Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Chirurgia effectus inter omnes medicinae partes evidentissimus est. *


Chirurgia effectus inter omnes medicinae partes evidentissimus est. *

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

https://flashroom.ru/images/f/3/f/0/c/1375570838_f3f0ce8d2f3c2e512b7573b577ee4997.jpg

__________________
* Chirurgia effectus inter omnes medicinae partes evidentissimus est. - Эффект хирургии среди всех разделов медицины - самый заметный.

2

Дверь распахнулась и Юрген недовольно оторвался от своих записей. В его личную операционную завозили каталку и легкий скрип колес буквально разрывал атмосферу. Казалось, что это скрипачи фальшивят. Ландсберг поджал губы и выключил музыку. Теперь скрип не опошлял Вивальди.
- Смертная? Зачем она мне? Я просил сейчас вампиров. - Недовольно скривился Юрген.
- А это не тебе. Точнее, тебе не не для тебя. Надо разобраться что с ней. Разобраться без вскрытия. А еще надо ее поставить на ноги. - Дюк ухмыльнулся. Главный врач Сантарии в последнее время демонстративно не занимался ничем кроме своих изысканий. Ничего - пусть вспомнит что занимает пост Главного Врача, а не главного вивисектора.
- А с чего... - Мужчина хотел поинтересоваться с чего это ягуар решил что он, Юрген, станет этим заниматься, но встретился глазами с замом Кайту и передумал задавать вопросы.  Если раньше Дюк был одним из нескольких замов Кайта, то теперь стал вторым по значению на острове. И хотя никогда он это никому не давал понять но все и так это знали. И недоумевали, что тот продолжал вести себя все так же исключительно как зам Шефа СБ. А все что непонятно вызывает страх. Даже когда непонятки такие вот несущественные.
- Хорошо. Давайте ее сюда. - Ластбадер глянул на девицу и скривился.
Диагноз? Сам не понял? Покусали ее! Просто покусали! Вон три следа. Хотя, нет, четыре. - Юрген уже повернулся что бы сказать таки Дюку все что думает, но...
Чертов кошак. Вот как он так ухитряется ходить, что его не слышно? А? Вопрос был риторическим. Юрген вздохнул и отправился мыть руки. Вернулся он с медицинской тележкой. Обработал раны, намазал их мазью. Дальше было все проще. Снова звучали скрипки, отражая испытываемые Вивальди эмоции, передавая их, умиротворяя. Определив группу крови пациентки. Если бы Дьюэйн удосужился не приказы тут приказывать, а назвать имя подкидыша, то можно было бы просто посмотреть ее карту, а так... пришлось еще и эту самую карту заводить. Вот  почему именно сегодня? Когда он собрался поработать в одиночестве и разогнал своих бездельников? Это все прекрасно мог сделать любой санитар-недоучка!
Теперь оставалось поставить капельницы одну с кровью, вторую с поддерживающим раствором. В качестве отместки Ластбадер вколол ей вакцину против бешенства и внес соответствующую запись в карте.
Можно было привести ее в чувство, но Юрген решил что сама очнется, а у него будет пока это не произойдет, еще несколько спокойных минут. А потом - надо все же выяснить какого лешего ее привезли ему сюда?
Он бросил взгляд на пустую ампулу из-под вакцины и ему пришла одна любопытная идея. Как раз по теме. Операционная была одна и своего подопытного он привез сюда же. Кляп заглушал крики, а невнятные стоны, это не скрип колес - не могут испортить никакую музыку! Хотя... Юрген подумал и сменил все же сопровождение, отдав предпочтение "Оберону" Вебера. Тут стоны были даже отличной частью композиции. Следом стоял Вагнер. Как раз когда кляп уже не сможет нормально глушить крики.

3

Где-то звучала музыка. Эйлинед, медленно приходящей в себя после случившегося, казалось, что  музыка звучит где-то в ее голове – почему бы нет? Слышала же она голос бабки... Галлюцинации могут быть весьма реалистичными. Она просто лежала с закрытыми глазами, вяло радуясь тому, что с ней не происходит ничего плохого.
Вот таки понимаешь, что хорошее – в отсутствии плохого...
Но потом в музыке она начала различать стоны.
Определенно, у нее в голове некому стонать. И, с трудом открыв глаза, мисс Бошан вернулась в этот худший из миров.

Стерильная чистота больничной палаты спустилась на нее ангельской белизной, по трубкам системы в вены вливалось лекарство и капала кровь. Что это за лекарство Эйлинед не знала, но ей и правда было лучше, к тому же, как биохимик, пусть и не закончивший Йель, в лекарства она верила.
Стоны, кстати, никуда не исчезли.

Элли повернула голову, поморщилась – укусы тут же дали о себе знать короткой болью, не острой, но неприятной. Над телом, привязанным к каталке, вдохновенно трудился седовласый вампир. Именно вдохновенно, с особенным блеском в глазах, с движениями скупыми и точными. Он напоминал мисс Бошан дирижера, хотя вместо палочки в его пальцах были хирургические инструменты.
Тело стонало. Это было даже понятно – тело было вскрыто.
Непонятно было другое.
- Что вы делаете?

С учетом всего происходящего, в этот вопрос было бы уместно добавить ужаса и возмущения, но ужаса не было. И тем более, возмущения.
Было любопытство.
Пока что все случившееся в полицейском участке стеной стояло между Элли и простой человеческой реакцией на происходящее. Хотя, что уж там, у мисс Бошан всегда было плохо с человеческими реакциями. То, что другие считали интересным и захватывающим, она  находила скучным, то, что интересовало ее – было непонятно окружающим.

4

- Что вы делаете? - Сейчас звучал Паганини, в исполнении Гарретта. Юрген любил этого скрипача, отдавая ему предпочтение перед Мей, хотя и признавал ее... силу. Человеческому голосу тут не было места, но он прозвучал. Ландсберг был слишком увлечен своими изысканиями, что бы удивляться каким-то голосам. И не важно - были ли это живые голоса или голоса в его голове. Тем более, что это был правильный и нужный вопрос, а не какие-то там бредни. Хороший вопрос требует хорошего ответа.
- Вот это вот... - Юрген не поворачиваясь ткнул скальпелем в стойку с пробирками. - Вирус Rabies virus из рода Lyssavirus. Здесь несколько штаммов. Нелюди хорошо справляются со всеми. Оборотни похуже, конечно, но главное правильно лечить. Наши же сородичи...
Юрген пока не понял с кем разговаривает и пока что полагал, что с собственным голосом. А что женский... ну мало ли как оно бывает!
- Наши же сородичи отторгают этот вирус, а тем не менее, на определенных стадиях вирус дает телу полезные функции. В цитоплазме нейронов аммонова рога появляются специфические образования – тельца Бабеша-Негри и они тесно связаны как с возбудимостью нейронных связей так и с новообразованиями. Вот, например, печень. Введя сюда вирус, непосредственно в ткань, мы наблюдаем почти пятикратное ускорение роста  клеток. Тогда как в почках, всего двукратное. Сосуды же не реагируют на введение штамма. - Последнее Юрген сказал с какой-то обидой в голосе.
- Первичные результаты я зафиксировал. Теперь пора переходить на опытах на мозге. Костном, спинном и, естественно, головном. Начнем с костного. - Ландсберг взял со столика пилу и с противным визгом поднес ее к голени подопытного. Мышцы уже были срезаны и пила легко вошла в кость, сделав четыре пропила, Юрегн выломал участок кости и распрямился. И только тогда он увидел, что разговаривал не с голосом, а с пришедшей в себя пациенткой.
- Хм... - проговорил он, с некоторым сомнением оглядев девушку. По идее, ей полагалось снова валяться в обмороке.

5

Эйлинед села, спустив ноги на пол. Ее помятое и испачканное платье было как оскорбление стерильной чистоты палаты и она невольно поморщилась, но что уж теперь… Встала, неуверенно еще держась на ногах. Но лежать, изображая труп, когда рядом происходило что-то настолько интересное, не могла.
Глядя на то, как вампир пилит кость, задумалась, но потом признала, что иначе эксперимент не провести. Пустить вирус в кровь внутривенно – потратить время и не получить точного результата.
- За какое время организм вампира справится с вирусом, доктор?
Элли, конечно, имела ввиду не профессию, а обращение, принятое в научных кругах.Оона и сама мечтала, что к ней будут обращаться «доктор Бошан».
А может, еще и будут…
- А насчет сосудов… что если вырастить штамм именно на тканях сосудов, как на питательной среде? Возможно, это поможет.
Вампир смотрел на нее совершенно безумными глазами и хрипел, она смотрела на него… заинтересованно. Сейчас это был объект. Большая чашка Петри. Объект исследований не вызывает жалости, хотя, к нему, по возможности, нужно относиться бережно. Экономно. Подопытный материал всегда быстро заканчивается – во всяком случае, так было в Йеле. На одного кролика десять бумажек…
Все происходящее так увлекло Бошан, что она забыла уже о своей слабости и встала рядом с вампиром, так, разумеется, чтобы не мешать.
- В нашей лаборатории таким образом выводили вирус гриппа, который будет давать осложнение на конкретный орган – на сердце, на почки. Было интересно.
Процесс создания чего-то… смертоносного  всегда завораживал Элли. Смерть в пробирке, пробирка в твоей руке… какая власть, какой соблазн воспользоваться этой властью!

6

- За какое время организм вампира справится с вирусом, доктор? - А вот этого Ландсберг не ожидал. Во-первых, он не ожидал услышать от незнакомки профессиональное обращение. Он ни на секунду не заподозрил, что речь могла идти о профессии, хотя и был главным Врачом Сантарии. Но наука его интересовала всегда куда больше. Во-вторых, он не ожидал что ему станут задавать вопросы и дальше. Он было убедил себя что тот первый вопрос был простой реакцией и не нес никакой смысловой нагрузки. Сейчас же вопросы были вполне грамотными, а реакция... Коллега?
- А насчет сосудов… что если вырастить штамм именно на тканях сосудов, как на питательной среде? Возможно, это поможет. В нашей лаборатории таким образом выводили вирус гриппа, который будет давать осложнение на конкретный орган – на сердце, на почки. Было интересно.
Очень грамотными.
- Начнем по порядку, юная леди. Ваши вопросы указывают на то, что с физиологией Вы знакомы ммм... не лучшим образом. Скорость зависит тут от слишком многих факторов. Поэтому для первоначальных опытов я использую стандартную особь первого месяца обращения. На пике насыщения. - Юрген хмыкнул. Открывать то как ему удавалось получать достаточное количество подопытных всем подряд он не собирался, точнее, не имел права. Не все поймут такое. Ему-то было безразлично что о нем будут думать эти костные тупицы не понимающие того, что ради науки возможно все! Вот только Хозяин острова, давший пристанище одиозному ученому, профессору, обладателю более трех десятков научных степеней в разных областях науки, не считал что "Ферма" Ландсберга это то, чем стоит гордиться и требовал что бы посторонние не знали о ней.
- Поэтому к этому вопросу, если Вам будет интересно, вернемся позже. Ваше предложение на тему сосудов заслуживает внимания и, пожалуй, можно будет вернуться к этому. Увы, два опыта одновременно я не могу проделывать, а отступать от первоначального плана не считаю правильным. Поэтому сейчас я буду и дальше заниматься мозгом по старому протоколу. Если к моменту окончания эксперимента он еще будет жив, то можно будет продолжить с сосудами. А пока... черт, как же неудобно без лаборантов! Вы, юная леди, мне кажется, Вы можете справиться с текой мелочью. Замените образцу номер семнадцать флакон с кровью в капельнице. - Имен подопытные не имели. Номер присваивался согласно эксперименту. Сейчас он был вырезан на лбу подопытного. Если девица решилась тут присоединиться к обсуждениям, то пусть сделает что-то полезное.

7

- Да, доктор.
Профессор Мартелл был требователен в лаборатории, но даже он к концу четвертого года обучения признавал, что мисс Бишоп отличный ассистент. Тот же профессор Мартелл был язвительным и злобным сукиным сыном, высмеивавшим студентов за малейший промах.
Заменить флакон с кровью – не сложно. Эйлинед проколола иглой резиновую крышку, убедилась, что кровь поступает равномерно. Густая, красная кровь без которой вампир не может жить. Но ему приходится жить.
Стандартная особь первого месяца обращения, на пике насыщения.
Мисс Бошан запомнила эту фразу, записала мысленно. Ей есть чему здесь научиться, ей есть чему научиться у месье Бодлера. Эта мысль грела душу, были еще, конечно, вампиры и оборотни, и при воспоминании о близком знакомстве с последними Эйлинед все еще вздрагивала, но, вероятно, есть какие-то правила… всегда есть какие-то правила.
У привязанного вампира, тем временем, от болевого шока случился тремор и судороги. Глаза закрылись.
Эйлинед приподняла веки – зрачки были сужены.
- Укол адреналина, доктор? – предложила она.
Нехорошо, когда объект исследования умирает прямо на середине опыта. Начинать заново всегда обидно.
Жалости к жертве, страха перед происходящим, ужаса перед жестокостью доктора-вампира не было.  Что-то Эйлинед все же было не додано при рождении. А может быть, потеряно позже, в доме отца-фанатика, или рядом с бабкой-некроманткой. Но мисс Бошан никогда об этом «что-то» не сожалела. Для ученого отсутствие сентиментальности и эмпатии только на пользу.

8

- Да, доктор.
Юрген кивнул и тут же ввел из аппликатора дозу вируса и...
- Укол адреналина, доктор? - Было видно, что эта странная пациентка явно отличается от большинства своих безголовых соплеменников, не важно какие у них наборы хромосом XX или XY. В отличие от большинства своих коллег Кронос не делил окружающих по половым признакам. Значение имел только IQ. Но так же было видно, что опыта работы с другими рассами кроме своей она не имела.
Ландсберг поднял взгляд на девушку и внимательно ее изучал.
- Во-первых, юная леди, извольте надеть халат. Это следовало сделать до того, как Вы начали какие-либо манипуляции с объектом. Во-вторых... во-вторых, пожалуй, в Вашем предложении есть некое разумное зерно, хотя для вампира достаточно того, что мы с Вами уже сделали. Кровь. Он не может ее получать сейчас как привык... впрочем... Знаете что, давайте ему поможем с этим! - В руке вампира снова был скальпель, уже другой, в лотке с использованным инструментом уже было более десятка таких же, измазанных кровью.- Вон в том шкафу есть воронка с длинным сливом. Возьмите ее и втолкните ее в рот семнадцатому. Рядом еесть шкаф стоматологических инструментов. Возьмите там распорку, а то он предпочтет воронке Ваши руки и Вашу кровь. Не будем такими альтруистами. Вставите воронку и возьмите еще один пакет. В него добавьте Ваш адреналин, как хотели и напоите этой кровью объект.
Отдав приказ Ландсберг придвинул штатив с подсвеченной лупой и принялся за первое изучение изменений. Фон снова изменился. Теперь по лаборатории плыли тоскливые мелодии Прокофьева, где он прощался с Джульетой. Это был пока еще не тлен, но увядание.Очередь тлена настанет чуть позже, а пока что. Для того что бы вставить воронку девушке придется снять кляп. Юрген рассматривал как изменилась масса спрятанная обычно за щитом кости под влиянием вируса и ожидал первых воплей, когда их много, то они утомляют и мешают работать, но немного настоящего крика, на пределе голосовых связок не помешают, напротив, придают работе пикантность.

9

Халат, перчатки и даже маску мисс Бошан нашла в стерильном боксе у входа. Подумав, стянула с себя испачканное платье и бросила в переработку – все равно его уже не спасти. Чистота медицинского халата была такой привычной, что Эйлинед зажмурилась, коснулась ладонью шеи и впервые задумалась – не останутся ли шрамы. Это было бы обидно.
Распорка, воронка, пакет с кровью… в ящике со средствами экстренной реанимации уже готовые уколы с инъекцией.  Элли достаточно времени провела в лаборатории и на практике в госпитале, чтобы знать, где что искать.
Это было настолько то, в чем она чувствовала себя уверенно, что Эйлинед Роуз Бошан улыбалась, освобождая рот объекта №17 от кляпа. Со стороны могло показаться, что она улыбалась вампиру. Вернее, стандартной особи первого месяца обращения, на пике насыщения.
Клыки в кровавой пене жаждали ее плоти, любой плоти – только бы рвать и терзать в ответ на свои терзания. Мисс Бошан была осторожна и собрана. И приятно взволнована.
Ладно, немного испуганна тоже, но желание понравится доктору перевешивало этот страх.
Элли очень любила учиться.
Эйлинед Роуз Бошан была хорошей ученицей, это признавал даже профессор Мартелл.
«Бог явно пошутил, милая, дав тебе к такому телу еще и мозги».
К мозгам Мартелла Бог дал вялый член, и чья шутка лучше? И профессор искал в Голубом льде то, что недодал ему в мудрости своей Господь. Вот такая ирония.
Распорка, воронка. Шприц протыкает мембрану и чуть мутная жидкость начинает поступать в кровь, устраивает причудливый танец под ту музыку, что звучит в палате, рисует белые цветы на алом фоне. А потом стекает по воронке прямо в горло вампира.
- Сделано, доктор, - отчитывается лапочка Бошан.
Вампир открывает глаза, и по тому, как расширены зрачки, Элли понимает, что адреналин действует. Объект не только пришел в себя, он все чувствует и все осознает.
Поразительно.
- Будут еще распоряжения? – вежливо интересуется она.
Само послушание в белом халате.
- Мне бы хотелось быть вам полезной. Если разрешите.

10

Юрген отдал приказы, но времени на то,  что бы разжевывать куда там смотреть прибившейся к опытам особе в поисках у него не было. Если бы его спросили, то узнали бы... где выход. Девица заработала еще один плюс, точнее, не заработала минуса, в глазах Ландсберга. И нашли она все вполне быстро, не заработав недовольное "Что Вы там столько возитесь, пора запомнить где что лежит!" И не важно было бы, что она здесь впервые, хватило того что он итак сам ей показал на шкаф.
- Сделано, доктор,
- Ммм... - Обычно его ассистенты не докладывали о том, что приказ выполнен. Так и должно быть, сообщали если не удалось выполнить и нужен был ответ от профессора как действовать в новых обстоятельствах.
- Будут еще распоряжения?  Мне бы хотелось быть вам полезной. Если разрешите. Юрген поднял голову от лупы, глаза чуть слезились от напряжения. Он с интересом посмотрел на девушку. Он сейчас свое исследование с костным мозгом закончил, для работы над спинном требовалось или перевернуть объект или полностью вскрыть, добираясь сверху, поэтому эту часть он оставил на самый финал.
- Вот там лежит фреза. - Волос у подопытных не было. Конкретно эту группу лишили волос раз и на всегда - опалив из газовой горелки. Кожный покров головы не имел значение для экспериментов для которых была подготовлена эта группа, так что с бритьем вопрос отпадал сам собой. - Обеспечьте доступ к головному мозгу. Приходилось делать вскрытие? Тут будет небольшие отличия. Сначала Вам надо кожно-апоневротический лоскут не просто отвести на лицо, а полностью удалить. - Ландсберг махнул стянутыми перчатками в сторону бачка. Перчатки мягко шлепнулись внутрь. - Кость можете как вручную распилить краниотом, так и воспользоваться более технологичным инструментом.
Словоохотливость Гесса объяснялась тем, что он решил себе сделать перерыв и налил из специального термоса чай. И теперь прихлебывал его. Более технологичный инструмент хранил следы недавней работы самого изыскателя с костью.
- В отличие от аутопсии в обычном секционном зале, юная леди, Вам не доступна возможность мотылять голову своего подопечного из стороны в сторону как вздумается. - Стол предусматривал эту необходимость и голова лежала, можно так сказать, отдельно от тела, на другой части стола, и была жестко зафиксирована, при этом край этой части стола упарился в свод черепа, поэтому отделить верхнюю часть было можно. Кронос отпил чай и приготовился наблюдать за работой нежданной ассистентки. Обычно люди ждут и иногда получают "подарки Богов", а у него тут получился "подарок Ягуара". Что же посмотрим. Конечно, будет обидно, если она облажается и пропилит вместе с черепушкой и мозг объекта - придется ждать пока привезут следующего. На эти манипуляции будет потеряно время, но а вдруг все пройдет удачно? Что в этом случае он станет делать Юрген не знал, он просто пока шел за ситуацией. Эти исследования не были запланированы их не было бы вообще, если бы не приказ Дьюэйна  и не эта пациентка. А так - получилось неплохо и тема довольно интересная возникла буквально из ничего. А еще один объект понадобится в любом случае.
Ландсберг подошел к интеркому и потребовал.
- Доставьте сюда образец номер 18. Хотя, нет, лучше доставьте сразу двоих. Девятнадцатого тоже тащите. - Появилась еще пара идей. И для их реализации нужны были два объекта. Тем более, что ассистентка справлялась со своей работой весьма неплохо для смертной. Руку, конечно, еще набивать и набивать, но она достаточно твердая что бы было что набивать, а это главное в их деле. Рабы из вивария закатили две каталки и поставили их у стены, как приказал Юрген, и исчезли. На экране компьютера вспыхнуло напоминание что ему сегодня нужно было зайти в зону разведения. Да, надо было. Вот закончат с экспериментом и зайдет. Обязательно зайдет, а то количество нужных особей резко сократилось. Надо пополнить, потому как группу, которая должна достигнуть возраста года трогать никак нельзя.

11

Проводить вскрытие Бошан приходилось, к трупам она благоволила, ей нравилось чувствовать в руках инструменты и то, как он контактируют с плотью... но в то время, как живые люди ее неуловимо раздражали. Даже если они находились под наркозом. Еще одна причина, почему она выбрала биохимию, а не медицину. Тут же ситуация иная, ее «подопечный» был не то, чтобы жив, хотя и не мертв. К тому же у него не было статуса пациента, а значит – никаких претензий, жалоб и социальных страховок. Идеально.
Эйлинед, словно заново знакомясь, прикоснулась пальцами ко лбу объекта № 17. Тонкий латекс не мешал ощущениям.
- Прошу прощения, я не представилась, - Элли, воспитанная молодая леди, вспомнила о приличиях. – Эйлинед Бошан, Йель, четвертый курс, кафедра биохимии.
Объект №17 таращил глаза, склеры наливались кровью.
Ну, хорошо, приступим.
Она выполнила овальный надрез, отделила кожно-апоневротический лоскут. Окровавленный кусок упал в жестяной поддон. Она не торопилась, не такая уж у не была богатая практика, чтобы  все делать быстро. С пробирками Элли было бы привычнее, но это – это доставляло удовольствие.
Отверстия легли аккуратно, на идеальном расстоянии друг от друга. Несколько раз Бошан очищала фрезу салфеткой от костной пыли, восстанавливая в памяти порядок действий, до мелочей. В этом соблюдении всех правил была что-то ритуально-успокаивающее. Как в службе ее отца. Все по раз и навсегда заведенному порядку. Песнопения, проповедь, сбор пожертвований, причастие, исцеления, песнопения. И так по кругу...
К тому времени, как дало дошло до главного – до того, чтобы отделить крышку черепа, не повредив мозг, Элли даже дышала через раз, сосредоточенная на задаче, которую перед ней поставил доктор. Она ввела в распил краниотом, больше всего боясь, что сейчас вот от волнения или от слабости дрогнут пальцы, подведет запястье... Но руки не подвели и выдержка тоже – помогло воистину ангельское терпение и осторожность, без которой невозможна работа в лаборатории. И чувство времени. Все должно случиться именно тогда, когда должно, ни секундой раньше, ни секундой позже.
Внутренняя пластинка разломилась именно там, где должна была – и Элли отступила на полшага, любуясь открывшейся картиной. Кто-то, вероятно, нашел бы ее отталкивающей, но мисс Бошан не видела в этом ничего, кроме функциональной биологической машины, очень сложной машины, которую можно сломать, а можно и улучшить.
- Сделано, доктор.
Элли не выдержала, улыбнулась седовласому вампиру – совсем по-девчоночьи, светло и радостно.

Отредактировано Эйлинед Роуз Бошан (Четверг, 28 июня, 2018г. 09:54)

12

- Прошу прощения, я не представилась, Эйлинед Бошан, Йель, четвертый курс, кафедра биохимии.
- Хм. Я не спрашивал Вашего имени, и вряд ли сразу запомню. Лучше повесьте бейджик себе... куда-нибудь. - Юрген не смотрел на то, что в эту конкретную секунду делала девушка и не видел, что представлялась она совсем не ему. То, что кто-то решит представляться опытному образцу он и в страшном сне не смог бы представить. Представить не мог, а вот понять мог. Он прекрасно понимал и даже ценил причуды других существ. Правда, это относилось в сородичам, и иногда к оборотням. Он знал весьма и весьма умных представителей этой звериной стаи, но все же больше полагал их именно зверями, а потом уже - разумными существами. Смертных же он как-то не привык вообще рассматривать как что-то путное. Ну как за такую короткую жизнь можно чего-то достичь и чему-то научиться? Разве что к старости, но тогда уже нет возможности эти знания как-то применить и остается надеяться что ученики смогут продолжить наработки. Так оно и бывало, он сам когда-то давно был смертным, но сумел это недостаток исправить. Не без помощи, конечно, так не бывает, и обращение застало его уже в весьма солидном возрасте, но Гесс не жалел ни о чем и не держал на Сира зла за то, что тот тянул с обращением.  Но то все было несколько сотен лет назад и не имело значения.
Окончание изучения совпало с визгом пилы и Юрген посмотрел на то как работает девушка. Работала. Ей, конечно, не хватало скорости и изящества, но скорость приобретается с опытом. А изящество... возможно, девушка сможет заинтересовать кого-то из вампиров и тот обрати ее.
Наблюдать долго за ее действиями тремер не собирался, он отошел к образцу номер 18, проверил как тот зафиксирован убедился что для его целей тот подходит идеально, кивнул сам себе.
- Сделано, доктор. Вампир повернулся и посмотрел на негаданную ассистентку и наткнулся на ее сияющее лицо.  Такого эта лаборатория никогда доселе не видела и Юрген не удержался и закашлялся. Залитый кровью халат, про фартук он забыл ей сказать, в одной руке окровавленная "железка", в другой кусок кости с которой тоже все еще капает кровь, а над всем этим обрамленное светлыми волосами девичье счастливо улыбающееся лицо.
- Вижу. Кость - следом за кожей, а использованный инструмент -сюда. - Ландсберг отодвинул девушку и ввел в правую часть мозга вирус, использовав аппликатор.
- У нас есть время пока вирус усвоится. Можем заняться подготовкой следующего поля. Нам надо добраться до его позвоночника. Как Вы понимаете, юная леди, вертеть его как нам вздумается мы сейчас никак не можем.
Вампир ткнул пальцем в открытый череп.
- Поэтому будем прокладывать путь сверху. - С этими словами он протянул Элен реберные ножницы. Если справилась с черепом, то и ребра перекусит, пусть двумя руками, если силы не хватит. - - Ваша задача - левая сторона. Не мелочитесь. Перекусывайте как можно ближе к местам крепления. Удаляйте все. Я займусь правой. Вы работаете медленнее, поэтому я как раз, полагаю, успею удалить правое легкое. Для поддержания жизни ему вполне хватит и одного.
Дав новый наказ, тремер подал пример, споро перекусывая кости одну за другой и отбрасывая их в ведро. Открыв всю грудную полость со своей стороны он перерезал трахею и просто прижег ее, спаяв края, не заморачиваясь с ушиванием. Легкое не было задето вирусом. Не должно было и Юрген поколебался. Отдать его Харди или не рисковать? Нет, пожалуй, лучше не стоит. Бешенство, оно, конечно, не африканская чума и не сибирская язва, но тоже не стоит рисковать. И с этими мыслями выкинул отбракованное легкое к прочим отходам.
- Постарайтесь не проткнуть сердце. У Вас, конечно, в руках не серебро, но придется потратить время и лишнюю кровь что бы рана затянулась, а то он уже слишком ослаблен. - Буркнул  Юрген, заменяя фрезу на другую, так что бы срезать только слой позвоночника, добраться до мозга не повредив его.

13

Никогда еще у Эйлинед не было такого обширного поля для деятельности. Их учили тому, что человеческая плоть – храм души, а потому священна. И даже к трупам, не смотря на общий цинизм, студенты и преподаватели относились, ну, скажем так, уважительно…  Элли считала, что тело – это набор функций, не самый совершенный, на секундочку.
А душу придумали такие, как ее отец. Чтобы было о чем вещать с кафедры.
Ребрами она занялась с энтузиазмом, при этом не поленившись проанализировать – а с чего, собственно, такое воодушевление, мисс Бошан? Что это мы так взбудоражены, что между ног мокро?
И Эйлинед честно себе признается, что деструктивная сторона процесса ее… будоражит. Ей больше нравится разрушать, нежели созидать, но разрушать, конечно, с определенной целью.
Добраться до позвоночника.

Вампир, с которым они работают, все больше напоминает анатомическое разборное пособие. От которого остается все меньше.
Чтобы работать реберными ножницами, Элли приходилось действовать двумя руками с нажимом, налегая на них левой рукой – Бошан амбидекстр.
«Семя сатаны», - как говорил ее отец, когда в детстве она рисовала левой рукой так же легко, как правой.
Но она справлялась.

Хруст костей, такой характерный, узнаваемый хруст, звучал для нее тайной музыкой.

А потом она доходит до сердце, и замирает. Оно лежит перед ней, розовое и перламутровое, а чаше плоти. Оно бьется.
- Господи Иисусе! – восхищенно шепчет Ээйлинед, забыв обо всем.
О том, что ее халат в крови и льнет к телу. О том, что она не аттракционах в Луна-парке. О том, что ее несколько часов назад укусили оборотни. Обо всем.
Это сердце вампира. Оно бьется.  Сокращается, как ему положено, перегоняя кровь. Элли потянулась к нему, почти коснулась пальцами в медицинской перчатке, но, застеснявшись, одернула.
- Это потрясающе, - призналась она. – Я думала, вампиры мертвы, по сути. Прошу прощения, доктор, если это невежливо с моей стороны. Можно мне его потрогать?
Мисс Бошан застенчива, как девственница на Рождество.

14

- Господи Иисусе!
Смертная. Мысленно усмехнулся Юрген, и едва не поперхнулся, услышав восторженное продолжение этого неуместного восклицания.
- Это потрясающе. Я думала, вампиры мертвы, по сути. Прошу прощения, доктор, если это невежливо с моей стороны. Можно мне его потрогать?
Не смотря на свою... неординарность это продолжение было куда как более уместным.
- Ох уж эти сказки для глупых человеческих детенышей. Вам-то, юная леди, должо быть понятно, что если сердце не бьется, то не может гнать по телу кровь и она бы стекла вниз под действием известной с начальной школы силы тяжести. А Вы же видели что она течет! - Юрген закрепил фрезу на свое место и уже с нотками понимающей снисходительности - вспомнил себя, и он-то, когда узнав про нелюдей был куда старше этой восторженной блондиночки, сказал. - Конечно, потрогайте, можете даже нажимать, убедитесь что оно сопротивляется с положенной силой.  Просто у вампиров частота сердечных сокращений ниже. Сейчас этого незаметно, кажется что оно бьется с привычной для обычного смертного частотой, но он-то пребывает в состоянии крайнего стресса.
Ландсберг дождался пока девчушка наиграется с новой игрушкой и отстранил ее.
Точности смертной он никак не мог бы доверить текущую процедуру - она даже от него требовала сосредоточения. Слой за слоем он снял укрывавшие спинной мозг ткани. Кости и хрящи поддавались с одинаковой легкостью. Струей физраствора он смыл с открывшегося участка осевшую костную пыль. Аппликатор оказался в его руке и он после секундного колебания протянул его девушке, чего имени он, как и обещал, не запомнил.
- Это вирус. Данный штамм смертельный для человека. Его надо точечно распылить на этом участке. - Ландсберг очередным скальпелем ткнул куда именно надо распылить и выжидающе посмотрел на девушку. Возьмет? Или все же испугается? После такой-то рекламы этого уникального эксклюзивного товара? Все же одно дело кровь и кишки, а вирус - соооооовсем другое. Тем более, потенциально смертельный.

15

Ну да, объект, лежащий под ними пребывал в состоянии крайнего стресса, это точно, и вряд ли его успокоило то, что неожиданная ассистентка доктора Лансберга сначала осторожно коснулась сердца. Затем она накрыла его ладонью, через перчатку чувствуя ритм сокращений, сжала – не сильно, боже упаси, она была почти влюблена в это перламутровое сердце вампира, воспринимая его отдельно от его искалеченного тела, отдельно от всей реальности.
- Это потрясающе, - повторила она.
Определенно, если бы хирургию в Йеле преподавали через такие вот… наглядные пособия, она бы влюбилась в хирургию.

Когда доктор продолжил свои опыты – на лице у Элли было выражение глубокого умиротворения. Словно сразу и одновременно добрый боженька исполнил все ее мечты. Она внимательно наблюдала за тем, как прокладывается путь к спинному мозгу. Движение доктора были удивительно точны, можно сказать, нечеловечески-точны…

Аппликатор Эйлинед приняла, умиротворение с нее не слетело, даже когда доктор еще раз напомнил об опасности вируса. Если бы потребовалось испытать его на себе – она бы в первые ряды, разумеется, не встала. У мисс Бошан нормально работали все инстинкты, включая инстинкт самосохранения. Но испытание на объекте – другое дело. Правило любой лаборатории – предохраняйся и незаражаем будешь. На всякий случай Элли Элли натянула на лицо хирургическую маску, которая болталась все это время у нее на шее. Заражение Rabies virus воздушно-капельным путем практически невозможно, но именно сейчас неподходящее время выяснять, насколько именно невозможно.

Скальпель точно указывал, куда нужно распылить вирус. Аппликатор был похож на пистолет и Элли нажала на курок, посылая точно отмеренную дозу смертельного вируса в беззащитный спинной мозг объекта. Это было очень… символично.
- Сколько времени нужно ждать, чтобы увидеть результаты, доктор?
Собственно, ей никто не обещал, что она увидит результаты, но Эйлинед в глубине души на это очень надеялась.
Еще она бы не отказалась от душа, свежей одежды, и чего-нибудь съедобного, но это вполне может подождать.

Отредактировано Эйлинед Роуз Бошан (Суббота, 30 июня, 2018г. 10:46)

16

- Это потрясающе, Юрген ее прекрасно понимал и когда девушка взяла аппликатор довольно хмыкнул.
- Сколько времени нужно ждать, чтобы увидеть результаты, доктор?
- Не так долго, к счастью для этой полудохлой особи. А пока можно проверить как протекает процесс на головном мозге. Пойдемте, юная леди. - На сей раз Ландсберг не спрашивал, не предлагал, а просто приказывал. Они подошли к линзе. Осветительные элементы, расположенные по периметру делали свое дело и отлично освещали нужный участок, а сама линза давала рассмотреть все в малейших деталях. Кроме того, прибор был высокотехнологичным оборудованием. "Линза №9" по накладной стоила более полумиллиона евро. В числе ее функция было практически непрерывно изготовление фотографий и пересылка их на компьютер, имелась возможность съемки  непрерывного процесса и записи его в видеофайл. Мелочи вроде автонастройки резкости и подбора освещения были присущи всей линейки этих линз.
Скальпель был привычным инструментом в руке Кроноса, указывать им было очень удобно. А там где точность указания требовалась ювелирная он использовал глазной
остроконечный малый скальпель.
- Вот смотрите. Здесь место аппликации. - Гесс очертил над поверхностью круг радиусом 9 миллиметров. - И место первичного заражения на порядки отличается по плотности вывеивания штамма на поверхности. В этой же зоне.
Теперь был круг более 5 сантиметров.
- Активность вируса спадает. Сработал защитный механизм и тело вампира всеми силами здесь боролось, но... вирус пошел дальше... а силы нашего... живчика на исходе. И теперь активность нашего маленького друга  снова увеличивается. - Юрген удовлетворенно отошел от стола. Спинной мозг меньше заинтересовал сегодня экспериментатора. Он наметил направления исследования. Теперь будут более детальные работы.
- Можете пообщаться с объектом. Мне сейчас надо принять душ. У Вас есть около десяти минут. Видел Вам с заинтересовало его сердце - инструмент у Вас есть. Объект списан. Можете сами убить его, можете оставить нашим чистильщикам. Их приход будет сигналом для Вас отправиться вон в ту дверь. Вымойтесь и пройдите дезинфекцию. Потом вернетесь сюда.
Ландсберг сбросил в корзину для утилизации перчатки, халат и вошел в соседнюю с указанной для девушки дверь.

17

Десять минут.
Эйлинед кивнула в знак того, что все поняла, и задумчиво взглянула на лоток с инструментами, размышляя – с чего начать.
В тех кругах, куда он изредка попадала благодаря профессору Мартеллу - все эти чопорные вечеринки с коктейлями, юбилеи и прочее – очень любили рассуждать о научной этике. Глядя на эти лица, по большей части дряхлые и некрасивые, можно было подумать, что попал ты не иначе как в рай и вокруг тебя ангелы, чья задача нести человечеству пользу любой ценой. Но, как успела понять молодая и очень пылкая в том, что касается исследований, мисс Бошан. Этика была клеткой, в которую они сами себя загнали и ревниво следили, чтобы и другие не выходили из нее ни на шаг.
Этика – их бог, довольно злой бог, надо сказать и скаредный, который принимает жертвы и редко-редко снисходит до того, чтобы дать что-то в ответ. Что-нибудь декоративное, вроде премии или звания.
Для Элли таким богом была Польза.
- Знаешь, тебе повезло, - негромко сказала она вампиру перед тем, как сердце его раскрылось, подобно плоду, рассеченное скальпелем, явив Эйлинед мышечную ткань, аорту, желудочки, вены...
Все это она видела в морге, и там сердце какой-то безымянной покойницы казалось ей просто куском мяса. здесь же оно было осенено волшебством отлетающей жизни.
- Вряд ли тебе будет легче от этой мысли, но ты прожил жизнь не зря. И умер не зря. Пользы от тебя было больше, чем от девяносто девяти процентов людей на этой грешной земле. так что… покойся с миром.

Когда прибыла команда чистильщиков, Эйлинед прошла в душевую и на обработку. От дезрастворов слегка пощипывало кожу, но мисс Бошан улыбалась. На душе блыо хорошо, как всегда бывает после хорошо выполненной работы. Эпизод с вервольфами казался уже мелочью, о которой можно забыть. Как говорила ее знакомая – с белыми девушками, зашедшими не в тот район, может случиться неприятность, выпей и забудь. «Выпей и забудь» вообще был ее девиз, может быть, поэтому Саманта вылетела из Йеля уже на втором курсе.
Когда мисс Бошан готова была вернуться в лабораторию, ее уже ждала чистая одежда, так что перед доктором она появилась во вполне пристойном виде, никаких тебе пятен, никакой грязи. И не капельки сомнения или сожаления в синих глазах Эйлинед Роуз, дочери методистского священника. Прав был отец, говоря о том, что крепкая вера – наш лучший щит.
- Доктор… - застенчиво улыбнулась лапочка Бошан. – Это был замечательный вечер, спасибо!
Ни один из ее кавалеров, провожающих леди домой после свидания не мог похвастаться и половиной такого энтузиазма, что звучал сейчас в голосе Элли.

18

- Доктор… Это был замечательный вечер, спасибо!
- Хе-хе. Давно уже юные девушки не говорили мне таких слов. - Юрген веселился. Он не жеманничал, всю романтическую чушь, которая могла бы стать причиной таких слов, вампир давно оставил позади. А для утоления жажды, любой жажды, на Сантарии были рабы и рабыни. Отличные тела, превосходная выучка и никаких излишеств и сантиментов. Но сейчас речь была не об этом.
- Надеюсь, юная леди, Вы умеете заваривать чай. Говорят, американцы, перебравшись из старушки Европы потеряли всякие навыки. Чай, кофе и еда сносного качества может быть найдена только в дорогих ресторанах. Сам не буду судить, так как никогда там не был. Надеюсь, Вы развеете лично для меня эти утверждения. Вот там  за ширмой небольшой уголок. Горячая вода в автоклаве отлично подойдет. Принесите нам чай и давайте немного поговорим. Вам удалось меня заинтересовать.
Кронос хмыкнул, представив что именно довелось бы услышать этой девице, имея она глупость повторить кому-то эти слова Ландсберга.
Дождавшись когда она вернется и обеспечит вампира чашкой чая он вернулся к разговору.
- Начнем с вопросов. Откуда сегодня притащил Вас этот грозный кошак? Хватит пары предложений. И более важный и интересный - как Вас занесло на Сантарию? Вот это мне интересно услышать поподробнее. Моя интуиция подсказывает, что это может быть занимательно. Итак, юная леди. Я слушаю Вас.

19

Элли умела заваривать чай. Отец был очень требователен в этом вопросе, к тому же кофе в их доме находилось под запретом а алкоголь под категорическим запретом. Так что первое, что делала Эйлинед, вырвавшись в Нью-Орлеан , восполняла годовой запас кофеина в организме.

- В городе беспорядки, - коротко ответила она на вопрос доктора, ставя перед ним поднос с чашками и чайником, в котором томился заваренный по всем традиционным правилам напиток. Фарфор был тонок и изящен, чай ароматен и крепок.
- Я потеряла документы, попала в полицейский участок и меня покусали оборотни.
Сейчас это казалось таким далеким и не важным, что Эйлинед и сама не видела смысла говорить об этом долго.
Как сказал вампир – двух предложений достаточно.
- На Сантарию меня привезли три дня назад, частным самолетом и без сознания. Доказательств у меня нет, но подозреваю, что благодарить за это я должна своего научного руководителя из Йеля, профессора Мартелла.

Что занимательно, слово «поблагодарить» в устах юной леди прозвучало без иронии и горечи, правда, она сама на это не обратила никакого внимания.
- Я случайно обнаружила, что профессор под прикрытием благотворительно организации «Медицина без границ» занимается изъятием внутренних органов и их продажей, и повела себя… не очень благоразумно.
Элли едва заметно поморщилась и запила неодобрение себя чаем. Чай был превосходным и неодобрение растаяло в нем, как кусочек тростникового сахара.
- Энгус Мартелл попытался поговорить со мной о тех документах, которые я видела, но я отказалась разговаривать. А потом легла спать, и проснулась уже здесь, на острове.

20

Про беспорядки, полицию и оборотней док выслушал просто как информацию, беспорядки дела Кайта и Хеллсторма, полиция это тоже этот скандинав там пусть разбирается, а усусы оборотней он сам лично обрабатывал.
- На Сантарию меня привезли три дня назад, частным самолетом и без сознания. Доказательств у меня нет, но подозреваю, что благодарить за это я должна своего научного руководителя из Йеля, профессора Мартелла.
Гесс внимательно слушал, пока что было несколько... сомнительно. Отправить смертную на Сантарию в качестве подарка для этой смертной? Нонсенс. Да еще и так. Но послушаем дальше. Тем более что никакого Мартелла я знать не знаю.
Я случайно обнаружила, что профессор под прикрытием благотворительно организации «Медицина без границ» занимается изъятием внутренних органов и их продажей, и повела себя… не очень благоразумно.
Ага, вот теперь уже начинает сходиться. Видимо, юная дама использовала слово "благодарность" как сарказм. А вот этот Мартелл меня кажется уже заинтересовал. Если у него есть отработанный канал для пересылки органов, то, возможно, он сможет по нему же доставать и целиком особей. А то Кайт на меня время от времени волком смотрит, хе-хе,  когда мне нужны новые подопытные.
- Энгус Мартелл попытался поговорить со мной о тех документах, которые я видела, но я отказалась разговаривать. А потом легла спать, и проснулась уже здесь, на острове.
Вот только вряд ли у них подходящий размах. Иначе бы Харон уже давно знал бы все. Некоторое время Юрген молчал, погруженный в свои ощущения и за это время успел допить одну чашку и почти расправился со второй.
- Знаете, юная леди, зная старину Кайта, я более чем уверен, что скоро этот Ваш профессор внезапно куда-то уедет, а самого его можно будет, при желании, увидеть здесь. Не знаю как быстро СБ проделает это все, но ставлю свою лабораторию против битого предметного стола, что менее чем через неделю инициатор такого вопиющего нарушения всех правил и приличий будет здесь.
Ландсберг поднялся подошел к компьютеру и около десяти минут щелкал по кнопкам, а когда вернулся на его лице было брезгливо-презрительная гримаса.
- И дальнейшую его судьбу предскажу: допрос у кого-то из следователей Кайта. Скорее всего он передаст это тому же коту, что притащил Вас. Видимо, поэтому он и притащил, что занимается этим. А потом - казнь. Он смертный, поэтому для него другого варианта нет. Даже если бы он был вампиром или оборотнем, то после такого хамства его тоже не пощадили бы. Я могу узнать у Дюка судьбу этого сморчка. Возможно Вам захочется лично поблагодарить своего благодетеля.
Юрген весело засмеялся, допив чай и отставив чашку.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Chirurgia effectus inter omnes medicinae partes evidentissimus est. *