Вверх страницы

Вниз страницы

ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА

Объявление

--------
Цитадель Зла ( 21+ ) Испокон веков Сантария живет под властью демона. Здесь правят законы хищников, а у власти стоят оборотни и вампиры. В замок правителя съезжаются представители иностранных держав, различных кланов, религий и культов. Крупные финансисты и политики вершат здесь свои тайные сделки, от которых долго оправляются все биржи мира, а мирная жизнь государств рушится в один миг. Тут плетутся интриги и свершаются кровавые драмы, калечатся судьбы одних, а других судьба возносит на пьедестал. И не стоит искать справедливости, ибо это Мир Тьмы и логово его - Цитадель...   Время Менестрелей (+21) В далекой Лотиане, долгое время раздираемой клановыми войнами, опираясь на мощную армию и Инквизицию, у власти встал Триумвират - три правителя от трех кланов. И весь этот хрупкий мир однажды был нарушен таинственной смертью одного из великих лордов. Кто убийца? Куда делось тело убитого из родового склепа? Правдивы ли слухи о его воскрешении и о том, что он вернулся, чтоб отомстить? Странные и кровавые события разворачиваются одно за другим. А на поиски пропавших сокровищ мятежной Весталии брошены все силы двух государств.
9-й год на MYBB
Администрация: Дамиан - ICQ 709382677 ДВЕ ИГРЫ: Наше время, Карибские острова, тоталитарный режим, детектив, политика, люди, оборотни и вампиры. И средневековое фэнтези, войны кланов, борьба за власть. ...

Правила | Шаблон анкеты | Занятые роли | Информация о "Цитадели" | Сюжет "Цитадели" | Сюжет "Менестрелей" | Хроника "Менестрелей" | Чат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Dance of the flame


Dance of the flame

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

http://imhotour.ru/wp-content/uploads/2017/10/ognennoe_shou.jpg

2

Когда Ивон вошел в репетиционный зал, четыре пары глаз уставились на него настороженностью и недоброжелательностью. Четверо танцовщиков, одетых, как и Виллар в трико, разогревались у станка. Его появление вызвало секундную заминку, но через мгновение все четверо снова повернулись к зеркалам, старательно делая вид, будто новенького тут нет.
Ивон, вовсе не мечтавший о том, чтобы завести новых друзей, едва заметно пожал плечами и занялся тем же.
Его разбудили в семь утра и дали четкие инструкции: что надеть, куда пойти. В инструкциях не было сказано – зачем, но это не слишком занимало любопытство Ивона. Его радовала сама возможность выйти из комнаты, грела надежда на то, что он сможет танцевать, и, может быть, ему дадут на это больше двух часов. Следуя совету Никки, вампир «не нарывался на неприятности», просто копил, копил все внутри, зная, что сможет сбросить все напряжение, весь страх, все неприятные чувства в танце. Освободиться. Очиститься, если угодно.

Большой зал делился на три части. Большую его часть занимала невысокая сцена. Возле сцены три кресла – условное обозначение зрительного зала, и зеркальный угол со станками. Все, как прикинул Ивон, на сцене вполне могло разместиться до десяти человек, не мешая друг другу. Но их тут было четверо. Значит, либо речь идет об очередном прослушивании, либо о репетиции.
Вампир подтянул к себе ногу, разминая мышцы, и поймал через зеркало недобрый взгляд одного из танцовщиков. Оборотня с удивительно красивыми глазами, Виллар никогда еще не видел таких – словно расплавили золото и изумруд. И сам он был красив – выше, чем Ивон и тело у него было рельефнее, массивнее.
Небрежно, с вызовом, улыбнувшись, оборотень прошел на сцену.
- Ну давай, Эрик, покажи класс, - подначил его другой танцовщик.
И тот показал класс, выполнив несколько прыжков – высоких, сильных, ювелирно-точных. Нечеловечески сильных и точных. Смотрел он при этом на Ивона, недобро и оценивающе.

Вилар отвернулся, сделав равнодушное лицо. Конкуренция и недоброжелательность среди балетных была для него делом обычным. Это везде так. Главных ролей мало, талантливых танцовщиков много, никому не хочется прозябать в массовке.
Оборотню, как видно, такое равнодушие не понравилось.
- Эй ты, новенький, - окликнул он Ивона. – Может ты нам покажешь класс, раз пришел?
Вампир задумался на секунду. Заманчиво, конечно, но…
- Нет, - спокойно ответил он. – Не покажу.
Такого ответа оборотень от него не ждал.
- Почему?
- Приказа не было, - ангельски улыбнулся ему Ивон Виллар.
На секунду в зале повисла мертвая тишина.
Оборотень с золотисто-зелеными глазами сошел со сцены, даже не сошел, стек каким-то животным, плавным движением. Подошел близко, надвинувшись на Ивона.
- А если я прикажу? – угрожающим шепотом спросил он.
Трое других танцовщиков подвинулись ближе, не вмешиваясь, но явно с любопытством.
Запахло дракой. Виллар драться не умел и не любил, но в данном случае у него, похоже, не было выбора…

3

- А если я прикажу?
- Так-так. Если мне не изменяет память, то я пока не назначал никого на должность своего ассистента или помощника. - Раздался глубокий голос и в следующий миг в комнате стало на двух оборотней и одного вампира больше.
Массивная фигура вертигра стремительно пересекла помещение. Он больше не смотрел на собравшихся, его больше привлекли кресла. Он обернулся к сопровождавшему его вербарсу и указал на кресла.
- Как это понимать? - В голосе была едва сдерживаемая ярость, но вопрос был не понят и ответа не прозвучало, лишь в глазах собеседника светилось непонимание и страх. Рихарду пришлось пояснить.
- Я еще неделю назад приказал принести сюда кресло для меня. И где оно? - Барс съежился.
- Я сейчас все сделаю. - Почти пискнул он и не дожидаясь пока ему еще что-то скажут ретировался.
- Таааааааааак, теперь с вами, детки... - Глаза оборотня сверкали яростным огнем. - Если кто-то забыл, то напомню. Здесь приказы отдаю только я. Ты, Эрик, сегодня останешься после репетиции и я тебе напомню твое место. А пока что...
Раздался грохот. В дверь два раба пытались протолкнуть массивное кресло. Наконец, кто-то сообразил, что так оно не пройдет и они его поставили. Рихард пошел пятнами и сжал кулаки.
Тем временем кто-то сбегал за мастером, двери сняли с петель, кресло затащили и створки вернули на место.
- Когда-нибудь, я все же отдам тебя Дэниэлу на пару дней. - Рыкнул тигр и уселся в кресло, да, оно куда лучше подходило его основательной фигуре, чем те, что находились здесь, даже стало казаться, что если бы Бауэр и попытался в какое-то из них сесть, то оно бы просто развалилось под ним.
- Так, бездельники, вы собрались прохлаждаться. Полчаса разминки, а потом на сцену. Сначала по одному. Начнем с тебя, Эрик, раз тебе так не терпится себя показать. Пока разминаетесь послушайте. Мне нужно что бы каждый из вас показал как он видит эту музыку. - Он нажал на кнопку, включая музыкальный центр.

4

Драки не случилось.
Как только в зале появился Рихард Бауэр, Эрик растерял всю свою воинственность. Более того, как отметил про себя Ивон, взгляды, которые он бросал на вертигра, были очень красноречивы. Не исключено, что этот Эрик будет более чем счастлив остаться после репетиции, чтобы Бауэр «показал ему его место».
Разминка длилась ровно полчаса, и, по хлопку Рихарда Бауэра, Эрик взошел на сцену. Вербарс взял в руки пульт, нажал на кнопку. Акустика в зале была превосходная…

От первых же аккордов у Ивона мурашки побежали по коже. Сначала вампир решил, что это современная обработка неизвестного ему произведения Вивальди, потом все же предположил, что нет, это стилизация под барокко, но какая стилизация! В ней была страсть, в каждом аккорде, в каждом взмахе смычка, и танцовщик, боясь дышать, позволил музыки проходить сквозь него, оседать в его крови чистейшим наслаждением.
А еще он с любопытством и не без толики профессиональной ревности, наблюдал за Эриком. Тот был великолепен, и танцевал он для Рихарда Бауэра, в этом не было сомнений. В каждом движении оборотня была сила и агрессия, а еще жажда, желание, телесный голод. Он не столько слушал музыку, сколько пытался подстроить музыку под себя, под свои эмоции… но все же, это было великолепно.

- Эрик лучший в труппе, - шепнул Ивону молодой вампир, выглядящий не старше самого Виллара.
Воспользовавшись тем, что все смотрели на сцену, он подошел поближе к новенькому.
Ивон сначала напрягся, но от вампира не исходило угрозы.
- Он очень хорош, - так же тихо ответил Виллар, смотря на то, как выкладывается Эрик.
Все мышцы напряжены, весь на грани чего-то опасного… зрелище завораживало.
Музыкальный отрывок закончился, длился он, по ощущению Ивона, не больше четырех-пяти минут, но за это время Эрик, по-видимому, сумел прожить в танце целую жизнь… сейчас он стоял на коленях на краю сцены, требовательно глядя в глаза вертигра, ожидая от него похвалы.

5

Рихард мысленно посмеивался, он понимал что хотел сказать Эрик своим танцем, и тигру это понравилось. Однако возмущение тем, что этот оборотень, кажется, решил что его положение сродни положению фаворита, не оставляло рабу шанса на полное одобрение режиссера.
- И это все, что ты можешь продемонстрировать нам? - С гримасой недовольства поинтересовался вертигр, и подал знак пришедшему с ним рабу-вампиру приблизиться и присесть на подлокотник что бы Бауэру было удобно притянуть к себе и вогнать клыки в шею и сделать пару глотков свежей горячей крови. - Следующий. А тебе Эрик я советую больше тренироваться самому, чем пытаться брать на себя непосильные обязанности.
Рихард дал знак следующему подняться на сцену и снова зазвучала та же композиция, предлагая танцорам одному за другим показать свою фантазию и умение импровизировать.
Оборотень внимательно смотрел на сцену, более не давая оценки выступающим. Просто после окончания говорил: "Следующий." И музыка звучала вновь и вновь, будоража воображение, заставляя чувствовать напряжение и искать ответы.

6

После того, как желанное одобрение не было получено, Эрик ушел в угол, сел на пол, поглядывая на Рихарда Бауэра с обидой и тоской, а на остальных танцовщиков с подозрением и ревностью. Но ревновал он зря, как и сказал вампир, которого, как Ивон выяснил, звали Конор, Эрик явно был лучшим в труппе. Хотя и остальные трое заставили бы плакать от счастья любого известного балетмейстера. На человеческий взгляд, они были безупречны во всем – в пластике, в технике, в артистичности. Каждый выкладывался на сцене. Каждый танцевал так, что у Ивона сводило под ребрами от восторга.
И, волей-неволей, он поддался духу соревнования, благо, у него было время подумать – судя по всему, его Рихард Бауэр оставил на конец.
Прослушав музыкальный отрывок на четыре раза, и поднявшись на сцену, Ивон уже знал, что будет танцевать. Нет, он не стал вкладывать в каждый жест страсть и животное желание, как это делал Эрик. Не стал он превращать импровизацию в демонстрацию техники, как это сделали три других танцовщика.
Рихард Бауеэр сказал: «Покажите, как вы видите эту музыку».
И Ивон показал…

Он не видел сцену, не видел вертигра и всех, кто был в зале. Он искал. Искал дорогу, пробираясь через туман, через снег, падающий с неба. Искал с отчаянием и решимостью, как искал накануне ответ на один простой вопрос – как ему жить дальше.
Он сражался с невидимыми чудовищами, притаившимися в тумане, нападавшими на него, играющими с ним. Сражался отчаянно.
Чудовища отступали, все кроме одного.
И вот уже музыка диктовала, а Ивон повиновался ей – битва превратилась в танец, враг стал больше, чем врагом, в движениях вампира появилась страсть, такая же отчаянная, как и его битва… такая же обреченная. Уносящая к вершинам… бросающая на дно…
И враг отступил. Чудовище ушло. Ивон победил… но и проиграл.

Музыка закончилась. Туман перед глазами танцовщика рассеялся. Потрясенный пережитым он стоял на краю сцены, готовый жизнь отдать за то, чтобы пережить все это еще раз… и понимая, что такие моменты случаются, может быть, раз в жизни…

7

Очередной раз закончилась музыка и Рихард поднялся с кресла. Даже оно ухитрилось чуть скрипнуть когда массивная фигура выдвигалась из него, тяжело оперившись на подлокотники. При этом каждый из собравшихся здесь видел как умеет грациозно двигаться этот огромный зверь.
- Согласно отзывам критиков и прочих... специалистов. - Бауэр сделал намеренную паузу и "специалистов" было произнесено с такой интонацией, что делало продолжение едва ли не оскорблением. - Здесь сейчас находится пятерка лучших танцовщиков планеты.
Произнеся это Рихард отошел к окну, став спиной к "пятерке лучших", словно видеть их не желает. На самом деле, он стоял прикрыв глаза и вспоминая рисунок танца каждого из них и выискивая новый. Тот, где все пятеро станут частями одного целого. Сплетутся воедино и покажут то, что станет для них новой ступенью, заставит перешагнуть за собственные пределы.
В центре виделся яркий Эрик, но Рихард был на него зол. Поэтому требовалось сделать так, что бы сейчас начать репетиции поставив в центре, да вот того же новенького, что заставит негодовать всех и рвать жилы, показывая что они лучше. А потом... потом можно будет или поменять Ивона и Эрика местами на сцене или... или Эрику придется совладать с собой и понять, что служение искусству это постоянная жертва, а то слишком много о себе возомнил.
- А теперь все на сцену. - Рыкнул оборотень, а когда они поднялись то, расставил их сначала квадратом, поставив в его центр Вилара, отодвинув Эрика на левый дальний угол. - Запомните свои номера. С этого дня, до окончания репетиций буду обращаться только так. Итак, с центра. Один, левый край. Ко мне ближний - второй, за ним, третий. Правый край. Четвертый стоит во второй линии, а ты, красавец в первой носишь теперь номер пять.
Отдав распоряжения, Бауэар скинул пиджак на руки своему слуге, и принялся раздавать команды, он включал раз за разом композицию и отдавал команды какой элемент кому и на какой такт исполнять и требовал что бы показывали как поняли. Команды отдавались то каждому по одному, то парам, то всем вместе. Через почти три часа дрессировки, Рихард дал приказ рабу подойти к каждому из танцоров и дать им кровь, разлитую из пакета по стаканам.
- Пять минут на отдых и попробуем собрать воедино все это. - Буркнул Рихард и рухнул в кресло. Вот от такого движения любое другое кресло точно бы развалилось, это же лишь скрипнуло, Рихард же усмехнулся, потом погладил подлокотник. - Что завидуешь? Правильно делаешь, тебе следовало не показывать норов, а делать все, что я приказывал, и сейчас бы ты был там, на сцене, а не стал частью этого замечательного предмета интерьера.
Раздался глухой всхлип, и по подлокотнику потекла слеза и на миг показался человеческий живой глаз, а потом он снова стал выглядеть деревянным. Со вторым подлокотником Рихард не собирался общаться.

8

«Пятерка лучших танцовщиков планеты» молча ждала, что скажет им вертигр. Затаив дыхание ждала, и Ивон тоже. И удивился, когда Рихард Бауэр поставил его в центр. Удивились, наверное все, но дернулся только Эрик, сделал шаг вперед, необычные глаза горели ненавистью… но Конор вовремя ему что-то шепнул, что – Ивон не расслышал. Но, должно быть, посоветовал не лезть на рожон. И тот отступил.

А потом им стало не до личных приязней или неприязней, потому что Рихард Бауэр начал репетицию. Все режиссеры и балетмейстеры безжалостны к своим актерам, Ивон это знал. Но вертигр превзошел их всех, выжимая из пятерки танцовщиков все, на что они способны и еще сверх этого. Много сверх этого. Но зато и идеи его захватывали воображение. А это, пожалуй, было главным для Виллара. Он готов был выкладываться целиком ради того, что считал прекрасным.
Как и все они.

До перерыва он даже забыл об Эрике, но тот, конечно, не мог о себе не напомнить.
Танцовщикам раздали кровь, и оборотень, держа свой стакан, с улыбкой подошел к Виллару. Ивон был на полголовы ниже, и не так широк в плечах, так что, должно быть, желтоглазый решил, что его роста и недоброй ухмылки будет достаточно, чтобы запугать новичка.
- Не воображай о себе слишком много, - тихо проговорил он, явно стараясь, чтобы его не услышали.
Ивон вырос в балетной школе, и знал таких вот типов, знал и то, что проще всего их вывести из себя спокойствием и невозмутимостью.
- Что ты имеешь ввиду? – вежливо поинтересовался он.
- Что таких, как ты, тут десятки ходят, - и, наклонившись к уху вампира, прошептал. – Будешь под господина Рихарда стелиться – порву.
- Рви свою задницу на здоровье, - ласково ответил Ивон. – На твое место никто не зарится.
Конор – светловолосый вампир с явно скандинавскими корнями, предостерегающе кашлянул.

Оборотень отошел, допил свою кровь и отдал пустой стакан рабу.
- Он всегда такой… – поинтересовался Ивон.
Конор рассмеялся.
- Такой псих? Да. Он тоже вертигр, как и наш божественный Бауэр. Моложе, конечно, неопытнее… и дурнее. Вот его и заносит.
- Что дурнее – это я заметил, - кивнул в ответ Ивон, глядя, как виртуозно Эрик старается быть ближе к Бауэру, ходя кругами по залу, а потом усевшись на пол рядом с его креслом.

9

Рихард внимательно изучал своих подопечных, усмехаясь про себя. Коннор спас Эрика, не дав тому затеять свару. Но мальчишка не понял, что сегодня разозлил старшего сородича и лучше бы ему было не попадаться на глаза так явно.
Бауэр погладил оба подлокотника и они приняли вид барельефов, вытянувшись из главной части кресла и барельефы были живыми.
- Напои их. - Бросил Рихард, раб поднялся, но тигр остановил его. - Это я приказал Эрику. Раз он решил быть поближе к креслу, то значит хотел что-то сделать для него.
Бауэр дал знал Эрику подойти и подставить шею под клыки "запчастей".
- Свое место эти двое заслужили своей гордыней. Она у них проявилась по разному. Вот этот вот... - Рихард потрепал правый подлокотник по волосам. - Так был горд собой и своими талантами, что решил, что готов на все, но не "танцевать под мою дудочку". Что же танцевать они больше не будет. Но может наслаждаться как это делают другие. А этот...
Новый ласковый жест, на сей раз по волосам левого подлокотника.
- ... а этот решил, что так хорош, что я должен выделять его такого единственного и неповторимого и тоже прилагал все усилия что бы выделиться... за счет других. Выделился. Теперь его место рядом со мной. На всех репетициях. Как он и добивался.
С этими словами Рихард поднялся, потрепал оба подлокотника и подошел к окну. Нравился ему этот вид, нравилось смотреть как выбравшееся наконец из-за туч солнце играет на каплях воды, оставшихся на листьях и цветах.

10

Ивон с любопытством и не без страха смотрел на то, как оживает дерево, как Эрик, не смея ослушаться Рихарда Бауэра, подставляет шею под клыки… вполне настоящие клыки, жадные, изголодавшиеся по горячей крови. Это было настолько невероятно, что вампир на секунду усомнился в том, что это не галлюцинации.
- Что, впечатляет?
Конор понимающе улыбнулся.
- По части наказаний в Цитадели все весьма изобретательно. Поверь, ты не захочешь провести остаток своей бесконечно долгой жизни креслом или столом. И я не захочу. Эрик тоже не захочет, поэтому на время успокоится.
Похоже, слова вампира оказались пророческими.
От кресла Эрик отошел бледным и подавленным, потерявшим немного своего сияющего великолепия.

Перерыв закончился, началась вторая часть репетиции, но что-то внезапно разладилось. Все всё так же послушно выполняли  приказы Рихарда Бауэра, раз за разом повторяя танцевальную связку, но и Ивон понимал, что-то потерялось в общем рисунке танца, что-то не складывается…  Что именно, вампир понять не мог.

11

- Хватит. - Резко прозвучал голос оборотня в тишине. Он как раз нажал на кнопку, прерывая музыку посреди такта. После перерыва все явно шло не так и Бауэр хмурился.
- Отвратительно. Критики явно вам, господа, слишком льстили. - Рихард снова вернулся к окну, но и там уже солнце высушило искрившиеся радужными ореолами капли, а цветы от жары начали кукиситься и приобретать вид старящейся, но пытающейся молодиться кокотки.
- Мне не нравится как вы все относитесь к работе. Происходящее мне видится попыткой саботажа. - Рихард по-очереди посмотрел в лицо каждому из танцоров, показывая, что виновен именно тот, на кого он смотрит. Потом задержал взгляд на Эрике.
- Порка и секс со мной это награда, а на наказание, как, кажется, кто-то себе придумал. Хотя, некоторые так и считают. И попытка нарваться на такое наказание верх глупости и не профессионализма. - Рихард поднялся на сцену и прошелся по ней, задержавшись у каждого из танцоров. Потом он вернулся к креслу, отбил какую-то дробь по очереди по торчавшим все это время головам, вынуждая их спрятаться наполовину, при этом изменить положение, теперь они смотрели вверх. - Сейчас вы разойдетесь и подумаете, что в этом кресле остались вакантными партия спинки, а так же три партии ножек.
Тем самым Рихард намекал, что сиденье и одна из ножек уже есть и им даже не позволено было показаться и получить кровь.
- Эрик, ты остаешься, Ивон и Коннор жду вас обоих через час. Остальных через три. И требую что бы вы все пришли полными сил. Вас никого не ограничивают в консервированной крови. Даже тебя, Виллар, хотя ты и не закончил обучение у Мастеров. Вон.
Все ушли, оставив Эрика с режиссером наедине.

12

- Пойдем.
Конор, взявший, видимо, шефство над Ивоном, потянул вампира из зала.
- Посидим в гримерке.
Ивон кивнул согласно, вышел, бросив быстрый взгляд на Эрика. Тот стоял на сцене, опустив голову.
Видимо, размышлял над партией спинки – хмыкнул про себя Виллар, не склонный вопреки здравому смыслу любить ближних своих.
Гримерка была просторной, но все равно захламленной вещами – это уж везде так. Правда, у беспорядка этого есть свой плюс. Всегда знаешь, что под рукой.
Конор включил подсветку одного из зеркал – на столике коробки с гримом, сел в кресло, кивнув Ивону на другое.
- Сейчас принесут кровь. Значит, ты совсем новичок в Цитадели?
Виллар кивнул, невольно возвращаясь мыслями к Эрику и Рихарду Бауэру. Гадая, что происходит сейчас между ними.

Эрик никогда не считал порку секс с Рихардом Бауэром наказанием. Наоборот, для него это было смыслом жизни, наравне с танцами. Но в чем действительно был виноват – в неуемной ревности и нежелании подпускать кого-то другого к вертигру. Тут, конечно, от него ничего не зависело, и это злило оборотня еще больше. Все что он мог – это выкладываться на репетициях, быть лучшим, самым лучшим… и ждать от Рихарда Бауэра нечастого одобрения.
Новенький его встревожил. Эрик умел с первого взгляда определять соперников, кто опасен, кто нет, кто может поколебать его положение в труппе, а значит, и в глазах Рихарда Бауэра. В этом Вилларе что-то было. Совсем другое. Легкость, выразительность. Огонь. Но не тот темный огонь, который горел в нем, подпитываясь нечастыми знаками одобрения от вертигра.
Танцовщики вышли из репетиционного зала.
Эрик остался наедине с господином Бауэром.
- Это все мальчишка, - хрипло заметил он, облизнув губы. – Он всех сбивает. Он не справляется, господин Бауэр, и из-за него не справляемся мы.
Это не соответствовало истине, но Эрик ревновал, и эту ревность не могла умерить даже красноречивый намек вертигра на наказание.

13

- Это все мальчишка, Он всех сбивает. Он не справляется, господин Бауэр, и из-за него не справляемся мы.
- Ты опять решил попробовать себя в роли моего помощника? Возомнил, что лучше меня знаешь, кто и как справляется? - Рихард поманил Эрика к себе и когда тот подошел грубо и с гримасой презрения толкнул его в свое кресло. - Положи руки на подлокотники.
Подлокотниками сейчас были наполовину скрытые лица, повернутые вверх и рука должна была лечь на профиль, коснуться наполовину живого-наполовину деревянного лица. Клыки сверху торчали, но двинуть ими у существа не было возможности, потом что нижняя челюсть была деревянной, как и подбородок и губа, а вот верхняя губа была живой, как и нос, глаза и подбородок.
- Этот час ты проведешь в этом кресле, Эрик и познакомишься со своими возможными соседями поближе. - С этими словами, Рихард подошел к рабу и притянул к себе и вогнал клыки в шею. Напившись он подал знак тому подойти к подоконнику и склониться к нему. - Принеси мне плеть.
Приказал он слуге и тот подошел к креслу, открыл ящик, в основании и вытащил плеть, что бы через несколько секунд с низким поклоном отдать маэстро. Порол раба Рихард с наслаждением, выплескивая все то раздражение, что накопилось, и только когда раб стал сползать, не в силах стоять, Рихард отбросил плеть и, подтянув раба обратно, овладел им. Кончив, вертирг отпустил раба и тот упал на залитый кровью пол.
- Не притворяйся, поднимайся и прочь. Задержишься еще на пять секунд и я все повторю. - Раб шатаясь поднялся, и покачиваясь ретировался. - Принеси  ведро и тряпку.
Слуга быстро выполнил приказ и уже собрался было вымыть пол, как Рихард остановил его.
- Оставь. Это сделает Эрик. И сделает тщательно. - Через несколько минут должны были появиться Вилар с Конором. И Бауэр прекрасно знал, что за эти минуты Эрик не успеет сделать и трети, и ему придется омывать все при них.

14

Эрик с радостью бы занял место раба, подставляясь и под плеть и под член вертигра, и под его клыки. Но все, что ему оставалось – это смотреть, мучиться возбуждением, ерзая на кресле, с неприязнью глядя на раба, которому досталось то, о чем сам Эрик только мечтал. Но, конечно, наказанием бы для молодого оборотня это не было, даже если бы его потом унесли в лазарет.
Он умоляюще смотрел на Бауэра, не осмеливаясь подать голос.
Это все из-за мальчишки. Из-за этого вампиреныша. Жаль, что его не пустили на корм адским псам. Ну, может быть еще пустят…
Приказ вымыть пол он кинулся исполнять, показывая, что сделает все, чтобы вертигр был им доволен.
- Простите меня, господин Бауэр, - прошептал он, прижавшись щекой к руке режиссера.
В желтых глазах светилось фанатичное обожание. И ему было все равно, что сейчас зайдут Конор с Ивоном и увидят его на полу с тряпкой.

Час прошел быстро. Они немного поговорили с Конором – светловолосый вампир нравился Ивону все больше своим спокойным характером и доброжелательностью. Еще волосы у него были красивые, белые, без малейшей золотистой искры. Конор собирал их в длинный хвост.
За разговором выяснили, что вампир датчанин. И, покопавшись в памяти, Ивон припомнил Конора Йоргенсона, который исчез со сцены двадцать лет назад, но до сих пор никто не смог повторить «прыжок Йоргенсена», о котором их балетмейстер говорил с благоговейным придыханием.
Ровно через час они стояли перед Рихардом Бауэром, и Ивон старательно не смотрел на Эрика, напомнив себе узнать все, что возможно о нем, и о двух других артистов труппы, темнокожих близнецах.
Конор ободряюще улыбнулся вампиру, и Ивон в который раз удивился жизнерадостности светловолосого датчанина. Того, казалось, ничто не могло вывести из хорошего расположения духа, а пот Ивон в присутствии вертигра заметно нервничал.

15

- Прекрати. - Рихард оттолкнул от себя Эрика. - Я не разрешал прикасаться ко мне.  А ты вместо того что бы приставать ко мне с таким бы рвением танцевал.
Бауэра начинало злить то, что этот сородич пытается искусство заменить личными отношениями.
- Запомни одно, Эрик. - Бауэра не волновало, что они не одни. Он хотел что бы Эрика в норму вернули вошедшие, но тот не собирался приходить в себя. Пришлось разъяснить ему все словами. - Я мог бы запретить тебе танцевать и взять себе в услужение. Выпросить у Кайта, но... я не собираюсь этого делать. Ты мне в слугах не нужен. Ты хорош в постели, но.. если бы ты был просто рабом, которых здесь сотни, то, я бы, возможно, и вызывал тебя к себе. Но в тебе есть талант, и если ты этот талант готов в угоду похоти спустить в унитаз, то такой ты мне не нужен. Вон отсюда.
Рихард указал Эрику на дверь.
- Оставь тряпку и уходи. Слуга домоет. - Бауэр не сказал совсем он выгоняет Эрика или только сейчас требует что бы тот ушел с глаз долой.
- А вы оба, что замерли? Почему еще не на сцене и не начали разминку или повторение? - Было видно, что вертирг в ярости, он не стал включать магнитофон, а перешел к роялю и полилась музыка. На сей раз не та, что звучала на репетиции, а совсем новый мотив. Это была агрессия, сменявшаяся тревожным ожиданием, разбавленная вспышками ярости и боли. Возможно всех ресурсов рояля не хватало, что бы передать всего, но тигр вплетал, сюда и топот ноги и собственный голос, без единого слова. Слуга же привычным жестом включил запись, зная что позже Бауэру прослушает свою импровизацию и найдет ей применение.

16

Конор потянул Ивона на сцену, выразительно округлив глаза. Дескать, не видишь, в гневе наш божественный. Лучше делать все, как он говорит и заранее. На Эрика светловолосы бросил только один сочувствующий взгляд, но, судя по всему, проблема оборотня была ему хорошо известна. И Ивону показалось, что датчанин даже согласен с Бауэром.
- Все нормально будет, - шепнул он Ивону. – Эрик придет в себя, а господин Бауэр его простит, потому что этот кот похотливый тут лучше всех... И знаешь что, я тут подумал...
Пока они разминались на сцене, вампир кое-что нашептал Ивону, и тот, подумав, согласился, что мысль не плохая.
Замысел Конора строился на том, что Виллар был легче и изящнее его самого, у датчанина была, скорее, фигура атлета, что не мешало живости и выразительности движений на сцене.
- Уверен? У нас даже времени на репетицию не было.
- У тебя, дорогой, координация уже не человека, - терпеливо объяснил беловолосый. – А у меня тем более. Поймаю.

Они начали с повторения, но постепенно перестроились под тот ритм, который диктовала импровизация Бауэра. Танцуя, Ивон спрашивал себя, зачем согласился на авантюрное предложение Конора – и честно себе ответил. Во-первых, из спортивного интереса, во-вторых, чтобы показать Рихарду Бауэру, что тот не ошибся, приняв его в свою труппу. Ну и просто потому, что любил вызов там, где дело касалось искусства.

Дальше все происходило молниеносно, но время для Виллара словно замедлилось.
Он разбежался, делая прыжок, Конор поймал его в полете, подкинул в воздух. Вампир прижал локти к груди, идеально напряженное тело совершило три полных оборота в воздухе, прежде чем светловолосый поймал его под поясницу ладонью – и да, Конор был прав. Человек бы никогда не смог такого сделать... Не потеряв равновесия, Ивон выгнулся дугой, а потом медленно соскользнул вниз, в руки беловолосого вампира. Даже он сам признал – получилась чувственная зарисовка, то ли бегства, то ли охоты...
Нависая над ним с лицом суровым и жестоким Конор чуть было все не испортил, весело подмигнув Ивону. Тот едва не расхохотался, а потом помрачнел - как-то Рихард Бауэр воспримет эту импровизацию без его на то приказаю

17

Если бы те, кого отбирал для себя вертигр не были лучшими, то они бы и не смогли подстроиться под то, что играл оборотень, но эти смогли. У Рихарда даже настроение улучшилось, когда он увидел избранный этими двумя рисунок. Он остановился и повернулся к слуге.
- Запись есть? - Бросил он и тут же слуга с поклоном, подошел к музыкальному центру и включил ее. Рихард прослушал ее, прищурившись посмотрел на танцоров.
- Если сможете повторить то, что сейчас тут изобразили, то остаетесь и это станет второй частью.  Если нет, то больше можете не тратить ни мое ни свое время.
Бауэр сел на свое кресло, предварительно со всей силы ударив по подлокотникам так, что это было пощечинами. лица спрятались полностью в дерево, издавшее что-то наподобие стона-скрипа. Музыка импровизации Бауэра полилась снова из колонок. Рихард ждал, слуга, знавший своего маэстро быстро выскользнул за дверь и вернулся с молодым рабом, который бесшумно подошел к креслу. Рихард, хмыкнул и притянул раба к себе и впился в шею, кровь придала происходящему большую остроту.

18

Повторить было легче, чем решиться на эту импровизацию. Ивон интуитивно почувствовал в Коноре «своего» партнера. Такое иногда бывает в балете, но нечасто. Довериться кому-то в танце так же опасно, как довериться в жизни. Секундное промедление и неточность чреваты падением и травмами. С датчанином Ивону было спокойно.
Они сделали это еще раз, и то, что родилось спонтанно, приобрело более осмысленный вид. Ивон уже понял, где нужно ставить «точку», замерев, в где добавить движения рук, поворота головы.  Конор тоже показал, что в труппу его взяли не ради красивых волос и жизнерадостного характера. Поддержки явно были его сильной стороной, возможно, до сегодняшнего дня у него просто не было шанса ее показать.

По залу поплыл тонкий, пьянящий запах крови. Может быть, это подсказало Ивону и Конору завершающую точку, которой раньше не было.
Виллар откинул голову, подставляя шею, Конор наклонился над ним, как будто намереваясь впиться в шею клыками.
Бедром Ивон почувствовал что его партнер, безусловно, взволнован происходящим...
- И не смотри на меня так, - ухмыльнулся датчанин. – Я не железный.
- Да?
Ивон не удержался от ответной шпильки.
- А по мне так как раз железный.

Но поклонились оба танцовщика с должной серьезностью – в знак уважения к тому, кто чья музыка позволила родиться этому танцевальному отрывку.
Краем глаза вампир заметил у двери слабое движение, и не столько узнал, сколько догадался – Эрик.
Вертигр нес мог уйти совсем и видел их репетицию. Хорошо это ли плохо? Ивон не стал об этом думать.

19

Рихард заставлял танцоров раз за разом повторять отдельные элементы и их связки, пока те не стали валиться от усталости, и не подошел черед появиться в дверях паре чернокожих танцоров.
Бауэр приказал рабу принести для закончивших танец по бокалу крови и дал им отдохнуть. Рихард снова откинулся на спинку кресла, теперь на губах уже блуждала довольная хищная ухмылка. Он подождал пока белокожая часть трупы отдохнет немного и знаком показал вернуться на сцену.
- Все сначала. - Музыка заиграла с первого такта, давая вновьприбывшим увидеть то, что в их отсутствие родилось.
- Пять минут. - Тигр кивнул давая знак всем оказаться на сцене и эти минуты им были даны что бы согласовать свои действия. И ровно через указанные пять минут музыка зазвучала снова, если они и не успели согласовать что-то, их проблемы.
- Позови Эрика, хватит ему болтаться как говно в проруби. - Рихард не громко отдал приказ, но больше не заботился что там с Эриком. Он подошел к сцене, прозвучало несколько замечаний, музыка заиграла, снова и снова, и снова. Наконец вертигр дал знак всем замереть. Он остановил музыку посреди композиции и кивнул Эрику на сцену.
- Это твой последний шанс. Другого я тебе не дам. Большой талант это большие требования. Ты все видел и если сможешь сейчас дополнить танец так, что бы именно твоя партия стала ее апогеем, то так оно и будет. Нет, значит, отсюда ты отправишься к тзимицу. Это не угроза, это твои реалии.
Рихард кивнул на сцену и отвернувшись нажал на кнопку продолжения.

20

Два темнокожих танцовщика и два светловолосых блондина смотрелись на сцене очень гармонично, ритм танца, его рисунок постепенно рождался из музыки, из настроения. Это был труд, титанический труд, но он оставлял после себя чувство огромного удовлетворения. Ивон даже забыл об Эрике, но не забыл о нем Рихард Бауэр и у вертигра появился еще один шанс. Собственно, вампир ему мешать не собирался. Во-первых, Эрик действительно был хорош. Боле чем хорош – очень талантлив. Во-вторых, мстительным он не был.
Дурак, конечно, желтоглазый, что позволил ревности диктовать что делать и что говорить, но Ивон никогда не ревновал, поэтому кто знает, как он сам бы себя повел на месте Эрика.
Не заметил он того, как переглянулись два темнокожих брата-близнеца... Видимо, Эрик многим тут был поперек горла.

Вертигр мрачно оглядел четверку танцоров, но на сцену взошел с решимостью показать все, на что способен. И, когда Конор отпустил Ивон после их отрывка, ворвался в танец, как стихийное бедствие. Но  он не стал пытаться перетягивать на себя все внимание Рихарда Бауэра, чувствуя, что ему действительно дали последний шанс... Эрик использовал каждого из танцовщиков, как фон для своего таланта, кружась вокруг них, затягивая в свой танец, вынуждая танцевать в своем ритме, доступном только ему... И когда все уже шло к финалу – к его финалу, случилось неожиданное...

Два темнокожих танцора подхватили Ивона – все, что тот смог сделать – это не испортить мизансцену. Но от него ничего особенного не требовалось, партнеры блестяще отыграли театральную истину «короля играет свита». В сложной связке, требующей идеальной синхронизации, они подняли Виллара над Эриком, противопоставляя их друг другу...
Прозвучал последний аккорд, знаменую собой... что?  Боевую ничью?
Эрик сжал кулаки, но пересилил себя, и улыбнулся.
Улыбка вышла натянутой.
Близнецы опустили Ивона на сцену, Конор собственнически приобнял его за плечи, довольно улыбаясь.


Вы здесь » ЦИТАДЕЛЬ ЗЛА » Vade retro, Satanas! » Dance of the flame