этой жестокой жизни. Слишком Доминика была не от мира сего, слишком далека от этих жестокостей, что ее окружали.
- При… приговор? Да... да, я знаю, я слышала это, весь город гудит, как растревоженный улей, давно уже... Это все глупости, его вина никак не соответствует такому суровому наказанию. Никак. Предательство, измена... он не мог. Не мог и все тут!
- Не мог? Он же был у этих мятежников главарем!
Лориан поморщился, не желая больше о нем говорить.
- Прости, Зеленоглазка, но наказаний без вины не бывает. К тому же наказаний таких...
- Равелон, да они с ума сошли, как можно кого-то держать… Что? Что ты так на меня смотришь?! И что? Да, он мне нравится! И то, что его обвиняют, что он в Равелоне – это не меняет ничего!
- Я вижу... - с легкой печалью в голосе проговорил Лориан. Он с опустошенным видом сидел на ковре, опираясь на колено рукой и, хмурясь, смотрел на нее. То, что Гонзага сейчас в Равелоне, делает его в глазах Доминики не приступником, а мучеником, а жалость у девушек порой предшествует настоящей любви.
- А как к нему относится твоя мать? - внезапно он задал вопрос, вглядываясь в ее лицо. Неужели леди Эвандер не знает, чем дышит и живет ее дочь?

17

Услышав, что никакого ответа от него она не получит, Доминика снова сдвинула бровки.
- Ты же знаешь, я никогда не опущусь до собирания слухов и допроса служанок, что бы они ни наговорили!
Слишком принципиальная и правильная, она действительно была готова побороть даже вспыхнувшее любопытство, чтобы не унижаться до такого.
- В городе… сейчас только о них всех, пострадавших от этого незаслуженного наказания, только и говорят. И конечно, говорить будут всякое. Но…
Секунду поколебавшись, вглядываясь в его помрачневшее лицо, все же кивнула неохотно.
- Хорошо, только ради твоего спокойствия я порасспрашиваю и выясню все о нем получше.
Помолчала, понимая, что в какой-то степени кривит душой сейчас. Ведь делала это она не только ради него - самой хотелось узнать побольше о Генри намного сильнее…
- Да, я слышала, что главарем был объявлен именно он. И да, пойти против своего лорда – преступление, но…
Кажется, «но» сегодня было слишком много для нее одной, замолчала окончательно, покосилась на действительно погрусневшего Лориана, помедлив, аккуратно придвинулась и осторожно коснулась ладошкой его плеча, снова удивившись – плечо разительно отличалось от того, каким оно было в детстве, у мальчишки.
- Понимаешь, сейчас ему плохо, и если б я могла как-то облегчить его участь, я бы сделала это незамедлительно.
Что-то явно мелькнуло в голове, потому что решительно повторила.
- Сделала бы! Но так же я бы поступила и ради тебя.
Упоминание о матери заставило скривиться, тяжело вздохнуть. По выражению эмоционального личика было ясно без слов, что Магда думает по поводу этой… симпатии.
- Даааа, она каким-то образом выяснила, ииииии… вообщем, считает, что мне не следует забивать свою голову ерундой! Она не принимает это всерьез!

18

- В городе… сейчас только о них всех, пострадавших от этого незаслуженного наказания, только и говорят. И конечно, говорить будут всякое. Но…
- Незаслуженного? Они собирались захватить власть, убить лордов и занять троны Триумвирата. Между прочим, их план был задуман еще до того, как на трон оборотней взошел Моран, а это значит, что они злоумышляли и против твоего отца. Они все продумали и не собирались щадить никого. Скажи, чтобы сделала твоя мать, если бы сама схватила того, кто посмел бы посягнуть на место лорда Эвандера? А тебе не приходило в голову, что именно они могли устроить его похищение или смерть?
Лориан замолчал, переживая собственную печаль. Он хорошо помнил Ларса и все еще не мог себе представить, что того уже нет. Ларс был первым альфой, кому он принес присягу, и молодой волк не желал верить в его гибель.
- Хорошо, только ради твоего спокойствия я порасспрашиваю и выясню все о нем получше.
- Не ради моего спокойствия, а ради себя. Сделай это ради себя, Зеленоглазка. И не стоит тебе думать о том, кто хоть однажды был заключен в Равелон. К тому же я сомневаюсь, что если даже казнь будет заменена, его отпустят потом. И даже если выпустят...
Слухи о Равелоне ходили разные. Одно было известно доподлинно - прежними узники его не покидали. С ними делали, что хотели, ломали морально, выбивая под пытками правду. Для дворянина же это был сущий ад.
- Понимаешь, сейчас ему плохо, и если б я могла как-то облегчить его участь, я бы сделала это незамедлительно. Сделала бы! Но так же я бы поступила и ради тебя.
Лориан грустно взглянул на нее, сжал ее маленькую ручку в своей и с заметным трудом улыбнулся.
- Спасибо, Зеленоглазка. Надеюсь, я никогда не подам повод леди Эвандер отправить меня в застенки... И если ты желаешь добра Гонзаге, постарайся, чтобы она никогда не услышала его имя из твоих уст...
Молодой волк сидел хмурясь, считая себя глупцом. И зачем он только дает ей такие советы? Для него было бы куда лучше, если бы Магда узнала об этой фантазии своей дочки и приняла меры раньше, чем Доминика снова натворит дел. А зная легкомыслие этой девчонки, тут всякого можно ждать...
- Даааа, она каким-то образом выяснила, ииииии… вообщем, считает, что мне не следует забивать свою голову ерундой! Она не принимает это всерьез!
Так же, как ты меня...
- Правильно считает...
Лориан мрачнел на глазах, думая о своем. Чего он ждет? Почему бы не воспользоваться тем, что Гонзага сейчас в тюрьме и перебить мысли о нем более привычным способом, чем эта пустая болтовня? В конце концов он красив, силен и женщины его любят, а Доминика всего лишь женщина. Такая же, как и все...
Что-то отключилось в мозгу. Сам неожиданно для себя, не успев хорошенько подумать, он внезапно схватил девушку и с силой привлек к себе, прижимаясь губами к ее губам, почти не давая вздохнуть. Поцелуй был и нежным, и настойчивым одновременно. Слишком настойчивым, чтобы быть слишком нежным. И его не смутило, что девушка может начать вырываться. Продолжая целовать и крепко сжимать ее в руках, он мягко уложил ее на медвежью шкуру, прижав ее руки над головой...

19

- Не говори так. Слышишь? Я не хочу даже думать, что он… что они все могли быть виновны в исчезновении отца.
Только что горячо защищавшая толком неизвестного ей Гонзагу, Доминика погрустнела, сникла, опустила глаза, принимаясь совершенно по-детски грызть костяшку указательного пальца. Об отце старалась не думать, и в этом моменте даже мать понимала ее, стараясь не напоминать. Видимо, прекрасно понимая и чувствуя, что Доминика и без того не забыла отца и не забудет, что бы не происходило вокруг.
- Я разузнаю о нем подробнее, я же тебе уже пообещала…
Рассеянно нахмурилась, медленно убрала палец от губ, тяжело вздохнула и запустила пальцы в волосы, накручивая локон на пальчик. Потянула, снова отпустила, окончательно убрала руки, опираясь на ладони теперь, почти целиком погрузившиеся в мех шкуры.
- Равелон. Жутко становится от одного слова! Да что ты, мама никогда в жизни не отправит тебя в такое место!
Возмущенно блеснула глазами, когда он снова взялся за свое и целиком одобрил поведение матери по отношению к ее симпатии.
- Да что вы все, сговорились, что ли! Я же сказала, что…
Не успела отреагировать, как внезапно оказалась сжатой в его объятиях, губы – прочно запечатаны поцелуем, а сама она не в силах даже двинуться, настолько крепкими оказались его руки вдруг. Несколько секунд смотрела в упор, расширенными от шока глазищами, дернулась, с силой вырываясь, уворачиваясь от его губ, извиваясь, и пытаясь всеми силами высвободиться.
- Ты с ума сошел??? Ты что творишь!!!
Наверное, стоило начать кричать, сразу, но помешало то, что это был не чужой, незнакомый мужчина – это был Лориан! Странный, незнакомый, слишком сильный для нее.
- Выпусти меня, я сейчас закричу!
Опрокинутая на шкуры, со злостью пнула коленкой его в живот, еще раз, извиваясь змейкой, все еще пробуя освободиться.
- Слышишь, дурак! Прекрати!
Ни он, ни она не обратили внимания, не услышали негромкого скрипа входной двери, которая распахнулась как всегда без стука – Магда любила всегда знать, что творят ее дети.

20

Картинка, открывшаяся взгляду женщины в комнате ЕЕ дочери просто поражала своей новизной. Магда ожидала чего угодно – слез, принципиальных и горячих взглядов, виноватого вида, особенно в свете последний событий. Однако обнаружить за плотно прикрытой дверью мужчину, да еще в слишком вольной позе, на ковре, сверху, на Доминике??? Побледнев от гнева, не размениваясь на приветствия, прежде всего прикрыла дверь. В этом была вся Магда. Дочь все еще не трахнули, оба были одеты – однако если бы происходящее просочилось по замку, это стало бы катастрофой! Затем быстро, почти мгновенно оказалась рядом со слишком увлеченными любовниками – именно так охарактеризовала обоих, не раздумывая запустила удлинившиеся когтями тонкие холеные пальцы в волосы мужчины и с такой силой дернула вверх, что едва не сняла их вместе с кожей. Второй рукой с размаху хлестнула по лицу, раз, второй, удерживая перед собой на коленях, не давая времени на сопротивление.
- Ты как посмел тронуть мою дочь?! Доминика, встань! Приведи себя в порядок!!!
Голос ударил не хуже самой Магды, которая, со злостью приказав дочери не обещающим ничего хорошего тоном, снова вернулась к экзекуции.
- Лориан???
Только сейчас опознав того, кто валял ее Доминику по полу, побледнела еще сильнее – у нее просто дар речи пропал. Пропал бы!
- Значит, это твоя плата за то, что и я, и Доминика относимся к тебе, как к родному??? Это твоя пресловутая преданность твоему лорду – ты пытаешься трахнуть его дочь в мое отсутствие???
Все это время она продолжала удерживать его на коленях, не давая возможности подняться.
- Доминика, а тобой я займусь позже.
Процедила сквозь зубы таким тоном, что девушка, только что взволнованно задыхающаяся после объятий и сопротивления, побелела не хуже самой Магды.
- Мама, не надо, ничего не было, мы с Лорианом… просто беседовали обо всем! Честное слово!


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Дамоклов меч » Рыбки в Неводе