Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - 416125092 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Measure for Measure


Measure for Measure

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Профессор услышал еще один голос и воспрял духом. Это было глупо, очень глупо, и если бы Энгус Мартелл чуть-чуть подумал, он бы понял, что его не спасет никто – то, что из него достали, обратно не пришьешь. Но он существовал, он мыслил, слышал, видел и чувствовал, а значит, надеялся вопреки всему. Говорить он не мог – мешал кляп, не могу повернуться, но всеми скудными средствами – хрипами и мимикой – он пытался привлечь к себе внимание вошедшего.
Но – напрасно.
Хотя обладатель голоса знал его имя (даже в своем нынешнем ужасном положении профессор почувствовал приятный укол удовлетворенного тщеславия) это имя его не впечатлило.
Это находилось за гранью понимания Энгуса Мартелла. Он же не безымянное тело! Он... его вклад в науку... его исследования...
Ничего здесь не значат.
Ровным счетом ничего.
Это было ужасно. Ужасно и несправедливо. Почему его, знаменитого ученого и мецената медленно убивают, а эта тварь, Бошан, жива? Почему ее жизнь ценнее, чем его жизнь?!

22

Да. Я пришел именно за ней... Не много ли она тут у тебя времени провела? Я ждал, что она в больничной постели, а застаю ее со скальпелем, разделывающей труп,
- Шарль, имей совесть! Ты жалеешь, что твоя сотрудница не на больничной койке? Как не стыдно? А то, что юная леди предпочитает отдыхать таким образом, так у всех у нас свои маленькие хобби.
Вопрос относительно личности подопытного тзимицу и его сотрудница решили сами, не понадобилось участвовать.
Юрген, ты что-нибудь намерян сделать с той частью его тела, которую вы не тронули?
- А это не мой подопытный, Шарль. Я попросил Дюка отдать нам тело для опытов и подарил его этой юной леди. Ты в курсе, Шарль какой не ограненный алмаз тебе  достался? Не позволь громилам старого пирата испортить эту драгоценность. В противном случае я отберу ее у тебя. - Взгляды старых вампиров скрестились. И пусть Бодлер выглядел по сравнению с Ландсбергом почти как его внук, а вот на самом деле, кажется, он был даже старше этого треми. Было там в истории этого поэта-изверга что-то про сон или что-то еще, сплетни Юрген не собирал, просто знал что Бодлер никак не юный щенок,  но девчонка чем-то зацепила старого прожженного циника.
- Так вот у нее и спрашивай что она планирует сделать.
И я хочу взглянуть на его мозг. К сожалению, профессору уже недолго быть с нами, сами видите…
Ландсберг испытующе посмотрел на тзимицу.
- Шаааааааааарль. Ведь это вопросы не просто так? Да? Ты что-то хочешь... посоветовать? Или предложить? - В глазах Кроноса снова загорелся огонь исследователя потопив под собой проскочившие ранее молнии защитника юных дев, попавших в беду.
На пытавшегося что-то мычать и кряхтеть подопытного профессора Мартелла, от которого уже остался лишь и истекающий кровью костяк. Добрая девушка лишь сняла кожу с профессора, а Ландсберг, пока она разбиралась со внутренностями и когда не требовалась его помощь с сосудами, неторопливо срезал мышцы с ног подопытного. Для тренировки, проделав это так, что поверх костей сейчас висела сетка вен и артерий, продолжавших качать кровь.

23

- Нет. На мозг его вы смотреть не будете, юная мадемуазель. Да и небезопасно это... Там ведь такие грязные мысли! - Шарль усмехнулся и, подставив стул, сел так, чтобы находиться позади мисс Бошан. Получилось так, что он сел, полностью прижав ее к столу, на котором находилась голова профессора.
"А это не мой подопытный, Шарль. Я попросил Дюка отдать нам тело для опытов и подарил его этой юной леди. Ты в курсе, Шарль какой не ограненный алмаз тебе  достался? Не позволь громилам старого пирата испортить эту драгоценность. В противном случае я отберу ее у тебя."
- Конечно, мой дорогой! - говорить тремеру "дорогой" было бы  для тзимицу смерти подобно и в прямом, и в переносном смысле, но в Цитадели все вампиры были равны, в том числе и кровные враги, казалось этим вампирам доставляла удовольствие их прошлая несовместимость и они подтрунивали над ней.
- Он отберет! Кайт лично отдал ее под мою опеку. Кстати... Она некромантка, а ты и не знал? А вы, мадемуазель Бошан, - он обратился теперь к Эйлинед, все так же стоявшей перед ним, - Если вы не выпустите сердце профессора Мартелла из своих рук, то вы сможете гораздо раньше насладиться своими возможностями и сделаете из него зомби. А я бы сделал все, чтобы запечатлеть в нем жизнь... Извините, мадемуазель...
Он улыбнулся, встал и осторожно вынул старческое сердце из руки Эйлинед, положил его рядом с головой.
- Извини, мой друг. Сейчас будет немного больно... - на этот раз его слова были адресованы профессору Мартеллу. Тзимицу немного поколдовал над ним, пассы его рук были мгновенны и трудно различимы, в результате чего голова профессора отделилась от тела, Мартелл что-то замычал сквозь кляп, на его, покрытом кровью лице, показалась испарина, а между тем все вокруг, сердце и кое-какие сосуды исчезли со стола, зато у головы появилась живая "подставка", которая удобно ставилась на стол и не давала голове скатиться. Бодлер закончил работу и повернулся к зрителям. Покрытые кровью руки тут же очистились сами собой. Кровь и лишние ошметки исчезли и с головы Профессора.
- Я возьму "это" для опытов, Юрген. Мадемуазель Бошан, вы будете отвечать за профессора Мартелла. Видели вы, как растут орхидеи? Его теперь можно не кормить и не поить. Лишь сбрызгивать его водой, или протирать тряпочкой, а внутрь давать малую порцию Льда. Выньте-ка у него кляп...

24

Это были просто именины души.
От слов месье Бодлера и от похвал доктора Лансберга Эйлинед чувствовала себя такой же счастливой, как в тот день, когда ей прислали письмо из Йеля. Тогда это был билет в новую жизнь… Сегодня, пожалуй, тоже не меньше.
Она хотела учиться. Иисусе сладчайший, как она хотела учиться тому, что увидела здесь, в Цитадели, и два вампира, светски беседующие сейчас ее между собой могли научить ее тому, что не дал бы мисс Бошан ни один университет Лиги плюща. Да что там, все они вместе взятые.
Она уже хотела заверить и месье Бодлера и доктора Лансберга что всем довольна и готова как исполнять свои обязанности лаборантки, так и ассистировать доктору, если он окажет ей такую честь, но замерла.
Месье Бодлер оказался очень близко, и Эйлинед пришлось взять паузу, чтобы совместить этот факт  с тем, что у нее подскочил пульс, а кровь прилила к лицу. Она уже ловила себя на такой реакции на Шарля Бодлера и все хотела прямо у того спросить, не пробует ли он на ней какой-нибудь вампирский трюк.

- Да, доктор… извините, что сама вам об этом не сказала.
Эйлинед повернулась к доктору Ландсбергу, ситуацию это не улучшило, но присутствие импозантного хирурга-вампира действовало на нее… отрезвляюще.  Как если бы после горячей ванны она вдруг встала под холодный душ. То есть то, что надо.
- У меня это наследственное. Но я обещала не пользоваться своими способностями на острове… да и из профессора вышел бы никудышный зомби.

А дальше… дальше все больше напоминало сон, в котором возможно невозможное. Элли не могла сказать как именно – но месье Бодлер отделил голову Мартелла от тела и устроил ее на вполне удобной подставке.
Эйлинед пришлось закусить губу, потому что очень хотелось разразиться тирадой, недостойной леди-южанки.
Это было охренеть как впечатляюще.
- Вы серьезно? – тихо прошептала она, наклонившись над головой профессора. – Он правда жив и будет жить?!
Кляп был вытащен из рта.
- Вы слышите, профессор? Вы будете жить.. Месье Бодлер, а как долго он может так… существовать?
В глубине души Элли уже знала ответ…

25

Доктор Мартелл хотел умереть, но еще больше он хотел жить, и ему показалось, что спасение пришло. Неожиданно и уже нежданно, но пришло, потому что вдруг у него исчезла боль. Вся. У него ничего не болело, напротив, во всем теле была такая легкость, которую он никогда не чувствовал. Даже не так… не во всем теле, а как будто его не было. Чего, конечно, быть не могло.
Бошан, неблагодарная сука, вытащила из его рта кляп, и профессор поспешил обрушить на нее весь свой гнев.
- Думала, убила меня, да, тварь? Думала, я умру? И это твоя благодарность за все, что я для тебя сделал?! Неблагодарная дрянь!
Вертеть головой, почему-то, не получалось. Наверное, он все еще привязан, поэтому Мартелл старательно скосил глаза на тех двух мужчин, что присутствовали в операционной вместе с «неблагодарной дрянью».
- Не верьте ей! – провозгласил он. – Я профессор Йеля, Энгус Мартелл! Я могу быть вам полезен, господа, очень полезен. А она всего лишь студентка, причём не самая умная. Посмотрите на эту куклу, понятно же, чем она зарабатывала себе высокие оценки!
Это было ложью, вопиющей ложью. Но Мартелл знал, как переживайте Бошан из-за того, что ее мозги никто не видит за ее эффектным бюстом.
И, да, было еще кое-что, чем он мог ее уязвить!
- Твоя бабка мертва, - злобно бросил он. – В университет пришла телеграмма. Тебя ждали на похороны. но ты не смогла приехать – ха-ха – какая жалость!

26

- Конечно, мой дорогой!
Глаза старого вампира блеснули. На короткий миг в этом огне пронеслась вся многовековая вражда этих двух кланов. Пожалуй в истории вампирьего общества не было более заклятых врагов. Тремеры были столпом и оплотом Камариллы, в то время как Тзимицу были этаким кристаллизированным экстрактом самой Саббат. Настолько, что ни один из тзимицу никогда не переходил в стан отступников и не присоединялся к Камарилле. Да, были кланы, в которых не появлялись отступники, те же каесиды, но там причины были не в их приверженности идеям "этих оголтелых бунтарей", как называли всех Саббатитов те же вентру, которые, как и треми  видели будущее только за своим "движением". Но... увы, отступники в этих кланах появлялись, ведясь на лозунги Саббат. Казалось у Тременов и Тзимицу вражда за столетия въелась в плоть и кровь, став "генетической памятью поколений", как у кошек и собак.
Миг Юрген мечтал вцепиться в горло Шарлю, но это был только миг. Потом треми фыркнул.
- Он отберет! Кайт лично отдал ее под мою опеку. Кстати... Она некромантка, а ты и не знал? А вы, мадемуазель Бошан,
- Некромантка? То есть... Джованни? Тьфу, в смысле, что если ее решат обратить, то придется искать ей кого-то из этих... - Юргена нисколько не напугало сообщение тзимицу. А может быть, именно потому что это было сообщено им, то Кронос тут же начал соображать что можно сделать. - Еще можно найти Каппадокийца где-нибудь... но... Впрочем, что это я...
Тут же оборвал себя размечтавшийся вампир.
- Все это еще рано обсуждать.
- Да, доктор… извините, что сама вам об этом не сказала. У меня это наследственное. Но я обещала не пользоваться своими способностями на острове… да и из профессора вышел бы никудышный зомби.
Юрген снова фыркнул.
- Вот только зомби мне в лаборатории не хватало! А ты, Шарль тоже мне, вместо того что бы поддержать юную леди, которую Харон тебе так неосмотрительно отдал, издеваешься над ней и над моей лабораторией, пугая нашествиями зомби. 
Над работой тзимицу Юрген наблюдал с привычным научным интересом. Его клан обладал огромными возможностями, но сам Юрген не распалял свои силы, выбрав только нужные для себя пути и развивал их, доводя до совершенства. Но это не означало, что не стоило восхищаться чужому мастерству и Юрген восхищался. По нему это не было заметно, а вот девочка явно была в восторге.
- Не верьте ей! Я профессор Йеля, Энгус Мартелл! Я могу быть вам полезен, господа, очень полезен. А она всего лишь студентка, причём не самая умная. Посмотрите на эту куклу, понятно же, чем она зарабатывала себе высокие оценки! Ландсберг с любопытством смотрел на разоряющегося профессора.
- Твоя бабка мертва, В университет пришла телеграмма. Тебя ждали на похороны. но ты не смогла приехать – ха-ха – какая жалость!
- Мда. Я был о Йеле лучшего мнения. Жаль что преподавателей не проверяют на психическое здоровье. И... - Ландсберг подумал и положил ладонь на затылок "профессора" и насладился его воплями.
- Извини, Шарль. И Вы, юная леди, простите, но я решил немного добавить к этой... орхидее. Четыре раза в сутки его кровь будет вскипать. Не надолго. Потом все вернется к прежнему, но боль он будет испытывать после еще минут пятнадцать-двадцать. И я задал только количество... наказаний. А когда именно это буде случаться - нет. Так что для него всегда это будет неожиданно.
И довольный собой вампир отправился мыть руки, а Бодлеру с его подопечной оставил разбираться дальше с их инсталляцией. Из колонок лились музыки венского вальса.

Отредактировано Юрген Ландсберг (Среда, 11 июля, 2018г. 10:04)


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Measure for Measure