Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Дорога из желтого кирпича


Дорога из желтого кирпича

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Утром, на пороге камеры Эйлинед, возник Кайт. Возник и, скрестив на груди руки, прислонился к стене.
Черт бы побрал этих женщин... Как хорошо, что у него нет жены. Вчера, после разговора с Евой, которая сообщила ему, что никаких вредных мыслей у девочки не нашла, и вообще, ее надо выпускать, потому что по картам ее дорога ведет сюда, на Сантарию, он первый раз подумал, что должен уйти на покой, поставить хижину подальше от  Цитадели, и забрав туда Стива (для мелких нужд), поселиться там с ним без проблем.
Потом позвонил Дамиан. Кайт изложил проблему, свалившуюся на его плечи. Дамиан посмеялся и велел оставить некроманку.
Кайт возмутился, правда мысленно. Но Дамиан это Дамиан. Пришлось оставить.

- Сейчас тебя отведут туда, где ты будешь заниматься делом. Дело это наподобие того, чем ты занималась в Йеле. Но только наподобие... Никто не должен знать, чем ты там занимаешься и что видишь. Ни с кем из рабов, прислуги или гостей ты не должна ничего обсуждать. Я тебя взял покамест на пробу. Если ты не понравишься Шарлю Бодлеру, а он отныне твой шеф и господин, тебя пустят на корм. И ты не можешь уходить из лаборатории без его ведома, в противном случае тебя пустят на корм. Если будешь делать то, что от тебя не просят, тебя пустят сперва увеселять гостей, а потом на корм. Так, что, понимаешь... результат один. Есть вопросы? - ухмыльнулся он и поскреб колючий побородок.

2

У Эйлинед Роуз было много вопросов. Но, во-первых, на ее вопросы тут не особенно стремились отвечать, а-во вторых Кайт Роден сказал секретное слово,«лаборатория» и с красивого лица фарфоровой куколки сошло мрачное выражение обреченности и появилась осторожная заинтересованность. Пока что очень осторожная заинтересованность, но это был тот кусок сыра, на которую очаровательная мышка мисс Бошан прибежала бы не раздумывая, даже со свидания.
Заглянуть в чужую лабораторию… да это куда интереснее чем заглянуть в чужую спальню и уж точно гораздо более волнующе!

- Вопросов нет, - пожала она плечами в футболке.
Хотела было добавить: «вы все очень внятно изложили, мистер Роден», - но мелкое ехидство не стоило тех проблем, которые могли за ним последовать.
В этом смысле отец неплохо подготовил ее к взрослой жизни.

Эйлинед нервным жестом пригладила светлые волосы. Без расчески, фена и прочих приблуд они начинали виться мелким бесом, придавая девушке легкомысленный вид, не лучшая визитная карточка для знакомства с… шефом и господином?
Ничего себе.
Бошан позволила себе робко надеяться, что это такая архаичная словестная форма, вроде обращения «леди».

3

Через некоторое время после того, как Роден покинул камеру, к ней пришел охранник и, многочисленными коридорами и переходами, отвел в отведенные ей комнаты. Эти комнаты ничуть не походили на камеру, наоборот, они были очень уютные и тут было все, что нужно для жизни.
Офицер охраны был явно не тот, которые раздевали ее в подвале. У молодого человека были хорошие манеры и он не раздевал ее глазами, как остальные. Он показал, где и что расположено в ее комнатах, рассказал, что через час, когда она примет ванну, к ней придет стилист, который поможет выбрать одежду, а потом придет он и проводит ее к господину Бодлеру.
Ровно через час, когда она уже приняла душ, к ней постучались.
- Мисс Эйлинед Роуз? Это я... Этьен... - раздался мелодичный, но очень странный мужской голос и, следом за голосом, в комнату вошел и сам молодой человек в такой же странной одежде. Следом на ним обслуга завезла несколько вешалок, нагруженных разнообразной одеждой. Молодой человек оглянулся на зеркало, поравил чисто женским жестом прическу, и принялся болтать, не останавляваясь. Из его речей Эйлинед поняла не только, что он здесь почти главный стилист и парикмахер, но что и беспокоиться Эйлинед не надо, особенно с ним, потому что он больше по мужчинам, так что если леди надо раздеться, то пусть раздевается, его это ничуть не беспокоит. Пока Элли подбирала одежду, он, не переставая предлагать ей разные варианты, просветил ее насчет жизни в Цитадели, рабов и господ, прислуги и обслуживающего персонала, их жизни, их отношений, так что, когда они закончили выбирать, у нее уже болела голова от его рассказов, а он все никак не мог заткнуться.
Ровно через час, в комнату постучали. Этьен встрепенулся и как-то поежился, как будто этот стук его напугал.
- Это охранник. Пожалуйста, не говорите, что я столько тут всего наболтал...

Отредактировано Макс Клайд (Вторник, 29 мая, 2018г. 19:13)

4

И снова все вышло не так, как она ожидала. Она ждала чего-то вроде собеседования, внезапного и напряженного, а ее сначала привели в комнату. В комнаты. Будем точны. Что уже явилось определенным шоком для мисс Бишоп – методистские священники не живут во дворцах, как и сумасшедшие некромантки. Да и выпускники Йеля далеко не сразу получают в свое распоряжение апартаменты и стилиста. Пришлось просто принять все это за данность, и не ломать над этим голову прямо сейчас. Хотя Эйлинед уже готова была взвыть и наброситься на кого угодно – на вежливого оборотня, в котором было что-то кошачье, хищное но мягкое, на стилиста Этьена – только пожалуйста, объясните, что происходит…
Зайдя за ширму (фланировать в одних трусах перед Этеном, даже если он по мужчинам не хотелось), Элли слушала, запоминала, кивала…
- Может быть, вот это? – указала она глазами на черный брючный костюм.
Наряды, конечно, были сногшибательными, и как она заметила – дорогими, но демонстрировать все, чем ее наградила природа Эйлинед не торопилась.
Мозги, знаете ли, везде мозги. Все прочее вторично и можно показать потом, а вот с мозгами второго шанса не будет.
- Я могила, Этьен, - поклялась Элли. – И спасибо тебе. Волосы, макияж... Очень красиво.
Настолько красиво, что у мисс Бошан чесались руки выдернуть из прически пару прядей – чтобы та не выглядела таким произведением искусства.
Но она улыбнулась и встала навстречу охраннику. Черная блузка без рукавов, но с закрытым горлом приятно льнула к телу, как и брюки из плотного шелка. Строго и со вкусом.
Камень, полученный мисс Бошан от гадалки, блеснул на туалетном столике и от этого белскай эйлинед внезапно стало неуютно, камень напомнил ей то, о чем она забыла под ловкими руками и милой болтовней Этьена.
Она здесь не в гостях.
Она в плену.
С перспективой – как говорил милейший мистер Роден? С перспективой быть пущенной на корм.

5

Но сегодня, как бы сказал, Кайт Роден, пускать ее на корм никто не стремился. Больше того, сегодня все вели себя с ней, как с принцессой, случайно заброшенной сюда океаном. Как минимум, почтительно.
Офицер охраны болтовни Этьена словно бы не слышал. Он дождался, когда тот уйдет, исподтишка оглядел Эйлинед и вроде остался доволен. Потому что спросил
- Мисс Бошан, у вас крепкие нервы?
Пристально поглядев на девушку еще раз, он улыбнулся, чтобы снизить градус от своего вопроса или добавить к нему, и пояснил
- Я спрашиваю, чтобы потом не было лишних проблем. Вы помните, что вас предупреждали, что не стоит говорить о том, что вы увидите в лаборатории?
Этот вопрос был, как само собой разумеещееся, потому что они уже шли к самому святому - Святому Граалю Цитадели.
Внутри Цитадель была не такой, как снаружи. Крепость, которая выдержала не одну сотню сражении и морских, и земных, внутри одна ее часть, та, которую видела Эйлинед, была достаточна современна. Рядом с грандиозными лестницами и коридорами, тут были лифты, проносившие пассажиров вниз или вверх, на черт знает какое расстояние с очень большой скоростью.
В один из таких лифтов сели и Элли с офицером охраны и он нажал кнопку минус шестой этаж.
Двери открылись и их высадили в пещере. Только это выглядело, как пещера. На самом деле, стены были из природного камня, но растения, которые их обромляли, были тщательно подобраны, ухожены и за ними нужно было постоянно смотреть.
Охранник приложил магнитный ключ и двери раскрылись. За дверьми был еще один коридор, с правой стороны от которого располагалась неосвещенная клетка с двойными прутьями. Из глубины послышался рык. Пять огромных молчаливых собак выступили из тени и приблизились к прутьям, они не лаяли, только смотрели и в глубине их глаз почудилось что-то человеческое.
- Наши Адские псы... Они сыты, не бойтесь, - улыбнувшись сказал офицер. Адские псы - единственное, что приходило на ум при встрече с этими черными тварями. В глубине клетки лежали два человеческих черепа. Вероятно адских тварей уже покормили.
Дальше коридор раздваивался. Клетка тоже. Там, в клетке, уже были люди.
- Нам сюда... - сказал офицер и повел ее к стальной двери.

6

- Полагаю, да, - серьезно ответила мисс Бошан на вопрос вежливого офицера. – Полагаю, я не доставлю вам лишних хлопот, сэр.
Совершенно неожиданно для нее, состояние волнения вдруг уступило место собранности и сосредоточенности. Предвкушению чего-то важного.
А что касается нервов, то тут Эйлинед не солгала. Здоровье у нее было отменное, в обмороки она никогда не падала – ни во время детских каникул в Нью-Орлеане, когда бабка демонстрировала ей свое мастерство некромантки, ни позже, когда училась в Йеле. Крови она не боялась, страдания неизлечимо больных в хосписах, куда их водили на общую практику, жалости и сочувствия не вызывали, только холодный, чисто-научный интерес.
«Ты маньяк», - бросил ей как-то парень, подкативший на вечеринке и сумевший продержаться всего пару свиданий. – «У тебя только твоя наука в голове, ты и в постели о ней думаешь».
Может и так (хотя насчет постели он был прав) но Эйлинед Роуз не видела причин стыдиться этого. Ни одной причины.

Лифт понес их вниз, с головокружительной скоростью, девушка переплела пальцы, чувствуя, как где-то в затылке собирается холодок... что бы ей ни приготовила Судьба, оно уже все ближе...

Пещера, в которую их выпустила дверь лифта, дохнула ей в лицо хорошо кондиционированным, очищенным воздухом, Элли могла бы поклясться – с легкой ноткой морского бриза, добавленного сюда специально, как и вьющиеся растения на камнях, раскинувшиеся прихотливой зеленой сетью – для красоты. Кто-то, кто планировал и строил это убежище в сердце острова, хотел, чтобы оно было не только надежным, но и красивым...
Но какой бы красотой не обладала пещера, выплывшая из чьей-то мрачной, но изысканной фантазии, она померкла для Эйлинед перед тем, что она увидела в клетках, когда они прошли в коридор.

Чудовища. Живые, разумные, от которых веяло каким-то хтоническим ужасом, но, вместе с ним холодный разум мисс Бошан угадывал в них какую-то скрытую гармонию. Гармония неизбежная, если форма соответствует содержанию. И назначению.
- Это потрясающе, - ахнула она. – Невероятно... Контролируемая мутация? Это же запрещено Женевской конвенцией.
Сияющие глаза мисс Бошан ясно говорили о том, что «запрещено» для нее так, гнилая доска в заборе, преграждающая путь к настоящей науке. Той, где нет запретов и ограничений.
Бросив на псов еще один, восхищенный взгляд, она пошла дальше за своим сопровождающим. Черепа в клетке не произвели на нее никакого впечатления, итак понятно, что кормили этих чудовищ не брюквой, а угрозы Кайта Родена были не фигурой речи. Не произвели на нее особого впечатления и люди в клетках – что-то в этом было от клеток, в которых содержали кроликов и морских свинок. Но даже если бы Эйлинед Роуз Бошан была склонна к рефлексии и неконтролируемой эмпатии, она бы не дала им воли... не здесь и не сейчас.
Она нетерпеливо – как девочка перед кучей рождественских подарков – взглянула на дверь, потом на офицера. Кончики пальцев покалывало от возбуждения, почти чувственного...

7

- Для вампиров нет никакой Женевской конвенции, - сказал офицер, кто-то может подумал, что он при этом улыбнулся, но он был необычайно серьезен.
Стальная дверь открылась с глухим шумом. Здесь снова был коридор и еще сильнее пахло морем. Но не той ноткой моря, которая затаилась в пусть и дорогом аромате, а природным, чистым запахом моря. И одна его сена была из стекла, а другая из чистого камня. За стеной из стекла был океан, наполненный природными чудовищами. Раз или два, за то время, за то время,  которое они шли, мимо проплывала акула столь огромных размеров, что все описанные казались по сравнению с ней мелкими рыбешками, а в самом конце пути на стекле лежал огромный щупалец осьминога, причем самого хозяина этого щупальца нигде не было видно.
Они вошли еще в одну дверь. Здесь, наконец, судя по пробиркам и колбам, а так же сосудам странного вида, как раз и была лаборатория.
Когда они пришли, здесь, по сторонам, было столько постороннего и интересного, что никто не увидел сидящего за столом в кресле человека. Однако офицер произнес
- Мисс Бошан, месье Шарль Бодлер...
Когда месье обернулся и встал, он оказался человеком лет тридцати пяти, подтянутым и смуглым, хотя, казалось что здесь все насквозь пропитаны солнцем.
- А... Мисс Бошан? Наслышан, наслышан... Говорят, вы были ученицей доктора Мартелла? Совершенно негодный тип...
Голос у него был мелодичный и тоже пропитан солнцем. Говорят, что таким голосом раньше поэты читали стихи о любви.
Месье Шарль Бодлер улыбался, изучая ее. Вот он дотронулся до кресла, из которого встал. Кресло отозвалось тихим нечеловеческим стоном...

8

Прозрачная стена, за которой свой мир – таинственный и сумрачный – зачаровывает Эйлинед. Ей хочется подойти, положить руку на холодное стекло, туда, где виднеется щупальце осьминога. Ей хочется поближе взглянуть на акулу, заглянуть ей в глаза. Рассмотреть кораллы, растущие на скалистом уступе и снующую между ними стайку ярких рыбок.
Но ее уводят – это еще не конец пути, впереди еще одна дверь. Как оказалось – последняя.

Девушка оглянулась с любопытством и легким недоумением – она не так представляла себе лабораторию. Лаборатория в Йеле, одна из лучших в стране, это стерильная чистота, новейшее оборудование за миллионы долларов, это стеклянные боксы и защитные костюмы. Образцы искусственных тканей в пробирках, образцы самых страшных вирусов. Все, что может спасти человечество, или его погубить…
Этот кабинет больше напоминал убежище средневекового алхимика – реторты, колбы, бутыли… неяркий искусственный свет играл на выпуклых стеклянных боках. Как будто ожившая картинка из книги…
Хозяин кабинета тоже вполне мог сойти со страниц какой-нибудь книги. Красавец-вампир, которому не хватало только длинного испанского плаща и кружевного жабо, хотя и современный костюм на нем смотрелся весьма неплохо.

Впервые Элли задумалась над тем, как долго живут вампиры. Да, гипотетически они вечны, но все же?
- Доктор Мартелл был моим научным руководителем,- ответила она на вопрос месье Бодлера.
Имя царапнуло воспоминанием о первом курсе и вечеринки в литературном клубе.
Тощий юнец с фурункулом на шее вдохновенно читал на память «Цветы Зла».
- Я специализировалась на проблемах крови.
Характеристику доктора Мартелла она оставляет без комментариев, хотя внутренне согласна с такой характеристикой, данной старому извращенцу. Но с откровениями она торопиться не будет.

Странный звук заставил ее вздрогнуть, потом недоуменно нахмурится. То ли тут были приняты спецэффекты, то ли кресло было особенным, то ли ей уже мерещится?
Эйлинед решила считать, что мерещится, пока не будет доказано обратное. Так спокойнее.

9

- Я благодарю вас, офицер, за то, что вы привели мисс Бошан и вас более не задерживаю. Если мисс Бошан понадобится помошь, я сам ее провожу.
Он распрощался с офицером и офицер ушел, оставив ее в этой лаборатории, где было все, что объединяло бы царство алхимиков с супер-научным исследовательским центром.
Месье Бодлер улыбнулся.
- Мне доставили все ваши работы. Я их просмотрел. - бывший поэт указал на огромную стопку бумаг, что лежали на краю стола. Причем это были не копии, а оригиналы. Когда их успели добыть и когда привезли, было загадкой. - Мисс Бошан, вы нам подходите. Как только вы пройдете необходимую подготовку и уясните, чем мы тут занимаемся, я дам вам объем работ, который я надеюсь, станет бессценным подарком и для ваших дальнейших исследований, потому что больше вы такой возможности нигде не получите. А пока, пойдемте со мной, вы посмотрите на здешнюю... кунсткамеру.
И он повел ее туда, куда проход обычным и не обычным обитателям Цитадели был запрещен.
- Я принадлежу к клану тцимицу. Здесь лишь малая часть того, что отличает тзимицу от прочих вампиров. Вы, надеюсь, не боитесь боли?
И он подвел ее к дереву, своими сто- и даже трехсотлетними корнями оно пробивало пол и уходило в глубину, крона же его вела вверх и в стороны
- Вы бы удивились, увидев в обычной жизни дерево, которое выделяет человеческую кровь, и человека, у которого под кожей деревянная плоть?
Что-то случилось и у Бодлера вместо ладони возникло широкое лезвие. Он улыбнулся и провел этим лезвием по дереву, снимая кору. Сначала ничего не произошло, а потом из древесины, как будто из вен, закапала кровь и раздался звук, похожий на стон. Бодлер поманил мисс Бошан за собой, они обошли дерево с другой стороны. Здесь были те, кто издал этот душераздирающий стон. Мужчины были обнажены. Один был припаян спиной к дереву. У него не было рук. Точнее они были, но там, где были руки, они слились с деревом так, что превратились в кору. Нижней части у мужчины просто не было. От второго подопытного экземпляра была просто голова. У третьего наполовину голова была прирощена к дереву.
- Професор Мартелл писал, что вы равнодушно относитесь к подопытным мышкам? Надеюсь, и такое зрелище у вас не вызовет паники?

10

Мисс Бошан нелегко было смутить, но она действительно смутилась, как школьница. В манерах этого вампира, в том, как он излагал мысли, даже в жестах – было что-то необычное, старомодно-утонченное. Это, с одной стороны, подкупало – у Эйлинед даже плечи расслабились, она и не замечала до этой минуты, как сильно напряжена. С другой стороны, всеобщая лапочка и признанная красавица Йеля почувствовала себя простушкой рядом с принцем, не смотря на то, что зеркало еще недавно показало Элли, что не смотря на испытания последних суток, она вполне себе в форме.
При этом месье Бодлер так искренне и проникновенно говорил о том, что попасть сюда для нее это шанс и подарок, что Эйлинед и сама в это поверила, загоревшись энтузиазмом, забыв ненадолго, что прибыла она на остров, мягко говоря, не по своему желанию.

Информацию о том, что вампир принадлежит к клану тзимицу девушка приняла к сведению и сделала себе мысленную пометку – узнать об этом побольше. Но не стала признаваться вслух в том, что ничего не знает о вампирских кланах. Вообще ничего не знает о том мире, который, похоже, выгородил для себя особый уголок на этом острове...
Знания такая вещь... приходят они внезапно а расплачиваешься за них дорого.

- У меня не было возможности объективно оценить свою восприимчивость к боли,- вполне серьезно ответила она на вопрос месье Бодлера.
Вряд ли он спрашивает ее только для того, чтобы поддержать светскую беседу, к тому же ей хотелось произвести на него хорошее впечатление. Действительно хотелось.
- Удивилась, месье Бодлер? Я бы сказала, что это невозможно!
Эйлинед с удивлением взглянула на дерево, недоумевая, как он могло вырасти тут, среди камней пещеры, практически, на дне морском... Но оно было здесь, и, по виду, вполне настоящее...
В последнем, правда, она начала сомневаться, когда в руке вампира оказалось лезвие и он полоснул им по коре. И закапала кровь. Этого, конечно, не могло быть... Мисс Бошан, как зачарованная, подставила пальцы под эту алую струю – она была горячей. Глаза, тактильные ощущения, даже запах убеждали ее, что это была именно кровь.
Кажется, она побледнела. Во всяком случае, голова закружилась, и уже сквозь зябкую дурноту Эйлинед обошла дерево.

То, что она увидела... Это было, как чей-то безумный сон, как полотна Босха, ожившие, пугающие... На нее смотрели глаза, полные муки, так могло смотреть только живое, чувствующее существо, безмерно страдающее.
«Опусти голову и глубоко вдохни».
Иногда Эйлинед давала себе хорошие советы.
Иногда она им даже следовала.
- Это не похоже на подопытных мышек, месье Бодлер, - тихо ответила она. – Они... Они все чувствуют? Как вам это удалось?
И все же неправ был отец, мечтавший сделать из дочери образцовую домохозяйку, неправы были и те, кто предлагал ей стать легкомысленной красивой бабочкой, порхающей от одного состоятельного любовника к другому. Пусть у нее было лицо и тело кинозвезды, разум у мисс Бошан был холодным разумом ученого.
Ей было жаль.
Ей было жутко, страшно, страшно до того, что руки заледенели.
Но еще больше ее волновал вопрос – как.
Как?!

11

- Вам, кажется, дурно? - вампир заботливо поддержал ее, но тут же убрал руки, лишь только у нее прошла дурнота. - Когда вы будете здесь часто, вы привыкнете и станете относиться ко всему равнодушно. А что касается боли... Еще узнаете, мисс Бошан. Вся Цитадель кишит болью, надо только придерживаться правильной стороны. Вы смертная, а потому я бы хотел оградить вас от всего, что здесь происходит, но я не могу. Для вас, насколько я вижу, огромное значение имеет наука... Займитесь ей и не обращайте внимание на все остальное.
Бодлер перешел от дерева к аквариуму в человеческий рост, оттуда, из-за темных камней и водорослей на них смотрело лицо русалки. Русалка была красива и обнажена по пояс, а от пояса рыбий хвост был покрыт золотисто-зеленой чешуей. Раздался плеск, и русалка умчалась в глубину.
- Чтобы объяснить, как я это делаю, мисс Бошан, вам бы пришлось пройти курс сверхъестественной биологии, - улыбнулся вампир, - вы ее пройдете под моим контролем, только не торопитесь. Как говорится, поспешишь, людей насмешишь. Первое время вам придется заниматься не этим. Вы должны будете следить за анализами крови некоторых вампиров, оборотней и людей. Но боже вас упаси взглянуть некоторым из них в глаза. Они зачаруют вас, вы превратитесь в покорную смертную и они вас съедят, - казалось вампир насмешничает, потому, что его губы искривились в улыбке. Он посмотрел на нее и теперь уже на самом деле улыбнулся, - Ну? А теперь вы готовы к подвигам во имя науки? Если да, пойдемте со мной...
К Бодлеру подкатился какой-то мяч, он отфутболил его ногой и пошел дальше. Если бы Элли посмотрела бы на мяч подольше, то заметила бы, что у мяча были абсолютно человеческие глаза, больше ничего человеческого в нем не было.
Они пришли в зал, где в стойках стояли обнаженные люди, привязанные по рукам и ногам. Двенадцать человек, оборотней или вампиров.
- Сейчас мы проверим, как вы относитесь к подопытным мышкам... - сказал он, улыбаясь, взял на столе шприц и наполнил его голубым снадобьем.

12

Смертная… Да, мисс Бошан еще придется привыкнуть к этой мысли. Не к тому, что она смертна, мысль о том, что ее существование конечно не пугало Эйлинед. Отец ей с пеленок твердил про царствие божие, бабка наглядно показала, что божьего царствия нет, зато есть сила, управляющая мертвыми. А в Цитадели ей придется привыкнуть к тому, что ее окружают существа… гм… с несколько иным жизненным циклом. И еще много чем иным…

Элли проводила восхищенным взглядом русалку. Восхищенным, испуганным, а еще недоверчивым. Если честно, то последние минут пять она вспоминала, а не было ли у ее утреннего кофе странного привкуса. Впору задуматься, а не галлюцинации ли все это? Но галлюцинация была, при всей невероятности увиденного, очень логичной, что все же склоняло дочь священника к мысли о том, что все это имеет место быть и на самом деле.
Что бы сказал отец, случись ему увидеть все это?
Несомненно, что место это проклято, и что Эйлинед тоже подвергает проклятью свою бессмертную душу.
Ну хорошо, пусть так. Элли готова была обменять свою душу на курс сверхъестественной биологии. Где расписаться?

Все еще обдумывая предупреждение месье Бодлера относительно взглядов в глаза, девушка последовала за вампиром в следующую секцию лаборатории.
тут уже было больше знакомого и меньше необычного, если не считать необычным подопытных – или пациентов? Элли не могла так сразу определиться с их статусом. Наверное, все же, подопытных, раз Шарль бодлер назвал их «лабораторными мышками». Так5ой цинизм не покоробил чувствительную душу мисс Бошан. Нет никого циничнее ученых, ну, разве что, вампир-ученый их немного превосходит.
- Голубой лед? – осведомилась она, глядя на содержимое шприца. – В Йеле есть те, кто без него жить не может. Профессор Мартелл утверждает, что он помогает ему писать новую Медицинскую энциклопедию, которая прославит его в веках.
Эйлинед произнесла эту фразу таким серьезным, звучным голосом, что не оставалось сомнения, как любимая ученица доктора относится к своему научному руководителю и к его амбициям.
На самом деле, Голубой лед помогал ему трахать студентов, безудержно и беспощадно, так, что они обходили старого сатира стороной.  Элли в этом смысле повезло, за худощавого юношу она бы не сошла даже в темноте, не то что при свете дня, так что от посягательств профессора была свободна.

13

- Медицинскую энциклопедию? Скорей, Голубой лед помогает ему в изучении ощущений от сильнейшего сексуального удовольствия и сногсшибательного оргазма, все то, чего он не сумел бы получить в обычной жизни. Хотя, есть и просто ощущение необычного подъема и эйфории.
- А вы, мисс Бошан, уже проявляли интерес к этому веществу? - Бодлер усмехнулся и разглядывал ее с новым интересом.
Между тем, он вколол шприц в вену одной из "подопытных мышек". Подопытный забеспокоился, закрыл глаза, но через минуту открыл и с таким вожделением уставился на девушку, как будто она была обнаженной. Остальные смотрели на нее с неменьшим вожделением, ибо представляли уже себе все, чем могла она их наградить.
- Не боитесь. Они надежно связаны и не могут причинить вам вред. Вы будете заниматься Голубым льдом, вернее, несколькими производными версиями из этой области. Вот журнал, в который вы должны записывать состояние наших подопытных мышек и проводить дополнительные опыты с ними. Может быть некоторые из этих опытов покажутся вам чуточку садистскими... Помните о том, что вы ученый, только об этом. И больше не вспоминайте ни о каких Женевских конвенциях. Если бы вампиры стремились погубить человечество, им бы на это достаточно было одного щелчка пальцев. Мы же хотим сохранить человечество, даже если вы сами этого не хотите...
Он проводил ее в большую комнату, которая должна быть ее лабораторией и кабинетом одновременно. Тут в строгом порядке стояли такие приборы, о которых выпускница Йеля могла только мечтать.
- Позже вы познакомитесь с другими моими ассистентами, занимающимися этой же проблемой.
Тут их отвлекло шебуршанье в стопке бумаг. Вампир нахмурился и посмотрел на стол. Стопка съехала и оттуда появилось пушистое чудо. Укрывшись кожистыми крылышками летучей мыши, и не замечая никого вокруг, чудо самозабвенно уминало пастилку из Голубого льда.

14

- Голубой лед не позволишь себе на студенческую стипендию, месье Бодлер, - улыбнулась Эйлинед.
Просто потому, что было невозможно не улыбнуться в ответ на его улыбку. Эта улыбка словно приглашала вас разделить с этим элегантным вампиром какую-то шутку, понятную только ему и вам.
И больше никому.
Мисс Бошан отдавала себе отчет, что, возможно, все это часть вампирского обаяния, что-то сродни гипнозу, но всерьез раздумывать над природой такого влияния месье Бодлера на загадочный внутренний мир студентки Йеля не хотела. Во всяком случае, не сейчас.
Хотя задуматься стоило, хотя бы из-за фразы про «Женевскую конвенцию». Она сказала это офицеру, сопровождавшему ее в лабораторию, и вряд ли у него было время досконально повторить ее Шарлю Бодлеру. Что означало либо особенные таланты вампира в подслушивании и подглядывании, либо то, что помещения Цитадели были снабжены невидимыми устройствами для прослушивания и подглядывания, а значит, нужно об этом помнить…
Под взглядами подопытных «мышек» Эйлинед сама себя почувствовала мышкой, которую привязанные готовы употребить. По-разному и в меру фантазии, но все равно участвовать в этом ей не хотелось. Но от нее и не требовали, за что Элли особенно была благодарна. А эксперименты… Нет, вряд ли она выйдет на демонстрацию за права подопытных.
Дополнительный выходной, усиленное питание, медицинская страховка…
Нет, точно не выйдет.

- Я не сторонница теории заговора. Ни со стороны вампиров, ни со стороны евреев или масонов. Любая формация стремится к равновесию, а значит, тотальный гегемон невозможен.
Мисс Бошан бегло осмотрела лабораторные журналы, убедившись, что все содержится в идеальном порядке.
На сердце потеплело. Эйлинед ценила порядок. И правила.
Сердце Эйлинед замерло, когда она проследовала за месье Бодлером в следующую часть лаборатории.
- АМ-Л-25…
Бошан восхищенно погладила белый корпус с хромированными вставками. Делает точнейший анализ крови, на все известные маркеры…
- Он же стоит как маленькое африканское государство. Да расцелуй меня дракон, месье Бошан, если бы вы потрясли этим прибором перед носом биофака Йеля, то тут бы была уже очередь из ученых, готовых на все!
Голос Элли вибрировал на особенных низких нотах, так женщины говорят с теми, кого хотят, вот только смотрела она не на вампира, а на прибор…
Неожиданный плен на острове Сантария казался все меньшим несчастьем.

Бумаги упали со стола на пол, Элли невольно вздрогнула – все же сказывалось напряжение и общая необычность места. Но на это раз это было не дерево с человеческим лицом и не челочек с телом из дерева… Это был, пожалуй, крупный хомяк с шерстью элегантного персикового цвета с белыми подпалинами у ушей и розового носа, крыльями нетопыря и совершенно безмятежным взглядом.
«Это мое», - говорил взгляд, пока короткие лапы крепко держали пастилку. – «Я первый нашел».
Эйлинед протянула руку, и чудо, чуточку поразмыслив, забрался на ладонь. Но пастилку не отпустил.
- Как его зовут? – восхищенно ахнула девушка. – Он ваш? Никогда не видела ничего милее!
Летучий хомяк, подумав, решил, что Элли тоже себе ничего, и перелетел с ладони ей на плечо.

15

- Ваши же слова да Богу в уши...
Бодлер был тоже не сторонник теории заговоров, но он был убежден, что очень многие силы на этом и том свете уверены в обратном.
Но сколько он ни наблюдал за мисс Бошан, то понимал, что каким бы не был профессор Мартелл, упокой, господь его душу, он сослужил Цитадели отличную службу. Таких студентов, как эта мисс еще поискать. Она была аккуратна, и, насколько Шарль успел узнать, понимала толк в работе, и, самое ценное, она горела работой. Вампиру надо было несколько раз окликнуть, прежде, чем она оторвалась от новых аппаратов и пошла с ним.
Ах, да! Кайт сообщил, что девушка некромантка. Это тоже может быть подспорьем в работе. Потом он поймет, каким.
По-крайней мере, сейчас она поняла, что тут везде камеры и за ней наблюдают.
Пока вампир раздумывал, девушка развлекалась с пойманным хомяком. Вернее, это хомяк развлекался  с девушкой, потому что подумал, что хозяин это, конечно, хорошо, но хозяин с хозяйкой, это, как минимум, в два раза больше еды, и поэтому махнул ей на плечо и там устроился со всеми удобствами.
Вампир чуть смутился.
- Это безымянный хомяк.
Не стоило, наверное, говорить ей, что когда он проснулся от двухсотлетнего сна, первое, что он сделал, это проверил, не потерял ли он своих способностей. И единственное, на ком он провел опыт, был этот хомяк. Первый блин комом, вот и у него не особо получилось. Он его оставил. На память о своем сне.
- Если хочешь, назови его как-то сама. А если ты отучишь его есть эти пастилки, - вампир бросил взгляд на вскрытую баночку с Голубым льдом, вздохнул, перевел его на хомяка, сидевшего у нее на плече и безоблачно смотревшего на вампира, уминая то, что получил воровским путем, - я тебе дам премию, которой бы позавидовал весь биофак Йеля вместе взятый.

16

Элли почесывала хомяку загривок, гладила крылья летучей мыши, которыми он не слишком ловко управлялся, и казалась сейчас совсем девчонкой, которой на Рождество подарили долгожданную куклу.
Отец, кстати, считал кошек и собак нечистыми животными, в которых могут вселяться злые духи.
Бабка использовала их для жертвоприношений. Так что умненькая Эйлинед быстро поняла, что ни к чему нельзя привязываться, и ни к кому. А то потом будет очень, очень больно.
Но хомяк был теплым и смешным и сидел у нее на плече с таким видом, будто тут ему и место, и бессердечная мисс Бошан почувствовала, что сердце у нее все-таки есть.
- Без имени нельзя, - покачала она головой. – Он пушистый и желтый. Будет Одуванчиком. Будешь Одуванчиком, малыш?
Хомяк запихнул за щеки остатки пастилки и намекнул взглядом, что неплохо бы добавки.

Смешно, как такая малость может растопить лед, но Эйлинед совсем успокоилась и даже улыбнулась вампиру – искренне и светло, без страха и настороженности.
- Когда я должна приступить к своим обязанностям, месье Бодлер?
В голосе звучало старательно скрываемое нетерпение, и, в общем, было видно, что желанный ответ для мисс Бошан – «немедленно».

В мире науки своя конкуренция, и жесточайшая. Лучшие лаборатории принадлежат либо спецслужбам либо крупным концернам и чтобы туда попасть, нужно идти по головам. Но без современного оборудования невозможно проводить исследования… И может быть, сама Цитадель, куда она попала таким странный путем, ад, но здесь, в подземелье, для Эйлинед располагался рай. Если она может учиться, может работать, то что еще желать? В том мире нет ни одного живого существа, по которому она будет тосковать.
Ужасно, правда?
Но ней тоже никто тосковать не будет. Так что, все к лучшему.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Дорога из желтого кирпича